<<
>>

2. Схемы описания

Путем собирания и фиксации большого количества данных опыта обыденного здравого смысла в какой- либо области мы можем создать длинные списки показаний стрелок или описаний меняющихся цвет- ных пятен.
Но с помощью простой фиксации, как бы она ни была точна и полна, мы не получим ни малейшего намека на то, как сформулировать теорию Или гипотезу, из которой мы могли бы практически извлечь результаты нашей записи. Если мы просто ставим задачу нахождения гипотезы, которая хорошо согласовалась бы с нашими записями, то для нас оказывается невозможным получить определенный результат. Еще в 1891 году Пирс писал:

«Если испытывать гипотезы наудачу или на основании того факта, что они соответствуют некоторым явлениям, то проверка каждой теории займет у всех физиков-теоретиков мира в среднем примерно полстолетия, а поскольку число возможных теорий может доходить до триллиона, причем только одна из них обладает свойством истинности, постольку у нас мало вероятности сделать дальнейшие надежные добавления к предмету нашего теперешнего исследования»

Если мы попытаемся выдвинуть теорию или гипотезу на основе зафиксированных наблюдений, то скоро заметим, что без той или иной теории мы даже не знаем, что должны наблюдать. Случайные наблюдения обычно не входят в обобщение. Здесь, может быть, небесполезно привести отрывок из работы Огюста Конта «Курс позитивной философии». Конт рассматривается как родоначальник философской школы, известной как «позитивизм». Согласно мнению, часто поддерживаемому философами, он и его школа превозносили значение наблюдений и сводили к минимуму или даже отвергали создание теорий с помощью творческого воображения. Тем не менее он пишет:

«Если, с одной стороны, всякая позитивная теория должна необходимо основываться на наблюдениях, то, с другой стороны, также имеет смысл и то, что для осуществления наблюдений наш ум нуждается в какой-то теории. Если, созерцая явления, мы не подводим их под какие-либо принципы, то мы лишаемся возможности сгруппировать эти изолированные наблюдения и вывести из них какие-либо заключения. Более того, мы были бы неспособны фиксировать их в нашем уме. Обычно такие факты оставались бы незамеченными для наших глаз.

Таким образом, человеческий ум со времени своего возникновения зажат между необходимостью образовывать реальные теории и такой же настоятельной необходимостью создавать какие-либо теории для того, чтобы осуществлять чувственное наблюдение. Наш ум оказался бы в порочном кругу, если бы, по счастью, не существовало естественного ьъи хода из этого круга с помощью самопроизвольного развития теологических понятий»

Теологические понятия очень близки опыту обыденного здравого смысла. Они истолковывают создание мира богами по аналогии с изготовлением часов часовым мастером. Далее мы увидим, что этот вид аналогии был основой всех метафизических истолкований науки. Здесь мы должны отчетливо осознать, что простая фиксация наблюдений не дает нам ничего, кроме «меняющихся пятен», и что «наука» не возникает, если мы не переходим от этих данных опыта обыденного здравого смысла к простым схемам описания, которые мы называем теориями.

Отношение между непосредственными наблюдениями и теми понятиями, которые мы употребляем в «научном описании», является главной темой, с которой имеет дело всякая философия науки.

Возьмем сравнительно простой пример, где это отношение довольно непосредственное. Представим себе, что мы бросаем какое-либо тело в воздух — скажем, кусочек папиросной бумаги. Что с ним происходит? Если мы сделаем это много раз — сто, тысячу, сотни тысяч раз, — мы обнаружим только, что всякий раз его движения будут различными. Накопление всех этих наблюдений, очевидно, не является еще наукой. И это не тот путь, которым идет физик, если только это не такая область знания, где добыто еще очень мало результатов и о которой он почти ничего не знает. Если мы изучаем физику, то мы изучаем какие-то правила — равномерного движения, ускоренного движения, сочетания равномерного и ускоренного движения. Это схемы описаний. Мы должны создать их, прежде чем их проверять, но каким образом можно создать эти схемы? Нельзя обойтись без определенной доли воображения. Мы пытаемся представить себе какую-либо простую схему. Но что такое простое? Мы должны попытаться увидеть, не найдется ли среди таких различных представляемых схем одна такая, которая приближенно описывала бы действительное движение нашего падающего кусочка бумаги, В учебниках физики говорится, что эти схемы являются «идеальным движением». Это неправильное выражение: оно связано с метафизическим учением, которое считает, что для каждого эмпирического объекта имеется соответствующая ему идея. Результат этой «идеализации» оказывается совершенно произвольным. Посредством слова «идеализация» вы не говорите ничего другого, кроме того, что вы сравниваете какой-либо эмпирический объект с некоей «идеей», которую вы создали: Встает вопрос о цели этого вашего создания, или «идеализации»: например, для некоторых проблем удобнее представлять обычную атмосферу как очень плотную среду, а для других — как пустое пространство.

Теперь вернемся к вопросу о падающем куске папиросной бумаги. В современной механике мы сравниваем каждое движение со схемой, являющейся движением материальной точки в пустом пространстве. Мы рассматриваем два типа движения в качестве составляющих движения брошенного тела: равномерно ускоренное движение вниз и равномерное горизонтальное движение. Первое из них мы называем движением под действием сил тяготения, а второе — движением под действием сил инерции. Эта схема дает много полезного для описания движения, но не все. Этот анализ оказывается приблизительно правильным для разреженного газа, каким является воздух, но уже не таковым для среды высокой вязкости. Нам нужно изобрести другую схему, если мы хотим вычислить действие плотной или вязкой среды.

Схемой, посредством которой мы описываем движение в разреженном воздухе, является движение с постоянным «ускорением». Понятие ускорения очень далеко от «меняющихся пятен» наших непосредственных наблюдений. Если положение движущегося тела математически описывается произвольной функцией по времени, то ускорение описывается с помощью вычисления «вторых производных этой функции по времени», в смысле дифференциального исчисления. Наблюдать эквивалент «второй производной» в области опыта обыденного здравого смысла значило бы привести очень большое число чрезвычайно тонких показаний стрелки (или какого-либо другого указателя); мы не должны забывать, что «вторая производная» определяется как предел некоторой бесконечной последовательности значений.

Таким образом, мы можем сказать, что ученый- экспериментатор совсем не наблюдает количества, которые встречаются в схемах научного описания, в законах науки. Сусанна Лангер в своей книге «Philosophy 'in a New Key» пишет:

«О людях в лаборатории... совсем нельзя сказать, что они наблюдают интересующие их действительные объекты. Чувственные данные, на которых основываются высказывания современной науки, представляют собой по большей части крошечные фотографические крапинки и пятнышки или проведенные чернилами на бумаге кривые линии... То, что непосредственно наблюдается, есть только знак «физического факта»; для того чтобы этот знак породил научные высказывания, его нужно истолковать» 7.

<< | >>
Источник: Франк Филипп. Философия науки. Связь между наукой и философией: Пер. с англ. / Общ. ред. Г. А. Курсанова. Изд. 2-е. — М.: Издательство ЛКИ. — 512 с. (Из наследия мировой философской мысли; философия науки.). 2007 {original}

Еще по теме 2. Схемы описания:

  1. Схемы и таблицы
  2. Теория схемы у Джанет Кеддер
  3. Теория схемы у Дороти Хпдденд
  4. Понятно схемы
  5. Когнитивные схемы
  6. Функции схемы
  7. Схемы и их влияние
  8. ТАКТИЧЕСКИЕ СХЕМЫ
  9. «ПОДРЫВНЫЕ» НЕФОРМАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ: В ПОИСКАХ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ СХЕМЫ
  10. Построение содержательной модели (абстрагирование, связка А схемы П3.1)
  11. Лидерство: схемы влияния внутри группы
  12. Кто рисует схемы?
  13. Разработка схемы классификации документной информации в каталоге
  14. Построение концептуальной модели (концептуализация, связка В схемы П3.1)
  15. Тромболитические препараты. Схемы лечения
  16. Описание психического состояния
  17. Построение вторичной содержательной модели (интерпретация, связка D схемы П3.1)
  18. КЛЮЧЕВЫЕ УСТАНОВКИ ДЛЯ ОСВОЕНИЯ ОБЩЕЙ СХЕМЫ САМОГИПНОЗА