Теория схемы у Джанет Кеддер

В качестве исходного определения схемы Джанет Келлер берет определение Р. Д'Андрада, согласно которому схема — это структура организации (репрезентации) знаний, которая конституирует упрощенный мир и используется для рассуждений о нем, и определение Э.
Хатчинса, что схемы — это культурно обусловленные структуры знаний, которые облегчают нам понимание реальности и логические выводы539. Но как образуются схемы: формально или содержательно? «Для ответа на этот вопрос необходим классический когнитивистский подход в антропологии. На заре когнитивной антропологии считалось, что структуры знаний образуют парадигмы и таксономии, которые в свою очередь состоят из концептуальных узлов. Сегодня подобное видение структур знаний нас уже не удовлетворяет, и вопрос об устройстве схем вновь оказывается в центре внимания. Компаративная схе- матология стала доминирующим направлением последнего десятилетия. Лишь через сравнительное исследование мы можем разработать класс возможных структур знаний и универсальных свойств и признаков. В настоящее время представляется, что общее понятие схемы имеет три определяющих признака. Такие структуры являются репрезентациями знаний, которые 1) — упрощают опыт, 2) — облегчают логический вывод и 3) — востребуются в процессе целе- полагания. Тем не менее это мало что говорит нам о формальных и сущностных характеристиках абстрактных схем»540. Язык часто используется как ключ в идентификации и описании схематических форм, но, опираясь преимущественно на связь языка и мышления, мы тем самым программируем больший успех описания структур знаний в тех аспектах, где язык выполняет структурирующую функцию, а не в каких-либо других541. Компаративная схематология открывает перспективы глубокого анализа отдельных структур организации знаний и в то же время дает возможность научного обобщения. Исследования познания уже определили множество различных структур знания, которые удовлетворяют общему определению схемы. Классификационные парадигмы и таксономии являются схемами. Однако некоторые исследователи не согласны с этим утверждением, считая, что указанные структуры репрезентируют, в первую очередь, обыденные знания и не обладают должной директивной силой. На самом деле таксономии и классификационные схемы упрощают логический вывод и устанавливают связи между понятиями. И эти схемы потенциально играют важную роль в процессах идентификации и номинации. Фактически об этих схемах первоначально заговорили в контексте изучения актов номинации542. В своей работе Н. Квин продемонстрировала, что дефиниции слова также образуют схему-543. Семантические сети имеют те же определяющие признаки. Сценарии, ментальные модели, метафоры — другие кандидаты в схемы544. «Мы интуитивно чувствуем, что все эти структуры составляют единый тип, и все же мы не в состоянии адекватно определить различительные признаки каждой из этих структур»5. В конечном счете могут возникнуть адекватные типологии схем, но в настоящее время мы можем говорить о сосущест- вовании множества структур организации знаний в границах общей иерархии. Джанет Келлер приводит пример исследования народных концепций семьи, бытующих в американском обществе. Существует ряд противоречий, релевантных культурной модели американской семьи. Несколько примеров: члены семьи должны способствовать благополучию всей семьи. Семья как группа вторична по отношению к каждому ее члену. Семья — нечто стабильное, постоянное. Семья всегда находится в состоянии развития. Семья — убежище. Семья — место освоения различных социальных ролей. Семья воспитывает. Семья подавляет индивида. Семья угнетает; она — очаг межперсональных напряжений и давлений. Семья — оплот открытых взаимоотношений, взаимной поддержки, единства, теплоты. Противоречивость данных установок порождает ряд вопросов. На каком уровне возникают подобные противоречия? Существует ли более глубокий уровень, на котором народные теории семьи внутренне непротиворечивы? В настоящее время мы в точности не знаем, являются ли подобные пропозиции производными от одной схемы или от множества различных схем семьи. Возможно, само понятие «семья» — сложное, производное от более общих понятий. Второе измерение сравнительной схематологии — индивидуальная вариация. Последняя интерпретируется в терминах ситуативного выбора, субъективных оценок нормативных стандартов, приближений к консенсусной модели, сопряженной с возрастом и знаниями, альтернативных когнитивных моделей.
«Данные моих интервью илмостри- руют различные вариации. Приведем несколько примеров: семья — место, где спишь, когда больше пойти некуда. В семье — твои друзья. Семья — это двое родителей, двое детей, собака, кошка и машина. Некоторые пропозиции представляют собой лишь единичные клише, некоторые же могут служить предпосылками теории семьи»1. Несмотря на имеющийся разброс представлений о семье, на определенном уровне все же можно найти общие элементы, характеризующие взгляды информантов на семью. Например, Шнейдер в своем исследовании американской семьи выделял такие элементы как ролевое поведение родителей — детей, любовь и терпение545. Итак, основной вопрос когнитивной антропологии: каковы взаимосвязи отдельных структур знаний и их концептуальных и ситуационных контекстов? Вопрос этот открывает по крайней мере две одинаково важные сферы исследования: приобретение знаний и практика их использования. «Представление о сознании как о структурированном целом сопряжено с переносом акцента на процесс приобретения знаний индивидом и взаимоотношения нового знания и старого. В указанном плане полезно рассмотреть взаимосвязь символа и значения. В работах таких исследователей, как Моррис, Пирс и Соссюр, отмечается прочная связь означаемого и означающего. Так, Соссюр писал, что два аспекта лингвистического знака неразделимы, и сравнивал последний с листом бумаги, имеющим две стороны. Нам же необходимо расторгнуть эту прочную связь, чтобы ответить на вопрос, каким образом индивиды идентифицируют символы и конструируют значения. Д'Андрад доказал, что адекватное описание культурных символов на уровне не отдельных слов, а обширных систем знаний требует проникновения в базисные когнитивные схемы, которые лежат в основе этих символов. В конечном счете, думается, мы будем вынуждены отказаться от классических представлений о сознании как о блочной постройке, где система убеждений конструируется из пропозиций, которые в свою очередь строятся из независимых концептов. Вместо этого мы будем смотреть на сознание как на феномен, отдельные составляющие которого взаимообусловлены»546. Второе исследовательское направление, не связанное с когнитивными схемами — развитие теории контекста или практики. В последние годы теория практики захватила антропологов. Как только когнитивные антропологи сосредоточили внимание на связях структур знания и контекста или практики, они тут же оказались в сфере постоянно изменяющихся и вза- имообусловленных феноменов. Значение отдельного знака выводится из контекста, а контекст может быть выведен из интерпретаций, которые получают отдельные полнозначные элементы. Д'Андрад пишет, что легче извлечь значение литеры А, когда она включена в слово. Одновременно значения отдельных элементов играют важную роль в идентификации целого слова. Понятие «покупка» образует у американцев схему, которая включает такие понятия как «покупать», «продавать», «деньги» и др. Эти понятия могут быть осознаны только посредством обращения к полной схеме. Вместе с тем, сама схема может быть полностью понята только в опоре на составляющие ее элементы. «Нам необходима холистическая теория сознания, которая будет объяснять сложную динамику ментальной и физической активности, психической и вещественной сферы реальности. Возможно, кооперация ученых различных теоретических направлений, которая уже сейчас наблюдается у представителей когнитивных наук, даст продвижение в указанном направлении. Уже сегодня ясно одно: введение в научный оборот междисциплинарного понятия «схема» не упрощает наш мир реальности, но делает работу исследователя более интересной»1, — цитирует Келлер Д. Шнейдера. И Основной вклад Джанет Келлер в антропологию. Размышления Джанет Келлер о понятии «схема» показывают тенденцию развития современной когнитивной антропологии: от изучения схем классификаций к исследованию самой культуры в ее связи с восприятием и мышлением человека. «Схема» выступает как междисциплинарное понятие, которое может использоваться как в психологии, так и в антропологии, и при том понятием открытым, не вполне сформировавшемся, значения которого еще могут корректироваться и дополняться. Все эти моменты важны для психологической антропологии. ?
<< | >>
Источник: С. В. Лурье. Психологическая антропология: история, coвременное состояние, перспективы: Учебное пособие для вузов. — 2-е изд. — М.: Академически Проект: Альма Матер. — 624 с.. 2005

Еще по теме Теория схемы у Джанет Кеддер:

  1. Загвязинский В. И.. Теория обучения: Современная интерпретация, 2001
  2. С. В. Казанович, Н. А. Завапко. Теория и методика кураторской работы. Учебно-методическое пособие., 2008
  3. Гриненко Г.В.. История философии: Учебник., 2004
  4. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  5. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  6. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  7. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  8. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  9. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  10. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986