<<
>>

3. Понимание посредством аналогии

Пока мы рассмотрим только движение в очень разреженном воздухе. Удовлетворяется ли челове- ческий ум познанием этой схемы постоянного ускорения? Нет, он спрашивает, почему ускоряется движущееся тело по направлению вниз и движется равномерно в горизонтальном направлении? Если вы захотите объяснить это школьнику (а мы в некотором смысле все являемся школьниками в этом мире), то вы скажете, что оно ускоряет свое движение вниз под влиянием земного тяготения.
Но если вы немного подумаете, то придете к выводу, что это объяснение вовсе таковым не является. Что такое тяготение? В средние века объяснения всегда были антропоморфическими и состояли в сравнений объясняемого с человеческими действиями. Считалось, что тяжелые объекты стремятся как можно ближе к центру Земли. Чем более они приближаются к центру, тем «радостнее» они становятся и тем быстрее движутся. Хотя у нас теперь и гораздо больше скептицизма, мы все же пользуемся понятием «тяготение». Если мы фиксируем положения падающего кусочка папиросной бумаги, то мы действуем в плане повседневного опыта. Но мы стараемся «понять» общий закон его движения путем сравнения его. непосредственно с тяготением, которое является психологическим феноменом нашей побседневной жизни. Мы не удовлетворяемся введением повседневного опыта только путем прямых наблюдений за падающим телом.

Труднее объяснить равномерное движение тела. Мы говорим, что причиной его является инерция; мы все понимаем, что это значит, потому что из повседневного опыта знаем, что являемся инертными. Инерция означает вялость, отсутствие желания двигаться. Например, для того, чтобы встать утром, мы должны испытать некое внешнее побуждение — необходимость идти в класс на занятия или предвкушение хорошего завтрака. Закон инерции кажется нам очень правдоподобным на основе этого сравнения. Мы удивляемся только, почему для его открытия человеку понадобилось так много тысяч лет. Однако этот метод объяснения, основанного на опыте нашей собственной инертности, является совершенно произвольным. Вещи не так просты, как кажутся.

Если мы лежим на полке в вагоне поезда, то можем на основании только нашей инертности определить, останемся ли мы, не прибегая ни к каким усилиям, лежать на полке или будем с нее сброшены. Если поезд остановится или изменит свою скорость, то наша «инертность» не поможет нам остаться в состоянии покоя на полке. В действительности происходит то, что мы сохраняем нашу скорость в отношении какой-либо физической массы «без усилия». В примере с поездом такой массой является наша Земля. Но на примере с маятником Фуко или отклонения брошенного вверх тела благодаря вращению Земли мы можем увидеть, что Земля является только заместителем какой-то большей массы, в отношении которой мы сохраняем нашу скорость, например массы нашей галактики. При дальнейшем рассмотрении мы увидим, что даже и это не совсем правильно. В любом случае предсказание на основе аналогии с инертностью, которая встречается в повседневном опыте наблюдаемых эффектов движения, очень неопределенно, что бывает полезно только при совершенно особых обстоятельствах. В физической науке действительное значение имеет только абстрактная схема: всякая скорость остается постоянной в отношении некоторого конкретного тела, составляющего то, что мы называем инерциальной системой. Сравнение с явлениями повседневной жизни не обнаружит какого-либо несоответствия с этой схемой. Инертность, с которой мы имеем дело в повседневной жизни, может служить столь же неопределенной аналогией инерции, как взаимная симпатия друг к другу — неопределенной аналогией тяготению.

Если мы находим какую-либо простую схему для некоей группы явлений, например схему, согласно которой падающие в разреженном воздухе тела имеют постоянное ускорение, мы склонны рассуждать следующим образом: «Движение с абсолютно постоянным ускорением есть идеализация действи тельного падения тела в разреженном воздухе». Слово «идеализация» говорит, что мы опускаем случайные отклонения действительного движения и сохраняем только «существо движения», — равномерно ускоренное движение. Для ученого термин «существенный» значит «имеющий отношение к достижению поставленной цели». В отношении нашего примера он значит «имеющий отношение к наиболее простому и наиболее практическому описанию падения в разреженаом воздухе».

Этим способом мы можем различать «существенные» и «случайные» компоненты определенного движения. У меня было, однако, побуждение поставить более общие вопросы, такие, как: что представляют собой вообще «существенные свойства» движения? Или что такое «сущность движения»? Если мы намереваемся употреблять термин «сущность» так же, как он употребляется в этом специальном случае, то под «существенными свойствами» вещи мы будем подразумевать те свойства, которые необходимы для достижения определенной цели. Без уточнения цели термин «существенный» не имеет определенного значения, если нет цели, которая сама собой разумеется и не нуждается в упоминании.

Если объект построен людьми, например дом, то ясно, что «существенными свойствами» дома являются те свойства, которые важны для строителя, то есть свойства, которые делают его хорошим или для того, чтобы в нем жить, или для того, чтобы с выгодой продать его. Мы можем, следовательно, говорить о сущности естественного объекта — камня, животного или человека—только в том случае, если допускаем, что их творец, создавая их, имел определенную цель.

Если мы говорим о «сущности» естественных объектов, то мы рассматриваем эти объекты по аналогии со сделанными человеком искусственными объектами. Эта аналогия или молчаливо подразумевается, или высказывается явно, когда говорят о создателе физического мира. Мы вернемся к этому способу выражения, когда будем обсуждать метафизические истолкования науки.

<< | >>
Источник: Франк Филипп. Философия науки. Связь между наукой и философией: Пер. с англ. / Общ. ред. Г. А. Курсанова. Изд. 2-е. — М.: Издательство ЛКИ. — 512 с. (Из наследия мировой философской мысли; философия науки.). 2007

Еще по теме 3. Понимание посредством аналогии:

  1. § 5. Пробелы в праве. Применение аналогии закона и аналогии права
  2. § CXLVII Восьмое возражение: если атеисты и проводили какое-то различие между добродетелью и пороком, они это делали не посредством идей нравственного добра и зла, а в лучшем случае посредством идей того, что приносит пользу или вред
  3. 5.3. Аналогия
  4. Виды аналогии и их характеристика
  5. Аналогия и дополнительность
  6. Суждение по аналогии
  7. 1. Обоюдоострая аналогия
  8. Применение жилищного законодательства по аналогии
  9. 7. Модели - аналогии кибернетических систем
  10. 2) Принцип соответствия, иди аналогии
  11. 4. Применение гражданского законодательства по аналогии
  12. 7. Аналог собственноручной подписи. Электронно-цифровая подпись
  13. 5. Модели - аналогии физических явлений и техническихсистем
  14. Аналогия с родственностью
  15. 2. Принцип Соответствия (аналогии)