<<
>>

Теоцентризм как мировоззренческая и методологическая норма средневекового мышления

Трудно назвать еще какую-либо эпоху, где столь явно доминировал бы один из компонентов культуры, в данном случае религия. Центральным, исходным положением всей средневековой культуры — религии, науки, искусства, морали, права стал теоцентризм, буквально центральное положение Творца, волей которого объяснялись любые явления в мире.
Вера в богов присуща и античности, но отличие античной мифологии от христианской религии вовсе не ограничивалось многобожием. Античные боги часто занимались своими делами, полные капризов, прихотей, слабостей, присущих человеку. Лишь изредка они вмешивались в земные события, когда те начинали выходить из-под контроля. В Средневековье же, в христианстве, каждая травинка, каждый человеческий шаг были делом Божественного промысла. Всемогущество Творца, воплощение в нем Истины и Добра, истолкование Его замысла были в равной мере делом исследования и теологии, и философии, и соответствующим образом понимаемой науки. Одним из наиболее авторитетных теоретиков раннего христианства был Августин Блаженный. Когда в 410 г. вестготы разорили Рим, он в ответ на это событие написал трактат «О граде Божьем», в котором утверждал: на все — воля Божья, и не пристало печалиться о судьбе земного града тому, кто готовит себя к вечной жизни. «Sic transit gloria mundi» («Так проходит слава земная»), — говорили римляне, и это было вполне созвучно христианской доктрине. Философ Боэций, которого назвали «последним римлянином», в ожидании своей казни написал «Утешение философией», где утверждалась бренность земной жизни по сравнению с небесной. Венчает развитие средневековой теологии Фома Аквинский (1225-1274), доминиканский монах, при жизни причисленный к лику святых католической церковью. В «Сумме теологии» и других своих произведениях он доказывал существование Бога тем, что в поисках причин всех явлений человеческий разум, восходя по «лестнице причин», неизбежно должен прийти к идее высшей и окончательной причины всего сущего, коей может быть только Бог. «Суммы», которые собирались и другими авторами, представляли собой своеобразные энциклопедии Средневековья, составленные в форме ответов на вопросы, волнующие любого верующего. Теоцентризм стал непреложной мировоззренческой и методологической нормой средневекового мышления, исходным пунктом и решающим аргументом в обсуждении каких угодно вопросов, а любой спор решался апелляцией к авторитету Священного Писания. Научные результаты следовало включать в религиозную картину мира — часто весьма эклектическим, противоречивым образом. Можно понять, почему критика этой картины мира «считалась чем-то гораздо более серьезным, чем простое интеллектуальное совершенствование, и рассматривалась скорее как нападение на весь порядок общества, религии и самой Вселенной»19. Хрестоматийный образ средневекового научного трактата являет написанное в 535 г. сочинение монаха Козьмы Индикоплевста, или Индикоплова (т. е. побывавшего в Индии), «Христианская топография Вселенной, основанная на свидетельстве Священного Писания, в которой не дозволяется христианам сомневаться». В труде со столь красноречивым названием Земля представлялась низом, основанием мира. Невозможность антиподов аргументировалась необходимостью второго рая. В приводимой здесь картине Земля, с Иерусалимом в центре, окружена океаном, образующим Средиземное и Каспийское моря с Аравийским и Персидским заливами (сказалось путешествие в Индию), океан окружен вторым, ныне недосягаемым материком, откуда прибыл Ной. С четырех сторон Земли возвышаются отвесные стены, а небо — купол, разделенный на небесную твердь со светилами и ангелами и царство небесное, венчающее мир. Добавим и ту неизменность всего в любом из миров, которая утверждается в Писании: «Что было, то и будет, что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: “смотри, вот это новое”, но это уже было в веках, бывших до нас» (Экклезиаст. 1,9-11).
<< | >>
Источник: Торосян В.Г.. История и философия науки : учеб, для вузов. 2012 {original}

Еще по теме Теоцентризм как мировоззренческая и методологическая норма средневекового мышления:

  1. Теоцентризм и догматизм как черты средневекового мышления
  2. Схоластика как метод средневекового мышления
  3. Антропный принцип, его мировоззренческое и методологическое значение
  4. Мировоззренческие и методологические следствия новой системы мира (Бруно, Кеплер, Галилей)
  5. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЗДОРОВЬЯ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРНОЙ ТРАДЦИИ
  6. Методологические предпосылки исследований мышления в Московском логическом кружке
  7. Норма предоставления и учетная норма площади жилого помещения
  8. НОРМА КАК ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО
  9. Метафизика как совокупность мировоззренческих стремлений человека и ее критическое уточнение в духе трансцендентализма.
  10. От теоцентризма к антропоцентризму и натуралистическому истолкованию человека.
  11. § 3. Человек как новая предпосылка современного методологического сознания
  12. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ КАК ИСТОЧНИК ОШИБОК
  13. § 1. Субстанциальность как методологическое сознание античности
  14. ВВЕДЕНИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИСТОРИИ ПЕДАГОГИКИ КАК НАУКИ
  15. Неравновесие как методологическая парадигма
  16. Целерациональное действие как методологическая категория социологии Вебера
  17. Память как основа мышления в школьном возрасте
  18. 1. Средневековье как этап всемирной истории. Основные цивилизационные регионы
  19. Э. Г. Юдин Отношение философии и науки как методологическая проблема