<<
>>

Стратегические проблемы ведения коалиционной войны

Война с сильными и коварными противниками потребовала от государств, вошедших в антигитлеровскую коалицию, обьединения политических, экономических и военных усилий, четкого согласования действий их вооруженных сил.

Прежде всего, надо было установить и согласовать цели вооруженной борьбы на главном и других театрах военных действий, очередность развертывания на них крупных стратегических операций, сроки и масштабы открытия второго фронта в Европе, а затем скоординировать совместные действия по разгрому вооруженных сил врага. В Советском Союзе, Великобритании и в Соединенных Штатах зачастую подход ко всем этим вопросам был различным, что усложняло и отодвигало по времени достижения конечных целей во второй мировой войне.

Совместные решения по всем возникавшим проблемам политического, а иногда и чисто военного характера вырабатывались в процессе переписки глав государств, а также на двусторонних встречах и конференциях. Особо важное значение имели

конференции глав правительств СССР, США и Великобритании в Тегеране в 1943 г., в Ялте в 1945 г. и в Потсдаме в 1945 г. Благодаря поездкам Черчилля в Москву (1942 и 1944) и Молотова в Лондон и Вашингтон (1942), визитам других ответственных представителей США и Великобритании в Москву удалось согласовать ряд ключевых вопросов коалиционной политики и военной стратегии. Их дальнейшая разработка осуществлялась по линии министерств иностранных дел и генеральных штабов соответствующих государств. Этому в значительной мере способствовал обмен военными миссиями.

Так, например, в 1941 г. и начале 1942 г. при советском Генеральном штабе были учреждены военные миссии союзников: американскую возглавлял генерал Дин; британскую — генерал Берроуз, французскую — генерал Делатр-де-Тассиньи, норвежскую — полковник Даль. Советскую военную миссию в Англии вначале возглавлял генерал-лейтенант Ф. И. Голиков, затем контр-адмирал Н.

М. Харламов, а в конце войны — генерал-лейтенант А. Ф. Васильев. При экспедиционных войсках США во Франции находился генерал-майор И. А. Суслопаров172.

Проблема согласования стратегических усилий СССР, США и Великобритании приобрела особую остроту после открытия второго фронта в Европе. С этого времени возникла потребность в более тесной координации военных операций, проводимых как на Западе, так и на Востоке, с тем, чтобы затруднить противнику, вынужденному одновременно отражать удары армий стран антигитлеровской коалиции, перебрасывать силы и средства с Запада на Восток и обратно. Возникла настоятельная необходимость согласовать воздушные бомбардировки объектов на территории Германии и других стран фашистского блока. Одним из ярких примеров согласования военных действий являются события декабря 1944 — января 1945 гг., когда германские войска, внезапно развернув контрнаступление в районе Арденн, поставили англо-американские войска в тяжелое положение. Тогда-то Черчилль обратился к Сталину с просьбой ускорить начало наступления на советско-германском фронте и этим оказать содействие в ликвидации угрозы разгрома войск союзников в Арденнах. Советские Вооруженные Силы выполнили свой союзнический долг, развернув в январе 1945 г. решительное наступление, которое планировалось несколько позже. Оно имело большое влияние на изменение военно-политической обстановки в Европе и оказало огромную помощь союзным войскам, позволившую им подготовить и начать наступательную операцию на Рейне. В завершающей кампании войны в Европе союзникам потребовалось согласовывать по месту и времени удары наступавших навстречу друг другу группировок войск, устанавливать рубежи их встречи, зоны огня и действий авиации, совместно решать на территории Германии вопросы административного характера.

Важное значение приобрели согласованные действия союзных флотов по обеспечению проводки конвоев, доставлявших грузы по ленд-лизу из США и Великобритании в северные порты СССР. В своих операционных зонах Северный флот СССР и ВМС Англии в основном успешно обеспечивали их защиту.

Однако в ряде случаев взаимодействие нарушалось, принимались односторонние, часто неоправданные решения, что приводило к большим потерям транспортных судов, как это случилось, например, в 1942 г. с конвоем PQ-17. Затем, в самый трудный для СССР момент, когда враг рвался к Сталинграду и на Кавказ, англо-американская сторона в одностороннем порядке, несмотря на протесты советского руководства, приостановила военные поставки по этому пути. После этого в советско-американских отношениях произошло резкое охлаждение.

Немаловажную роль в войне сыграли согласованные бомбардировки промышленных объектов на территории рейха, в том числе осуществляемые ВВС США в ходе так называемых «челночных» операций. Бомбардировщики взлетали с аэродромов

Уполномоченный по иностранным формированиям на территории СССР

Схема 51. Организация стратегического руководства союзными войсками во второй мировой войне

Англии, наносили бомбовые удары по целям в Германии, а затем продолжали полет на восток. Садились они на аэродром Полтавского аэродромного узла. Там заправлялись, пополнялись боезапасом и наносили повторные удары по уточненным целям с посадкой в Англии. Благодаря этому интенсивность воздушных налетов на Германию существенно повысилась.

Сложившаяся во время войны в Европе система стратегического взаимодействия советских Вооруженных Сил с союзниками позволила успешно решить некоторые совместные задачи. Тем не менее должного развития она не получила. Вплоть до конца войны так и не было создано единого органа, который лучше координировал бы действия союзных армий. Может быть, именно поэтому в последних операциях возникало много несогласованностей при встрече союзных войск. Хотя заранее была установлена линия продвижения советских и американо-английских войск, она зачастую нарушалась и теми и другими.

Иной характер носило взаимодействие советских Вооруженных Сил с чехословацкими, польскими, румынскими и болгарскими соединениями, действовавшими на советско-германском фронте, а в период дальневосточной кампании и с Народно-ре- волюционной армией Монголии. По существу, перед советским военным руководством впервые встала проблема разработки принципов коалиционной стратегии. По мере развития войны, особенно с переносом военных действий за пределы СССР, она приобрела исключительную остроту. Плечом к плечу с советскими войсками сражались тогда шесть общевойсковых армий, несколько корпусов, десятки дивизий союзных войск из стран Восточной и Юго-Восточной Европы. В таких условиях вести операции прежними методами было уже нельзя. Требовалось оценить особенность каждой союзной армии, установить целесообразные в политическом и стратегическом отношениях способы их оперативного применения, определить порядок создания и развертывания коалиционных группировок войск, найти рациональные формы и способы оперативного, специального и тылового обеспечения с учетом национальных особенностей союзных объединений и соединений. Все эти вопросы приходилось решать в ходе боевых действий, при отсутствии какого-либо опыта.

Уже в первый период войны СССР оказал всестороннюю помощь в формировании на своей территории первых частей, соединений и объединений польских и чехословацких войск, которые затем активно участвовали в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками сначала на советской территории, а затем в освобождении своих стран. Впоследствии эти формирования стали костяком новых вооруженных сил своих государств. В состав боровшихся на стороне Советского Союза сил затем последовательно включились румынские и болгарские войска. В конце войны в составе 1-го Белорусского, 1-го, 2-го, 3-го и 4-го Украинских фронтов действовали две польские, две румынские, две болгарские армии, чехословацкий армейский и польский танковый корпуса, а также ряд соединений всех родов войск. Включенные в советские фронты и армии по согласованию с правительствами соответствующих государств они выполняли поставленные им задачи по планам советского командования.

Взаимодействие осуществлялось путем постоянного представительства, личных встреч руководящих лиц и переписки между ними, контактов командования взаимодействующих войск. В каждое из иностранных формирований посылались представители советского командования, Генерального штаба, оперативные группы, советники, инструкторы, а в советских фронтовых и армейских штабах находились представители союзных войск. При их непосредственном участии разрабатывались планы боевых действий, происходил обмен информацией. Такая система обеспечивала единство понимания оперативных задач и целеустремленное управление при совместных действиях, полностью учитывала национальные особенности и суверенитет со

юзных войск. Вместе со специалистами иностранных формирований советские советники и инструкторы занимались организацией подготовки войск, техники, всех видов обеспечения, взаимодействия, управления и связи. Боеприпасами и горючим эти формирования обеспечивались с советских складов, а продовольствием, вещевым имуществом и некоторыми специальными средствами — за счет ресурсов собственных стран.

Союзные войска приняли самое активное участие в Висло-Одерской, Будапештской, Западно-Карпатской, Восточно-Померанской, Венской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. Они форсировали Вислу и Одер, преодолевали Карпаты, штурмовали Берлин. Накопленный в ходе выполнения этих боевых задач опыт затем эффективно использовался в строительстве и подготовке армий государств — участников Варшавского договора. Стратегический тыл

В первые дни войны советское правительство приняло кардинальные меры не только по поводу мобилизации экономических ресурсов страны, перестройки народного хозяйства на военный лад, но и по поводу коренной перестройки Тыла советских Вооруженных Сил во всех его звеньях — войсковом, оперативном, стратегическом.

Новая система Тыла начала складываться после обобщения опыта военных действий в первый месяц войны. Как уже упоминалось выше, 1 августа 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял решение о создании Главного управления Тыла Красной Армии и введении должности начальника Тыла — заместителя наркома обороны. Непосредственно ему подчинялись такие управления, как продовольственного снабжения, интендантское, автомобильное, дорожное, военных сообщений, военно-санитарное, снабжение горючим, финансовое и ветеринарное. А снабжение артиллерийской, бронетанковой, инженерной и другой специальной техникой оставалось в ведении командующих родами войск. Однако вопросы подвоза, эвакуации и дислокации их органов снабжения решались в штабе Тыла Красной Армии. Была проведена также реорганизация тыла Военно-Воздушных Сил и Военно-Морского Флота.

Перед начальником Тыла Красной Армии неизменно стояла одна главная цель — централизовать обеспечение военных действий, упорядочить связь органов Тыла с народным хозяйством. Непосредственными функциями Главного управления Тыла являлись: подвоз фронтам всех средств обеспечения, перевозка людей, раненых и больных, конских пополнений; организация баз и складов, распределение их между фронтами и военными округами; распределение районов заготовок в соответствии с решениями правительства; организация эвакуации с театра военных действий и из прифронтовых зон; руководство санитарной и ветеринарной службами.

Во фронтах и в армиях также были введены должности начальника тыла и образованы штабы тыла. Один из членов военных советов фронтов и армий отвечал за работу тыла. В соединениях и учреждениях тыла были образованы политотделы тыла армий и фронтов. Все органы Тыла постоянно укреплялись квалифицированными кадрами.

Совершенствовалась система центральных органов управления Тылом непрерывно. В начале 1942 г. было ликвидировано двойное подчинение железнодорожных войск, отныне они находились в ведении наркома путей сообщения. Аналогичным образом обстояло дело с автодорожной службой: в 1943 г. она была разделена на самостоятельные службы — автомобильную и дорожную. В том же году начали формироваться тыловые части резерва Ставки ВГК. Летом ГКО принял решение об изменении системы подвоза. Теперь ответственность за подвоз всех видов матери

альных средств в подчиненные войска была возложена на старшего начальника. Следующий шаг — формирование дополнительного числа автотранспортных бригад, полков и батальонов. В связи с ростом материальных резервов, передаваемых из народного хозяйства в действующую армию, увеличивалось число складов и баз центра. Управление тылом во всех звеньях резко улучшилось.

В Великую Отечественную войну было израсходовано огромное количество материальных средств. Это объяснялось напряженностью боевых действий, большой численностью войск, непрерывным ростом количества оружия и военной техники. За годы войны было израсходовано 10 млн. тонн боеприпасов, свыше 16 млн. тонн горючего, около 40 млн. тонн продовольствия и фуража173.

Организация тыла и материально-технического обеспечения войск в стратегических операциях — новое явление в советском военном искусстве. При подготовке военных кампаний и стратегических операций Верховное Главнокомандование принимало самые энергичные меры для накопления во фронтах и на флоте необходимых материально-технических средств. Потребность в них быстро росла. Так, в заключительном периоде войны при проведении крупных стратегических операций, в которых участвовало от двух до четырех фронтов, обычно расходовалось около 1 млн. тонн боеприпасов, свыше 300 тыс. тонн горючего, несколько десятков тысяч тонн продовольствия и фуража. Правда, с подачей такого количества материальных средств Тыл справлялся с большим трудом.

Во втором и в третьем периодах войны при возраставшей глубине стратегического тыла глубина оперативного тыла сократилась до 200—300 км. Постепенно тыловые части и учреждения приближались к войскам, одновременно повышались маневренность и мобильность тыла. Во всех звеньях Тыла твердо установилась система подвоза сверху вниз («от себя») и эвакуация раненых («на себя»). Структура подвоза отвечала новому характеру войны. Если в первую мировую войну почти две трети подвоза в русской армии приходилось на продовольствие и фураж, то в Великой Отечественной войне первое место в подвозе занимали боеприпасы (свыше 29%), горючее (около 28%), военная техника и прочие грузы (свыше 23%), а удельный вес продовольствия и фуража в перевозимых грузах не превышал 20%174

Немаловажное значение в годы минувшей войны приобрели охрана и оборона объектов Тыла. Возникла необходимость взаимодействия тыловых органов союзных армий Польши, Румынии, Болгарии, Чехословакии. Кроме того, за пределами СССР перед советским командованием, военной администрацией и органами Тыла встало много других проблем, связанных с необходимостью восстановления в больших городах, сильно разрушенных войной, нормальных жизненных условий для населения, снабжения его продовольствием, топливом, водой и т. д.

Огромная работа по оперативным и снабженческим перевозкам легла на железные дороги. Особенно большая нагрузка на них выпала в 1941—1942 гг. в связи с большими масштабами эвакуационных перевозок. Только во второй половине 1941 г для эвакуации заводов, промышленных предприятий, учреждений и населения из угрожаемых районов в центральные и восточные районы страны потребовалось 1,5 млн. вагонов175. Чтобы как-то упорядочить перевозки, пришлось создать при ГКО специальный Транспортный комитет, который решал вопросы согласованного использования всех видов транспорта и его развития.

Трудности в работе железных дорог были огромными. В связи с тем, что производство подвижного состава почти полностью прекратилось, а также из-за понесенных потерь, вагонный и паровозный парк сократился, в то время как объем железнодорожных перевозок возрастал, условия работы железных дорог усложнялись. Резко повысились требования к срочности перевозок. Так, переброску войсковых эшелонов требовалось осуществлять с оперативной скоростью от 600 до 800 км в

сутки. Возросли также интенсивность и срочность снабженческих перевозок. Все это обусловливало исключительно высокую напряженность в работе железных дорог.

После перехода советских войск в стратегическое наступление на первый план выдвинулась новая проблема: восстановление железных дорог. В 1941 —1942 гг. восстанавливали по 2,5—3,5 км в сутки, в 1943—1945 гг. — 8—12 км, а на отдельных направлениях и больше176. Приходилось строить и новые железные дороги. Так, после прорыва блокады Ленинграда в январе 1943 г. была построена железная дорога вдоль южного берега Ладожского озера. Благодаря этому Ленинград получил наконец непосредственную связь с тылом страны. Дороги строились на сталинградском и курском направлениях. Особенно трудно было восстановливать крупные железнодорожные узлы и возводить мосты на широких реках. Только самоотверженность личного состава мостостроительных частей позволила восстановить мост через Днепр у Киева длиной 1 059 м за 13 суток, навести мосты у Кременчуга и Днепропетровска177. Постоянные железнодорожные переправы были наведены через Днепр у Днепропетровска и через Днестровский лиман.

По мере удаления фронта на запад удлинялись и железнодорожные коммуникации. При выходе советских войск к западным государственным границам СССР наряду с восстановлением железных дорог возникла новая и весьма сложная задача: перешивка железных дорог на зарубежные территории с западноевропейской на отечественную колею. На варшавско-берлинском направлении в полосе каждого фронта перешивалось по одному железнодорожному направлению178. Для организации перевозок на зарубежной территории выделялись уполномоченные начальника военных сообщений (ВОСО) Красной Армии в Польшу, Румынию, Венгрию. На стыках железнодорожных коммуникаций создавались перевалочные базы центра, куда* подавались снабженческие грузы для питания войск.

Огромную роль сыграли железные дороги при подготовке и ведении Дальневосточной кампании в 1945 г. На них лег практически весь объем перевозок Сухопутных войск, ВВС, специальных войск, тыловых частей и учреждений с Западноевропейского на Дальневосточный театр на расстояние почти 10 тыс. км.

Об огромном размахе восстановительных работ на железных дорогах во время войны свидетельствуют следующие данные: было восстановлено и перешито 120 тыс. км путей, восстановлено и построено 15 тыс. мостов, проложено 12 тыс. км новых железнодорожных линий179.

Общий объем железнодорожных перевозок за время войны достиг 19,6 млн. вагонов (что эквивалентно почти 300 млн. тонн груза), из них половина была использована на оперативные перевозки. Железные дороги выполняли три четверти всех перевозок для обеспечения действующей армии180. Обычно каждому фронту выделялось 1—2 железнодорожных направления. Остальная часть перевозок приходилась на работу автомобильного, морского, речного и воздушного транспорта.

В ходе войны постоянно возрастала роль автомобильного транспорта. В самом начале ее из народного хозяйства было мобилизовано 265,5 тыс. автомашин и тракторов, что позволило увеличить состав автотранспорта Вооруженных Сил почти вдвое, но во всех звеньях Тыла его по-прежнему не хватало. Поэтому уже тогда потребовалось перевозить материальные средства войскам с баз и складов центра автотранспортом резерва Ставки ВГК. Так, из баз, расположенных под Москвой, в июле 1941 г. было подано 19,5 тыс. тонн грузов, а в августе того же года — 35,2 тыс. тонн материальных средств181. Осенью, когда линия фронта приблизилась к столице, Ставка ВГК вновь помогала Западному фронту в доставке снабженческих грузов в войска своим автотранспортом. В июле 1941 г. были сформированы автотранспортная бригада и 5 отдельных автотранспортных батальонов резерва Ставки ВГК, 8 авиагрупп и отрядов транспортной гражданской авиации, а также Московская особая авиагруппа как средство Ставки ВГК.

В самом начале войны была создана система военно-автомобильных дорог (ВАД), хотя недостаток дорожных и автотранспортных частей сильно затруднял их обслуживание. Огромное стратегическое значение имела такая дорога к осажденному Ленинграду. В зимнее время она проходила по льду Ладожского озера, летом грузы переправлялись на плавсредствах. По этой «Дороге жизни» непрерывным потоком шло снабжение войск Ленинградского фронта и населения города, осуществлялась эвакуация людей, ценного заводского и научного оборудования. Начиная с 1943 г. фронты имели, как правило, по две и даже по три военно-автомобильные дороги. На основных стратегических направлениях у Ставки ВГК были свои военно-автомобильные дороги, ведущие от центра к линии фронта. В ходе войны возрастали коэф- фицент использования автотранспорта, длина среднесуточного пробега. В Висло- Одерской операции (1945) бывали случаи, когда грузы в войска подвозились на расстояние 500—600 км.

В кампании на Дальнем Востоке советским войскам пришлось столкнуться со слабо развитыми путями сообщения на огромном пространстве, сложными географическими условиями (горы, тайга, безводные районы). Военно-автомобильная дорога 1-го Дальневосточного фронта имела общую протяженность 1,5 тыс. км, а Забайкальского фронта — около 2,3 тыс. км.

К концу войны в Вооруженных Силах насчитывалось более 664 тыс. автомашин, из них 80% находилось в автомобильных войсках оперативного тыла и центрального подчинения. Общий объем перевозок, выполненных автомобильным транспортом в ходе минувшей войны, составил 145 млн. тонн различных грузов182.

Серьезной проблемой в деятельности Тыла являлось медицинское обеспечение. На территории страны была развернута огромная сеть стационарных госпиталей, постепенно устранялся недостаток в развертывании госпиталей в оперативному тылу. В результате предпринятых мер из общего количества тыловых частей и учреждений медицинские стали составлять 45—50%. Большой размах приобрела эвакуация раненых и больных (в основном военно-санитарными поездами) из оперативного тыла в глубь страны. Непрерывно совершенствовалась постановка лечебного дела. Героическими усилиями медицинского персонала удалось возвратить в строй более 72% раненых183.

Совершенствование технического обеспечения способствовало быстрому возвращению в строй поврежденного оружия и военной техники. Силами и средствами ремонтных органов Вооруженных Сил было восстановлено 304 129 единиц артиллерийских систем, 20 365 тыс. стрелково-минометного вооружения, 25 998 боевых машин реактивной артиллерии, выполнено более 622 тыс. ремонтов танков и САУ, свыше 82,3 тыс. капитальных ремонтов танковых двигателей. Произведено около 2 млн. только средних и капитальных ремонтов автомобилей. На Балтийском, Черноморском и Северном флотах было выполнено 8 800 ремонтов кораблей184.

Все это свидетельствует о том, что во время войны в советских Вооруженных Силах был создан централизованный и крепкий, хорошо управляемый Тыл. Имея налаженное взаимодействие с центральными и местными партийными и народнохозяйственными органами, он сыграл большую роль в достижении победы над врагом.

* * *

Великая Отечественная война явилась важнейшим этапом в развитии отечественной военной стратегии. Именно в этой войне наиболее полно сформировались и отшлифовались основные ее принципы и были решены важнейшие проблемы ведения вооруженной борьбы огромного масштаба. Она продолжалась 1 418 дней и ночей, в ней на различных ее этапах с обеих сторон действовали от 8 до 12,8 млн.

человек, от 84 до 163 тыс. артиллерийских орудий и минометов, от 5,7 до 20 тыс. танков САУ и штурмовых орудий, от 6,5 до 18,8 тыс. самолетов185. Такого сосредоточения войсковых масс и военной техники на одном фронте вооруженной борьбы мировая история еще не знала.

Уроки начального периода минувшей войны требуют постоянного поддержания высокой готовности Вооруженных Сил к отражению внезапного нападения агрессора, способности их в любой момент выполнить поставленные перед ними задачи.

Опыт войны учит, что необходимо использовать все известные виды стратегических действий, средства и способы борьбы в зависимости от конкретно складывающейся обстановки. Советские Вооруженные Силы, сообразуясь с военно-политической обстановкой и состоянием военно-экономической базы страны, вели стратегическую оборону, переходили в контрнаступление, а затем в общее стратегическое наступление на широком фронте. Возрастание масштабов и напряженность вооруженной борьбы, решительность целей и задач характеризовали и оборону, и наступление — наиболее сложные виды стратегических действий, в ходе которых применялись самые активные способы ведения операций. Возросшие до невиданных в прошлом масштабов оборонительные и наступательные операции, огромное количество применявшихся в них сил и средств, высокая результативность этих операций коренным образом меняли стратегическую и военно-политическую обстановку на основных направлениях и на всем советско-германском фронте.

Война внесла много нового в развитие теории и практики подготовки и ведения стратегического наступления и стратегической обороны. Крупным достижением отечественной военной стратегии явилось решение такой важнейшей стратегической проблемы, как переход от стратегической обороны в контрнаступление и развитие его без каких-либо пауз в общее стратегическое наступление. Творческий характер стратегии проявился в искусном применении различных способов ведения стратегического наступления, наиболее полно отвечавших политической, экономической и военной обстановке на каждом этапе войны и обеспечивавших достижение намеченных целей, разнообразных способов разгрома противника в операциях. Показателем высокого уровня развития является успешное решение вопросов выбора направления главного удара в кампаниях, массирования сил и средств на нем и достижения внезапности его нанесения, проведения операций на окружение и уничтожение крупных группировок войск противника.

В целом успешное решение проблемы подготовки и ведения стратегического наступления в кампаниях на большую глубину и на широком фронте явилось значительным шагом в развитии отечественной военной стратегии. Опыт ее решения не утратил своего значения и для современных условий, когда значительно возрастает размах боевых действий, обьем и содержание стратегических задач. Особого внимания заслуживает опыт борьбы за захват и удержание стратегической инициативы, подготовки и использования резервов, обеспечения высоких темпов наступления и действий группировок Вооруженных Сил в условиях быстрых и резких изменений обстановки, достижения внезапности ударов.

Военная стратегия в годы войны решила и сложную, фактически новую для себя, проблему стратегической обороны. Организация и ведение стратегической обороны, обеспечивавшей в конечном итоге срыв наступательных планов врага и создание необходимых условий для перехода советских войск в контрнаступление, является убедительным свидетельством ее высокого уровня. Решить подобную задачу оказалось не под силу ни одному из государств Западной Европы, которое подвергалось фашистской агрессии. Наибольшего внимания заслуживает опыт решения стратегией проблемы восстановления нарушенного стратегического фронта, сохранения его целостности.

Большим достижением стратегии явились разработка и успешное применение принципиально новой формы стратегических действий в виде операций групп фронтов.

В ходе минувшей войны успешно были решены и такие важные проблемы стратегии, как подготовка стратегических резервов и их наиболее целесообразное использование, создание четкой структуры стратегического руководства и развитие твердого централизованного управления войсками во всех звеньях, организация наиболее отвечавшей нуждам войны структуры Тыла Вооруженных сил и, наконец, совершенствование организационной структуры Вооруженных Сил в соответствии с характером войны, возможностями военно-экономической базы и изменением стратегических задач. В ходе войны выросли, закалились и окрепли кадры талантливых военачальников, проявивших высокое искусство в управлении войсками, руководстве операциями большого масштаба.

Опыт Великой Отечественной войны обогатил советское военное искусство, поднял стратегию на более высокую ступень и служит одним из важнейших источников для дальнейшего ее развития в современных условиях. Его глубокое изучение способствует расширению стратегического кругозора военных кадров, позволяет глубже познать закономерности развития теории и практики вооруженной борьбы. Он учит творческому подходу к решению проблем военного искусства, умению видеть ведущие тенденции в его развитии, всесторонне учитывать требования современных условий. Опыт войны еще раз наглядно раскрыл важность и необходимость постоянного развития и совершенствования военной стратегии, творческого подхода к разработке и решению ее важнейших проблем.

<< | >>
Источник: В. А. Золотарев. История военной стратегии России. 2000

Еще по теме Стратегические проблемы ведения коалиционной войны:

  1. Стратегическое развертывание Вооруженных Сил и ведение военных действий в начальный период войны
  2. НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ОБРАЗОВАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ И ПОЛИТИКА ЕЕ УЧАСТНИКОВ ПО ОСНОВНЫМ ПРОБЛЕМАМ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ
  3. Развитие теории ведения стратегических операций
  4. Стратегический характер войны
  5. От индустриального образа ведения войны к информационному способу
  6. § 4. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ОТНОШЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕНИЕМ ПРАВИЛ И МЕТОДОВ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ, ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ
  7. 1. Стратегические планы и военный потенциал России и австро-германского блока накануне первой мировой войны.
  8. О стратегическом характере современных войн и способах стратегического применения Вооруженных Сил
  9.              Глава 16 Проблема баланса стратегических сил СССР и США
  10. Проблемы и стратегии ведения переговоров для достижения торговых соглашений
  11. Проблемы ограничения и сокращения стратегических межконтинентальных вооружений и ядерных вооружений в Европе
  12. Записка от неученых к ученым русским, ученым светским, начатая под впечатлением войны с исламом, уже веденной (в 1887—1878 г.), и с Западом — ожидаемой, и оканчиваемая юбилеем преп. Сергия.
  13. Записка от неученых к ученым русским, ученым светским, начатая под впечатлением войны с исламом, уже веденной (в 1877—1878 гг.), и с Западом — ожидаемой, и оканчиваемая юбилеем преп. Сергия
  14. Складывание коалиционной системы сласти. Формирование правительства Отечественного фронта
  15. І.Два подхода к проблемам войны и мира
  16. § 14. ПРОБЛЕМЫ ВОЙНЫ И МИРА В 1920-Е ГГ., МИЛИТАРИЗМ И ПАЦИФИЗМ
  17. Проблема самоидентификации НАТО в политических условиях окончания «холодной войны»
  18. Внешнеполитические проблемы. Персидские войны и кампании против авар и славян
  19. а) Проблемы организации производства военной продукции в начальный период Великой Отечественной войны
  20. Стратегическая оборона
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -