<<
>>

Глава пятая ВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

После минувшей войны и вплоть до начала 90-х годов отечественная военная стратегия прошла в своем развитии сложный и довольно противоречивый путь. Отличительные черты этого времени — чрезвычайно резкие и глубокие перемены в политике, экономике, технике, а следовательно, и в военном деле, но особенно в стратегии. В свою очередь и для стратегии были характерны взлеты и заблуждения, достижения и неудачи. При этом настойчивый поиск новых и совершенно нетрадиционных решений сопровождался острой борьбой между полярными точками зрения, концепциями и взглядами на строительство Вооруженных Сил, характер, формы и способы ведения войны.

В методологическом отношении процесс реформирования и эволюция военной стратегии в те годы имел, по меньшей мере, три принципиальные особенности.

Первая — это небывало радикальный и всеохватывающий характер изменений в подходах к решению важнейших задач стратегии, причем во всех ее областях. Никогда ранее столь серьезной и радикальной ломке не подвергались основополагающие установки, а тем более принципы военной стратегии, вечные и, казалось бы, незыблемые ее постулаты. Большинство классических положений чуть ли не одновременно заменялись не просто новыми, а диаметрально противоположными воззрениями, взглядами и требованиями. Оказались опровергнутыми почти все прежние представления о пространственных и временных параметрах военных действий, об их организации и ведении, о главных объектах вооруженной борьбы и способах разгрома противника, о роли соотношения сил и средств, а также других факторов в достижении стратегического успеха, о распределении усилий Вооруженных Сил и формах их стратегического применения. По существу, потребовалась полная перестройка всей системы военного строительства, военной теории и практики, военного мышления.

Вторая особенность состоит в том, что все важнейшие концепции, установки и требования новой стратегии вырабатывались и утверждались преимущественно на базе умозрительных заключений и теоретических расчетов. О том, чтобы они прошли полномасштабную проверку на практике, не могло быть и речи из-за труднопредсказуемых последствий ядерной войны. Лишь отдельные элементы некоторых стратегических установок получили экспериментальное подтверждение, но они позволяли составить лишь частичное, а потому весьма отдаленное представление о возможном облике войны с неограниченным применением всех средств борьбы.

Это и обусловило недостаточную определенность ряда стратегических требований и предположительный их характер.

Наконец, в 70-е — 80-е годы впервые пришлось столкнуться с таким положением, когда огромный рост потенциальных возможностей стратегии вошел в глубокое противоречие с вероятностью их практической реализации. В связи с этим появилась необходимость поиска и выработки компромиссных способов действий с преднамеренным ограничением масштабов, районов и времени применения наиболее разрушительных видов оружия. В результате с определенного момента развитие стратегии пошло по новой спирали со все большим возвратом к традиционно классическим, но многократно усовершенствованным средствам борьбы и к некоторым прежним стратегическим установкам, правда, в глубоко модернизированном и преобразованном виде.

В целом после второй мировой войны в развитии отечественной военной стратегии можно выделить шесть основных этапов. Все они связаны с крупными изменениями в военно-политической обстановке, в состоянии своих Вооруженных Сил и вооруженных сил вероятных противников.

Первый этап, который охватывает восемь с половиной лет — с 1945 по 1953 гг., в политическом отношении связан с новой расстановкой военно-политических сил, началом «холодной войны» и формированием двух противостоявших друг другу блоков — Организации Варшавского договора и Североатлантического союза В военно-техническом плане он обусловлен переводом Вооруженных Сил на мирное положение, их реорганизацией и технической модернизацией. В это время была осуществлена полная механизация и моторизация армии, проведено техническое обновление всех родов войск, создана реактивная авиация и образованы Войска ПВО страны.

Соответственно советская военная стратегия была переориентирована на новых противников — США и европейские страны НАТО. Превосходству США в ядер- ном оружии была противопоставлена линия на создание и поддержание подавляющего преимущества в обычных средствах борьбы. Одновременно разрабатывались и осваивались более кардинальные формы решения стратегических задач на континентальных ТВД, были приняты меры по усилению защиты и обороны важнейших объектов страны. Однако в принципиальных вопросах так и остались в силе те взгляды и стратегические установки, с которыми СССР пришел к концу Великой Отечественной войны.

Второй этап занимал шестилетний срок — с 1954 по 1960 гг. Для него характерно усиление противоборства между США и СССР, возникновение в различных регионах планеты острых кризисных ситуаций, не раз ставивших мир на грань новой большой войны. В военно-техническом плане он примечателен массовым оснащением всех видов Вооруженных Сил ядерным оружием, созданием и внедрением новых видов оружия и военной техники, перестройкой организационных структур войск и сил флота с учетом их действий с применением оружия массового уничтожения. Именно тогда была разработана стратегия ведения ядерной войны на различных театрах военных действий, основанная на решении важнейших военно-политических и стратегических задач путем нанесения по противнику массированных ядерных ударов.

Третий этап включает последующие десять лет — с 1961 по 1970 гг. Он явился переломным, а потому отличался наивысшим накалом политического, экономического и военного противоборства СССР и других стран Варшавского договора с США и НАТО, косвенным вовлечением Советского Союза в локальные военные конфликты на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, а также резким изменением отношений с Китаем — от дружбы до открытой конфронтации по всем линиям В во-

енно-технической области — это было десятилетие создания и сверхприоритетного развития стратегических ядерных сил, прежде всего их главного ядра — Ракетных войск стратегического назначения, массового внедрения во все виды Вооруженных Сил ракет различного назначения и базирования, появления военно-космических средств, резкого скачка в развитии информационных и управляющих систем, коренного пересмотра всех направлений военного строительства.

Именно на этом этапе была сформирована новая глобальная военная стратегия — стратегия неограниченной ракетно-ядерной войны, радикально изменились взгляды на условия, характер, ход и исход вооруженной борьбы, разработана теория крупномасштабных стратегических операций с распространением их на все континенты, океаны и моря, околоземное воздушное и космическое пространство.

Четвертый этап также продолжался десять лет — с 1971 по 1980 гг. Примечателен он тем, что в его рамках развернулась борьба за достижение военно-политического и стратегического паритета между СССР и США, ОВД и НАТО.

Характеризовался этот этап существенным изменением форм военно-политического противоборства между ними. В связи с неотвратимо гибельными для обеих сторон возможными последствиями применения накопленных запасов ядерного оружия назрела насущная необходимость политическим путем урегулировать ряд международных проблем. Хотя и развернулся новый, интенсивный виток гонки вооружений, стало возможным в условиях образовавшегося примерного баланса военных сил заключить соглашение по ограничению отдельных видов стратегического оружия, а также начать разработку совместных мер по предотвращению ядерного столкновения.

Резкий качественный рывок произошел в состоянии Вооруженных Сил СССР. Их стратегический потенциал возрос в несколько раз. Появилась возможность гарантированного поражения стратегическим оружием многочисленных точечных и высокозащищенных целей. Одновременно наметился крупный прорыв в развитии обычных средств борьбы.

Тогда-то сложилась и утвердилась стратегия поэтапного ведения войны. Были разработаны различные варианты развития военных действий с постепенным переходом (в зависимости от уровня угрозы) к применению более разрушительных и истребляющих видов оружия.

Пятый этап начался в 1981 г. и продолжался до 1991 г., т. е. вплоть до распада СССР. В политическом отношении он характеризовался острой борьбой довольно противоречивых тенденций, стабилизирующих и дестабилизирующих факторов. В связи с этим периоды некоторого снижения международной напряженности чередовались с периодами очередного их обострения. Советскому Союзу пришлось считаться с возможностью согласованного выступления против него как стран НАТО, так и Китая и в соответствии с этим строить свою внешнюю политику. Все попытки советского руководства внести раскол в НАТО и одновременно укрепить свои позиции на Юге и Востоке нередко приводили к обратному результату. Вооруженные Силы оказались втянуты в длительную и совершенно бесперспективную афганскую войну, которая закончилась для СССР позорным провалом. В середине этапа начался процесс постепенной дезинтеграции Организации Варшавского договора, завершившийся ее распадом, а вместе с ним и крушением советской коалиционной стратегии.

В военно-техническом плане гонка вооружений вступила в стадию острого состязания новых военных технологий. С середины 80-х годов главной ее отличительной чертой стали форсированная разработка и массовое внедрение в Вооруженные Силы систем высокоточного управляемого оружия. В связи с этим резко изменился характер военных действий с использованием обычных средств борьбы, появилась возможность гарантированного уничтожения этими средствами самых раз

ных объектов на обширных территориях и надежного выполнения задач в короткие сроки.

В этих условиях утвердилась стратегия равной готовности к ведению как ядерной, так и обычной войны в новых ее формах и отражению агрессии ответными, преимущественно адекватными действиями.

Шестой этап начался в 1991 г., когда одновременно с распадом СССР не стало единых советских Вооруженных Сил, образовались Содружество независимых государств, Российская Федерация и ее Вооруженные Силы. Это резко изменило всю военно-политическую и стратегическую обстановку в мире, а главное — завершилась «холодная война». Но вместе с тем изменились геополиАическое положение России, ее экономические и военные возможности. Созданная за многие годы система обороны страны оказалась нарушенной. Направленность одних возможных военных угроз о'] пала, но возникли другие. Все это потребовало разработки принципиально новой военной доктрины России, а вместе с ней и новой военной стратегии.

В целом отечественная военная стратегия после второй мировой войны развивалась скачкообразно, с максимальным упором на последние достижения науки и техники, экономические и научно-технические возможности государства в условиях напряженной и исключительно острой борьбы с США и НАТО за военно-техничес- кое, а значит, и стратегическое превосходство. Стратегия СССР по всем без исключения направлениям активно противостояла американской и натовской военной стратегии. Это отнюдь не исключало определенного тождества в способах решения важнейших стратегических задач, а порой и взаимного заимствования отдельных положений. Как в военной политике и технике, так и в военной стратегии даже незначительный прорыв одной стороны в какой-либо области тут же вызывал адекватную реакцию другой. Вопрос состоял в том, как упредить вероятных противников в разработке более совершенных средств борьбы, более эффективных форм и способов их применения с тем, чтобы постоянно сохранять за собой инициативу, иметь политические, военно-технические и стратегические преимущества.

таться с чрезвычайно опасными для каждой стороны последствиями прямого военного столкновения, заставляли идти на компромиссы, искать обходные пути для достижения военно-политических целей.

Внешняя политика и СССР, и Соединенных Штатов Америки в тот период была активно наступательной. Более того, она включала элементы политического и военного экстремизма. Обе стороны стремились любыми средствами укрепить свои политические, экономические и военные позиции. Однако условия и возможности достижения поставленных целей не были одинаковыми, а их направленность оказалась диаметрально противоположной. Советский Союз стал одним из тех немногих государств, которые в итоге второй мировой войны получили территориальные приобретения. В то же время его экономика пострадала больше всего. Поэтому руководство СССР сосредоточивало свои главные усилия на том, чтобы как можно быстрее восстановить народное хозяйство и вместе с тем стремилось обеспечить гарантированную защиту своих завоеваний, сохранить территориальную целостность государства в расширившихся границах, укрепить свое положение в странах Восточной Европы, создать благоприятные предпосылки для широкого распространения коммунистический идей и советских режимов во всех регионах мира.

В свою очередь ведущие капиталистические государства в результате победы в войне устранили своего политического и военного конкурента в Центральной Европе, но одновременно сами утратили контроль над целым рядом малых стран. Сфера их влияния сузилась из-за Стремительного распада колониальной системы. Буквально на глазах развалились Британская и Французская империи. Не случайно экс-премьер-министр Великобритании У. Черчилль тогда не раз повторял, что «победа в этой войне оказалась ненужной и даже бессмысленной». Одни Соединенные Штаты извлекли из нее большие выгоды: их политическое, экономическое и военное могущество стало подавляющим. Более того, экономический и военный центр всего капиталистического мира переместился на американский континент.

В военно-стратегическом отношении определяющее значение имело то обстоятельство, что американцы захватили и на протяжении почти пяти лет продолжали сохранять монополию на ядерное оружие. Это позволяло им держать в страхе весь мир, строить планы завоевания мирового господства, рассчитывать на политику ядер- ного шантажа и открытого военного давления. В апреле 1949 г. американский президент Г. Трумэн откровенно заявил, что он «не поколеблется принять решение на применение атомной бомбы, если на карту будет поставлено благосостояние Соединенных Штатов Америки или демократий мира»[†].

Во всяком случае США и их европейские союзники использовали любую возможность, чтобы блокировать Советский Союз и другие страны, принявшие курс на социалистическую ориентацию. Они прилагали огромные усилия, только бы остановить и устранить «коммунистическую угрозу», восстановить свое влияние в Восточной Европе и Юго-Восточной Азии, добиться безраздельно лидирующей роли в мировой политике и экономике. Именно эту цель преследовали принятые в 1947 г. и так называемая внешнеполитическая «доктрина Трумэна», по сути обосновывавшая право США вмешиваться в дела любой страны, если затрагивались американские интересы, и «план Маршалла», открывший путь американской экономической программе в Европе и возрождения германского экономического, а затем и военного потенциалов.

Объективно СССР в это время был больше всего заинтересован в сохранении мира и так же, как и США в осуществлении политических преобразований мирным путем. Но логика борьбы постоянно толкала их на крайние меры, а порой и на открыто агрессивные действия. Причем инициатива чаще всего принадлежала США.

Советский Союз и дружественные ему восточноевропейские государства, а также Китай в Азии были охвачены кольцом враждебных военно-политических группировок, окружены сетью многочисленных американских военных баз. Уже в 1949 г. создается Североатлантический блок (НАТО), который должен был противостоять СССР в Европе. Затем в различных регионах мира возникают другие военно-политические союзы антисоциалистической и антисоветской направленности: в 1954 г. — СЕАТО, в 1955 г. — СЕНТО, в 1966 г. — АЗПАК.

В то же время развертывается беспрецедентная по масштабам гонка вооружений. Военные бюджеты государств и военных союзов обеих сторон непрерывно растут. Так, если в 1949 г. расходы НАТО на военные цели составляли 18,8 млрд. долларов, то в 1953 г. они достигли 65,5 млрд., а к 1974 г. — 132 млрд. долларов, т. е. увеличились более чем в 7 раз. В США военные ассигнования составляли в 1949 г. 13,5 млрд., в 1960 г. — 47,4 млрд., в 1970 г. — 77 млрд. долларов2. Еще интенсивнее росли военные расходы СССР. Хотя официально они не превышали 17— 18% бюджета, в действительности они достигали 40—45%. Конкретные цифры, однако, составляли государственную тайну.

С 1950 г. быстро наращивается состав вооруженных сил. Численность объединенных вооруженных сил НАТО, например, с 1949 по 1952 гг. увеличилась почти в 4 раза. В 80-х годах она составила 4 933 тыс. человек. Советские Вооруженные Силы при переводе их с военного на мирное положение сократились с 12 млн. до 2 874 тыс. человек. Затем их численность возросла на 1,5 млн. человек, в 1960 г. последовало новое сокращение — на 1,2 млн. Однако с 1982 г. состав советских Вооруженных Сил стал возрастать и к началу 90-х годов превысил 4,8 млн. человек3.

Еще более серьезные изменения произошли в качественном состоянии вооруженных сил обеих сторон. На их оснащение во все возрастающих темпах поступали новые и новые виды военной техники и оружия, причем большой разрушительной и поражающей силы.

Подавляющая часть экономического и военного потенциала капиталистического мира была сконцентрирована на территории США. Уже в конце 50-х годов удельный вес американского промышленного производства в мировом капиталистическом производстве превысил 46%. Американские монополии контролировали важные отрасли промышленности остальных ведущих капиталистических государств и, разумеется, все источники стратегического сырья во многих развивающихся странах. На долю США в 50-е — 60-е годы приходилось 95% мощностей по производству ядерных боеприпасов, 90% ракетостроения и около 60% производства обычных вооружений.

В те годы американские вооруженные силы располагали 98% запасов ядерного оружия и 43% обычных вооружений капиталистических государств. На территории США были развернуты 80% основных стратегических средств ведения войны, представлявших для СССР наибольшую угрозу. Исходя из этого, а главное — с учетом непримиримо враждебной направленности американской внешней политики советская военная стратегия с конца 40-х годов рассматривала США как врага номер один.

Западноевропейские союзники США по НАТО, прежде всего Англия и Федеративная Республика Германии, рассматривались как враг номер два. Считалось, что совокупный военно-промышленный потенциал этих государств, людские ресурсы и мощное техническое оснащение вооруженных сил представляют собой прямую угрозу для СССР. Впрочем, и само руководство НАТО создание такой военно-полити- ческой организации обосновывало насущной необходимостью обеспечения безопасности Запада от возможной экспансии со стороны Советского Союза. Так или иначе вся структура Североатлантического блока, организация его вооруженных сил, их

группировки, система подготовки, а в равной степени и планы боевого применения были подчинены возможному столкновению Запада с Востоком. Словом, Европа вновь превращалась в главную арену политического и военного противоборства.

Опасный очаг напряженности возник и на Ближнем Востоке, где столкнулись интересы Советского Союза, США и других западных держав. Их прямое вмешательство в перманентные конфликты на стороне разных стран, разумеется, накаляло обстановку, дестабилизировало всю систему международных отношений.

Что касается Азиатско-Тихоокеанского региона, то победа коммунистического Китая, казалось бы, создала здесь благоприятные условия для укрепления позиций СССР. Но на самом деле завязывался очень сложный узел противоречий: ведь, кроме СССР, упрочить свое положение стремились и Китай, и США. Не исключалась вероятность скорого восстановления японского промышленного, а затем и военного потенциалов. Пытались возродить свое былое влияние здесь Англия и Франция. Возникшие в связи с этим корейская война (1950—1953), конфликт между КНР и Тайванем (с 1949), франко-вьетнамская (1945—1954), а затем и начавшаяся в 1959 г. война сопротивления вьетнамского народа, довели обстановку в этом регионе до наивысшего накала.

Исходя из субъективного представления о положении в мире, характера реальных военных угроз и общей направленности проводимой политики, советское руководство осуществляло комплекс разнообразных мер по обеспечению безопасности государства. Оно выступило с рядом инициатив, направленных на укрепление мира и международной стабильности, в том числе о проведении переговоров по урегулированию советско-американских отношений (1948), о принятии Пакта мира и о начале постепенного разоружения (1949), о заключении Общеевропейского договора о коллективной безопасности в Европе (1954) и др. Все они, однако, были отвергнуты западными державами. СССР предпринимал и более активные шаги: сорвав все попытки вмешательства Запада во внутренние дела Польши, Болгарии, Румынии, Венгрии и Чехословакии, он сам навязал им просоветский курс развития. Одновременно СССР начал проводить в жизнь систему крупномасштабных оборонных мер и форсированных военных приготовлений.

В мае 1955 г. была создана Организация Варшавского договора, в состав которой вошли восемь (с 1962 г. — семь) государств4. В соответствии с заключенным договором о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи были образованы Объединенные вооруженные силы стран Варшавского договора во главе с объединенным военным командованием. Отныне политическое, экономическое, а тем более военное сотрудничество приобрело всеохватывающий характер. Начался переход к системе коалиционного военного планирования. В результате военно-политическое противостояние выросло до уровня двух враждебных коалиционных блоков. Соответственно этому начали разрабатываться принципы коалиционной стратегии ядерного века.

Новый серьезный поворот в военно-политической обстановке, а затем и в стратегии произошел в начале 60-х годов, когда резко обострились отношения между Советским Союзом и Китаем. В силу объективных и субъективных причин идеологические противоречия между ними переросли в открытую конфронтацию. В то же время наметилось сближение Китая с США. Советскому руководству приходилось учитывать возможность их совместного (поочередного или одновременного) выступления против СССР.

Таким образом, из главного союзника СССР Китай превратился во врага. Более того, ввиду непредсказуемости китайской внешней политики и возможности с его стороны крупномасштабных провокаций некоторые военно-политические деятели СССР были склонны рассматривать своего недавнего союзника в качестве против

ника номер один. Это вынудило в корне пересмотреть направленность военной политики СССР, скорректировать свою стратегию на востоке. Прежде всего в Приморье и Забайкалье были созданы новые мощные группировки Вооруженных Сил, а также развернуты широкомасштабные работы по восстановлению и развитию военной инфраструктуры. Потребовалось пересмотреть все военно-стратегические планы, причем не только по Дальневосточному, но и по всем остальным театрам военных действий. К тому времени относится формирование концепции многовариантной войны, под которую была подведена соответствующая материальная и идеологическая база.

Такое положение сохранялось вплоть до конца 70-х годов. В военно-политическом отношении это был, пожалуй, самый сложный период в послевоенном развитии СССР. Он потребовал принятия радикальных решений по всему комплексу во- енно-политических и оборонных задач. Обстановку усугубляло и то, что обострение советско-американских и советско-китайских отношений совпало с целым рядом острейших международных кризисов, локальных столкновений и конфликтов, непосредственно затрагивавших государственные интересы и национальную безопасность СССР. Наиболее значительными и опасными были карибский кризис (1961), чехословацкий кризис (1968—1969); арабо-израильские войны (1964 и 1973), аме- рикано-вьетнамская война (1964—1975), советско-китайский конфликт у острова Да- манского (1968), вьетнамо-китайская война (1979) и ряд других.

Так или иначе, сам Советский Союз участвовал в них прямо или косвенно, ибо политически связанной с ним стороне он оказывал политическую и экономическую помощь, содействовал поставками оружия, боеприпасов, горючего, военного имущества, технологического оборудования и военными специалистами. В некоторых военных конфликтах использовались отдельные подразделения и части советских экспедиционных войск, выполнявшие в основном задачи противовоздушной обороны.

Что же касается карибского и чехословацкого кризисов, то они сопровождались проведением крупных военных мероприятий как в советских Вооруженных Силах, так и в армиях других стран Варшавского договора. Приобретенный при этом опыт имел важные последствия: он вынуждал корректировать не только военную политику, но и стратегию, другие составляющие военного дела. Более того, цепь взаимосвязанных кризисов и конфликтов, распространившихся тогда на все континенты и многие регионы мира, заставила СССР разработать особую область стратегических приемов, связанную с координацией военных акций в отдаленных районах без прямого участия либо с частично открытым или скрытным применением собственных Вооруженных Сил.

В конце 70-х и в начале 80-х годов в военно-политической обстановке стали проявляться некоторые новые тенденции довольно противоречивого характера. С одной стороны, получил развитие процесс переговоров. Было заключено несколько важных договоров, направленных на снижение в мире военного противостояния: договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2); договор об обычных вооруженных силах в Европе; договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ); договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности; конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и об его уничтожении и другие. В это же время несколько улучшились отношения с Китаем.

Однако в 1979 г. Советский Союз ввязался в длительную и совершенно бесперспективную афганскую войну. На этой почве вновь резко обострились отношения с США, другими странами НАТО, рядом арабских государств. Поиск целесообразных решений в таких условиях привел к более осмотрительному политическому курсу и соответственно к усилению оборонительных аспектов в области военной

стратегии. В результате была уточнена система военных угроз, пересмотрены способы и варианты возможного реагирования на действия вероятных противников, соответственно откорректированы направления развития и подготовки Вооруженных Сил, положено начало формированию стратегии сдерживания и предупреждения войны.

Таким образом, внешнеполитический курс советского государства в послевоенные годы то ужесточался, то становился более гибким и уравновешенным. Соответственно менялся и характер военной стратегии. Но, конечно, складывавшиеся в то время военно-стратегические взгляды определялись не только объективными условиями и субъективно-политическими процессами, но и их идеологической трактовкой. Во всяком случае многие военно-стратегические положения основывались на официально принятых государственных установках. Например, считалось, что после второй мировой войны мир вступил в новую эпоху необратимого перехода от капитализма к коммунизму. В числе важнейших особенностей послевоенной обстановки особая роль отводилась образованию двух противоположных мировых общественно-политических систем, двух военно-политических блоков с перспективой неуклонного расширения социалистического лагеря при одновременном сужении сферы влияния капитализма. Исходя из этого постулата, главной военно-политической задачей в СССР признавалось укрепление мира, защита социализма от «империалистических происков», активная поддержка революционных, антиимпериалистических и национально-освободительных сил. Из нее вытекали соответствующие военностратегические задачи: укрепление оборонного могущества стран социалистического Содружества и отражение возможной агрессии.

Весьма тенденциозно рассматривалось геополитическое и геостратегическое положение СССР. Предполагалось, что его внешнеполитические и стратегические позиции постоянно укрепляются, что расстановка военно-политических сил будет меняться под воздействием все возрастающего влияния социалистических стран, а день ото дня крепнувшее сотрудничество Советского Союза с развивающимися государствами и расширение мирового коммунистического движения в конце концов обеспечат общий кризис капитализма. Применительно к такому выводу разрабатывалась стратегия обороны СССР и всей мировой системы социализма.

Последующие события показали, насколько однобоки и недальновидны были эти установки. Но в то время они казались незыблемыми и закономерными.

В 50-х — 80-х годах зависимость стратегии от экономики стала еще более значимой и многогранной. Экономические возможности СССР явились решающим критерием наращивания и поддержания на должном уровне оборонного потенциала, а все структурные элементы экономики превратились в один из главных субъектов вооруженной борьбы.

После окончания второй мировой войны советской экономике пришлось решать целый комплекс сложнейших задач. Необходимо было в кратчайшие сроки восстановить разрушенное войной народное хозяйство, создать условия для быстрого наращивания материально-технической базы, ввести в строй экономические объекты коренной перестройки и совершенствования обороны страны, создать эффективную систему экономической помощи союзным государствам.

Во второй половине 40-х и в начале 50-х годов главные усилия были сосредоточены на переводе народного хозяйства с военного на мирное положение, быстрейшем восстановлении и модернизации наиболее важных промышленных отраслей сельского хозяйства и транспорта, а в оборонном секторе — на создании и наращивании новых производственных мощностей в танковой, авиационной, радиоэлектронной промышленности. Особое внимание уделялось объектам, связанным с производством расщепляющихся материалов для ядерного оружия.

Восстановление народного хозяйства — это еще одна героическая страница в истории советского государства. Уже к концу 1948 г. был достигнут довоенный уровень индустриального производства, добычи угля, нефти, выработки электроэнергии. Да в общем-то и последующие годы характеризовались высокими темпами развития всех промышленных отраслей. Советский Союз, вступив в тотальное противоборство с США и другими западными державами, быстро наращивал свою экономическую мощь. Наиболее полно это отразилось на росте национального дохода страны. Если в 1961 —1963 гг. этот показатель составил 840 млрд. руб., то в 1968— 1970 гг. — I трлн. 166 млрд. руб., в 1971 —1975 гг. — 1 триллион 674 млрд. руб., а в 10-й пятилетке он увеличился еще на 400 млрд. руб. В 1983 г. национальный доход превысил 530 млрд. руб., в то время как за пять довоенных лет (1936—1940) он составлял всего 154 млрд. руб. Основные показатели развития народного хозяйства в 1945—1983 гг. приведены в таблице 9.

Таблица 9.

Основные показатели развития народного хозяйства СССР в 1945—1983 гг.

Виды продукции

Уровень промышленного производства

1945 г.

1955 г.

1965 г.

1970 г.

1975 г.

1980 г.

1985 г.

Электроэнергия, млрд. кет/ч

48,3

170,2

507,0

740,9

1038,0

1295,0

1419,0

Нефть (с газ. конд.), млн. т.

27,8

101,2

243,0

353,0

491,0

603,0

616,0

Газ, млрд. куб. м.

3,3

9,0

129,0

200,0

289,0

435,0

536,0

Уголь, млн. т.

149,3

389,9

578,0

624,0

701,0

716,0

716,0

Сталь, млн. т.

12,3

45,3

91,0

116,0

141,0

148,0

153,0

Особенно стремительно развивались отрасли, связанные с научно-техническим прогрессом и укреплением обороны государства: электроэнергетика, химическая и нефтехимическая промышленность, машиностроение, станко- и приборостроение, радиоэлектроника.

Было налажено поточное производство ядерного оружия, создана мощная ракетная промышленность. Авиационная отрасль освоила выпуск реактивных самолетов различных типов. Были введены в строй новые мощности по производству артиллерийских систем, бронетанковой техники, средств противовоздушной обороны, новых средств связи, разведки, радиоэлектронной борьбы, боеприпасов различного назначения.

Самого высокого уровня промышленное производство достигло в период 1983— 1985 гг. По сравнению с 1945 г. национальный доход тогда увеличился в 20,4 раза, продукция промышленности — в 28 раз, сельского хозяйства — в 4,8 раза6. В эти же годы в абсолютных цифрах СССР добился максимального объема выпуска большинства видов военной и гражданской продукции. Резко расширилась номенклатура выпускаемых изделий. Было освоено производство многих новых видов ракетной, авиационной и космической техники. Судостроительная промышленность расширила строительство боевых кораблей новых проектов, в том числе атомных подводных крейсеров, ракетных и авианесущих кораблей.

Однако, начиная с 60-х годов, темпы развития экономики стали постепенно снижаться. Так, если с 1950 по 1960 гг. промышленное производство в целом по стране возросло на 264%, то в следующее десятилетие (с 1960 по 1970 гг.) прирост

сократился до 230%, а в 70-х годах он составил только 150%. В дальнейшем темпы роста еще больше снизились. Причем по выпуску отдельных видов продукции производство стало уменьшаться, хотя военные отрасли в те же годы развивались с не меньшей интенсивностью.

К 1985 г. Советский Союз по общему объему промышленного производства занимал второе место в мире и первое — в Европе. Его экономический потенциал составлял почти 80% экономического потенциала США, а суммарная доля социалистических государств — членов СЭВ в общемировом производстве достигла 32%. Но по национальному доходу СССР уступал Соединенным Штатам Америки более чем в три раза.

Только благодаря предельному напряжению и ограничению ассигнований на социальные программы удавалось выдерживать развернувшуюся гонку вооружений и поддерживать военное равновесие со странами вероятного противника. Тем не менее мощная экономическая база СССР позволяла и в тот период ориентироваться на наступательную стратегию, быстро развивать Вооруженные Силы, постоянно обновлять их технический арсенал и ставить перед ними самые решительные цели. Опираясь на эту базу, Советский Союз рассчитывал успешно противостоять США, НАТО и Китаю как в кратковременной, так и в длительной войне с многократным восстановлением Вооруженных Сил.

Тем не менее прогрессивно возраставшая роль экономического фактора в войне заставила руководство СССР пересмотреть способы применения Вооруженных Сил, по-новому оценить основные объекты приложения стратегических усилий. Особое значение приобрели защита своих экономических объектов от ударов врага и надежное уничтожение его аналогичных объектов. Изменился также подход к вопросам борьбы за территорию, овладения жизненно важными районами противника, выживания в ядерной войне.

Третий и главный фактор, под влиянием которого в тот период происходили глубокие изменения в стратегии, связан с научно-техническим прогрессом. И в прошлом развитие науки и техники оказывало огромное воздействие на все стороны военного дела, приводило к созданию новых, более эффективных средств вооруженной борьбы, а затем и к крутому повороту в способах ведения войны и боевых действий. Подлинную революцию в военной сфере вызвало в свое время появление огнестрельного оружия, а затем аналогичным образом повлияли появление танков и авиации, моторизация и механизация армий. Но никогда прежде научно- технический прогресс не приводил к столь крутым и радикальным переменам в характере войны, в военном искусстве, особенно в стратегии, как это произошло во второй половине XX столетия. Этот короткий временной отрезок примечателен цепью следовавших одна за другой революций в военном деле. Вызванные грандиозными научными прорывами в ядерной физике, оптике, физике твердого тела, радиофизике, газодинамике, теплофизике, космической, электронной и лазерной технике, химии, математике, кибернетике и других научных отраслях, а затем созданием на основе этих достижений принципиально новых средств вооруженной борьбы большой разрушительной силы, они привели к подлинному перевороту во взглядах на войну и способы ее ведения.

Глобальные изменения в военном деле связаны с созданием и поступлением на оснащение Вооруженных Сил в конце 40-х и начале 50-х годов ядерного оружия. Затем последовало еще несколько крупных революционных взлетов, вызванных появлением ракет различного назначения, особенно ракет межконтинентальной дальности, реактивного оружия и реактивных двигателей, средств радиоэлектронной борьбы, автоматизированных систем управления войсками и оружием, быстродействую

щих цифровых средств связи космических обеспечивающих систем и, наконец, высокоточного управляемого и самонаводящегося оружия.

В своей совокупности все эти средства не только в корне изменили условия ведения вооруженной борьбы на суше, в воздухе и на море, но и привели к возможности распространить ее на космос, создав предпосылки для мгновенного уничтожения крупных группировок войск и тысяч разнообразных объектов на огромных пространствах. Перед военными предстала перспектива решить таким путем многие стратегические задачи, о которых до того не мог помышлять даже самый смелый мечтатель.

В целом в 50-х — 80-х годах не только обозначились, но и приобрели решающее значение несколько новых направлений военно-технического плана, оказавших доминирующее воздействие на военную стратегию ведущих стран мира, прежде всего СССР и США, участников Варшавского договора и Североатлантического блока. Можно выделить не менее пяти таких направлений.

Первое — это создание и развитие ядерных вооружений, которые были основаны на использовании внутриатомной энергии, выделяющейся при цепных реакциях деления и синтеза ядерного ядра.

Впервые созданная в США, ядерная бомба была испытана в августе 1945 г. Через месяц американцы применили ее для бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки, хотя военной необходимости в этом уже не было. В СССР ядерное оружие появилось в конце 40-х, а в 50-х годах обладателями ядерного оружия последовательно стали Великобритания, Франция и Китай. Сегодня этим оружием располагают еще Израиль, Индия и Пакистан. Научные разработки ведут и другие страны.

Уже на начальной стадии ядерное оружие по своей боевой мощи на два-три порядка превзошло все применявшиеся до него средства вооруженной борьбы. С его созданием появилась возможность комплексного поражения объектов как путем прямого воздействия за счет ударной волны, светового излучения, проникающей радиации, так и в результате вторичного поражения вследствие радиоактивного заражения местности, водных акваторий и атмосферы в обширных зонах и районах. Это сразу же выделило данное средство в особый класс оружия массового поражения. В результате система вооружений разделилась на два качественно отличных друг от друга комплекса средств вооруженной борьбы, а их умелое сочетание в военных действиях явилось одной из важнейших задач стратегии.

Первоначально ядерное оружие существовало в виде авиационных атомных бомб и поэтому рассматривалось исключительно как средство стратегического назначения, предназначенное для поражения крупногабаритных объектов, главным образом административно-политических и промышленных центров, важнейших городов. Тем не менее уже тогда оно, изменив весь облик вероятной войны, превратилось в мощное орудие политики. Во всяком случае именно так его пытались использовать военно-политические круги США, встав на путь открытого ядерного шантажа в период, когда Советский Союз такого оружия еще не имел.

К счастью, американская монополия на ядерное оружие продолжалась недолго — всего 4 года. Появление в 1949 г. ядерного оружия в СССР уравновесило шансы сторон и тем самым сыграло большую роль в предотвращении третьей мировой войны, хотя и создало критическую обстановку ядерного противостояния, в которой один неверный шаг грозил всему человечеству катастрофическими последствиями.

Начиная с 50-х годов гонка ядерных вооружений превратилась в один из определяющих факторов международных отношений и военного противоборства двух систем. Советский Союз стремился любой ценой догнать и превзойти США в количестве и качестве ядерных боеприпасов. В свою очередь, Соединенные Штаты Аме

рики пытались сохранить и нарастить свои преимущества. Шло интенсивное наращивание ядерных арсеналов, форсированно создавались все новые, более совершенные и мощные ядерные боеприпасы, расширялся состав средств их доставки к целям.

В конце 50-х и начале 60-х годов в связи с созданием термоядерных зарядов, а затем и межконтинентальных ракет с термоядерными боеголовками стратегия получила в свое распоряжение средства огромной разрушительной силы для массированного воздействия на территорию врага, поражения объектов в любой точке земного шара. Это предопределило потенциальную вероятность развязывания и ведения всеобщей глобальной войны, не знающей никаких границ.

В СССР ядерное оружие стало активно внедряться во все без исключения виды Вооруженных Сил и основные рода войск. Оно поступило на оснащение Сухопутных войск, Военно-воздушных сил, Военно-морского флота и Войск ПВО страны. Были разработаны новые модификации усовершенствованных авиационных атомных бомб малого, среднего и большого калибра, авиационные и морские крылатые ракеты с ядерными зарядами, ядерные торпеды, артиллерийские ядерные снаряды и мины, ядерные и термоядерные боеголовки для баллистических ракет различного назначения, спецзаряды для зенитных ракет, глубинные ядерные бомбы, инженерные ядерные фугасы и т. п. Словом, появилась возможность широкого применения ядер- ного оружия в стратегическом и оперативно-тактическом масштабах, в различных операциях и даже непосредственно на поле боя.

Наряду с непрерывным совершенствованием ядерного оружия быстро росли его запасы. Скоро количество накопленных ядерных боеприпасов в США и СССР намного превысило все разумные пределы, т. е. достигло такого уровня, при котором обеспечивалось многократное уничтожение всего живого на Земле.

В 70-х годах появилось ядерное оружие третьего поколения: ядерные боеприпасы с переменным тротиловым эквивалентом, нейтронные ядерные боеприпасы, малогабаритные ядерные заряды и т. п. Крупнейшим научно-техническим достижением, оказавшим огромное влияние на стратегию, явилось создание многоблочных ядерных головных частей с самонаводящимися элементами. В перспективе это позволяло в несколько раз увеличить число поражаемых объектов, а главное — обеспечить надежное уничтожение высокозащищенных целей, причем на любых дальностях.

Только с 80-х годов количественный рост ядерных арсеналов затормозился. В соответствии с заключенными между СССР и США соглашениями часть боезарядов была уничтожена, началась плановая утилизация устаревших ядерных боеприпасов. Но, несмотря на запрет проведения ядерных испытаний в трех средах, процесс их совершенствования не прекращался. Более того, и в США, и в Советском Союзе развернулись работы по созданию ядерного оружия четвертого поколения и оружия направленного действия (лазерное и лучевое)[‡].

Второе направление военно-технического прогресса — развитие ракетостроения и массовое внедрение ракет во все виды Вооруженных Сил. Их разработка началась сразу же после окончания второй мировой войны, вначале на базе немецкой технологии ФАУ-1 и ФАУ-2, а затем и по принципиально новым технологиям с расчетом создания сверхскоростных, малоуязвимых и дальнобойных носителей ядерных боеприпасов.

Первоначально приоритет явно отдавался крылатым ракетам. Но очень скоро все внимание в этом плане было сосредоточено на создании баллистических ракет, сначала средней, а затем и межконтинентальной дальности.

В Советском Союзе первый ракетный комплекс был создан и испытан в 1954 г., а межконтинентальные баллистические ракеты — в 1959 г. Примерно в это же

время аналогичные испытания проводились и в США. Несколько позднее баллистические ракетные комплексы наземного и морского базирования появились в Великобритании, Франции и Китае.

С развертыванием довольно крупных группировок баллистических ракет средней, а в последующем и межконтинентальной дальности в действие вступили новые факторы, обусловившие не только возможность внезапного нападения, но и неотвратимость ударов по намеченным объектам и целям, гарантированную вероятность их уничтожения буквально в считанные минуты. Отныне былая неуязвимость географически удаленных объектов и территорий ушла в прошлое. Над всеми странами нависла угроза вероятной ракетно-ядерной атаки, от которой в то время не было никакой защиты, кроме ответных адекватных действий.

С момента объединения ядерного и ракетного оружия в единые ракетно-ядерные комплексы будущая война стала рассматриваться как ракетно-ядерная. Начала формироваться триада стратегических ядерных сил как главное средство ее ведения. Складывалась и система взглядов на способы стратегических действий вооруженных сил в подобных условиях.

В развитии ракетных вооружений новым важным этапом стали 70-е годы. В это время продолжалось интенсивное совершенствование стратегических ракет наземного, морского и авиационного базирования. В строй вступили атомные подводные лодки с баллистическими ракетами межконтинентальной дальности. Непрерывно улучшались показатели боевой готовности, защищенности и точности ракет. Круговое вероятное отклонение боевых блоков ракет с разделяющимися боеголовками от точек прицеливания с нескольких километров сократилось до нескольких сотен и даже десятков метров. Степень защищенности наземных ракетных комплексов повысилась с 2—3 до 20—30 кг/кв.см, а затем и до нескольких сотен кг/кв.см. Были созданы твердотопливные ракеты. Появились подвижные ракетные комплексы промежуточной, средней и межконтинентальной дальности.

Интенсивно развивалось ракетное вооружение оперативного и тактического назначения. Во все возраставших количествах оно поступало на оснащение всех видов Вооруженных Сил. Были разработаны различные типы тактических и опера- тивно-тактических ракет класса «земля-земля», «воздух-земля», «земля-воздух», «воз- дух-воздух», «воздух-поверхность», «земля-корабль», «корабль-корабль», «корабль-воздух». С появлением управляемых и самонаводящихся ракет высокой точности могла быть реализована возможность широкого их применения не только в ядерном, но и в обычном снаряжении для поражения самых разнообразных целей во всех видах операций и боевых действий. Благодаря этому удалось отодвинуть так называемый «ядерный барьер», т. е. момент перехода к неограниченному применению ядерного оружия. Вместе с тем во всех пространственных сферах операции и боевые действия приобрели новые черты. Важнейшим фактором их ведения стали ракетно-огневое поражение противника и защита от аналогичного воздействия с его стороны.

В 80-х годах ракетные системы различного назначения в армиях стран ОВД и НАТО составляли основу наступательных и оборонительных вооружений. В это время появились многочисленные модификации наземных, морских и авиационных ракетных комплексов, зенитных противотанковых и противорадиолокационных ракет. Наряду с баллистическими ракетами особое значение приобрели крылатые ракеты нового поколения. На оснащение флотов поступили эффективные береговые и корабельные комплексы морских крылатых ракет. Были созданы маловысотные и малозаметные стратегические крылатые ракеты средней и большой дальности. Это позволило ощутимо расширить объем стратегических, оперативных и тактических задач, решаемых с использованием ракетного оружия.

Третье направление — модернизация и совершенствование так называемых классических вооружений на основе создания и использования новых материалов и конструкций, внедрения реактивных, турбореактивных и газотурбинных двигателей, высокоэффективного бортового оборудования, стабилизирующих и новых прицеливающих систем, боеприпасов повышенной мощности и объемного взрыва.

Наиболее значимые качественные изменения произошли в авиации, артиллерии, бронетанковых войсках и войсках противовоздушной обороны. Вся авиация стала реактивной и ракетоносной, а ее боевые возможности возросли в 10—18 раз. Скорости полета боевых самолетов достигли 2—3 скоростей звука (2—3 М). При ведении боевых действий особую роль приобрела армейская авиация, основу которой составили вертолеты различного назначения.

Скачкообразно развивалась артиллерия, особенно реактивная. Основу полевой артиллерии составили самоходные артиллерийские установки. Дальность стрельбы артиллерийских систем возросла в 3—6, а точность поражения целей — в 2,5—5 раз.

Полностью преобразовались и бронетанковые войска. Теперь танки превратились в сложнейшие боевые комплексы: их защищенность с использованием многослойной брони и динамической защиты увеличилась в 10—12 раз, а огневая мощь — в 5—7 раз и более. Важнейшим боевым средством сухопутных войск стали боевые машины пехоты, что резко повысило их боевую маневренность.

Коренной структурно-технической перестройке подверглись войска противовоздушной обороны. Основу средств ПВО составили зенитные ракетные комплексы, способные поражать аэродинамические цели в широком диапазоне высот и скоростей. В составе войск ПВО наряду с противосамолетными средствами появились средства предупреждения о ракетном нападении, противоракетной и противокосми- ческой обороны.

Всего за каких-нибудь сорок с лишним лет в вооруженных силах США, СССР, других государств НАТО и ОВД сменилось 3—5 поколений обычных видов оружия и военной техники, и, как следствие этого, операции и боевые действия с использованием обычного оружия приобрели качественно новый облик. Особенно глубокие сдвиги в способах их ведения произошли на рубеже 70-х — 80-х годов, когда в развитии классических видов оружия наметилась новая тенденция, связанная с разработкой и широким внедрением высокоточного управляемого оружия, в том числе разведывательно-ударных систем. В результате появилась возможность с одного- двух выстрелов гарантированного уничтожения точечных целей на больших пространственных расстояниях, причем с минимальным расходом боеприпасов. По существу, возможности обычного оружия достигли параметров ядерных средств малой и сверхмалой мощности. Вследствие этого боевые действия приобрели необычайно напряженный, высокодинамичный и истребительный характер, что потребовало пересмотра многих принципов их ведения в оперативно-тактическом и стратегическом масштабах.

Четвертое направление военно-технического прогресса — это стремительное развитие военной радиоэлектроники. С одной стороны, это привело к подлинной революции в области управления войсками и оружием, что позволило в несколько раз повысить эффективность боевых систем, обеспечить возможность создания качественно новых боевых средств и добиться надежного решения многих оперативных и стратегических задач, связанных с сверхбыстродействующими процессами, а с другой — выдвинуло на авансцену еще одну сферу вооруженной борьбы — радиоэлектронную войну.

Начиная с 50-х годов в военном деле стали применяться электронно-вычислительные машины, сначала для решения ряда расчетных задач и проектирования

военной техники, затем для управления войсками. В 60-х годах были созданы первые автоматизированные системы управления. В последующем их интенсивно внедряли во все звенья Вооруженных Сил. Появились АСУ второго, третьего и четвертого поколений со все большим быстродействием и резко возраставшими возможностями. На этой основе было автоматизировано управление Ракетными войсками стратегического назначения, Войсками противовоздушной обороны страны, Военно- воздушными силами, Военно-морским флотом, артиллерией, а значит, в несколько раз повысилась их боевая эффективность. На оснащение армий СССР, США и ряда других стран поступили автоматизированные системы управления тактического и оперативного звеньев. В результате была достигнута более высокая степень оптимизации решений, резко повысились оперативность и качество планирования, сократились сроки сбора и обработки информации.

В 70-х — 80-х годах удалось решить задачу автоматизации управления высших звеньев руководства Вооруженными Силами. Появилась возможность использования автоматизированных систем для повышения достоверности и точности оценки военно-политической и стратегической обстановки, разработки и выбора различных вариантов боевых действий, прогнозирования операций и войны в целом. Словом, преобразовался не только весь процесс стратегического планирования, но и произошли серьезные изменения в способах стратегических действий Вооруженных Сил, организации работы высших органов военно-политического и стратегического руководства в мирное и военное время.

Еще большее влияние на способы военных действий оказали появление и развитие средств радиоэлектронной борьбы. Уже в 50-х годах стало очевидным, что за счет их применения можно почти полностью парализовать управление авиацией и средствами ПВО противника, на несколько порядков снизить их боевую эффективность. В дальнейшем радиоэлектронная борьба распространилась на все остальные сферы военных действий. Были созданы разнообразные средства радиоэлектронного, оптико-электронного и гидроакустического подавления, самонаводящиеся ракеты и бомбы. Стремительно разрабатывались различные средства и способы радиоэлектронной защиты собственных систем управления войсками и оружием Соотношение возможностей сторон в ведении радиоэлектронной борьбы превратилось в один из решающих показателей боевого потенциала Вооруженных Сил

Пятое направление — прорыв в космос, создание боевых и обеспечивающих средств космического базирования. В военных целях космос стал использоваться уже в конце 60-х годов. А в следующее десятилетие были разработаны спутниковые системы общей и детальной разведки, связи, навигации, выведены на околоземные орбиты метеорологические и топографические спутники. СССР и США развернули космические системы предупреждения о космическом нападении. Одновременно осуществлялась интенсивная разработка космических и противокосмических боевых систем. В 80-х годах появились первые противокосмические комплексы наземного и авиационного базирования. Проектировались и создавались разнообразные боевые ударные системы типа «космос-космос» и «космос-земля».

Иными словами, космос превращался в еще одну сферу вооруженной борьбы, став очень важным театром военных действий. Завоевание господства в космосе в стратегическом масштабе приобрело еще большее значение, чем стратегическое господство в воздухе или на море. Применение военно-космических средств коренным образом изменило все представления о масштабах и размахе вооруженной борьбы, придало всем стратегическим операциям невиданные ранее черты, позволило в несколько раз повысить эффективность решения многих стратегических задач

В то же время в развитии военно-технического прогресса обозначилось еще одно направление, связанное с разработкой оружия на новых физических принци

пах. С начала 80-х годов почти одновременно в СССР и США развернулись исследовательские работы в области лазерного, пучкового (нейтронного), сверхвысокочастотного, инфразвукового и кинетического оружия. Появились идеи создания генетического, кинематического и геофизического оружия. Пожалуй, можно сказать, что на данном рубеже перешли Рубикон: появились предпосылки для создания принципиально новых средств борьбы глобального действия; теперь человечеству угрожало массовое уничтожение на огромных пространствах и в невиданных до того масштабах.

Правда, в дальнейшем на этом пути возникли серьезные научно-технические и финансовые трудности. Это обстоятельство, а также изменение военно-политиче- ской обстановки в мире привели к частичному свертыванию подобных работ, но в принципе совсем от них не отказались. Возможность появления таких средств вполне реальна. Одно это вынуждает заранее уточнять стратегические планы и концепции, принимать соответствующие превентивные меры предупредительного характера. Не приходилось сомневаться в том, что назревает новый крупнейший поворот в военном деле, прежде всего в стратегии ведения войны.

На протяжении всех послевоенных лет и вплоть до распада СССР советская военная стратегия развивалась под знаком противостояния военной стратегии США и НАТО. Именно поэтому многие ее положения формировались с учетом тех или иных военно-стратегических концепций Пентагона, получавших официальное признание в НАТО.

В начале 50-х годов в США была принята стратегия «массированного возмездия». Она основывалась на собственном превосходстве в ядерном оружии и при любых вариантах возникновения войны заключалась в немедленном нанесении по противнику массированных ядерных ударов с использованием всего накопленного ядерного потенциала для достижения победы в кратчайшие сроки.

В соответствии с этой концепцией американцы разработали несколько планов ведения войны против СССР, причем из года в год количество предлагаемых для использования ядерных боезарядов и число поражаемых городов-целей возрастало. Так, в 1947—1948 гг. ядерным ударам намечалось подвергнуть 15—20 городов Советского Союза, в 1950 г. — уже 129, а в 1953 г. — более 200. Судя по плану «Дропшорт», разработанному в 1949 г., на советские объекты предполагалось сбросить 300 атомных бомб. В последующих планах количество ядерных боеприпасов исчислялось уже тысячами единиц. Например, по плану, относящемуся к концу 1967 г., по Московскому промышленному району намечалось нанести 72 ядерных удара.

Однако по мере наращивания советского ракетно-ядерного потенциала США все более утрачивали свою неуязвимость. Более того, становилось совершенно очевидным, что в случае ядерного нападения Америка сама может подвергнуться уничтожающему советскому ядерному удару. В Штатах как среди политиков, так и в военных кругах появились предостерегающие оценки на этот счет.

Так, бывший министр обороны США Р. Макнамара указывал на катастрофическую уязвимость 200 самых крупных американских городов, где сконцентрировано около 75% промышленного производства. Американские ученые Т. Мартин и Д. Лэ- тем в книге «Стратегия выживания» отмечали, что в 218 промышленных центрах США проживают почти 96 млн. человек. По мнению этих специалистов, которые вплотную занимались вопросами гражданской обороны, потери США от ядерных ударов могут быть колоссальными — не менее 130 млн. человек. В западной печати широко освещались выводы американского физика Г. Канна, сделанные им на случай поражения американской экономики ядерным оружием. Он писал, что если потери США составят 100 млн. человек, то для экономического восстановления страны потребуется как минимум 100 лет. Ученые подсчитали и вероятные потери США от ответного удара Советского Союза по американским базам авиации, ВМС и

ракетным базам. Вывод был неутешительным: 56 млн. американцев погибнут сразу, а более 100 млн. человек получат смертельную дозу радиации.

Под давлением общественного мнения Пентагон разработал более осмотрительные военно-стратегические варианты стратегии «массированного возмездия», в том числе концепцию контрсиловых действий, которая предусматривала первоначальное нанесение ядерных ударов по ракетным базам СССР.

В начале 60-х годов вместо стратегии «массированного возмездия» в США была принята стратегия «гибкого реагирования». С 1967 г. она стала официальной стратегией НАТО. В соответствии с ней допускались различные варианты начала и ведения обычной и ядерной войн с дозированным и выборочным применением ядерного оружия, использованием различных вариантов нанесения упреждающих и ответных ударов. В основе ее, как и прежде, лежали принципы поддержания превосходства над Советским Союзом в стратегическом и тактическом ядерном оружии Вместе с тем предусматривались ускоренное развитие обычных средств поражения и создание условий для контроля за развитием локальных военных конфликтов.

Реализация этих принципов сопровождалась непрерывным ростом американских ядерных сил наземного, воздушного и морского базирования. В середине 60-х годов США уже имели 1 173 установки стратегических баллистических ракет, в том числе 304 ракеты на подводных лодках, а также 1 110 самолетов стратегической авиации, из них 630 бомбардировщиков В-527. Одновременно Заращивалась общая численность вооруженных сил. В состав объединенных вооруженных сил входило 60 дивизий, 11 —12 тыс. танков и 5,5 тыс. самолетов.

В соответствии со стратегией «гибкого реагирования» допускалась возможность ведения всеобщей ядерной войны, ограниченной ядерной войны, войны с использованием обычных средств поражения и, наконец, войны, начинающейся с применения обычного оружия, но затем с переходом к использованию ядерного оружия. Как бы в развитие этой стратегии в середине 60-х годов было еще разработано несколько концепций. Самые примечательные среди них — это концепции «гарантированного уничтожения» и «ограниченного ущерба».

Концепция «гарантированного уничтожения» предусматривала способность к абсолютно надежному уничтожению любого противника при различных вариантах начала и ведения войны. Какой стратегический замысел закладывал Пентагон в эту концепцию, видно из доклада министра обороны США Макнамары на заседании по делам вооруженных сил палаты представителей Конгресса США. В том документе подчеркивалось, что США должны иметь такое количество стратегических средств ядерного нападения, которое при любой обстановке обеспечит уничтожение трети или четвертой части населения, а также примерно двух третей промышленности Советского Союза.

Главная цель стратегической концепции «ограниченного ущерба» — обеспечить выживание США в ядерной войне. В ее основе лежало требование о нанесении упреждающих ударов по средствам ядерного нападения в месте их базирования, а кроме того, совершенствовании своих ПВО и ПРО, повышении эффективности мер гражданской обороны с тем, чтобы возможный ущерб от ответных действий противника оказался минимальным.

В начале 70-х годов в плане совершенствования и частичного изменения стратегии «гибкого реагирования» Соединенные Штаты Америки приняли стратегию «реалистического устрашения». Она предусматривала сдерживание противника угрозой неотвратимого уничтожения и организации последовательного ввода в действие все более мощных и разрушительных средств вооруженной борьбы. В этих условиях в составе американских вооруженных сил предусматривалось иметь 1 тыс. межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования, 656 балли

стических ракет на 41 атомной подводной лодке и более 650 тяжелых стратегических бомбардировщиков. В случае ядерного столкновения с противником за счет применения этих сил, а также средств оперативно-тактического назначения предполагалось организовать глобальное стратегическое ядерное наступление и ядерное наступление на театрах военных действий. При этом принцип «неоспоримого превосходства» был заменен принципом «оборонной достаточности».

В 1984 г. взамен стратегии «реалистического устрашения» Пентагон разработал стратегическую концепцию «прямого противодействия». Она легла в основу американской военной доктрины 80-х годов. Главный смысл концепции — активное противодействие СССР и странам Варшавского договора в глобальном и региональном масштабах путем достижения полного и неоспоримого военного превосходства и завоевания лидирующей позиции США в мире. Концепция исходила из многовариантного применения ядерных сил — от нанесения одиночных ядерных ударов по отдельным целям до массированного применения ядерного оружия по всему комплексу военных, индустриальных и административно-политических объектов.

В очередной раз военная стратегия США была пересмотрена в связи с распадом СССР и резким изменением всей военно-политической обстановки в мире. Теперь в основу ее была положена новая концепция строительства и применения вооруженных сил. Она исходит из категорий риска и необходимости отражения внезапно возникших угроз на любом направлении путем упреждающих или ответных действий тем составом сил и таким способом, что окажутся целесообразными в конкретной обстановке.

Наряду со стратегическими потенциалами менялись и некоторые общие военнодоктринальные установки США. Так, в 1971 г. взамен установки на ведение глобальной войны против СССР и других стран Варшавского договора была принята во- енно-политическая концепция «полутора войн», учитывавшая возможность ведения в каком-либо регионе одной всеобщей ядерной и одной локальной войны. В 1980 г. ее заменили концепцией «двух с половиной войн», которая предусматривала готовность вооруженных сил к ведению двух крупномасштабных войн (ядерной и обычной) и одной локальной в совершенно обособленном районе. С середины 80-х годов эту установку заменили концепцией «множественности войн». Согласно ей США допускали возможности ведения двух крупномасштабных и нескольких локальных войн в различных регионах мира.

Что касается НАТО, то в Североатлантическом блоке с момента его образования и до 1963 г. официально придерживались так называемой периферийной стратегии. Она исходила из подавляющего военного превосходства СССР и других стран — участников Варшавского договора в Европе, особенно по сухопутным войскам. С учетом этого допускалось временное оставление вооруженными силами НАТО части своей территории с последующим переходом в контрнаступление, в ходе которого допускалось применение ядерного оружия с переносом военных действий на территорию восточноевропейских государств.

В 1963 г. одновременно с принятием стратегии «гибкого реагирования» в качестве официальной стратегии НАТО была признана стратегическая концепция «передовых рубежей». Она предполагала организацию оборонительных рубежей как можно ближе к восточной границе ФРГ, исключала значительный отход в глубь ее территории и предусматривала различные уровни «ядерной порчи», т. е. момента и условий перехода к применению ядерного оружия. В 90-х годах в связи с объединением Германии и распадом СССР эта концепция утратила свое значение.

Таким образом, в 50-е — 80-е годы советская военная стратегия корректировалась и уточнялась с учетом каждой из указанных стратегических концепций США. При этом предусматривались как адекватные, так и несимметричные действия. Од

нако общая направленность стратегии определялась не каким-то одним, а всей совокупностью перечисленных выше военно-политических, стратегических и военно-тех- нических факторов. Именно это и обусловливало сложность и многоплановость последовательного перехода ко все более гибким ее формам.

<< | >>
Источник: В. А. Золотарев. История военной стратегии России. 2000

Еще по теме Глава пятая ВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ:

  1. Глава 10. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  2. Глава 14. ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  3. Военная стратегия России накануне и в ходе первой мировой войны
  4. ГЛАВА III. ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАУКА В США ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. Глава 12. СССР И СТРАНЫ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  6. Антиамериканизм в европейской культуре после Второй мировой войны
  7. Афганистан после второй мировой войны
  8. Европа — «виртуальная» и «другая» Глобальное и локальное в идентификации восточноевропейских интеллектуалов после Второй мировой войны
  9. Глава XI РАЗВЯЗЫВАНИЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИМИ ДЕРЖАВАМИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.
  10. Характер второй мировой войны
  11. Начало второй мировой войны
  12. 1. Причины второй мировой войны
  13. МЕЖДУНАРОДНОЕ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1918-1923 гг.).
  14. 2. Главные итоги второй мировой войны
  15. § 1. Начало второй мировой войны
  16. Тибет в годы Второй мировой войны
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -