<<
>>

НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ОБРАЗОВАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ И ПОЛИТИКА ЕЕ УЧАСТНИКОВ ПО ОСНОВНЫМ ПРОБЛЕМАМ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ

Вероломное нападение 22 июня 1941 г. фашистская Германия ве-

?фашистской Германии и роломно, без объявления войны напала

?ее сателлитов на СССР. г ^ ^ ^

Изменение характера на Советский Союз.

Вместе с ней против

©торой мировой войны СССР выступили Италия, Румыния,

Финляндия, Венгрия, Словакия; о разрыве дипломатических отнсішений с Советским Союзом заявило коллаборационистское правительство Виши.

На советско-германском фронте было сосредоточено 190 дивизий Германии и ее союзников, в том числе «голубая дивизия» «франкистской Испании. Они имели на вооружении 4,3 тыс. танков, 47,2 тыс. орудий и минометов, около 5,3 тыс. боевых самолетов.

Готовясь к нападению на СССР, Германия создала огромный военный и экономический потенциал. На службу агрессии были поставлены почти 6,5 тыс. промышленных предприятий, захваченных гитлеровцами в европейских странах. В результате разгрома Франции была устранена опасность ведения войны на два фронта. Движение Сопротивления европейских народов, попавших в фашистскую кабалу, только еще начинало развертываться. На грани военного поражения оказалась Великобритания в результате проводившейся ее правящими кругами политики «умиротворения» агрессоров. Как отмечал У. Черчилль, события «оказались более ужасными, чем кто-либо мог предвидеть». Соединенные Штаты стремились избежать вооруженного столкновения с Германией и Японией, хотя и продолжали помогать Великобритании наращивать военно-экономическую мощь.

Фашистские правители Германии поставили перед собой цель стереть с лица земли Советский Союз, стоявший на их пути к достижению мирового господства. Речь шла не только об аван тюристических планах разгрома крупнейшей военной державы, какой являлся СССР, но и об уничтожении нового общественного строя — социализма, ликвидации завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, лишении советского народа государственной самостоятельности. По планам нацистских главарей, территория СССР подлежала насильственной германизации и расчленению, а советские люди — физическому истреблению или порабощению. Тем самым начавшаяся совет- ско-германская война с самого начала приобрела характер острейшего классового столкновения между социализмом и империализмом, в котором речь шла о судьбе нашей Родины, будущем мировой цивилизации, дела социального прогресса.

Главари «третьего рейха» рассчитывали на то, что Советский Союз окажется в полной военно-политической изоляции и что классовые антагонизмы воспрепятствуют объединению его усилий с США и Великобританией, антикоммунизм правящих кругов которых был хорошо известен в Берлине. 18 июля 1941 г. министр иностранных дел Италии Чиано записал в своем дневнике: «Гитлер вступил в войну, надеясь, что его борьба против большевизма скорее всего подтолкнет англосаксонские страны к окончанию конфликта». В этом заключался крупнейший стратегический просчет нацистов, исходивший из недооценки остроты межимпериалистических противоречий.

Планом «Барбаросса» предусматривалось молниеносное наступление вермахта в глубь территории СССР, окружение и уничтожение главных сил Красной Армии, с тем чтобы «воспрепятствовать своевременному отходу боеспособных сил противника и уничтожить их западнее линии Днепр — Двина».

Разгром Советского Союза в результате гитлеровского блицкрига планировалось завершить до зимы 1941/42 года. Для осуществления этого плана были созданы три армейские группы: «Север», «Центр», «Юг».

После завершения «русской кампании» намечалось высвободившиеся войска использовать для нападения через Закавказье на Средний Восток и вторжение на Британские острова. После осуществления территориальных захватов в Старом Свете должен был наступить черед Соединенных Штатов.

Советское руководство до последнего момента делало все возможное, чтобы предотвратить войну с фашистской Германией. Располагая данными о планируемом вторжении, оно в апреле — июне 1941 года предприняло дополнительные срочные меры для повышения мобилизационной готовности Советского государства и его Вооруженных Сил. Из внутренних округов к западным границам страны выдвигались пять общевойсковых армий, стрелковые соединения пополнялись контингентами призывных возрастов. В широких масштабах было развернуто строительство укрепленных районов и аэродромов. Активно шло перевооружение армий новыми видами оружия. Производственные мощности со ветского танкостроения к лету 1941 года в полтора раза превышали германские. Исключительно важное значение для укрепления обороноспособности СССР имело создание новых военных предприятий в восточных районах страны. Но, к сожалению, не все намеченное удалось осуществить. В войсках еще оставалась устаревшая техника, ощущалась нехватка новых видов оружия.

Одной из причин неудач на фронте в первые месяцы Великой Отечественной войны являлся допущенный просчет в отношении конкретных сроков нападения фашистской Германии на СССР. Несмотря на отданную 21 июня Наркоматом обороны директиву командованию западных военных округов, не были приведены в полную боевую готовность приграничные войска первого эшелона.

Имели место также определенные иллюзии в отношении действенности предпринимаемых дипломатических попыток отсрочить наступление войны. И хотя возможности дипломатического маневрирования к июню 1941 года, по существу, были исчерпаны, И. В. Сталин продолжал настаивать на решении этой задачи средствами дипломатии. 14

июня 1941 г. в советской печати было опубликовано сообщение ТАСС, текст которого днем раньше был вручен наркомом иностранных дел В. М. Молотовым германскому послу в Москве Шуленбургу. В сообщении говорилось, что появление в иностранной печати слухов о «близости войны между СССР и Германией» лишено каких-либо оснований и что СССР и Германия неуклонно соблюдали и соблюдают положения советско-германского договора 1939 года. Сообщение ТАСС категорически опровергало слухи о том, будто и СССР готовится к войне с Германией, как лживые и провокационные. Однако в Берлине не дали ответа на сообщение ТАСС, не было оно опубликовано и на страницах германской печати, что ясно говорило об агрессивных намерениях главарей «третьего рейха». 21

июня вечером Советское правительство сделало еще одну попытку удержать Германию от нападения на СССР, предложив ей вступить в переговоры на предмет урегулирования спорных вопросов. Германский посол был приглашен в НКИД, где его ознакомили с содержанием советской ноты по поводу имевших место многочисленных нарушений советской границы германскими самолетами. Советскому послу в Берлине было поручено вручить аналогичную ноту германскому министру иностранных дел Риббентропу. Перед германским послом в Москве был поставлен ряд вопросов, касающихся состояния советско-германских отношений. В частности, советское руководство интересовало: в чем заключается недовольство Германии в отношении СССР, если таковое имеется; чем объясняется усиленное распространение слухов о близкой войне между Германией и СССР? С советской стороны был задан также вопрос о причинах массового отъезда из Москвы сотрудников германского посольства и членов их семей. Однако Шуленбург ушел от ответа на поставленные вопросы. «Я сказал, — сообщал он в Берлин после своего визита к наркому, — что не мог ответить на его вопросы, так как не располагал необходимой информацией».

Глубокой ночью 22 июня в 0 часов 40 минут советскому послу в Берлине была направлена телеграмма, в которой сообщалось

о содержании беседы наркома с Шуленбургом и поручалось встретиться с Риббентропом или его заместителем и поставить перед ним те же вопросы. Выполнить это поручение послу не пришлось. Через несколько часов фашистская Германия, разорвав пакт о ненападении, вероломно напала на СССР. Для Советского государства кончилось время мирной дипломатии, наступила пора дипломатии военной.

Вступление Советского Союза во вторую мировую войну явилось фактором мирового значения как для последующего хода и исхода войны с фашизмом, так и для всего дальнейшего общественного развития. Выше говорилось, что с вступлением в войну СССР она окончательно приобрела антифашистский, справедливый, освободительный характер. Священная борьба Советского Союза против гитлеровской агрессии стала мощным фактором сплочения всех антифашистских миролюбивых сил. Несмотря на все предпринятые усилия, международной реакции не удалось развязать мировой конфликт на классовой основе как «крестовый поход» всех империалистических держав против первого в мире социалистического государства. По признанию английского историка Б. Питта, вступление Советского Союза в войну явилось «поворотным пунктом» в борьбе народов против фашизма. Великая Отечественная война Советского Союза против фашистской Германии коренным образом изменила военно-поли- тическую обстановку в мире, открыла новый период второй мировой войны. 22

июня в 12 часов дня с обращением к советскому народу по поручению правительства СССР выступил заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров и нарком иностранных дел В. М. Молотов. В обращении подчеркивалось, что эта война навязана советскому народу «кликой кровожадных фашистских правителей Германии», и содержался призыв к мобилизации всех сил народа на отпор врагу, к сплочению вокруг Коммунистической партии. Обращение заканчивалось историческими словами, ставшими лозунгом советских людей в борьбе с агрессорами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

В связи с началом войны под руководством ЦК ВКП(б) была разработана широкая программа перестройки деятельности партии и жизни советского народа на военный лад. Эта программа была изложена в директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. партийным, советским организациям прифронтовых областей. В ней указывались конкретные пути и способы дости жения победы над немецко-фашистскими захватчиками и превращения Страны Советов в единый боевой лагерь. В документе подчеркивалось, что речь идет о жизни и смерти Советского государства, о том, останутся ли народы Советского Союза свободными или впадут в порабощение. «Все для фронта, все для победы!»— этот лозунг стал определять все стороны жизни советского народа.

В целях централизации политического, государственного и военного руководства постановлением ЦК ВКП(б), Президиума Верховного Совета СССР и Совнаркома СССР от 30 июня 1941

г. был учрежден чрезвычайный орган — Государственный комитет обороны (ГКО) под председательством И. В. Сталина. ГКО был наделен всей полнотой власти в государстве и осуществлял руководство напряженной работой по переводу экономики на военные рельсы, укреплению боевой мощи Красной Армии и организации решительного отпора врагу. Еще 23 июня 1941 г. для стратегического руководства боевыми действиями была сформирована Ставка Главного Командования Вооруженных Сил СССР, позднее преобразованная в Ставку Верховного Главнокомандования (ВГК).

С первых дней Великой Отечественной войны советско-германский фронт стал главным и решающим фронтом второй мировой войны. От исхода сражений здесь зависела судьба войны в целом. Коммунистическая партия подняла народ на решительную борьбу с коварным врагом, осуществляла руководство многогранной деятельностью по мобилизации материальных и духовных ресурсов Советского государства, используя огромные преимущества социалистического строя. Многое зависело также от той международной обстановки, в которой разворачивалась борьба советского народа против фашистской агрессии. Перед советской внешней политикой встали новые ответственные и важные задачи.

С первых дней Великой Отечественной вой- Внешнеполитические ны главные усилия советской дипломатии цели СССР во второй

мировой войне были направлены на создание и укрепление

широкой антифашистской коалиции государств, противостоящих блоку держав-агрессоров. Со всей остротой была поставлена практическая задача объединить усилия государств с различным общественным строем в борьбе против общей угрозы.

То, чего не удалось осуществить перед войной в силу классовой ограниченности руководителей западных держав, стало возможным в новых исторических условиях. Объективные предпосылки организации коллективного отпора агрессорам складывались благоприятные. Вступление в войну Советского Союза резко активизировало все антифашистские силы. Война всколыхнула народные массы, подняла их на бой с фашизмом, усилила демократические настроения в странах — потенциальных союзниках СССР. Действия стран «оси» затрагивали жизненные интересы правящих кругов Соединенных Штатов Америки и Великобритании. Межимпериалистические противоречия были непримиримыми.

Цели Советского Союза во второй мировой войне были сформулированы в Обращении Председателя ГКО И. В. Сталина к советскому народу 3 июля 1941 г. В Обращении содержалась глубокая оценка Отечественной войны как всенародной войн^і с фашистскими поработителями и указывалось, что ее целью «является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма». Далее говорилось: «В этой освободительной войне мы не будем одинокими. В этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки, в том числе в лице германского народа, порабощенного гитлеровскими заправилами. Наша война за свободу нашего отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы. Это будет единый фронт народов, стоящих за свободу, против порабощения и угрозы порабощения со стороны фашистских армий Гитлера».

Основные цели Советского Союза во второй мировой войне — разгром агрессоров, освобождение народов Европы, возвращение им свободы и независимости — определяли и его конкретные внешнеполитические задачи. Перед советской дипломатией встала задача создать максимально благоприятные международные условия для завоевания победы над врагом прежде всего путем создания боеспособной антигитлеровской коалиции. В беседе с английским послом в Москве Крипсом 8 июля 1941 г. И. В. Сталин подчеркнул: «Коалиции нужно противопоставить коалицию, а не изоляцию». Прежде всего необходимо было добиться открытия второго фронта в Европе путем высадки на континенте англо-американских войск, с тем чтобы заставить Германию вести войну на два фронта. Решение этой задачи облегчило бы положение Советского Союза и ускорило бы достижение победы над фашизмом.

Важное значение имела также задача привлечения дополнительных ресурсов из США и Великобритании в форме поставок вооружений, снаряжения, стратегического сырья и оборудования, в которых испытывали потребность фронт и тыл. Кроме того, что касается США, которые вплоть до декабря 1941 года являлись невоюющей страной, эти поставки открывали возможность для установления с ними союзнических отношений. Кроме того, необходимо было не допустить вовлечения в войну против СССР новых стран, прежде всего Японии, связанной с Германией тройственным пактом, а также Турции и Ирана.

Советское правительство неоднократно подчеркивало, что оно стремится к восстановлению суверенных прав народов, оказавшихся временно под игом фашизма, к утверждению принци пов невмешательства в их внутренние дела и беспрепятственного осуществления ими права на самоопределение.

Демократические, освободительные, справедливые цели советской внешней политики были глубоко созвучны антифашистским настроениям народов. Согласно опросу общественного мнения, проведенного в США сразу же после начала гитлеровского нашествия на СССР, 72% американцев высказались за победу Советского Союза и только 4% желали победы Германии. Трудящиеся многих стран, верные принципам пролетарского интернационализма, через свои массовые организации выступали за установление единства действий с Советским Союзом, требовали от правящих кругов более активного участия в войне на стороне СССР. Во главе движения рабочего класса в поддержку Советского Союза стояли коммунистические партии. Нараставшие выступления трудящихся капиталистических стран в поддержку СССР являлись массовой базой формирования антигитлеровской коалиции — военно-политического союза государств и народов.

Реакция Великобритании Правители нацистской Германии, совер-

и США на нападение шив агрессию против СССР, делали став-

фашистскбй Германии ку на его международную изоляцию. Не

на СССР понимая, что обстановка в мире коренным

образом изменилась, они все еще рассчитывали гальванизировать в Великобритании и США «мюнхенские» настроения и в этих целях вновь пускали в ход затасканный жупел «красной опасности». В этом духе, в частности, было выдержано обращение Гитлера к германскому народу, зачитанное 22 июня 1941 г. по радио и опубликованное в печати США и Великобритании, в котором развивалась насквозь лживая мысль о «превентивном» характере войны против СССР с целью отвести от Европы угрозу «советского большевизма».

Курсу СССР на сплочение всех антифашистских сил противостояла линия гитлеровской дипломатии на их разобщение. По сути дела, вопрос заключался в том, какие противоречия в мировой политике — классовые или межимпериалистические — возобладают. В правящих кругах США и Великобритании не было единства мнений в отношении оценки фашистской угрозы и необходимости сотрудничества с СССР с точки зрения национальных интересов своих стран. Активно вели себя сторонники мюнхенской политики, которые ставили на одну доску фашизм и коммунизм и предлагали держаться в стороне от советско-германского конфликта.

Выражением этих взглядов явились заявления в Великобритании министра авиационной промышленности Д. Мур-Брабазо- на, а в США — сенатора от штата Миссури, будущего президента Г. Трумэна. Д. Мур-Брабазон заявил: «Пусть Германия и СССР истощат друг друга, в конце войны Англия станет хозяином положения в Европе». Г. Трумэн предлагал: «Если мы уви- дим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше». Эти взгляды, выражавшие ненависть империалистической реакции к первой в мире стране социализма и ее стремление использовать мировую войну к собственной выгоде, в той или иной степени определяли настроения в правящих кругах США и Великобритании на протяжении всей войны.

Вместе с тем по мере нарастания фашистской угрозы для национальных интересов США и Великобритании постепенно усиливались более реалистические настроения, выразители которых высказывались в пользу налаживания сотрудничества с СССР. Эти настроения определялись прежде всего экономическими интересами монополистического капитала США и Великобритании. Угроза национальной безопасности США и Великобритании со стороны держав «оси», мощное движение прогрессивной общественности в поддержку Советского Союза и другие объективные факторы вынудили руководителей этих стран пойти на создание антигитлеровской коалиции с участием СССР. Именно поэтому сразу же после нападения гитлеровской Германии на СССР официальные представители Великобритании и США — премьер-министр У. Черчилль и президент Ф. Рузвельт — выступили с заявлениями об осуждении агрессии и о готовности оказать Советскому Союзу необходимую помощь.

Вечером 22 июня по радио с речью выступил У. Черчилль. Напомнив, что «за последние двадцать пять лет не было более последовательного противника коммунизма, чем он», британский премьер-министр тем не менее решительно заявил, что любое государство, которое борется против Германии, включая Россию, получит английскую помощь. «Поэтому опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам», — подчеркнул он. Это заявление означало, что Великобритания не собирается идти на сепаратный мир с Германией, чего добивались, желая обезопасить Германию с тыла, гитлеровские эмиссары накануне «восточного похода». В беседе, состоявшейся в тот же день с советским послом, А. Иден подчеркнул, что «ни о каком мире с Гитлером не может быть и речи». В Лондоне испытывали нескрываемое облегчение: опасность, нависшая над Британскими островами, по крайней мере на время устранена.

Сложнее обстояло дело с официальной реакцией в Вашингтоне. США формально не участвовали в войне, в стране были сильны изоляционистские настроения. Хотя американская общественность была возбуждена сообщением о вторжении Гитлера в Россию, Белый дом первое время хранил молчание. Советский посол в Вашингтоне К. А. Уманский сообщал в НКИД 22 июня: «Рузвельт, правительственный лагерь в целом и рузвельтовское большинство в конгрессе заняли сегодня по вопросам германско го нападения на нас молчаливую, выжидательную позицию... Перспектива победы немцев для него (Рузвельта) неприемлема, ибо угрожает Англии и в конечном счете планам США, перспектива же нашей слишком сокрушительной победы и влияния на всю Европу его пугает с классовых позиций. Весь Рузвельт и его политика состоят сейчас из зигзагов между этими противоречиями. А запасы классовой ненависти к нам в США очень велики».

Только на следующий день заместителю государственного секретаря С. Уэллесу было поручено сделать официальное заявление от имени американского правительства. В нем также высказывалось отрицательное отношение США к коммунизму, но вместе с тем нападение Германии на Советский Союз расценивалось как «вероломное» и подчеркивалось, что «любая борьба против гитлеризма», из какого бы источника она не исходила, будет способствовать обороне и безопасности Соединенных Штатов. О конкретной поддержке Советского Союза в заявлении не было сказано ни слова, как, впрочем, не уточнялось и в выступлении президента Рузвельта на пресс-конференции 24 июня, какую помощь США намерены были оказать Советскому Союзу.

Заявления руководителей Великобритании и США были тщательно скоординированы между собой по тону и содержанию и не оставляли никаких сомнений в том, что первая реакция в Лондоне и Вашингтоне на начавшуюся советско-германскую войну означала провал расчетов Гитлера и его сообщников на внешнеполитическую изоляцию СССР и благожелательный нейтралитет англосаксонских держав. Не содержа в себе никаких конкретных обязательств, сделанные заявления, тем не менее, достаточно ясно говорили, что дорога к образованию антигитлеровской коалиции была открыта.

Советское правительство предприняло прак- Начало создания анти- ТИЧЄские шаги к установлению союзниче- гитлеровскои коалиции ских отношений с Великобританией и США,

стараясь придать складывающейся коалиции максимально действенный и эффективный характер. Антигитлеровская коалиция явилась результатом осуществления ленинской идеи сотрудничества государств с различным общественным строем в специфических условиях военного времени. В послании У. Черчиллю от 23

ноября 1941 г. глава Советского правительства отмечал, что «различие в характере государственного строя СССР, с одной стороны, и Великобритании и США, с другой стороны, не должно и не может помешать нам в благоприятном решении коренных вопросов об обеспечении нашей взаимной безопасности и законных интересов».

В своих дипломатических усилиях Советское правительство исходило из необходимости скорейшего юридического оформления складывающейся коалиции путем принятия сторонами конкретных обязательств. Наиболее активно военно-политическое и экономическое сотрудничество в первое время налаживалось в отношениях СССР с Великобританией. 12

июля 1941 г. в Москве было подписано Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии. В двух пунктах соглашения содержались обязательства сторон оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в войне против гитлеровской Германии и на протяжении всей войны не вести переговоров и не заключать перемирия или мирного договора, кроме как с обоюдного согласия. Соглашение вступило в силу с момента его подписания.

Имея в виду определение конкретных форм и способов оказания взаимной помощи, СССР и Великобритания заключили в августе 1941 года соглашение о товарообороте, кредите и клиринге. Соглашению предшествовал визит в Великобританию советской военной делегации во главе с генералом Ф. И. Голиковым для решения вопросов оказания Англией военно-технической помощи СССР. На основе подписанного соглашения английское правительство предоставило СССР 3-процентный заем на сумму 10

млн. ф. ст. сроком на пять лет. В сентябре 1941 года английское правительство приняло решение оказывать помощь Советскому Союзу на условиях, аналогичных ленд-лизу.

Медленнее налаживалось советско-американское сотрудничество. В Вашингтоне явно выжидали, сумеет ли Советский Союз выдержать натиск фашистских полчищ, и не спешили с оказанием ему обещанной помощи, ограничившись заявлением о размораживании советских фондов в США и неприменении к СССР «закона о нейтралитете», что давало ему возможность приобретать в США за наличный расчет военные материалы, а американским судам — право захода в советские порты. В июле в СССР было отправлено из США военных грузов лишь на 6,5 млн. долл.

Чтобы рассеять сомнения в правящих кругах США в отношении решимости Советского Союза противостоять агрессии, в Вашингтон в конце июля была также направлена советская военная делегация во главе с генералом Ф. И. Голиковым, которая вела переговоры с американскими должностными лицами, включая президента Рузвельта, на предмет организации американских военных поставок в СССР. Переговоры протекали в трудной обстановке: сказывалось стремление американского правительства затянуть решение вопроса до прояснения ситуации на восточном фронте, выдвигались различного рода «предварительные условия».

Важное значение для развития советско-американского сотрудничества имел состоявшийся в конце июля 1941 года визит в СССР Г. Гопкинса — близкого друга и советника президента Рузвельта. Кроме официальной цели — изучения потребностей Советского Союза в американских военных поставках, поездка должна была помочь руководству США через своего представи теля ознакомиться с положением дел на советско-германском фронте. В ходе переговоров в Москве 30—31 июля с И. В. Сталиным и другими советскими руководителями Г. Гопкинс пришел к выводу, что война принимает упорный и затяжной характер и что советский народ мобилизует все силы и средства на отпор врагу. В своем отчете в Белый дом он писал: «Я очень уверен в отношении этого фронта. Моральное состояние населения исключительно высокое. Здесь существует безусловная решимость победить».

Вместе с тем американский представитель уклонился от принятия конкретных обязательств по оказанию помощи СССР военными материалами. Руководствуясь инструкциями президента, он также дал понять, что США не намерены на этом этапе вступать в войну и дорожат своим статусом нейтральной державы. Одним из результатов переговоров явилась достигнутая договоренность о созыве конференции представителей СССР, США и Великобритании для рассмотрения вопроса об оказании взаимной помощи.

США отказались принять советское предложение о предоставлении СССР кредита или займа на сумму 500 млн. долл. с оплатой в течение пяти лет после войны для покрытия советских заказов. 15 августа было подписано соглашение, по которому СССР получал кредит в 10 млн. долл. под обязательство передать американскому казначейству около 10 т золота.

Советское правительство стремилось создать как можно более широкий фронт борьбы с фашизмом, объединить в нем все страны, находившиеся в состоянии войны с гитлеровской Германией. 18

июля 1941 г. в Лондоне было заключено соглашение с эмигрантским правительством Чехословакии о взаимной помощи и поддержке в войне против гитлеровской Германии. Советское правительство согласилось на создание чехословацких воинских частей на территории СССР, которые должны были действовать на советско-германском фронте под руководством Советского Верховного Командования. 27 сентября эта договоренность была закреплена особым военным соглашением между верховными командованиями двух стран.

Соглашение между правительствами СССР и ЧСР имело большое значение для возрождения Чехословакии как суверенного государства и признания недействительности мюнхенского сговора. Решительно осудив выдачу Чехословакии Гитлеру западными державами накануне войны, СССР теперь установил союзнические отношения с ней, создав благоприятные условия для восстановления ее государственности и активизации ее участия в совместной борьбе с фашизмом. Что касается Великобритании, то она лишь в августе 1942 года официально отказалась от своей подписи под мюнхенским диктатом, оставив в то же время открытым вопрос о признании домюнхенских границ Чехословакии.

Труднее оказалось достичь договоренности с польским эмигрантским правительством во главе с генералом Сикорским. В ходе этих переговоров, начавшихся 5 июля 1941 г. в Лондоне, польская сторона попыталась выдвинуть притязания на Западную Украину и Западную Белоруссию. Советское правительство отказалось рассматривать этот вопрос. В результате переговоров 30 июля было подписано соглашение, первый пункт которого гласил: «Правительство СССР признает советско-германские договоры 1939 г. касательно территориальных перемен в Польше утратившими силу. Польское правительство заявляет, что Польша не связана никаким соглашением с какой-либо третьей стороной, направленным против Советского Союза». Стороны договорились о восстановлении дипломатических отношений и обязались оказывать друг другу поддержку в войне против гитлеровской Германии. Советское правительство дало согласие на сформирование на территории СССР польской армии, определив ее первоначальную численность в 30 тыс. человек. 4

декабря 1941 г. в результате состоявшихся в Москве переговоров между И. В. Сталиным и генералом Сикорским была подписана Советско-польская декларация о дружбе и взаимной помощи. Стороны заявили, что они совместно с другими союзниками будут вести войну до полной победы и окончательного уничтожения фашистских захватчиков. В декларации также подчеркивалось, что в мирное время основой взаимоотношений двух стран будут добрососедское сотрудничество, дружба и обоюдное честное выполнение принятых обязательств.

Советско-польская декларация примечательна, кроме того, тем, что в ней впервые четко проводилась мысль о необходимости создания после войны международной организации безопасности. Обеспечение прочного и справедливого мира, указывалось в документе, «может быть достигнуто только новой организацией международных отношений, основанной на объединении демократических стран в прочный союз».

Итогом переговоров явилась также договоренность об увеличении численности формируемой на территории СССР польской армии до 96 тыс. человек, которая, как подчеркивалось, будет вести войну с фашистскими захватчиками «рука об руку с советскими войсками». Польскому правительству были предоставлены два займа на оснащение армии в сумме 365 млн. рублей, а также налажено снабжение формируемых польских частей вооружением, снаряжением и продовольствием.

Советское правительство внимательно следило за развитием движения «Свободная Франция», Национальный комитет которого возглавлял генерал де Голль, отмечало его растущее влияние и важность более активного привлечения его к совместной антифашистской борьбе. После начала Великой Отечественной войны сложились благоприятные условия для установления официальных контактов между Советским Союзом и движением «Сво бодная Франция». Генерал де Голль хорошо понимал, какое значение для возрождения Франции в качестве великой державы имели помощь и поддержка со стороны Советского Союза, тем более что Великобритания и особенно США отводили Франции после войны второстепенную роль и рассчитывали прежде всего прибрать к рукам французские колонии.

В конце июня 1941 года представители де Голля в Лондоне и Анкаре посетили послов СССР в этих странах и поставили вопрос «об установлении тех или иных официальных отношений между Советским правительством и движением „Свободная Франция”». Французские представители конкретно указывали, что их организация хотела бы установить военное сотрудничество с СССР.

26 сентября 1941 г. Советское правительство уведомило генерала де Голля, что признает его руководителем «всех свободных французов» и готово «оказать свободным французам всестороннюю помощь и содействие в общей борьбе с гитлеровской Германией и ее союзниками». С советской стороны была также выражена твердая решимость после «победы над общим врагом обеспечить полное восстановление независимости и величия Франции».

В ответном послании де Голль выражал благодарность Советскому правительству и со своей стороны обязался «бороться на стороне СССР и его союзников до достижения окончательной победы над общим врагом», а также оказать СССР в этой борьбе всестороннюю помощь всеми имеющимися в его распоряжении средствами.

Так началось становление антигитлеровской коалиции, вдохновителем и организатором которой был СССР. Используя объективные условия, ненависть народов к фашизму, нарастание освободительной борьбы порабощенных народов, понимание буржуазными правительствами необходимости сотрудничества с СССР, Советский Союз наряду с гигантскими усилиями на фронте и в тылу обеспечивал прочные международные позиции в борьбе с фашизмом, воодушевлял и организовывал все антифашистские, демократические силы.

Совместные меры СССР 0 растущей координации действий глав-

и Великобритании по ных участников антигитлеровской коали-

ликвидации фашистских ции свидетельствовали совместные меро-

происков в Иране приятия СССР и Великобритании, пред

принятые в отношении Ирана.

Перед нападением на Советский Союз фашистская Германия стремилась превратить Иран в свой укрепленный плацдарм. В стране насаждалась нацистская идеология. Немецкие советники активно проникали в государственный аппарат и в армию Ирана, руководили строительством предприятий и дорог.

После нападения на СССР активность гитлеровцев в Иране резко усилилась. Иран стал наводняться многочисленными агентами германской разведки, гестапо, пропагандистских служб. На территории Ирана готовились диверсионные и террористические группы для засылки в СССР, создавались склады оружия и боеприпасов.

Советское правительство в нотах, направленных правительству Ирана в июле—августе 1941 года, требовало пресечения подрывной и шпионской деятельности германских агентов в Иране. Аналогичные представления были сделаны иранскому правительству Великобританией. Однако прогермански настроенный шах Ирана Реза Пехлеви отказался удовлетворить законные требования СССР и Великобритании.

В такой ситуации СССР и Великобритания по инициативе английского правительства были вынуждены принять совместные меры с целью предотвратить использование территории Ирана фашистскими государствами: временно ввести в Иран советские и английские войска. 25

августа Советское правительство направило иранскому правительству ноту, в которой заявлялось, что СССР в целях самообороны и в соответствии со ст. 6 советско-иранского договора 1921 года решил временно ввести войска на территорию Ирана. «Принимаемые Советским Правительством военные меры,— указывалось в ноте, — направлены исключительно только против опасности, созданной враждебной деятельностью немцев в Иране. Как только эта опасность, угрожающая интересам Ирана и СССР, будет устранена, Советское Правительство... немедленно выведет советские войска из пределов Ирана». В тот же день советские и британские войска вступили на территорию Ирана.

Совместные действия СССР и Великобритании предотвратили замышлявшееся нападение на СССР с территории Ирана, позволили освободить Иран от немецкой агентуры. Союзники приобрели дополнительные коммуникации для снабжения Советского Союза — морской и железнодорожный пути от Персидского залива до Каспийского моря.

8 сентября 1941 г. Советский Союз и Великобритания подписали с иранскими представителями соглашение, по которому определялась численность войск союзников на территории Ирана, а иранское правительство обязалось содействовать транспортировке через страну военных грузов союзных держав. В соответствии с соглашением иранские власти должны были закрыть все центры фашистской деятельности. Однако Реза-шах, подстрекаемый из Берлина, пытался саботировать это соглашение. В связи с этим союзники были вынуждены ввести войска и в Тегеран. 16 сентября Реза-шах отрекся от престола в пользу сына— Мохаммеда Реза Пехлеви. 29

января 1942 г. СССР, Великобритания и Иран заключили в Тегеране договор о союзе. В соответствии с договором СССР и Великобритания обязались уважать территориальную целост ность, суверенитет и политическую независимость Ирана, защищать его от агрессии. Иран обязался сотрудничать с союзными государствами, обеспечивая им возможность пользования коммуникациями, проходящими по его территории. СССР и Великобритания обязывались вывести войска из Ирана не позднее шести месяцев после окончания войны с Германией и ее сателлитами.

Подписанный советско-англо-иранский договор обеспечил сотрудничество Ирана с государствами антигитлеровской коалиции и окончательно лишил фашистских главарей надежды на превращение этой страны в свой плацдарм для нападения на Советский Союз с юга.

Коренным образом изменившаяся между-

Формулирование общих народная обстановка в результате вступ- целей антигитлеровской г „ ^ ^

коалиции ления в воину Советского Союза, выдви

нутые СССР 3 июля демократические цели и принципы ведения войны заставили руководителей США и Великобритании теснее скоординировать внешнюю политику своих государств. В этих целях в середине августа 1941 года было намечено провести двустороннюю англо-американскую встречу в'бухте Арджентия (остров Ньюфаундленд), вошедшую в историю как Атлантическая конференция. Это была первая встреча в ряду последующих встреч в годы войны Ф. Рузвельта и У. Черчилля, руководителей двух ведущих капиталистических держав — членов антигитлеровской коалиции, в которых Советский Союз не был приглашен принять участие.

На конференции было заслушано сообщение вернувшегося из Москвы Гопкинса. По результатам обсуждения этого сообщения было подготовлено и направлено совместное англо-американское послание И. В. Сталину. В этом послании Рузвельт и Черчилль заявили о готовности оказать СССР помощь военными материалами и предлагали созвать в Москве совещание для обсуждения вопросов распределения «наших общих ресурсов».

В принятой 14 августа по окончании встречи Атлантической хартии провозглашались достаточно расплывчатые принципы ведения войны и организации послевоенного мира, отдававшие традиционную дань буржуазному пацифизму и антифашистским настроениям демократической общественности. В частности, говорилось, что Англия и США не стремятся к территориальным или иным приобретениям и не согласятся на какие-либо территориальные изменения, не находящиеся в согласии со свободно выраженным желанием заинтересованных народов. Подчеркивалось, что стороны уважают право всех народов избирать свою форму правления и стремятся к восстановлению суверенных прав и самоуправления тех народов, которые лишены этого насильственным путем. Провозглашалось право великих и малых народов иметь доступ на равных основаниях к торговле и к мировым источникам сырья. В хартии говорилось, что после окон чательного уничтожения нацистской Германии Англия и США надеются на установление мира, который даст возможность всем странам жить в безопасности на своей территории, обеспечить такое положение, при котором все люди во всех странах могли бы всю свою жизнь не знать ни страха, ни нужды. Указывалось также, что в послевоенном мире все государства и народы должны будут отказаться от применения силы, должны быть избавлены от бремени вооружения. Что же касается тех государств, которые «угрожают или могут угрожать агрессией», то они должны быть разоружены «впредь до установления более широкой и надежной системы всеобщей безопасности».

Вместе с тем ряд положений Атлантической хартии с точки зрения СССР носил явно неудовлетворительный характер. Так, в документе не была четко сформулирована основная задача участников борьбы против фашизма, которая заключалась в объединении всех их усилий и ресурсов для полного и быстрейшего освобождения стран, оккупированных гитлеровцами. Пункт 3

хартии, содержавший обязательства Англии и США содействовать восстановлению национальных прав и суверенитета народов, не распространялся на колониальные народы.

В ходе подготовки хартии, а также в ходе работы конференции в целом проявились англо-американские противоречия по вопросу о месте каждой из них в послевоенном устройстве мира. Предлагая включить в хартию такие принципы, как «свобода торговли», «равные возможности», США пытались добиться доступа к богатым рынкам и сырьевым источникам колониальных владений Британской империи. Не случайно эти предложения вызвали возражения Черчилля, в результате которых в хартию были внесены оговорки о том, что эти принципы будут осуществляться «с соблюдением существующих обязательств».

Авторам Атлантической хартии послевоенный мир видился англо-американским миром. Поэтому проявленное ими демонстративное стремление отстранить Советский Союз от участия в решении крупнейших политических вопросов вызвало негодование в Москве. Советское правительство отказалось участвовать в межсоюзнической конференции в Лондоне, назначенной на 27 августа, хотя и не имело принципиальных возражений против положений хартии. В телеграмме советскому послу в Лондоне нарком разъяснил, что Советский Союз не может просто присоединиться к англо-американской декларации «хотя бы потому, что наши товарищи страшно раздражены тем, что СССР хотят превратить в бесплатное приложение других держав».

Преподав предметный урок союзникам, Советское правительство в интересах сплочения антигитлеровской коалиции согласилось принять участие в перенесенной на сентябрь межсоюзнической конференции в Лондоне с- целью согласования Атлантической хартии с другими странами, борющимися против фашизма. В конференции принимали участие представители СССР, Вели кобритании, Бельгии, Чехословакии, Люксембурга и движения «Свободная Франция».

Представитель СССР огласил на конференции декларацию Советского правительства, которая ясно определяла позицию СССР относительно целей в войне и послевоенного устройства мира: уничтожение расовой исключительности; равноправие наций и неприкосновенность государственной территории; освобождение порабощенных наций и восстановление их суверенитета; экономическая помощь потерпевшим нациям и содействие им в деле достижения материального благополучия; восстановление демократических свобод; уничтожение фашистского режима. Советский Союз вновь высказался за коллективные действия против агрессоров, за разоружение, за мирные и добрососедские отношения со всеми странами, за помощь жертвам агрессии.

В декларации выражалось согласие с основными принципами Атлантической хартии, но делалась существенная оговорка, что их практическое осуществление «неизбежно должно будет сообразоваться с обстоятельствами, нуждами и историческими особенностями той или иной страны».

Выдвинутая Советским правительством программа антигитлеровской' коалиции, принципы послевоенного устройства мира соответствовали интересам всего прогрессивного человечества и нашли поддержку всех свободолюбивых народов.

С 29 сентября по 1 октября 1941 г. в Московская конференция Москве проходила конференция предста- о военных поставках « * ^ттт*

вителеи СССР, Великобритании и США

по вопросам оказания взаимной военно-экономической помощи.

Конференция состоялась в момент, когда Советские Вооруженные Силы вели тяжелые оборонительные бои с немецко-фа- шистскими захватчиками по всей линии огромного фронта, протянувшегося от Балтики до Черного моря. К осени 1941 года гитлеровская Германия оккупировала территорию СССР, в два раза превышающую размеры Франции. Войскам противника удалось продвинуться в глубь территории Советского Союза на 600—850 км, к концу сентября они находились в 300 км от Москвы. Тяжелая обстановка на фронте в первые месяцы Великой Отечественной войны создавала неблагоприятные военно-политические условия, в которых приходилось действовать советской дипломатии.

Несмотря на многочисленные заявления, англо-американские союзники не торопились оказать помощь СССР, выжидая исхода летне-осенней кампании. В первые три тяжелых месяца войны союзники практически не поставляли Советскому Союзу вооружения и материалов. Лишь убедившись, что гитлеровский план «молниеносной войны» потерпел крах, союзные правительства приступили к конкретному обсуждению с СССР вопросов оказания взаимной военно-экономической помощи в войне с Германией.

Союзники на Московской конференции были представлены видным американским политическим деятелем А. Гарриманом и министром снабжения британского правительства лордом Би- вербруком. Каждый из них имел директивы своего правительства, определяющие линию поведения на переговорах. Так, в директивах Бивербруку Черчилль поручал добиваться, чтобы поставки Советскому Союзу велись «почти исключительно за счет американских ресурсов». При этом основную часть поставок английский премьер считал возможным осуществить только в 1943 году.

Правительство Рузвельта исходило из понимания того, что* Советский Союз являлся единственной реальной силой, противостоящей германской агрессии, а поэтому ему следовало оказать военно-экономическую помощь. Как отмечал в своих воспоминаниях А. Гарриман, это решение было «всего-навсего осознанием американских эгоистических интересов».

В результате терпеливой дипломатической работы удалось согласовать основной документ конференции и секретный протокол о поставках. Ежемесячно Советский Союз должен был получать 400 самолетов, 500 танков (при заявке на 1100), 152 зенитных орудия (при заявке на 300), около 140 противотанковых орудий (при заявке 300), 2 тыс. т алюминия (при заявке 4

тыс. т) и другие военные грузы. Значительная часть советских заказов была временно оставлена без согласования. В свою очередь, СССР обязался поставлять Англии и США некоторое необходимое им для военного производства сырье. Таким образом, предусматривалось, что помощь будет двусторонней.

Советское правительство высоко оценило итоги Московской конференции. 13 октября 1941 г. нарком иностранных дел сообщал временному поверенному в делах СССР в США А. А. Громыко: «Конференция трех держав прошла и закончилась в общем успешно... И если по ряду вопросов (например, по станкам и некоторому другому оборудованию и сырью) пока не были установлены точные размеры и сроки, то и мы не считали нужным уточнять все эти детали, чтобы не затягивать конференцию, считая важным подчеркнуть политический эффект соглашения быстротой работы конференции».

Правительство США с 1 ноября 1941 г. распространило на СССР действие закона о передаче военных материалов взаймы или в аренду (ленд-лиз) и объявило о предоставлении СССР беспроцентного займа в 1 млрд. долл. для финансирования поставок. В самый напряженный для Советского Союза период Великой Отечественной войны военные поставки союзников составляли ничтожную долю собственных советских усилий и, естественно, не могли оказать сколько-нибудь заметного влияния на* ход сражений на советско-германском фронте. Подписанный в Москве протокол о поставках был выполнен лишь на 40%.

После нападения фашистской Германии на ВТОРОГО *оонТКРЫТИИ Советский Союз она оказалась в состоянии ^Европе в 1941агоду войны и на Востоке, и на Западе. Фактически же война шла только на одном фронте— советско-германском. На СССР легла основная тяжесть борьбы с блоком государств-агрессоров. Вместе с тем союзники, и прежде всего Великобритания, располагали реальными возможностями для объединения с Советским Союзом военных усилий на европейском континенте. К осени 1941 года на Британских островах были полностью отмобилизованы 33 дивизии с частями усиления. Британские войска были обеспечены вооружением и боевой техникой как за счет военного производства своей страны, так и промышленности США. По выпуску самолетов и некоторых других видов вооружения Англия уже в это время обогнала Германию.

Проблема второго фронта — узловая проблема в отношениях СССР с союзниками — стала предметом обсуждения между Советским и английским правительствами уже в июле 1941 года. Вскоре после подписания советско-английского соглашения о совместных действиях в войне против Германии глава Советского правительства направил английскому премьер-министру первое личное послание, в котором официально поднял вопрос об открытии второго фронта. В послании подчеркивалось, что «военное положение Советского Союза, равно как и Великобритании, было бы значительно улучшено, если бы был создан фронт против Гитлера на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика)». Советское правительство справедливо указывало на то, что «легче всего создать такой фронт именно теперь, когда силы Гитлера отвлечены на Восток и когда Гитлер еще не успел закрепить за собой занятые на Востоке позиции».

Ознакомившись с текстом послания Советского правительства, Черчилль заявил, что попытка установить сколько-нибудь прочный фронт на севере Франции является «нереальной». Единственное, что обещал английский премьер, так это то, что «воздушные налеты на Германию будут продолжаться со все возрастающей мощью».

Как следовало из беседы Черчилля с советским послом в Лондоне, состоявшейся в конце августа 1941 года, второй фронт мыслился англичанам скорее где-то на Ближнем Востоке, чем во Франции. Во время беседы английский премьер вновь повторил, что считает второй фронт на Западе в настоящий момент невозможным. Он выразил сомнение, что такой фронт станет возможным и весной 1942 года, если только за зиму не обнаружится, что Германия близка к внутреннему краху.

Таким образом, переговоры между СССР и Великобританией летом 1941 года по проблемам второго фронта результатов не дали. Советское руководство трезво оценивало сложившуюся ситуацию. 30 августа 1941 г. И. В. Сталин в телеграмме послу И. М. Майскому так охарактеризовал позицию английского правительства в вопросе о втором фронте. «По сути дела, — отмечал он, — английское правительство своей пассивно-выжидательной политикой помогает гитлеровцам. Гитлеровцы хотят бить своих противников поодиночке — сегодня русских, завтра англичан. То обстоятельство, что Англия нам аплодирует, а немцев ругает последними словами, нисколько не меняет дела. Понимают ли это англичане? Я думаю, что понимают. Чего же хотят они? Они хотят, кажется, нашего ослабления. Если это предположение правильно, нам надо быть осторожными в отношении англичан».

В сентябре 1941 года, когда военное положение СССР серьезно осложнилось, Советское правительство сочло необходимым вновь поставить перед английским правительством вопрос об открытии второго фронта. В послании Сталина, направленном Черчиллю 3 сентября, подчеркивалось, что гитлеровская Германия перебросила на восточный фронт более 30—34 свежих пехотных дивизий, большое количество танков, самолетов и активизировала действия 46 дивизий своих союзников, в результате чего Советский Союз потерял больше половины Украины и враг оказался у ворот Ленинграда. Советский Союз, указывалось в послании, поставлен перед смертельной опасностью, и существует только один выход из такого положения — «создать уже в этом году второй фронт где-либо на Балканах или во Франции, могущий оттянуть с восточного фронта 30—40 немецких дивизий». Но английское правительство по-прежнему не проявляло желания облегчить положение СССР.

В вопросе об открытии второго фронта в Европе наглядно проявилась империалистическая сущность политики правящих кругов Великобритании, а затем и США. Позиция западных держав определялась не военными, а политическими соображениями. Войну против Германии они хотели вести таким образом, чтобы в течение длительного времени наращивать собственную военную мощь, предоставляя Советскому Союзу одному выдерживать всю тяжесть борьбы против гитлеровской Германии и ее союзников по агрессии.

Убедившись в конце 1941 года, что главные силы фашистской Германии глубоко увязли в тяжелых боях под Москвой, Лондон начал разрабатывать курс на преимущественное использование британских вооруженных сил в районе Ближнего и Среднего Востока, а также Средиземноморья, представляющих собой сферу особых интересов Великобритании. Согласно этим планам, военные действия с основными сухопутными силами Германии, находившимися на европейском континенте, возлагались полностью на СССР. Американские правящие круги в целом разделяли британские стратегические планы.

В целом в начальный период Великой Отечественной войны была заложена достаточно прочная основа межсоюзнических отношений, на которой проходило их дальнейшее развитие.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / ТОМ ПЕРВЫЙ / 1917-1945. 1986 {original}

Еще по теме НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ОБРАЗОВАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ И ПОЛИТИКА ЕЕ УЧАСТНИКОВ ПО ОСНОВНЫМ ПРОБЛЕМАМ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ:

  1. Начало Великой Отечественной войны
  2. Начало Великой Отечественной войны
  3. § 2. Начало Великой Отечественной войны
  4. 3. Начало Великой Отечественной войны, ее национально-освободительный характер.
  5. § 2. Начало Великой Отечественной войны. Перестройка жизни страны на военный лад
  6. § 4. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.Советский тыл в годы войны
  7. а) Проблемы организации производства военной продукции в начальный период Великой Отечественной войны
  8. Глава 28. СССР в годы Великой Отечественной войны: боевые действия, советский тыл, внешняя политика
  9. Тема I. СССР в годы Великой Отечественной войны (4 ч)
  10. ИЗ ВРЕМЁН ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ   
  11. Стратегические проблемы ведения коалиционной войны
  12. Часть III ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1945)
  13. .Глава четвертая РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОГО ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. (1941-1945)
  14. Приложение 3 (к стр. 24) Нормативные акты, принятые в период Великой Отечественной войны, направленные на защиту жилищных прав военнослужащих
  15. ОБРАЗОВАНИЕ СЕФЕВИДСКОГО ФЕОДАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА В XVI в. НАЧАЛО ВОЙНЫ С ТУРЦИЕЙ
  16. § 18. АНТИФАШИСТСКАЯ КОАЛИЦИЯ И ИТОГИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  17. ОБРАЗОВАНИЕ ОЧАГОВ ВОЙНЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЕВРОПЕ. БОРЬБА СССР ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ НОВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ СИСТЕМЫ КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ