<<
>>

Дискурсивная интерпретация


Ранее мы рассматривали фотографический образ как передатчик знаков с двух точек зрения. Во-первых, с позиции его автора, желая открыть субъективное значение, которое он придал снимку. Это может обеспечить герменевтическая интерпретация.
Во-вторых, мы сконцентрировали внимание на самом образе, сначала на формальных свойствах приведенных значений, а затем на содержании этих значений. Выявить эти особенности фотографического образа позволяет семиотический и структурный анализ. Но остается незатронутым еще один крайне важный аспект — восприятие образа и, следовательно, аудитории, воспринимающей образ, а также институции, которые ограничивают восприятие либо могут являться посредниками в этом восприятии.
Сформулируем важный тезис: получатели образа не ограничиваются простым приемом значений, предусмотренных автором и содержащихся в образе, а активно участвуют в трансформации этих значений либо создании новых.
Необходимо отдавать себе отчет, что смысл образа устанавливается на пути между создателем и получателем посредством самого образа во вполне определенном институциональном контексте. Как пишет Ролан Барт, «восприятие фотографии всегда исторично; оно зависит от “знания” получателя так же, как и в случае языка, понятного только тогда, когда некто выучил знаки» [20].
Фотографический снимок — полисемантичный образ, который несет в себе множество значений. Для исследователя немаловажным является вопрос, будут ли они восприняты и какое
впечатление произведут на получателя. Ответ будет зависеть от его индивидуальных психологических качеств, которые можно обобщенно определить как визуальная чувствительность.
Безусловно, частично это — приобретенная способность, привитая с культурной составляющей социализации индивида. В этом случае мы можем говорить об уровне визуальной компетенции. При этом важно понимать, что в ряде случаев, независимо от общей способности восприятия визуальных сообщений, процесс актуализированного значения во многом зависит от установок, ожиданий, предубеждений получателя.
Подобная актуализация значений из полисемантичного набора фотографического образа зависит также от ситуации, в которой происходит восприятие образа. Например, с высокой долей вероятности мы можем утверждать, что в фотографии, выставленной в галерее, зритель заметит что-то одно, в семейном альбоме — другое, в глянцевом журнале — третье.
Ту составляющую анализа, которая принимает во внимание подобный аспект восприятия получателя образа, мы назовем дискурсивной интерпретацией. Мы задействуем этот термин потому, что само понятие дискурса подчеркивает не только знаки (язык) и правила, придающие знакам определенные значения, но и значимые институциональные контексты, в которых эти правила используются. Дискурсы театра, науки, фотографии отличаются друг от друга, в ряде случаев значительным образом. Каждый дискурс диктует свой способ видения общественного мира и «внушает», что именно это — видение настоящее.
Визуальный дискурс — особенная разновидность дискурса: мы можем определить его, как сложный интерактивный процесс, в котором реализуются и опознаются значения образов. Дискурсивная интерпретация стремится к выявлению того, кому адресована фотография и каким образом адресат принимает участие в формировании значения снимка посредством «практик рассматривания» [21], реализуемых в рамках соответствующих институций. Такая интерпретация требует от исследователя, во-первых, идентификации категорий получателей, во-вторых, определения режимов получения, а также понимания и определения связанных с этим своеобразных «практик рассматривания» образа, его интерпретации.
Стоит помнить, что фотографический образ в определенном смысле является таким же предметом, как и любой другой, и поэтому люди придают ему то или иное значение, когда он становится объектом их личного исследования. Как пишет Стюарт Холл, «посредством нашего способа использования вещей и посредством того, что говорим, думаем и чувствуем в связи с ними — словом, посредством того, как их представляем, мы придаем вещам значение» [22].
Безусловно, стоит учитывать, что восприятие фотографического образа всегда субъективно: «Каждая личность участвует в создании значения фотографии, соотнося образ со своим личным опытом, знаниями и более широкими культурными дискурсами» [23]. Для исследователя ситуация осложняется и тем, что в дополнение к подобной индивидуальной субъективностью реализуются определенные способы восприятия, зависящие от общественных характеристик личности, ее статуса и культурной принадлежности. «То, что некто находит в образе, обусловлено культурными знаниями, которые он использует при рассматривании lt;...gt;. Значение, приписываемое фотографии, структурировано социальной принадлежностью рассматривающего» [24].
Отметим, что в нашем случае будет важно различить и обусловленные культурой тендерные категории, а значит, определить, адресован ли снимок женщинам или мужчинам, как относится к тем или иным гендерным стереотипам. В свою очередь, стоит обратить внимание на разницу в образовании; требуется ли какая-либо компетенция получателя (общая утонченность или специальные знания) или фотография может быть понятна каждому. В ряде случаев важной для исследователя может оказаться этническая или национальная принадлежность получателей: существуют снимки с универсальным визуальным сообщением, поскольку фотография по своей сути изначально использует универсальный образный язык, но есть и такие, которые обращаются к исторической, культурной или политической специфике данного коллектива; тогда важным условием адекватного восприятия становится понимание локальной компетенции.
Несомненно, определенную роль в восприятии может играть профессиональная принадлежность, а также классовое положение получателей образа фотографического сообщения.
Дискурсивная интерпретация должна принимать во внимание эти, а в случае необходимости и другие различия между разнообразными предполагаемыми или актуальными аудиториями потребителей фотографии. «Понимание зависимости между производством образа, техниками производства образа и этническими, расовыми, половыми и другими аспектами самоидентификации тех, кто использует образ или владеет им, является центральным вопросом рефлексивного подхода» [25].
Выделив в данной статье и обобщенно сформулировав основные интенции четырех типов интерпретации: гер

меневтической, семиотической, структурной и дискурсивной, мы постарались доказать, что только учет всех этих направлений интерпретации позволяет получить и показать все богатство значений, которые содержатся в фотографии. И, учитывая значительный информационный пласт, доступный исследователю в современных фотографических практиках, считаем важным и своевременным дальнейшее совершенствование данных методов в дополнение к традиционным социологическим методикам исследования всех сфер общественной жизни.
<< | >>
Источник: Т. В. Карадже. Методология моделирования и прогнозирования современного мира: Коллективная монография. 2012

Еще по теме Дискурсивная интерпретация:

  1. Формулирующая интерпретация, рефлектирующая интерпретация, образование типов
  2. Понимание - интерпретация - документальная интерпретация
  3. Дискурсивная «забота об истине»
  4. От лицемерия к рационализации: трансформация дискурсивного режима сексуальности37 (Е. Здравомыслова, А. Темкина)
  5. Рефлексивность, дискурсивное и практическое сознание
  6. ДИСКУРСИВНЫЕ И ПРЕЗЕНТАТИВНЫЕ ФОРМЫ
  7. Дискурсивный режим сексуальности как аналитический инструмент
  8. Модель «советского» отцовства: дискурсивные предписания22 (Ж. Чернова)
  9. Постсоветский дискурсивный режим сексуальности
  10. А. Р. Лурия Язык и дискурсивное мышление
  11. «Новый ключ»: дискурсивный и презентациональ- ный символизм
  12. Дискурсивное (не)признание «женской власти» в постсоветский период
  13. О понятии интерпретации
  14. Семиотическая интерпретация