<<
>>

2. Логос и Дао как инфы: сциентистское расщепление на Западе и эзотерический синтез на Востоке и в России

Продолжая обсуждение инфов уже в самой философии, необходимо отметить как общие моменты, так и различия в их трактовках, имеющихся в западной и восточной философии, а также в русской религиозной философии и теософии Е.П.
Блаватской. Аналогичным философским инфам на Западе оказалось понятие «Логоса» Гераклита, а на Востоке - «Дао» Лао-цзы. Общим для обоих направлений является признание единства материи и духа. В то же время имеются и различия. Они касаются в основном того обстоятельства, что если учение о Дао как о единстве материи и духа в китайской философии не претерпело существенных и принципиальных изменений с древнейших времен до наших дней, то понятие Логоса было расщеплено на материю и дух и в последующем единая философия разделилась на два направления - материализм и идеализм.

Если уж разбираться в истоках и причинах подобного расщепления Логоса, то их следует видеть в приверженности Запада к дискурсивно-аналитическому стилю мышления, связанному с его стремлением к разложению сложного на простое, целого на части. Весь западный рационализм строится на таком логико-гносеологическом подходе к соотношению анализа и синтеза, где преобладающей тенденцией является аналитизм, а синтез занимает подчиненное положение по отношению к анализу. И потому синтез порой принимает характер механического соединения данных анализа. В силу этого синтез оказывается непрочным. Синтез понимается упрощенно, как непосредственное соединение частей, без учета роли опосредующих звеньев и моментов, которые выполняют функции сближения и конвергенции часто противоположных сторон как крайностей с полярными свойствами, чертами или же кажущимися несовместимыми и непримиримыми тенденциями.

Отмеченные здесь тенденции проявились еще в философии античности, в ее трактовке Логоса. Ведь первоначальное понимание его у Гераклита было синтетическим, признающим нераздельное единство материи и духа, которое, однако, не выдержало испытания времени.

Вскоре после Гераклита единство материи и духа было разделено и разведено на материю и дух с позиций признания первичности или вторичности их по отношению друг к другу, т.е. на материализм и идеализм. Вопрос этот чрезвычайно актуален, ибо с ним связаны не только коренные философско-мировоззрен- ческие и методологические проблемы понимания мироздания, но и истории и основных направлений цивилизационного развития человечества. Об этом более подробно речь пойдет ниже. А сейчас остановимся непосредственно на герак- литовском понимании единства материи и духа.

Один из героев «Собачьего сердца» М.А. Булгакова, профессор Преображенский, высказал мысль, что хаос и разрушение в обществе начинаются с аналогичных процессов в головах и душах людей. Эта давняя философская мысль, наиболее четко выраженная на Западе еще в учении Гераклита о Логосе, а на Востоке - Лао-цзы о Дао, подчеркивает влияние того или иного понимания Логоса, дао на судьбы людей и общества в целом. Но мы ограничимся лишь Логосом Гераклита, в уяснении которого необходима некоторая новизна подхода для восстановления истины.

Необходимо восстановить гераклитовское понимание Логоса, во-первых, как выражения идеи целого в виде изначального, равнозначного единства материи и духа на вполне паритетных началах.

Разум как атрибут материи выполняет, подобно информации, двоякую функцию: управления глобальными процессами самоорганизации и самодвижения Мироздания и опосредования во взаимодействии материи и духа. Можно отметить и другую, онтологическую аналогию между логосом и инфами, выражающуюся также в двоякой, конвергентной природе: материальности и идеальности как герак- литовского Логоса, так и инфов.

«Хотя этот Логос существует вечно, люди не понимают его - ни прежде, чем услышат о нем, ни услышав впервые. Ведь все совершается по Логосу, а они уподобляются невеждам, когда приступают к таким словам и к таким делам, какие я излагаю, разделяя каждое по природе и разъясняя по существу... Поэтому необходимо следовать всеобщему.

Но, хотя Логос всеобщ, большинство людей живет так, как если бы имело собственное понимание»179. К «большинству людей», не понимавших Логос как тождество материи и духа, относились не только современники Гераклита, но и многие последующие философы. Не только у софистов, но у Платона, Аристотеля и у многих других философов Логос еще больше утрачивает свое фундаментальное онтологическое содержание. Логос как субстанциональный, мировой, разумный Космос разлагается и расщепляется. Происходит редуцирование, сведение его к ряду относительных истин с помощью материализма и идеализма. Материя и дух разведены по разным философским квартирам, линиям, партиям, группам и группировкам, между которыми завязывается борьба умов, направлений, зачастую даже весьма отчаянная и непримиримая. Все это сопровождается возведением своих кумиров — Абсолютов вроде Бога или вождей - земных богов, личностей, авторитет которых яко-

119 Материалисты Древней Греции. М., 1955, С. 41.

бы непререкаем. Борьба за утверждение абсолютных кумиров идет с переменным успехом сражающихся сторон. Это борьба за утверждение «своих» истин путем расщепления Логоса в угоду своим односторонним позициям и амбициям.

В результате расщепления Логос утрачивает свое универсальное философское значение и приобретает больше филологический смысл и содержание. Логос утрачивает свой философский статус и становится частно-научным понятием. Из логической и онтологической характеристики Универсума, Мироздания как целого понятие Логоса превращается в филологический термин, «означающий одновременно "слово" (или "предложение", "высказывание", "речь"} и "смысл" (или "понятие", "суждение", "основание"»1. Вследствие расщепления Логоса в западной философии на смену концепции истины Логоса, как единства материи и духа, сложились две другие, прямо противоположные друг другу концепции антилогоса: идеалистическая истина духа или веры, утверждающая, что единство мира в божественной воле или духовности, лишенной материальности; и материалистическая концепция, признающая единство мира в его материальности, лишенной духовности. Получился глубокий разрыв единства материи и духа, ибо признается одностороннее влияние либо материи, либо духа, первичность каждого из них по отношению к противоположной стороне. Подобное нарушение логики Логоса было обозначено В.И. Лениным как «возведение в абсолют одной из черточек познания», относя это только к идеализму, но не к материализму; А.Н. Бердяевым - как «мышление крайностями»; К. Юнгом - как «варварская односторонность»; А. Платоновым - как котлованное мышление методом «абсолютизации относительного».

Диспаритет сознания, его раскол ведет к разрыву на практике и в теории целого на части, нарушению гармонии в системе целого, в результате чего система разрушается и имеют место как бесконечные возвраты к старому (при мышлении крайностями, например, нынешний возврат России к капитализму), так и социальные котлованы (провалы, пропасти) или вместо «перестройки» - «катастройка с зияющими высотами» (А. Зиновьев). А с недавних пор заговорили уже об эпохе постлиберализма в России. Подобные

180 Аверинцев С.С. София-Логос. Словарь. Киев, 2000. С. 114.

возвраты на «круги своя» начинаются каждый раз с нарушения Логоса как изначального единства, тождества материи и духа. Раскол сознания, Логоса еще в античности был выражен афористически: «вначале было слово (дух)» и «вначале было дело (материя)». Архетипы антилогоса развивались по линии разграничения и противопоставления между собой идеи сотворения и идеи откровения, номинализма и реализма, божественной воли и индивидуального разума. Но сначала на смену античному дуализму приходит монистический принцип: есть только одно абсолютное начало - Бог; все остальное - его творение. Подлинным бытием обладает только Бог, который вечен, неизменен, самотождественен, ни от чего другого не зависит и является источником всего сущего.

В отличие от Бога сотворенный мир не обладает такой самостоятельностью, ибо существует не благодаря себе, а другому. Христианский Бог, хотя сам по себе непосредственно недоступен для познания, тем не менее открывает себя человеку, и его откровение содержится в священных текстах Библии, толкование которых совпадает с богопоз- нанием. Так соприкасаются идея сотворения и идея откровения. Обе тесно связаны между собой, ибо предполагают единоличного Бога. Отсюда всесторонняя зависимость не только средневековой философии от теологии, но и других форм мышления от церкви: юриспруденции, естествознания и т.д. Однако средневековый монизм оказался непрочным, ибо породил свой дуализм веры и разума, реализма и номинализма. Реализм признавал реальность универсалий, существующих до вещей. Они однотипны с идеями Платона, выражающими сущность вещей, и познаваемы с помощью божественного разума. Противоположное направление - номинализм - было связано с подчеркиванием приоритета разума человека над волей и признавало, что общие понятия, идеи — только имена и не обладают никакими атрибутами самостоятельного существования вне и помимо единичных вещей. Налицо вновь очередной разрыв материи и духа.

Ясно, что философская мысль не может пребывать в вечном дуализме материи и духа, ибо истина все же одна. Осознанием этого факта и попыткой восстановления единого Логоса были проникнуты философские системы эпохи Возрождения - Н. Кузанскош, Дж. Бруно и других. На смену одной серединной философии между идеализмом и мате- риализмом - гилозоизму Гераклита - приходит другая серединная философия - пантеизм эпохи Возрождения с его учением о золотой середине между минимумом и максимумом, названным экстремальным принципом. Эвристическое значение этого принципа в науке огромно, ибо содержит в себе философскую и естественнонаучную стратегию стабилизации и устойчивого развития общества, столь актуальную и нужную сегодня для России.

Устойчивость всех природных и социальных систем достигается с помощью среднего варианта во взаимодействии между частью и целым, сохранением и изменением, атомом и Вселенной, личностью и обществом и т.д. Средний вариант или середина их взаимодействия означает точку их пересечения, совпадения противоположностей, через познание которой постигается всеобщее единство мира. Сюда стремится проникнуть разум с тем, чтобы «исследовать все тайны природы» (Дж. Бруно). Понимая под максимумом природу в целом, или Вселенную, а под минимумом отдельные конечные вещи, Дж. Бруно говорит о совпадении минимума и максимума в едином: «Все вещи находятся во Вселенной и Вселенная - во всех вещах: мы - в ней, она в нас. Так все сходится в совершенном единстве».

Отсюда и огромная роль серединной философии, синтезирующей противоположные направления материализма и идеализма. Такими синтетическими направлениями в философии оказались гилозоизм Гераклита в античности, пантеизм в философии Возрождения и нового времени, а также в какой-то мере панлогизм Гегеля. В последующем, в XX веке, философия снижает свою синтетическую функцию в силу резкой поляризованности на материализм и идеализм. В такой ситуации эстафету синтетического мировоззрения и методологии принимают на себя различные философские направления Востока и России. Общим для них являются сохранение и приверженность к пантеистическим тенденциям философии эпохи Возрождения, касается ли это теософии Е.П. Блаватской, или учения о богочеловеке русской религиозной философии.

На рубеже XX и XXI веков резко обозначился повышенный интерес к ним, во всяком случае, в России. И это не случайность, ибо является выражением тенденции к возрождению синтетизма в философии и науке и прежде всего стремления к преодолению расщепления и раскола Логоса. Добавляются сюда и социальная значимость, и востребо- ванность темы, особенно в ситуации нынешнего российского хаоса. Актуальность темы возрастает и в связи с тем, что собственно в русской религиозной философии не было расщепления Логоса, ибо между материей и духом (Богом) находился человек как опосредующее звено между ними. Наличие этого третьего, опосредующего звена в соотношении материи и духа, делает русский философский Логос устойчивым и более привлекательным по сравнению с западным своей гуманистической направленностью - возвышением человека до Бога. Человек богоподобен. Такова основная идея теософии Е.П. Блаватской, русской религиозной философии, этики Н.К. Рериха, философии ненасилия Л.Н.Толстого и т.д. Такая позиция определенно расходится с церковно-христианским пониманием человека как греховного существа и потому сравнение его с Богом, тем более уподобление их, считается ересью.

В свое время философия эпохи Возрождения возродила Логос Гераклита с помощью экстремального принципа поиска истины, связанного с отысканием середины между минимумом и максимумом какой-либо величины в виде инфов. Это прежде всего различение Джордано Бруно трех минимумов, или единиц, обозначающих простейший элемент, клетку системы: в философии — монада, в физике — атом, в математике - точка. В последующем развитии науки число их намного возросло. Так, в биологии — это клетка и вид, в физиологии высшей нервной деятельности — условный рефлекс, в политэкономии капитализма - товар, в информатике - бит, в генетике - ген. Похоже, что и современная физика определяет свои инфы, о чем уже вкратце говорилось выше в связи с теорией физического вакуума. Остановимся на этом чрезвычайно важном вопросе более подробно.

<< | >>
Источник: Г. А. Югай. Голография Вселенной и новая универсальная философия. Возрождение метафизики и революция в философии. 2007

Еще по теме 2. Логос и Дао как инфы: сциентистское расщепление на Западе и эзотерический синтез на Востоке и в России:

  1. § 4. Между Западом и Востоком: столкновение и синтез противоположных подходов и крайних позиций
  2. ГЛАВА 1           ЛОГОС И АРХЕТИПЫ КУЛЬТУРЫ МЫШЛЕНИЯ ЗАПАДА И РОССИИ
  3. 2. Культура Запада, Востока, России: компаративистский подход1
  4. Малая Азия как культурная граница между Востоком и Западом в доисламское время
  5. СОЦИАЛЬНЫЙ ЛОГОС В ИСТОРИИ ЗАПАДА, АККУЛЬТУРАЦИЯ И ГИБРИДНЫЕ ОБЩЕСТВА
  6. 5. Инфы как универсальные единицы, клеточки познания целостных систем
  7. РАСЩЕПЛЕНИЕ ВИДОВ КАК РЕЗУЛЬТАТ ИЗОЛЯЦИИ
  8. Эзотерическая наука как популярный мистицизм
  9. Восток и запад
  10. 4. Социальные инфы как единство материи и духа
  11. 2. Типология культур. Диалог культур Запада и Востока. Место России в диалоге культур.
  12. СЕВЕР — ЭТО НЕ ЗАПАД ... И НЕ ВОСТОК
  13. 1. Богословские различия между Востоком и Западом
  14. Русь между Западом и Востоком
  15. Запад ушел на восток
  16. Географическое противоречие между Востоком и Западом