<<
>>

РАСЩЕПЛЕНИЕ ВИДОВ КАК РЕЗУЛЬТАТ ИЗОЛЯЦИИ


Изменения, появляющиеся у организмов вследствие различных нешних и внутренних причин, без сомнения во многих случаях приводят к тому результату, что вид мало-помалу преобразовывается и получает иные признаки.
Ho этим еще не исчерпывается все, чего мы можем на осно
вании учения о происхождении видов ожидать от этой способности видов к изменению. Мы допускаем, что родственные виды развились из общего видового корня, что следовательно этот корень развивался не просто в одном направлении, но что он расчленился на нееколько ветвей, что следовательно развитие выражалось в расхождении. Ho для объяснения такого расхождения простой изменчивости недостаточно.
Припомним, как поступают скотоводы. Когда овцевод желает часть своего стада пустить на мясо, а другую на шерсть, он отбирает, с одной стороны, самых жирных, а с другой—самых тонкорунных особей и наблюдает, чтобы и те и другие спаривались только между собой. Он держит их в особых загонах, и когда их станет больше, то разделяет на два отдельных стада: таким разъединением он ставдг помеху свободному скрещиванию и достигает того, что изменения идут в двух отдельных направлениях.
Ho такая изоляция встречается и в природе. Океанические острова, далеко лежащие от материка, потому так и богаты особыми, только на них встречающимися видами, что поселившиеся на них существа ограждены были от свободного скрещивания с коренным видом, и таким образом вновь появившиеся изменения не могли исчезнуть. Ранее мы уже видели, что в прежние времена Северная Америка соединялась с северной Азией и с Европой и что общие обитатели этих обширных пространств стали изменяться в различных направлениях только с тех пор, как последовало разъединение этих материков, так что хотя близкое родство еще бросается в глаза, но все-таки в Америке мы находим другие виды или по крайней мере другие разновидности форм, живущих в северной Азии и в Европе. Подобных примеров известно много.
Для такого дивергирующего (расходящегося) развития необходимо, чтобы во время изоляции виды находились в периоде изменчивости. Тогда можно ожидать, что в изолированных областях изменения будут итти в различных направлениях, ибо они будут подвергаться различным климатическим влияниям. Если, напротив, вид не склонен к изменениям, то группы особей, его составляющих, останутся неизмененными и в том случае, если они будут изолированы. Так, наша чертополоховая бабочка (Vanessa cardui)—настоящий космополит: она встречается во всех пяти частях света и на многих островах, и экземпляры из Австралии или с Гавайских островов совершенно сходны
с европейскими во всех существенных признаках, хотя и живут в различных условиях существования и в местностях, совершенно изолированных.
Однажды сделана была даже попытка признать географическую изоляцию необходимым и единственным условием распадения данного вида на два. Предполагалось, что новые виды животных и растений могут возникать лишь тогда, когда от особей вида, живущих совместно, отделяется группа путем ли активного удаления от остального сообщества или благодаря тому, что вид разделяется на несколько обществ вследствие геологических изменений области распространения, например вследствие появления нового горного хребта, вторжения морского рукава, образования пустыни. Лишь впоследствии, когда новый вид с течением времени окрепнет, он будет в состоянии при случае вернуться и сойтись с начальным видом в одной с ним местности, не рискуя утратить своей самостоятельности под влиянием свободного скрещивания. Конечно нечто подобное могло действительно происходить. Многократное переселение наверно имело место, особенно вследствие изменений условий жизни, а может быть и по другим отчасти нам неизвестным причинам. Так, известно, что хохлатый жаворонок, первоначально обитатель азиатских степей, лишь в начале XIX столетия, двигаясь с востока, распространился по Германии и теперь живет в одинаковых местах с полевым жаворонком, который обитает там с давних пор.
Ho если принять во внимание, что близйо родственные виды обитают часто в тех же самых или в соседних местностях, причем ничто не мешает их переходу из одной в другую, если при этом вспомнить, что многие группы животных, например дождевые черви, улитки т. п., весьма мало приспособлены к активным переселениям, то трудно согласиться с допущением, что они возникли не в этой области от общих предков, а лишь впоследствии сошлись здесь. Приведу только наших обыкновенную садовую и лесную улиток (Helix hortensis и nemoralis) или четыре вида наших тритонов (Triton) и летнего и зимнего корольков (Regulus) или разные виды подорожников. Растительный мир также представляет множество примеров этого рода, особенно в столь богатых видами родах, как малина, шиповник, фиалка.
Изоляция посредством границ, не допускающих переселения, не есть единственная форма, мешающая скрещи

ванию; пространственное разъединение может осуществляться и другим путем. Следующий пример покажет нам, как это возможно. Лет 80 назад черного дрозда описывали как пугливую, прячущуюся и уединенно живущую лесную птицу, которая без крайней нужды не залетает в даль, даже весьма неохотно летает в мелколесье и почти никогда не садится на виду или садится только на более высокие деревья. К тем дроздам, которые остались обитателями лесов, это описание подходит и теперь, но с тех пор область распространения дрозда значительно расширилась; теперь он уже стал появляться на опушках лесов, в парках, в общественных садах, привык ютиться вблизи человека и нашел эти условия настолько подходящими, что стал хорошо здесь плодиться. В нем уже нет прежней пугливости, а в смелости его превзойдет разве только воробей, однако при этом он очень осторожен и ловко избегает всяких ловушек, к которым человек вынужден теперь прибегать для охраны своих сборов, начиная с ранней земляники до позднего винограда; короче, привычки этого вида на наших глазах совершенно изменились. Ho с этим изменением инстинктов возникли сильные помехи к скрещиванию. Лесного дрозда приковывает к его уединенному местообитанию боязнь шума и сутолоки, среди которых живет человек; напротив, садовый дрозд ютится поближе к человеческому жилищу, где ему легче добывать себе корм, поэтому они всегда спариваются только между собой. Если следовательно с течением времени вследствие изменения внешних условий жизни появятся изменения в строении тела, то они,не могут быть стерты свободным скрещиванием с начальным видом, а этим даны условия для расщепления вида сперва на две разновидности, из которых- позднее могут пожалуй образоваться и самостоятельные виды.
Далее, известно какое множество птиц проводит зиму в тропиках, весной же прилетает на север для вывода птенцов. Если прежде только часть известного вида улетала в теплые края, другая же оставалась в прежнем месте обитания, то естественно особи с инстинктом отлета были ограждены этим от скрещивания со своим начальным видом, ибо как раз во время насиживания они были разъединены, и таким образом мало-помалу могли образоваться два расходящихся вида. Один сохранил за собой привычки оседлой птицы, а при этом и другие свои особенности, другой же сделался отлетной птицей, и имеющиеся у него изменения могли сохраниться.

К образованию видов под охраной изоляции можно свести и тот факт,что паразиты, встречающиеся у животных, обыкновенно приурочены к известному виду, у других же видов представлены родственными формами. На многих ви* дах домашних млекопитающих паразитирует вошь (Haema- topinus), но у лошади, у рогатого скота, у свиньи, у собаки— у каждого из этих животных встречается свой особый вид вшей. С другой стороны, и вши также специализировались ^встречаются только у известного вида или же у немногих родственных видов хозяев. Между собой эти виды вшей весьма близко родственны и, нужно думать, происходят от общего начального вида. Легко понять, каким образом произошло это расщепление вши, жившей первоначально на всех указанных домашних животных, на такое множество видов. Условия, при которых жили эти паразиты, были неодинаковы и следовательно действовали на изменение их также неодинаково. Правда, случается, что у животных одного и того же вида паразиты с одной особи могут переходить на другую, с родителей на детей, с самца на самку, но в высшей степени невероятно, чтобы вошь со свиньи перешла на лошадь, и если это иногда и случалось, то все-таки возможное при этом скрещивание могло влиять на зарождающиеся признаки вида только у немногих особей; таким образом здесь в сильной степени имела место изоляция паразитов на их хозяевах. Сказанное об этих вшах может быть распространено и на вшей, живущих на волосах и на перьях, а также и на паразитов, живущих в различных органах и тканях хозяина. У каждого из них почти столько же видов, сколько видов у животного-хозяина, на котором они живут, а зависит это опять от изоляции, от помех свободному скрещиванию.
Во всех этих примерах помехой к скрещиванию являлось пространство, разъединявшее одну группу животных ет другой. Ho помехой может быть 'и не пространственная изоляция. Может случиться, что у какого-либо вида животных или растений одна группа особей достигнет половой зрелости в году позднее, чем начальный вид, например вследствие иных привычек, иного помещения для зимнего логовища, благодаря чему может последовать более позднее пробуждение от зимней спячки. Особи, у которых половая зрелость наступает позже, могут спариваться только между собой, а не с остальными, и таким образом задатки к наступлению более поздней зрелости наследственно передадутся потомству. Так как этим путем воз
никла постоянная помеха к скрещиванию с начальным видом, то у изолированных таким образом животных могут сохраняться и другие телесные изменения, идущие параллельно с первыми: от данного вида отделился другой вид и притом в той же самой области обитания. Кажется, что такой именно случай имел место у трех видов лягушек, живущих у нас рядом: у травяной лягушки, у болотной и у водяной лягушки (Rana temporaria, arvalis и esculenta). У этих близко родственных животных спаривание наступает не в одинаковое время: у травяной лягушки—в середине марта, у болотной—двумя-тремя неделями позже, у водяной—даже двумя месяцами позже. Так как по истечении этого времени выработка яиц и семени прекращается, то благодаря сказанным различиям во времени скрещивание предотвращено.
Это приводит нас к важнейшему и наиболее распространенному способу воспрепятствования скрещиванию.Нельзя успешнее отделить часть от общей массы начального вида, как изменив систему размножения таким образом, чтобы измененные особи могли давать потомство, спариваясь только между собой, но не с начальным видом. Изменения в половых органах возможны в той же мере, в какой и изменение в какой-либо другой системе органов, если такое изменение произойдет только у одного единственного индивида, то он останется без потомства и следовательно не в состоянии будет передать это изменение по наследству. Ho если оно случится у нескольких особей и эти самцы и самки останутся плодовитыми, скрещиваясь между собой, то есть возможность, что оно сохранится и унаследуется.
Что родственные виды, скрещиваясь между собой, так часто остаются бесплодными, вовсе не случайность; если они при спаривании и могут давать потомство, то оно будет бесплодно. Было время, когда думали, что такое изменение плодовитости есть следствие других изменений, ведущих к образованию вида. Ho было бы странно, если бы всякое произвольное изменение растения или животного, изменение в цвете, величине, в строении какой-либо частич или органа безусловно вело вместе с тем и к изменению половой системы, а последнее вело бы к бесплодию с неизмененными экземплярами того же вида. Это тем более неприемлемо, что именно у культурных^растенМй и у домашних животных, где так часто встречается, такое множество глубоких изменений, мы нигде не замечали даже

намека на бесплодие при скрещивании различных рас между собой.
Ho если и допустить, что изменения в половой системе, а с ними и бесплодие появились впервые у неизменив- шихся особей, то весьма легко объяснить, каким образом вследствие этого могли развиться другие изменения у изменившихся таким образом особей, в .результате чего из них образовался вид, уклоняющийся тэт начального вида. В самом деле, благодаря бесплодию при соединении с начальным видом эти особи так же хорошо изолированы, т. е» ограждены от свободного скрещивания, как будто бы они были отделены от него горами, морем или пустыней; их изменения уже не стираются путем смешения с начальным видом. Таким образом, если ответвленные особи склонны к изменениям, они могут образовать новый вид рядом с начальным и в одной с ним области. Это случится тем скорее, чем сильнее изменяемость первоначального вида. У такой постоянной формы, как гусь, это тянулось бы долго; у Machetes (турухтан), где особи весьма изменчивы, это может произойти в гораздо более короткое время. Влиять могут и другие причины, например когда скрещивание жившей некогда в северной Европе черной вороны с ее южными родичами того же вида стали менее плодовитыми или совсем бесплодными, то благодаря особым климатическим условиям эти животные приобрели такие свойства, что образовали особый вид—серую ворону, живущую теперь в северной Европе и в северной Германии, весьма схожую с черной вороной, но разнящуюся от нее более серым оперением. Среди растений особенно часто случается, что близкие, родственные формы, разнящиеся лишь незначительными, но постоянно появляющимися признаками, произрастают на том же месте вперемежку одна с другой, не скрещиваясь и не давая помесей.
Даже, когда неспособность к скрещиванию дает начало образованию вида, нередко у разновидностей, внешние отличия которых почти незаметны, мы встречаем бесплодие при спариваниях их между собой. Один ботаник, имевший случай во многих местах убедиться в способности к скрещиванию у растений одного и того же вида в том же месте нахождения, пришел к удивительному на первый взгляд результату, что плодовитость отсутствовала у особей, лишь немного уклонявшихся одна от другой. Мы поло- гаем, что это вероятно зачинающиеся виды.
Особую форму изоляции образует естественный отбор.

Он не допускает скрещивания менее приспособившихся особей с более приспособленными и этим мешает исчезновению выгодных свойств, выступающих одновременно у большинства особей; достигается это тем, что менее подходящие этим отбором истребляются. Таким образом, в то время как в других случаях рядом с коренным видом возникает новый вид, здесь остается только один вид: начальный вид вследствие конкуренции более благоприятст- вуемого нового вида погибает.
Различные формы изоляции ведут к образованию нового вида не с одинаковой быстротой. Когда пастух хочет разделить своих овец на два стада, он может сделать это так: либо отделить тех, которые пасутся по одну сторону оврага, от остальных, либо черных отделить от белых; в первом случае он не обращает внимания ни на какие особые признаки, он поступает без всякой критики, между тем как во втором случае он сознательно отделяет одних от других. Таким же образом и в природе: в одних случаях выделяются целые группы, в других—отдельные особи.
<< | >>
Источник: РИХАРД ГЕССЕ. УЧЕНИЕ О ПРОИСХОЖДЕНИИ видов и ДАРВИНИЗМ. 1936

Еще по теме РАСЩЕПЛЕНИЕ ВИДОВ КАК РЕЗУЛЬТАТ ИЗОЛЯЦИИ:

  1. 2. Логос и Дао как инфы: сциентистское расщепление на Западе и эзотерический синтез на Востоке и в России
  2. § 4. ХАРАКТЕРИСТИКА НЕКОТОРЫХ ВИДОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОРЯДКА НЕСЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ВИДОВ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ
  3. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ЦЕНТРАЛЬНАЯ ВИДОВАЯ КАТЕГОРИЯ
  4. Смена видов работ и видов речевой деятельности
  5. ОБРАЗОВАНИЕ И ОБУЧЕНИЕ КАК ИНТЕГРИРУЮЩИЕ ВИДОВЫЕ КАТЕГОРИИ
  6. 4. Проблема "доверительной" и "расщепленной собственности"
  7. § 4. Психолингвистическая характеристика письма и чтения как видов речевой деятельности
  8. § 3. Развитие как превышение результата над предпосылками
  9. § 4. Планирование как результат конструктивной деятельности педагога
  10. ДРУГИЕ ФОРМЫ ИЗОЛЯЦИИ
  11. Угроза релятивизма как результат «погружения» науки в контекст
  12. Естественный отбор как результат взаимодействия со средой