<<
>>

3. Органы стратегического руководства вооруженными силами и характер их деятельности


В процессе создания и развития органов стратегического руководства обе стороны использовали все самое ценное из прошлого опыта. В то же время созданная в годы гражданской войны система органов руководства вооруженной борьбой имела существенные отличия.
Особенно это касается Советской России, где все проблемы военной политики и экономики, строительства Вооруженных Сил решались под непосредственным руководством ЦК РКП(б) и его Политбюро. Такой подход обусловлен тем, что партия большевиков являлась правящей политической партией, и потому ее центральные органы постоянно держали под своим неослабным контролем все стороны жизни страны. На пленумах ЦК РКП(б) и заседаниях его Политбюро иногда рассматривались и вопросы, связанные с подготовкой разгрома белых армий, в том числе адмирала Колчака (пленумы ЦК от 13 апреля и 4 мая, заседание Политбюро от 23 апреля 1919 г.), генерала Деникина (решения июльского и сентябрьского пленумов ЦК, Политбюро от 15 октября и 14 ноября 1919 г.) и др. В соответствии с принятыми решениями Главное командование Красной Армии и Полевой штаб Реввоенсовета Республики разрабатывали оперативные директивы, ставили задачи фронтам, армиям, флоту (флотилиям) для достижения тех целей, которые выдвигало политическое руководство.
Центральный Комитет партии большевиков принимал меры к обеспечению строго централизованного руководства военными действиями Красной Армии на многочисленных фронтах. Через ВЦИК, Совнарком, Совет обороны, а также через членов партии коммунистов в армии и на флоте ЦК РКП(б) направлял и контролировал деятельность Реввоенсовета Республики, Главного командования, Политического управления РВСР и других органов высшего военного командования. Члены ЦК РКП(б) входили в состав Реввоенсовета Республики, реввоенсоветов фронтов и армий, государственных органов, ведавших мобилизацией людских резервов и материальных ресурсов, выезжали на фронты и в тыл в качестве уполномоченных ЦК для выполнения важных военных заданий. Кроме того, Центральный Комитет непосредственно занимался переводом партийных кадров на военную работу и их распределением.
В период между съездами партии и пленумами конкретизация основных директив ЦК РКП(б) и разработка вытекающих из них указаний органам стратегического руководства по военным вопросам осуществлялись Политбюро. Решения, директивы, указания Политбюро формулировали, как правило, В. И. Ленин и Л. Д. Троцкий (Бронштейн) и уже от имени Политбюро они направляли их Реввоенсовету Республики и на фронты за своей подписью или подписью трех-четырех членов Политбюро.
Возглавляемый Лениным Совнарком РСФСР в соответствии с декретом о создании Красной Армии от 15(28) января 1918 г. являлся «верховным руководящим органом» РККА73. Непосредственное руководство и управление армией осуществлял Народный комиссариат по военным делам через Всероссийскую коллегию. Одновременно Совнарком занимался решением задач по организации материально- технического обеспечения Вооруженных Сил. С целью введения военного режима в военной промышленности, продовольственном и транспортном деле ВЦИК 30 ноября г. учредил Совет Рабочей и Крестьянской Обороны. В его состав вошли

Ленин (председатель), представители Реввоенсовета Республики, ВЦИК, наркоматов путей сообщения, продовольствия и др. В ходе войны Совет Обороны, наделенный военно-экономическими функциями, в зависимости от обстановки в стране и на фронтах решал и иные задачи. На его заседаниях периодически заслушивались доклады Главкома о стратегическом положении республики, характере предстоящих операций, состоянии стратегических резервов и снабжения армии, мерах по укреплению фронтов и др.74
Непосредственное руководство вооруженной борьбой осуществляли специально созданные органы, которые прошли сложный и противоречивый путь развития. В первые недели после прихода большевиков к власти управление войсками, находившимися на фронтах, осуществлял Верховный главнокомандующий всеми сухопутными и морскими силами Российской республики генерал Н. Н. Духонин через штаб Ставки Верховного главнокомандования, возглавляемый генералом М. Д. Бонч-Бруевичем.
26 октября (8 ноября) 1917 г. декретом II Всероссийского съезда Советов был образован Комитет по делам военным и морским75, преобразованный 3(16) ноября в Совет народных комиссаров по военным и морским делам. На Совет возлагались задачи по демократизации старого военного аппарата, контролю за военным министерством и его слому, демобилизации старой армии. В состав Совета вошли подпоручик В. А. Антонов-Овсеенко, матрос П. Е. Дыбенко, прапорщик Н. В. Крыленко, представители Военной организации при ЦК партии, Петроградского Военно-революционного комитета. В последующем структура и функции Совета были уточнены. 9(22) ноября Крыленко был назначен Верховным главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами Российской республики. 14(27) ноября Дыбенко возглавил Верховную морскую коллегию, а 21 ноября (4 декабря) был назначен Народным комиссаром по морским делам76. Непосредственное руководство наркоматом по военным делам осуществлял Н. И. Подвойский, назначенный 11(24) ноября заместителем наркома по военным делам.
Наряду с вышеперечисленными структурами создавались и другие органы высшего военного руководства. Так, 26 октября (8 ноября) был образован Военно- морской революционный комитет, 10(23) ноября — Бюро комиссаров авиационных и воздухоплавательных частей Петроградского гарнизона, 20 декабря 1917 г. (2 января г.) — Всероссийская коллегия по управлению воздушным флотом. При Ставке Верховного главнокомандующего 9(22) ноября 1917 г. были созданы Временный военно-революционный комитет (ВРК), а на следующий день — Революционный полевой штаб по борьбе с контрреволюцией, действовавший параллельно с реорганизованным штабом Верховного главнокомандующего. В декабре 1917 г. Временный ВРК при Ставке преобразован в Центральный комитет действующих армий и флота (Це- кодарф), который решал задачи по руководству жизнью и деятельностью армий и флота и по их снабжению77. Функции руководства революционными силами в различных регионах страны выполняли чрезвычайные комиссары. В декабре 1917 г. учреждается должность Главнокомандующего советскими войсками по борьбе с контрреволюцией на Юге России. В январе 1918 г. руководство оперативной деятельностью флота было возложено на Морской генеральный штаб.
Наличие многочисленных органов управления, и* разобщенность, отсутствие единой централизованной системы снижали эффективность стратегического руководства. Поэтому после декрета о создании Красной Армии были приняты меры по внедрению новой системы стратегического руководства. Однако они не всегда отвечали сложившейся обстановке, что в ряде случаев приводило даже к нарушению ранее созданной системы стратегического руководства. Так, в феврале 1918 г. Крыленко принял решение упразднить Ставку, а непосредственное руководство войсками возложить на командующих фронтами78. В результате войска, противостоявшие австро
венгерской и германской армиям, могли остаться без централизованного управления. Генерал Бонч-Бруевич, будучи хорошим профессионалом, по мере возможности затягивал выполнение данного решения, что позволило штабу Ставки принять посильное участие в планировании и руководстве операциями, направленными против германских войск, которые предприняли наступление 18 февраля 1918 г. Однако к тому времени возможности Ставки были ограничены начавшейся ее реорганизацией и сокращением. Это, разумеется, сказалось на планировании операций, так как помешало в полной мере учитывать обстановку на различных стратегических направлениях.
Вопросами, связанными с отражением наступления войск Германии и Австро- Венгрии, занимались кроме того Революционный полевой штаб по борьбе с контрреволюцией при Ставке, Комитет революционной обороны Петрограда, Чрезвычайный штаб Петроградского военного округа, штабы фронтов и другие. Каждый из них действовал независимо от других, что приводило к путанице, изданию порой взаимоисключающих директив и приказов, нарушению взаимодействия между фронтами и армиями. Проблема, как выйти из создавшегося положения, требовала немедленного решения.
Совнарком РСФСР 3 марта 1918 г. принял постановление о создании Высшего военного совета (ВВС) для руководства военными операциями79. В его состав вошли военный руководитель генерал М. Д. Бонч-Бруевич, политические комиссары левый эсер П. П. Прошьян (О. П. Тер-Аракелян) и большевик К. И. Шутко. После подписания в марте 1918 г. Брест-Литовского мирного договора подали в отставку в знак протеста Верховный главнокомандующий Крыленко, нарком по морским делам Дыбенко, член ВВС Прошьян. В связи с этим СНК РСФСР 13 марта 1918 г. постановил назначить наркомом по военным делам Троцкого, а 18 марта утвердил новый состав Высшего военного совета: председатель Л. Д. Троцкий (с 6 апреля он же нарком по морским делам), член Совета Н. И. Подвойский, их заместители К. А. Мехоношин и
Э.              М. Склянский80. На следующий день Совнарком принял новое постановление, в котором отмечалось, что «во главе дела обороны ставится Высший военный совет»81. На него возлагались разработка основных заданий по обороне государства и организации Вооруженных Сил страны, объединение деятельности армии и флота, наблюдение за выполнением военным и морским ведомствами возложенных на них задач. В состав Высшего военного совета, кроме перечисленных выше лиц, вошли члены коллегии наркомвоена и два специалиста по военно-морскому делу.
Высший военный совет являлся коллегиальным органом. Первоначально при нем не было штаба, а потому все оперативные вопросы находились в ведении генерал-квартирмейстера и нескольких его помощников по оперативной части. 14 мая 1918 г. создаются оперативное и организационное управления, а 20 июня — штаб Высшего военного совета.
Одновременно продолжалась работа по упорядочению структуры других органов высшего военного управления. 8 мая 1918 г. наркомвоен издал приказ о создании Всероссийского главного штаба (Всероглавштаб) вместо существовавших до того Всероссийской коллегии по формированию РККА, Главного управления Генерального штаба, Главного штаба, Главного комиссариата военно-учебных заведений и Управления по ремонтированию (закупке и распределению конного состава) армии82. Он стал высшим органом по руководству учетом и мобилизацией военнообязанных, формированию, устройству и обучению войск. На него возлагалась также разработка штатов, уставов, наставлений, инструкций и положений для войск; ему же подчинялись внутренние военные округа и все местные военные органы. Всероглавштаб возглавлял Совет в составе двух военных комиссаров и начальника штаба. По решению коллегии наркомвоена оперативный отдел Московского окружного комиссариата по военным делам был 12 мая передан в ведение Наркомата по военным делам Он стал на
зываться оперативным отделом наркомвоена83. Одновременно за базе Всероссийской коллегии по управлению воздушным флотом было образовано Главное управление Рабоче-Крестьянского Красного Военного воздушного флота (Главвоздухофлот)
После проведенной реорганизации оперативными вопросами занимались штаб ВВС, оперативные отделы наркомвоена и Всероглавштаба. Так как между ними не было тесного контакта, они чаще всего дублировали друг друга, что сказывалось на эффективности управления войсками. Это не осталось без внимания со стороны ряда высших должностных лиц. Так, А. И. Егоров, председатель Высшей аттестационной комиссии, а в недавнем прошлом полковник, 20 августа 1918 г. направил специальный доклад Ленину, где выразил свою обеспокоенность происходящим: «Обозрение всех операций, ведущихся на различных фронтах, указывает, что в них нет определенной единой мысли и воли»84. Свой вывод Егоров подкрепил сообщением, что у высших военных органов отсутствуют планы войны, новых формирований и операций на фронтах. С целью «объединения военной мысли, руководящей всеми операциями на всех фронтах», он предлагал назначить ответственного перед Совнаркомом Верховного главнокомандующего, а при нем сформировать соответствующий штаб.
Проект Егорова получил одобрение со стороны руководителей наркомвоена. 2 сентября 1918 г. ВЦИК принял постановление о превращении Советской республики в военный лагерь и образовании Революционного военного совета Республики (РВСР) с одним Главнокомандующим, а 30 сентября утвердил положение об РВСР85. В соответствии с этим положением РВСР превращался в орган высшей военной власти в стране, которому передавались все права коллегии наркомвоена и упраздненного Высшего военного совета. Деятельность РВСР направлялась и контролировалась ЦК РКП(б). Установление основ организации Вооруженных Сил РСФСР по Конституции принадлежало Всероссийскому съезду Советов и Всероссийскому Центральному исполнительному комитету, а общее управление Вооруженными Силами — Совету народных комиссаров.
В Реввоенсовете Республики под председательством Троцкого были сосредоточены оперативные и административные функции по управлению Вооруженными Силами. Однако в его компетенцию не входили вопросы транспорта, военной промышленности, снабжения войск продовольствием. Приказы РВСР не имели обязательной силы для Высшего совета народного хозяйства, народного комиссариата продовольствия, других наркоматов и ведомств, несмотря на то, что по положению ВЦИК от 30 сентября все советские учреждения были обязаны в первую очередь рассматривать и удовлетворять требования РВСР. В целях обеспечения централизации руководства Вооруженными Силами в составе Реввоенсовета было создано Бюро, включавшее председателя РВСР, Главкома и одного члена РВСР.
В состав Реввоенсовета Республики, кроме политических комиссаров, входил и Главнокомандующий всеми Вооруженными силами Республики. Положение о Главкоме было объявлено постановлением СНК РСФСР от 5 декабря 1918 г. В постановлении указывалось, что Главком «есть боевой начальник всех сухопутных и морских вооруженных сил Республики, входящих в состав действующей армии»86. Все остальные части и крепости подчинялись ему в оперативном отношении. Главком получал директивы от ЦК РКП(б), Совнаркома или Совета обороны через председателя Реввоенсовета Республики и пользовался полной самостоятельностью во всех вопросах оперативно-стратегического характера. Однако опыт войны показал, что Главком (вначале бывший полковник Вацетис, а с июля 1919 г. — полковник Каменев) получал директивы и указания не только через председателя РВСР, но в некоторых случаях непосредственно от ЦК партии и Ленина как председателя Совнаркома и Совета обороны. В результате повышалась оперативность в работе Главного коман

дования Красной Армии, так как своевременно обеспечивалось принятие мер по улучшению руководства фронтами и отдельными армиями.
Разработанные положения о Реввоенсовете и Главнокомандующем всеми Вооруженными Силами Республики определили принципы управления войсками в условиях, когда высшие командные должности занимали беспартийные военные специалисты. Вся полнота военной власти принадлежала коллективному органу — Реввоенсовету Республики, причем без подписи одного из его членов директивы и приказы Главкома считались недействительными. Наиболее важные решения РВСР и Главного командования обретали силу только после утверждения их ЦК партии. Реввоенсовету Республики отныне подчинялись Всероссийский главный штаб, Полевой штаб РВСР, Всероссийское бюро военных комиссаров, Центральное (с г. — Главное) управление снабжений, Военно-законодательный совет, Высшая военная инспекция и другие центральные органы военного управления87.
Оперативным рабочим органом Реввоенсовета Республики и Главкома являлся Штаб РВСР, переименованный 2 октября в Полевой штаб РВСР (начальники: капитан П. М. Майгур, генералы Н. И. Раттэль, Ф. В. Костяев, М. Д. Бонч-Бруевич, П. П. Лебедев). Начальник Полевого штаба был единственным человеком, кто докладывал РВСР и Главкому по всем делам оперативного управления и состояния армии. Помощник начальника Полевого штаба занимался вопросами тылового обеспечения и инспектирования войск, что давало возможность начальнику Полевого штаба сосредоточиться на чисто оперативно-стратегических вопросах и направлять деятельность подчиненных ему органов88.
Основными функциональными обязанностями Полевого штаба являлись: планирование и обеспечение руководства стратегическими операциями; разработка директив и оперативных заданий фронтам, периодических докладов о стратегическом положении на фронтах; оценка сил и средств противника; подготовка всех родов войск и служб и их инспектирование; организация и осуществление стратегических перегруппировок войск; военно-историческое описание боев и операций; переписка с народным комиссариатом иностранных дел по дипломатическим вопросам, требующим специального с военной точки зрения заключения и др.89
Руководство Военно-воздушными силами вместо Главвоздухофлота с сентября г. стало осуществлять Полевое управление авиации и воздухоплавания действующей армии (АВИАДАРМ). Еще в июне 1918 г. было создано Главное военноинженерное управление (ГВИУ), 30 августа — Центральное броневое управление (подчинялось ГВИУ), преобразованное 31 января 1919 г. в Главное броневое управление. В октябре 1918 г. была введена должность командующего морскими силами Республики (Коморси). Правда, уже в декабре коллегия наркомата по морским делам была упразднена и создан Морской отдел РВСР, а Коморси включен в состав Реввоенсовета Республики. Во второй половине того же года подверглась реорганизации и система партийно-политического аппарата. 2 октября политическое отделение наркомвоена было переименовано в политический отдел РВСР, а 9 октября Всероссийское бюро военных комиссаров подчинено Реввоенсовету Республики90. 13 ноября политотдел РВСР был слит с Всебюровоенкомом, которое стало единым центральным политическим органом Вооруженных сил Республики.
В 1919—1920 гг. совершенствование органов стратегического руководства осуществлялось на основе решений VIII съезда РКП(б), состоявшегося в марте 1919 г. Съезд потребовал реорганизовать Полевой штаб РВСР, урегулировать работу Реввоенсовета Республики и Всероссийского главного штаба. В соответствии с решением съезда штатный состав РВСР был сокращен до 6 человек, что позволило повысить оперативность в его работе. Регистрационное (разведывательное) управление и Центральное управление военных сообщений (ЦУПВОСО) подчинялись теперь
непосредственно Реввоенсовету Республики. В сентябре Высшая военная инспекция была расформирована, ее заменили военная и морская инспекции при РВСР. При Полевом штабе еще в апреле были учреждены секретариат РВСР и инспекция кавалерии, в октябре — Управление связи Красной Армии, 17 марта 1920 г. — инспекция броневых частей. Полевое управление авиации и воздухоплавания 25 марта 1920 г. преобразуется в Штаб воздушного флота, морская авиация объединяется с сухопутной и создается Управление снабжения воздушного флота. В июне г. Морской отдел РВСР был ликвидирован и воссоздан наркомат по морским делам. На базе Морского генерального штаба 3 июля образуется Штаб командующего морскими силами Республики, переименованный 3 июля 1920 г. в Штаб всех морских сил РСФСР.
Значительное изменение претерпела и структура партийно-политического аппарата армии и флота. 18 апреля 1919 г. упраздняется Всебюровоенком и вновь создается Политический отдел, преобразованный 26 мая в Политическое управление РВСР на правах военного отдела ЦК РКП(б). На Политуправление возлагалось ведение всей партийной, политической и культурно-просветительной работы в армии и на флоте.
Не менее сложным был процесс развития органов тыла Вооруженных Сил. С ноября 1917 г. вопросы тылового обеспечения решали отдел снабжения Петроградского ВРК, Главный штаб Красной гвардии Петрограда и центральные штабы Красной гвардии других городов страны, межфронтовая комиссия снабжения войсковых организаций (фронткомснаб), а с января 1918 г. — Всероссийская коллегия по формированию РККА. Однако столь многочисленные органы снабжения, совершенно не связанные между собой, не в состоянии были обеспечить бесперебойное материально-техническое снабжение войск и сил флота. В целях устранения этих недостатков 1 июня 1918 г. учреждается Центральное управление снабжений (ЦУС) Красной Армии, что способствовало некоторому улучшению тылового обеспечения, рациональному и плановому распределению материальных средств. Но Центральное управление снабжений занималось только распределением, а потому не имело возможности влиять на работу военной промышленности. Таким органом стала Чрезвычайная комиссия по производству предметов военного снаряжения при Высшем совете народного хозяйства (ВСНХ), созданная 16 августа 1918 г.
С образованием в сентябре 1918 г. оперативных и оперативно-стратегических объединений стали создаваться соответствующие тыловые органы — главные начальники снабжений фронтов и армий. 2 ноября Совнарком РСФСР принял постановление о преобразовании Чрезвычайной комиссии про производству предметов военного снаряжения в Чрезвычайную комиссию по снабжению Красной Армии (Чрезкомснаб)91. На Чрезкомснаб возлагались контроль за деятельностью артиллерийских, военно-инженерных и морских заводов, мобилизация предприятий военной промышленности для нужд армии, регулировка и контроль заграничных заказов на предметы военного снаряжения.
В 1919 г. в соответствии с решениями июльского пленума ЦК РКП(б) было завершено создание централизованной системы тыла Вооруженных сил. ВЦИК 9 июля принял декрет об учреждении должности Чрезвычайного уполномоченного Совета обороны по снабжению Красной Армии и Красного Флота (Чусоснабарм)92. Возглавивший его А. И. Рыков отвечал за снабжение армии и флота всеми видами довольствия (кроме продовольствия), за поднятие производительности труда на заводах, работающих на оборону, и распределение предметов снабжения на фронте и в тылу. Чрезвычайная комиссия по снабжению Красной Армии была упразднена. 16 августа на базе аппарата упраздненной Центральной комиссии по снабжению армии продовольствием в соответствии с постановлением ВЦИК создается Главное управление по снабжению Красной Армии и Флота (Главснабпродарм). Оно как орган нар-

alt="" />alt="" />alt="" />alt="" />


Военные округа |              |              Фронты,              отдельные              армии,              флоты,              флотилии
Схема 22. Система органов стратегического руководства советскими Вооруженными Силами в Гражданской войне

компрода руководило особыми продовольственными комиссиями (опродкомы) фронтов, армий, дивизий и бригад.
В Военно-морском флоте техническим обеспечением ведало Главное управление кораблестроения, а остальными видами материальных средств — Главное морское хозяйственное управление. В авиации вопросы тылового обеспечения вначале решала Всероссийская коллегия по управлению воздушным флотом, с мая 1918 г. — Главное управление рабоче-крестьянского красного Воздушного флота, а с марта 1920 г. — Управление снабжения РККВФ.
Важным шагом на пути совершенствования структуры стратегического руководства явилось создание фронтовых и армейских объединений. В соответствии с приказом наркомвоена от 31 мая 1918 г. был образован Чехословацкий, а 14 июня — Северо-Урало-Сибирский фронты93. Одновременно все отдельные отряды, части и соединения сводятся в армии. Вскоре войска Чехословацкого и Северо-Урало-Си- бирского фронтов были объединены и подчинены реввоенсовету Восточного фронта. Однако свой официальный статус он получил только И сентября 1918 г., когда Реввоенсовет Республики издал приказ об образовании Северного, Восточного и Южного фронтов94. СНК РСФСР 5 декабря утвердил положения о командующем армиями фронта и командующем армией, входящей в состав фронта95. Согласно этим положениям фронты и армии теперь возглавляли революционные военные советы, являвшиеся не только органами военного управления, но и политического руководства войсками. В соответствии с этими документами Полевой штаб РВСР разработал «Положение о полевом управлении войсками в военное время», утвержденное 26 декабря 1918 г. Реввоенсоветом Республики96.
С образованием стратегических объединений руководство вооруженной борьбой стало осуществляться в звене Главком—фронт или отдельная армия. Свою эффективность и жизненность оно доказало на протяжении всей войны. В некоторых случаях на отдельном стратегическом направлении создавался и промежуточный орган стратегического руководства, например помощник Главкома по Сибири. Этот орган был учрежден 24 апреля 1920 г. Реввоенсоветом Республики, а 26 сентября было утверждено положение о нем97. Назначение помощника Главкома по Сибири обусловливалось необходимостью приблизить руководство к войскам и партизанско- повстанческим формированиями в Сибири, повысить устойчивость и оперативность управления ими, координировать деятельность всех управлений, учреждений, заведений и войсковых частей Сибири. Помощник Главкома подчинялся непосредственно РВСР, а в оперативном отношении — Главнокомандующему всеми вооруженными силами Республики. Помощник Главкома по Сибири управлял войсками Восточно-Сибирского военного округа, 5-й отдельной армии и укрепленными районами в Сибири98
В ходе гражданской войны свое развитие получила и система органов руководства вооруженной борьбой в лагере противников Советской России. В основном она базировалась на опыте первой мировой войны, но видоизменялась с учетом особенностей гражданской войны.
Разработка проблем стратегии, направленной странами Антанты на достижение своих военно-политических целей, и руководство вооруженной борьбой против Советской республики осуществлялись различными органами. Наиболее важные вопросы, касающиеся военной интервенции в России, решались на конференциях глав правительств стран Антанты с участием министров иностранных дел. Так, 15 марта 1918 г. в Лондоне состоялась встреча премьер-министров и министров иностранных дел Великобритании, Франции и Италии, где было принято окончательное решение о вооруженной интервенции в Сибири и на Севере Советской России99.
В системе стратегического руководства большое место занимала переписка между главами правительств, министрами иностранных дел в том числе и с лидерами

белого движения адмиралом Колчаком, генералами Деникиным, Врангелем и др., с целью координации усилий на различных театрах военных действий. Например, 16 марта 1918 г. министр иностранных дел Великобритании А. Бальфур сообщил правительству США решение конференции глав правительств Великобритании, Франции и Италии о возможности использования Японии для интервенции в Сибири100.
Важнейшие вопросы ведения военных действий в России решались на двусторонних встречах глав правительств или министров иностранных дел, или военных министров и Верховного главнокомандующего союзными армиями в Европе маршала Ф. Фоша. Так, в начале марта 1919 г. военный министр Великобритании У. Черчилль специально встретился в Париже с маршалом, чтобы обсудить положение союзных войск на Черноморском побережье101.
Широко применялись такие формы общения, как консультации и переписка между послами стран Антанты в России со своими министерствами иностранных дел (государственным департаментом США) или военных министров с представителями военных миссий при белогвардейских армиях и с главнокомандующими (командующими) союзными войсками в России. Например, 21 февраля 1918 г. американский посол в России Д. Френсис направил госсекретарю США Р. Лансингу телеграмму с предложением об оккупации Владивостока, Мурманска и Архангельска, а 4 апреля член французской военной миссии в России майор Ж. Пишон представил своему правительству доклад «О планах интервенции в Сибири».
Аналогичные вопросы неоднократно обсуждались на заседаниях Парижской мирной конференции, которая работала (с перерывами) с 16 января 1919 г. по 21 января 1920 г. с целью выработать и подписать мирные договоры со странами Четверного союза. Высшим органом Парижской мирной конференции являлся Верховный совет, причем состав его неоднократно менялся. Вначале это был Совет десяти: главы правительств и министры иностранных дел США, Великобритании, Франции, Италии и два специальных представителя от Японии. С марта 1919 г. вместо Совета десяти был создан Совет четырех (представители Великобритании, Франции, США и Италии), а в конце июля — Совет пяти (или Совет глав делегаций). Помимо членов Совета четырех он включал еще одного представителя от Японии. На заседаниях Верховного совета обсуждались такие вопросы, как состояние союзных войск и военное положение в России, создание комиссии для координации планов интервенции, использование сил государств Восточной Европы против Советской России и др.102
Главным органом, специально занимавшимся вопросами ведения войны в России, должен был стать созданный в ноябре 1917 г. Высший военный совет103. В его состав входили председатель и по одному военному представителю «от каждого союзного правительства», при котором действовал постоянный аппарат (штаб). Однако вследствие постоянных разногласий между союзниками, стремления главнокомандующих союзными армиями к автономии, Высший военный совет с самого начала оказался неспособным осуществлять единое командование.
Исполнительным органом Высшего военного совета стал образованный 2 февраля 1918 г. Межсоюзный (исполнительный) комитет в составе четырех постоянных военных представителей под председательством маршала Фоша104. Межсоюзный комитет на своих заседаниях рассматривал различные вопросы: о переброске американских войск на Север России (июнь 1918 г.); о подготовке армий Польши, Румынии, Прибалтийских стран и белогвардейских войск к совместным действиям против Советской республики (январь 1920 г.); о поставках оружия и боеприпасов белогвардейцам в Польше (январь, июль 1920 г.) и др.105. Иногда эти вопросы еще до вынесения их на обсуждение Межсоюзного комитета военных представителей рассматривали председатель Высшего военного совета совместно с министрами обороны стран Антанты. В некоторых случаях решения комитета направлялись руко
водителям государств Антанты, лидерам белых режимов или главам военных миссий при них.
В апреле 1918 г. непосредственное руководство вооруженной борьбой в России было возложено на Верховного главнокомандующего союзными армиями во Франции маршала Фоша106. Вопросы планирования операций против Красной Армии решал теперь Генеральный штаб Главного командования союзных армий, созданный еще в годы первой мировой войны. В его функции входило определение целей интервенции, уточнение обязанностей каждой страны по выполнению общего плана и задач союзных армий. Он же решал, где высадить войска Антанты на территории России, а также какое количество сил и средств, необходимо для выполнения задач на различных театрах военных действий. В его компетенции были подбор кандидатур на посты главнокомандующих (командующих) союзными войсками в России и согласование их действий с белогвардейскими армиями и др.107
Важное место в деятельности стратегического руководства войск Антанты отводилось созданию органов для управления войсками непосредственно на театрах военных действий. На Севере России союзные и белогвардейские части и соединения возглавлял британский генерал Ф. Пуль, а с сентября 1919 г. — его соотечественник генерал В Э. Айронсайд. Союзными войсками в Восточной России и Сибири командовал французский генерал М. Жанен. Главнокомандующим союзными войсками на Дальнем Востоке был назначен японский генерал Отани, в Закавказье — английский генерал Л. Денстервилль, в Туркестане — англичанин генерал У. Маллесон.
Иными словами, руководство вооруженной борьбой против Советской России осуществлялось посредством довольно сложной системы: Совет десяти (Совет четырех, впоследствии — Совет пяти) — Высший военный совет — Межсоюзный комитет военных представителей — Верховный главнокомандующий союзными войсками — Генеральный штаб Верховного главнокомандующего — штабы главнокомандующих (командующих) союзными и белогвардейскими войсками на театрах военных действий Несмотря на эту, казалось бы на первый взгляд, стройную систему, она с самого начала стала давать сбои, ибо оказалась неспособной объединить усилия всех противников Советской России. Главной причиной этого явились непримиримые противоречия между державами Антанты в вопросах о будущем государственном устройстве России и о сферах своего влияния на ее территории.
Лидеры белых режимов создавали свои собственные органы руководства вооруженной борьбой, которые по сути действовали независимо друг от друга
Верховным правителем Российского государства и Верховным главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами России с ноября 1918 г. формально считался адмирал Колчак. В январе 1919 г. он заключил соглашение с представителями Антанты о координации планов и действий с интервентами, а также собственных планов операций с директивами Верховного главнокомандования союзных войск. Связующим звеном должен был стать командующий союзными войсками в Восточной России и Сибири генерал Жанен. В свою очередь он получил право осуществлять общий контроль на фронте и в тылу, иметь своих офицеров в белогвардейских штабах, учреждениях и частях, утверждать общие для белогвардейцев и союзных войск планы операций. При генерале Жанене находился штаб, который при решении общих оперативных вопросов тесно сотрудничал со штабом адмирала Колчака и в то же время непосредственно руководил войсками интервентов. Главным советником адмирала Колчака по вопросам тыла, организации армии и снабжения фронта всеми необходимыми средствами являлся глава британской военной миссии в Сибири генерал А. Нокс.
Адмирал Колчак как Верховный главнокомандующий сосредоточил в своих руках всю полноту политической, административной и военной власти. Ему непосредственно







Схема 23. Система органов стратегического руководства Вооруженными силами белых режимов и интервентов (июль 1919 г.)

подчинялся штаб Верховного главнокомандующего (начальник штаба — генерал Д. А. Лебедев), решавший все вопросы по подготовке и использованию армий Колчака, планированию операций и повседневному руководству военными действиями108 Управление войсками осуществлялось через командующих армиями, группами войск и их штабы, командиров корпусов. При штабе Верховного главнокомандующего находились отделы контрразведки и военного контроля, которые занимались вопросами организации разведывательной и контрразведывательной службы, а также борьбы против партизан109. В июле 1919 г. адмирал Колчак упразднил громоздкую Ставку Верховного главнокомандующего, а управление армиями (корпусами) возложил на штаб Главнокомандующего войсками Восточного фронта генерала М. К. Дитерихса.
Главнокомандующий Вооруженными силами Юга России генерал Деникин управление войсками осуществлял через штаб во главе с генералом И. П. Романовским. В середине ноября 1919 г. Деникин назначил двух помощников Верховного главнокомандующего (один из них являлся одновременно начальником штаба Вооруженных сил Юга России)110. Генералу Деникину подчинялись командующие армиями, отдельными группами войск и командиры отдельных корпусов. При них имелись соответствующие штабы, которые включали отделы (оперативный, дежурного генерала, санитарный), управления (генерал-квартирмейстера, начальника снабжений, интенданта, инспектора артиллерии, начальника военных сообщений и др.) и различные отделения111.
В конце мая 1919 г. генерал Деникин под нажимом союзников вынужден был признать адмирала Колчака Верховным правителем и Верховным главнокомандующим всеми сухопутными и морскими вооруженными силами России, на деле все вопросы стратегического руководства генерал по-прежнему решал самостоятельно.
А с адмиралом Колчаком в определенной мере взаимодействовали назначенные им же Главнокомандующий войсками Северного фронта генерал Миллер и Главнокомандующий Северо-Западным фронтом генерал Юденич. Но в связи со значительной удаленностью этих фронтов от Ставки адмирала Колчака в Омске, оба главнокомандующих действовали чаще всего тоже совершенно самостоятельно.
Главнокомандующий Русской армией генерал Врангель руководил действиями своих войск через штаб (начальник штаба — генерал П. Н. Шатилов), командиров корпусов (с октября 1920 г. — командующих армиями) и их штабы. В непосредственном подчинении Главкома находились группа войск особого назначения, артиллерийский и танковый дивизионы, запасные части, флотилия112.
В целом структура стратегического руководства белогвардейскими вооруженными силами была во многом сходна с той системой, что сложилась в первую мировую войну, и строилась в основном в соответствии с Положением о полевом управлении войсками, разработанном в 1914 г. Однако каждая белогвардейская группировка в зависимости от состава, возможностей и решаемых задач имела свои специфические особенности. Единого командования всеми белогвардейскими формированиями не было, хотя и существовал Верховный главнокомандующий всеми сухопутными и морскими вооруженными силами России. Но титул этот был лишь формальным, так как каждый главнокомандующий действовал по собственному усмотрению под воздействием представителей тех стран Антанты, которые имели наибольшее влияние в том или ином регионе России.
Руководство вооруженной борьбой в государствах отделившихся от России осуществлялось примерно по той же схеме. Так, в армиях Украины, прибалтийских и закавказских республик имелись свои главнокомандующие и штабы. В вооруженных силах Польши Верховный главнокомандующий осуществлял руководство военными действиями через Генеральный штаб и командующих фронтами. В состав полевого

управления Верховного главнокомандующего входили: адъютантура; генеральные инспекторы родов войск, санитарной и технической служб; Генеральный штаб; начальники служб связи, авиации, военных сообщений и другие учреждения113.
Органы стратегического руководства противоборствующих сторон значительное внимание уделяли вопросам, связанным с развитием военной стратегии, подготовкой и ведением стратегических операций.
<< | >>
Источник: В. А. Золотарев. История военной стратегии России. 2000

Еще по теме 3. Органы стратегического руководства вооруженными силами и характер их деятельности:

  1. Стратегическое руководство Вооруженными Силами
  2. Стратегическое руководство вооруженной борьбой
  3. О стратегическом характере современных войн и способах стратегического применения Вооруженных Сил
  4. Проблемы ограничения и сокращения стратегических межконтинентальных вооружений и ядерных вооружений в Европе
  5. Система стратегических действий Вооруженных Сил
  6. Стратегическое применение видов Вооруженных Сил
  7. ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ. ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПЛАНЫ ДЕРЖАВ
  8. Оперативно-стратегические ошибки советского руководства и массовые репрессии в армии
  9. Стратегическое развертывание Вооруженных Сил и ведение военных действий в начальный период войны
  10. Стратегический характер войны
  11. Характер вооружений
  12. ДОГОВОР между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшемсокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2) (США ратифицировали 26 января 1996 г., Россия — 14 апреля 2000 г.)
  13. Статья 18. Руководство текущей деятельностью общества
  14. Руководство эффективностью деятельности персонала.
  15. 3.2. СТИЛЬ РУКОВОДСТВА ПЕДАГОГИЧЕСКИМ КОЛЛЕКТИВОМ ТЕСТ «ГОТОВНОСТЬ К РУКОВОДЯЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»
  16. 3.2. Органы, регулирующие аудиторскую деятельность
  17. 12. Правоохранительные органы РФ (ф-ии, формы деятельности).
  18.  2. Государственные органы, регулирующие корпоративную деятельность
  19. 72. Государственные органы, регулирующие деятельность субъектов природных монополий
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -