<<
>>

Стратегическое применение видов Вооруженных Сил


В годы Великой Отечественной войны отечественная военная стратегия исходила из того, что победа в ней может быть достигнута только совместными усилиями всех видов Вооруженных Сил и использованием сильных сторон каждого из них.

Решающая роль в достижении целей войны отводилась Сухопутным войскам, большая часть которых (около 57%) находилась в действующей армии. Они составляли основу стратегических группировок как в обороне, так и в наступлении. Характерные особенности их стратегического применения: массирование войск, сил и средств и сосредоточение их усилий на важнейших направлениях для выполнения наиболее важных оперативно-стратегических задач; гибкий маневр объединениями и соединениями; тесное взаимодействие с авиацией, Войсками ПВО, а на приморских направлениях и с силами флота.
Во время войны Сухопутные войска вынесли на себе основную тяжесть вооруженной борьбы. При поддержке ВВС и ВМФ они разгромили главные сухопутные группировки врага, что оказало определяющее влияние на ход и исход не только Великой Отечественной войны, но и второй мировой войны в целом. Их усилиями было разбито в три с лишним раза больше вражеских дивизий, чем это сделали вооруженные силы наших союзников.
Военно-Воздушные Силы применялись для поддержки войск фронтов (армий) и проведения самостоятельных воздушных операций. В ходе войны ими совершено более 3 млн. боевых самолето-вылетов, сброшено на различные объекты противника свыше 30 млн. бомб общим весом более 660 тыс. тонн127.
В стратегических операциях главные усилия ВВС направлялись для действий непосредственно в интересах войск, на их поддержку. Для выполнения связанных с этим задач использовалось от 40 до 56% самолето-вылетов в каждой стратегической операции128.
В оборонительных операциях воздушные армии фронтовой авиации содействовали наземным войскам в отражении наступления противника; подавляли и уничтожали вражескую авиацию; прикрывали от ударов с воздуха главные группировки
войск; вели борьбу с резервами противника, а также осуществляли воздушную разведку. Новым в применении фронтовой авиации стало проведение авиационной контрподготовки с целью ослабления ударов наступавшего врага. Основными объектами действий ВВС в обороне были ударные группировки противника, особенно войска его первого эшелона, оперативные резервы, узлы коммуникаций и пункты управления. Уничтожение их осуществлялось в течение всей оборонительной операции.
В первых стратегических оборонительных операциях советская авиация из-за понесенных больших потерь эффективной помощи наземным войскам не оказывала. В это время немецкие ВВС безраздельно господствовали в воздухе. Только с середины 1942 г. и особенно в 1943 г. в стратегической оборонительной операции под Курском советские ВВС стали в основном успешно решать возложенные на них задачи. Важную роль в этом сыграли переход к массированному применению авиации за счет сосредоточения значительных сил на направлениях главных ударов противника, создание и использование авиационных резервов Ставки ВГК, широкое применение самолетов новых типов, приближение базирования всех родов авиации к оборонявшимся войскам, что позволило увеличить время пребывания самолетов над полем боя.

Активное участие авиация принимала при нанесении контрударов советскими обороняющимися войсками. Так, в Курской стратегической оборонительной операции для поддержки контрударов Центрального и Воронежского фронтов 16-я и 2-я воздушные армии, а также авиация дальнего действия провели за 4 дня свыше 7 тыс. самолето-вылетов, или более 30% всех вылетов, совершенных в период оборонительного сражения129.
В оборонительных операциях роль и масштабы применения авиации оказались значительно большими, чем это предусматривалось перед войной. Свои задачи в обороне она решала не в армейских, а во фронтовых и даже стратегических оборонительных операциях
Начиная со второго периода войны, основной формой оперативного применения авиации в стратегических наступательных операциях стало авиационное наступление. Сущность его заключалась в непрерывных действиях ВВС в тесном взаимодействии с наступавшими общевойсковыми и танковыми армиями фронтов. Первый опыт авиационного наступления был приобретен под Сталинградом, а наиболее полное развитие оно получило в операциях третьего периода войны. Это был важный шаг в развитии оперативного искусства ВВС: от эпизодических и разрозненных ударов советская авиация перешла к массированным действиям на направлениях главных ударов фронтов, хорошо согласованным с действиями войск.
В ходе авиационного наступления на ВВС возлагались обычно следующие задачи: авиационная подготовка наступления (предварительная и непосредственная) с целью подавить оборону противника; поддержка наземных войск при прорыве ими тактической и оперативной обороны; прикрытие главных группировок при подготовке и в ходе наступления; обеспечение ввода в сражение подвижных групп, вторых эшелонов и резервов; участие в отражении контрударов противника; борьба с его авиацией и резервами; воздушная блокада окруженной вражеской группировки; ведение воздушной разведки. Надежное решение этих задач обеспечивалось массированным применением авиации на главных направлениях и в решающие моменты операции. С этой целью Ставка ВГК осуществляла гибкий маневр своими авиационными резервами. Так, для участия в контрнаступлении под Сталинградом на это направление были переброшены 4 авиационных корпуса и 7 отдельных авиационных дивизий. Для ведения стратегических наступательных операций в ходе битвы под Курском и после нее Ставка выделила из своего резерва 18 авиационных корпу
сов130. Это, а также смелый маневр авиацией фронтов позволили непрерывно усиливать удары с воздуха по оборонявшемуся противнику.
Во время войны впервые была решена проблема применения авиации в операциях на окружение, разработаны способы боевых действий при создании внутреннего и внешнего фронтов, отражении контрударов, а также во время уничтожения окруженных войск.
Совершенно новым явлением в оперативном искусстве ВВС явилось успешное осуществление воздушной блокады окруженных группировок противника под Сталинградом, Корсунь-Шевченковским, Бобруйском, Витебском, Минском, Яссами, Кишиневом, Кенигсбергом, Бреслау, Берлином.
С самого начала войны в стратегических действиях ВВС важное место заняли самостоятельные воздушные операции. Обычно они проводились с целью разгрома авиационных группировок противника и завоевания господства в воздухе, подавления и разрушения политических и экономических центров врага, его портов и морских баз, для блокады и разгрома окруженных немецких группировок, оказания помощи партизанам.
В завоевании господства в воздухе принимали участие все виды Вооруженных Сил, хотя основная роль в этом принадлежала Военно-Воздушным Силам. Основным способом решения этой задачи являлось уничтожение авиации врага в воздушных боях. Из общего числа уничтоженных на советско-германском фронте немецких самолетов в воздушных боях было сбито 57%, уничтожено на аэродромах — 17%, сбито огнем зенитной артиллерии — 6%131. Большую роль играли и воздушные операции по разгрому авиационных группировок противника на аэродромах. Первые подобного рода операции, как уже отмечалось, были проведены авиацией Северного фронта, Балтийского и Северного флотов с 25 по 30 июня 1941 г., когда были нанесены удары по аэродромам Финляндии и Норвегии. Затем авиация дальнего действия 6 и 7 августа 1941 г. нанесла удары по аэродромам на территории Белоруссии. В ноябре того же года ВВС Калининского, Западного и Брянского фронтов, а также авиация дальнего действия и Московской зоны обороны во время оборонительного сражения под Москвой совершили налет на аэродромы немецкой авиационной группировки, наносившей удары по советской столице. В конце 1942 г. и начале 1943 г. воздушные операции по уничтожению авиации противника на аэродромах проводились силами 8-й воздушной армии и дальней авиации на сталинградском направлении, а силами 4-й и 5-й воздушных армий, корпуса дальней авиации и ВВС Черноморского флота — на северо-кавказском направлении.
Наиболее крупными и эффективными были воздушные операции по завоеванию господства в воздухе, проведенные в мае—июне 1943 г. В первой из них с 6 по 8 мая участвовало 6 воздушных армий. Удары наносились по 24 аэродромам в полосе шириной более 1 тыс. км на глубину до 200 км. Во второй операции в июне применялись 3 воздушные армии и авиация дальнего действия. В обеих операциях было уничтожено около 750 самолетов противника, что послужило одной из причин утраты им стратегического господства в воздухе на всем советско-германском фронте132. За время войны для ударов по аэродромам было произведено более 58 тыс. самолето-вылетов (около 2%), в результате которых немецко-фашистская авиация потеряла 13 300 самолетов, т. е. 23% общего количества уничтоженных на советско- германском фронте. Это было эффективной формой борьбы с вражеской авиацией. В среднем на каждый выведенный из строя на аэродроме самолет противника затрачивалось всего 5 самолето-вылетов, в то время как на уничтожение одного самолета в воздухе требовалось до 30 самолето-вылетов, то есть в 5—6 раз больше133.
Воздушные операции по подавлению и разрушению экономических объектов, административно-политических центров, портов и морских баз противника из-за
недостатка сил и средств в годы войны проводились редко, но уже с 24 июня по 3 июля 1941 г. два корпуса дальнебомбардировочной авиации Главного Командования совместно с ВВС Балтийского и Черноморского флотов нанесли удары по военно- промышленным объектам в Кенигсберге, Данциге, Варшаве, Бухаресте. В ночь на 8 августа 1941 г. впервые был осуществлен налет на Берлин. В последующем по объектам глубокого тыла противника наносились лишь эпизодические удары. Только в конце войны воздушные операции с нанесением ударов по глубоким тылам врага стали проводиться чаще, хотя в сравнении с английскими и американскими ВВС действия советской авиации из-за недостатка сил серьезного ущерба противнику не причиняли.
Особое место в стратегических действиях ВВС занимали воздушно-транспортные операции. Всего за войну в этих операциях для оказания помощи партизанам было совершено около 110 тыс. самолето-вылетов дальней авиацией и Гражданским воздушным флотом, в том числе 13 тыс. с посадкой на площадках у партизан. В тыл врага и из партизанских районов на «Большую землю» было перевезено свыше 83 тыс. человек, доставлено партизанам большое количество боеприпасов, вооружения, медикаментов и прочих грузов (17 тыс. тонн)134.
В целом, советские ВВС приобрели большой опыт в решении оперативных и стратегических задач. Их действия оказали существенное влияние на ход и исход военных кампаний и всей войны.
Войска Противовоздушной обороны страны являлись основным средством прикрытия важнейших группировок войск и важных объектов страны в прифронтовых районах и в глубине. Условия их стратегического применения в ходе войны постоянно менялись. Одно дело в начале ее, когда немецкая авиация, обладая господством в воздухе, проявляла большую активность не только на поле боя, но и на большой глубине. Вот тогда-то и возросло значение надежного прикрытия важных экономических и административно-политических центров страны. На решение этой задачи в 1941 —1942 гг. было выделено от 60 до 87% истребительной авиации и от 60 до 80% зенитной артиллерии ПВО135. Во втором и третьем периодах войны господство в воздухе постепенно перешло к советским ВВС. Противник был вынужден сосредоточить главные усилия своей авиации в прифронтовых районах для поддержки сухопутных войск. В связи с этим основные усилия Войск ПВО страны были перенесены на прикрытие ударных группировок фронтов, важных объектов оперативного тыла, прежде всего фронтовых коммуникаций на глубину 300—500 км от линии фронта. На это было израсходовано около 50% сил и средств.
Наибольшего напряжения от Войск ПВО страны потребовали действия по отражению массированных ударов авиации противника на крупные города — Москву, Ленинград, Горький, Сталинград, Киев, Минск и др. Первый налет немецкой авиации на столицу состоялся в ночь на 22 июля. В нем участвовало свыше 220 самолетов противника из лучших авиационных частей, уже имевших опыт разрушения крупных городов Европы. Тем не менее, налет был сорван: 22 самолета противника были сбиты истребителями и зенитной артиллерией. К объектам ударов прорвались лишь одиночные бомбардировщики, остальные сбросили бомбы, так и не долетев до намеченных целей. В дальнейшем немецкая авиация совершала систематические налеты на Москву группами от 50—80 до 100—120 самолетов. Всего на этом направлении было совершено 12 100 самолето-пролетов. Тем не менее ПВО страны выполнила свою задачу. Противник не смог причинить Москве сколько- нибудь существенного ущерба, но сам потерял более 1 300 самолетов136
Оказалась тщетной и попытка противника парализовать жизнедеятельность Ленинграда. Налеты на этот город начались с июля 1941 г. В дальнейшем они предпринимались почти ежедневно. Только в сентябре противник нанес за 3 дня 12
ударов по Ленинграду и Кронштадту с целью уничтожить корабли Балтийского флота, но безуспешно. Начиная с октября немецкая авиация отказалась от массированных дневных налетов на Ленинград и в основном перешла к эшелонированным ночным действиям137.
В прифронтовых районах Войска ПВО взаимодействовали с истребительной авиацией и зенитной артиллерией фронтов и флотов. При этом особое внимание уделялось прикрытию прифронтовых железных дорог. Силы, выделенные для их защиты в 1944 г., возросли по сравнению с 1942 г. по зенитной артиллерии среднего калибра в 5 раз, а по зенитной артиллерии малого калибра — в 22 раза138. Совершенствовалась также система прикрытия коммуникаций. Наряду с прикрытием основных железнодорожных узлов и мостов стали применяться маневренные группы ПВО для обороны наиболее важных участков железных дорог, так называемые «кочующие группы» для действий из засад, а также подвижные группы зенитных средств для сопровождения железнодорожных эшелонов.
С 1943 г., в связи с продвижением советских войск на запад, система противовоздушной обороны прифронтовых районов последовательно наращивалась за счет маневра силами и средствами из глубины страны. Например, в мае и июне 1944 г. из тыловых районов Южного фронта ПВО в прифронтовую зону 1-го и 2-го Украинских фронтов были перебазированы 2 истребительные авиационные дивизии и более 40 зенитных артиллерийских частей. Летом и осенью того же года за пределы СССР для прикрытия объектов в прифронтовой полосе из глубины страны были выдвинуты 5 корпусов ПВО139.
Составной частью Войск ПВО страны являлась местная противовоздушная оборона (МПВО). Находясь в ведении народного комиссариата внутренних дел, она опиралась на развитую систему местных частей и различных служб (противопожарной, медико-санитарной службы, связи и др.). Все население угрожаемых районов от до 60 лет должно было принимать посильное участие в мероприятиях местной ПВО. В 1942 г. численность различных формирований МПВО превышала 6 млн. человек140. Система МПВО сыграла большую роль в ликвидации последствий воздушных налетов противника, тушении пожаров, предотвращении различных аварий на объектах народного хозяйства, обезвреживании неразорвавшихся авиабомб и т. д.
Эффективность действий Войск ПВО непрерывно повышалась. Этому способствовало более решительное сосредоточение сил и средств на обороне важных объектов, укрупнение группировок войск, маневр силами противовоздушной обороны вслед за наступавшими войсками фронтов, совершенствование способов применения истребительной авиации и зенитной артиллерии. В общем за годы войны Войска ПВО уничтожили 7 313 самолетов противника, из них 4 168 самолетов — истребителями. Это сыграло немаловажную роль в завоевании господства в воздухе, обеспечении успешного развития операций фронтов и жизнедеятельности прифронтовых районов страны. Ощутимый урон они нанесли и наземному противнику, уничтожив свыше I тыс. танков, около 1,5 тыс. орудий и минометов, а также много другой боевой техники и живой силы врага141.
Опыт войны показал важность создания системы противовоздушной обороны страны еще в мирное время как единой системы на всей обороняемой территории, что успешное решение стоящих перед Войсками ПВО страны задач находится в прямой зависимости от наличия надежно работающих средств обнаружения, оповещения и связи.
Военно-Морской Флот в годы войны, в силу континентального характера военных действий, сосредоточил свои главные усилия на содействии операциям Сухопутных войск, но вместе с тем вел и самостоятельные боевые действия.

В наиболее сложных условиях, ввиду господства противника в воздухе и потери важнейших районов базирования, а также из-за сокращения судоремонтной базы в первый период войны выполняли свои задачи Балтийский и Черноморский флоты. На протяжении всей войны они наиболее тесно взаимодействовали с приморскими фронтами. В стратегических оборонительных операциях эти флоты способствовали фронтам в отражении наступления противника на приморских направлениях и прикрывали фланги их войск с моря. Важное значение имела оборона ими совместно с Сухопутными войсками и ВВС приморских городов и крупных военно-морских баз, в том числе Либавы, Таллина, Новороссийска, Ханко, но особенно Одессы и Севастополя. Сложность решения такой задачи заключалась в том, что большинство баз не были заблаговременно подготовлены к обороне с суши, поэтому приходилось создавать ее уже в ходе военных действий при быстром продвижении противника вдоль побережья.
Особой задачей флотов являлось обеспечение эвакуации войск и военно-мор- ских баз с изолированных участков побережья. Она, как правило, проводилась флотом по решению Ставки Верховного Главнокомандования, когда дальнейшее их удержание становилось нецелесообразным или невозможным, либо возникала необходимость использования оборонявших эти районы войск на других направлениях. Масштабы эвакуации были значительными. Так, при эвакуации войск и мирного населения из Таллина и Ханко флот вывез все войска (более 42,5 тыс. человек) с оружием, военной техникой, боезапасами, продовольствием и другими грузами, которые затем включились в оборону Ленинграда Из Одессы Черноморский флот эвакуировал в Крым значительное количество оружия, военной техники, около 25 тыс. тонн различных грузов, 86 тыс. военнослужащих и 15 тыс. жителей города, большая часть которых приняла участие в его обороне, а затем защищала Севастополь142. Когда и над ним нависла угроза, несколько тысяч бойцов были эвакуированы на Северный Кавказ. Однако из-за запоздалого решения на эвакуацию в этом случае значительную часть техники и личного состава вывезти не удалось.
В стратегических наступательных операциях флоты прикрывали приморские группировки Сухопутных войск от ударов противника с моря, участвовали в артиллерийской и авиационной подготовке наступления, содействовали им в окружении и уничтожении прижатых к морю войск противника, проводили самостоятельные и совместные десантные операции различного масштаба. Самыми крупными и важными из них являлись: Керченско-Феодосийская десантная операция 1941 —1942 гг., Новороссийская и Керченско-Эльтигенская десантные операции 1943 г. на Черном море, Моонзундская десантная операция 1944 г. на Балтике, Курильская десантная операция 1945 г. на Тихом океане. Всего за годы войны флоты обеспечили высадку более 110 оперативных и тактических морских десантов общей численностью свыше 250 тыс. человек143. Главными целями таких операций были: захват плацдармов на побережье противника для дальнейшего наступления на новых операционных направлениях (Керченско-Феодосийская, Керченско-Эльтигенская), овладение важными островными территориями (Моонзундская, Курильская), нанесение удара во фланг и тыл оборонявшейся группировке врага (Новороссийская). Не все десантные операции были успешными, но в целом они сыграли важную роль в решении стратегических задач на приморских флангах советско-германского фронта.
Наиболее важными стратегическими задачами, которые решал Военно-Морской Флот в самостоятельных операциях, являлись борьба на морских коммуникациях противника и защита своих морских сообщений. Для Северного флота эти задачи оказались главными. Они вытекали из необходимости обеспечения прочной двусторонней связи между основными членами антигитлеровской коалиции (СССР, США, Великобритании) через Атлантику.

Борьба на вражеских коммуникациях проводилась как в ходе повседневной боевой деятельности флотов (в первом и втором периодах войны), так и в специальных операциях. Зимой 1943/1944 гг. такие операции проводились главным образом в Норвежском и Баренцевом морях. С 1944 г. они стали предприниматься на Балтийском и Черном морях, в том числе с целью блокирования крымской и курляндской группировок немецких войск. Их результативность постепенно возрастала. С по 1944 гг., например, число потопленных вражеских транспортов увеличилось в 2,5 раза. Всего за годы войны ВМФ было потоплено около 1 300 транспортов противника. Наиболее эффективным средством борьбы на коммуникациях являлись авиация и подводные лодки, на долю которых приходилось почти 88% судов144.
Война подтвердила важность надежной защиты своих морских сообщений. В ходе ее Военно-Морской Флот обеспечил перевозку более 105 млн. тонн различных грузов и 10 млн. человек военнослужащих и гражданского населения. Один только Северный флот провел в своей операционной зоне свыше 2,5 тыс. судов в составе внутренних конвоев и около 1,5 тыс. транспортов в составе союзных конвоев145 На Балтике и Черном море эта задача особенно остро стояла в первом периоде войны при обороне Ленинграда, Одессы и Севастополя. Определенное значение она сохраняла и в последующем.
Большие масштабы с самого начала войны приняла минная борьба на море. Обе стороны широко применяли постановку минных заграждений, причем как для защиты своих баз и коммуникаций, так и для блокирования баз противника. Только в 1941 г. на создание минно-артиллерийских позиций советские флоты израсходовали около 32 тыс. различных мин146. Но в решении этой задачи допускались и ошибки. В частности, имели место случаи необоснованной постановки некоторых минных заграждений в 1941 г. в Черном море. Впоследствии они затруднили боевую деятельность Черноморского флота.
В целом за годы войны в вопросах стратегического применения Военно-Мор- ского Флота был достигнут немалый прогресс. Однако силы флота действовали преимущественно в прибрежных районах. Не были разработаны и освоены способы разгрома группировок военно-морских сил противника в ведении борьбы за господство на море.
<< | >>
Источник: В. А. Золотарев. История военной стратегии России. 2000

Еще по теме Стратегическое применение видов Вооруженных Сил:

  1. О стратегическом характере современных войн и способах стратегического применения Вооруженных Сил
  2. Система стратегических действий Вооруженных Сил
  3. Стратегическое развертывание Вооруженных Сил и ведение военных действий в начальный период войны
  4. Проблемы ограничения и сокращения стратегических межконтинентальных вооружений и ядерных вооружений в Европе
  5. Закон об ограничении морских перевозок грузов, предназначенных для иностранных вооруженных сил, в ситуациях вооруженного нападения
  6. Стратегическое руководство вооруженной борьбой
  7. Стратегическое руководство Вооруженными Силами
  8. Сценарно-функциональный подход к анализу баланса стратегических сил
  9. СОИ и система стратегических сил СССР—США
  10. Стратегия строительства Вооруженных Сил
  11. Создание, развитие и реформирование Вооруженных Сил России
  12. Гражданский персонал Вооруженных Сил РФ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -