<<
>>

Система стратегических действий Вооруженных Сил


Как известно, важнейшие категории военной стратегии — это виды, формы и способы военных действий. В своей совокупности они составляют целую систему стратегических действий вооруженных сил, охватывающую все виды операций стратегического и оперативно-стратегического масштаба, а также комплекс других взаимосвязанных операций и действий, направленных на достижение целей войны.
Определяющее влияние на их содержание и развитие оказывают основополагающие требования военной доктрины государства, характер будущей войны, задачи и боевые возможности вооруженных сил.
После второй мировой войны в Советском Союзе начала складываться принципиально иная система стратегических действий. Процесс этот был сложным и противоречивым.
В первый послевоенный период (1945—1953) советская военная стратегия, как уже отмечалось, опиралась на традиционные средства ведения войны и целиком исходила из обобщенного опыта недавно закончившейся войны. Она развивалась с учетом возросших военно-экономических возможностей государства, новых военных доктрин США и НАТО, а также серьезного обострения военно-политической обстановки в мире. Считалось, что цели будущей войны могут быть достигнуты только совместными усилиями всех видов Вооруженных Сил при главной роли Сухопутных войск, а все остальные виды Вооруженных Сил должны вести военные действия в их интересах. Отсюда вытекал вывод, что к основным видам стратегических действий относятся наступление, контрнаступление и оборона.

Главным видом стратегических действий признавалось стратегическое наступление. Проводить его предусматривалось в форме стратегических и фронтовых наступательных операций. Стратегические операции, как и в годы минувшей войны, предполагалось осуществлять силами нескольких фронтовых объединений с привлечением дальней авиации, воздушно-десантных войск, Войск ПВО страны, а при действиях на приморских направлениях и Военно-морского флота. Цель стратегического наступления заключалась в полном разгроме главной группировки противника (в составе 70—100 дивизий) на основных стратегических направлениях и достижении кардинального изменения обстановки на том или ином театре военных действий.
В связи с ростом экономического и военного могущества СССР, развитием Вооруженных Сил, их полной механизацией и моторизацией изменились взгляды на стратегические наступательные операции. Теперь считалось, что они будут преследовать более решительные цели, а их достижение предполагалось путем решения ряда одновременных и последовательных задач, каждая из которых составляла содержание соответствующей фронтовой операции.
Фронтовые формирования относились к высшим оперативным, а с 1953 г — к оперативно-стратегическим объединениям Вооруженных Сил. Они были способны самостоятельно наносить поражение крупным группировкам противника, развернутым на отдельных операционных или стратегических направлениях. В основном способы их действий оставались такими же, как и в годы минувшей войны, т. е. оперативный прорыв, окружение и уничтожение противостоящего противника, рассечение его стратегического (оперативного) фронта, дробление фронта с последующим уничтожением окруженных группировок и т. д.
Особое внимание уделялось окружению как самому эффективному способу разгрома противника. Его предусматривалось осуществлять ударами по сходящимся направлениям или одним-дву.мя охватывающими ударами с тем, чтобы прижать противника к естественной преграде (например, к морю); одновременно предполагалось расчленение и уничтожение прижатого противника. Непременное условие успеха операции на окружение — это блокирование изолированной группировки с воздуха, а на приморских направлениях и с моря.
Важным способом ведения стратегического наступления считалось рассечение крупной группировки неприятеля путем нанесения взаимодействующими фронтами мощных ударов на всю глубину операции с последующим ее уничтожением по частям. В достижении цели операции на рассечение большая роль отводилась массированному применению бронетанковых и механизированных войск и авиации, действующих на главном направлении.
Дробление стратегического фронта противника планировалось осуществлять нанесением ряда сильных ударов в широкой полосе с развитием наступления в глубину по параллельным или расходящимся направлениям. Подобный способ обеспечивал скрытность подготовки операции и затруднял противнику маневр, так как сковывал его силы на широком фронте. Однако для прорыва обороны на нескольких участках требовалось привлекать большое количество войск и техники35.
В соответствии с теоретическими установками утвердилось мнение, что стратегическое наступление может проводиться на одном-двух, а то и на трех стратегических направлениях с выходом на стратегически важный рубеж. Однако для полного разгрома противника на ТВД нужно было провести еще несколько одновременных и последовательных стратегических операций, тесно связанных между собой общей целью и единым замыслом.
В сравнении с минувшей войной пространственные показатели стратегических операций возросли примерно в полтора раза. Так, на стратегическом учении, которое
проводилось в 1948 г. на Украине с привлечением войск Прикарпатского, Одесского, Киевского, Таврического военных округов и сил Черноморского флота стратегическая операция планировалась на фронте 1200 км и на глубину 750 км. А в 1950 г. на маневрах в Белоруссии аналогичную операцию предполагалось вести в полосе до 1000 км и на глубину 700—850 км.
В каждом конкретном случае для проведения операции привлекалось, как правило, 80—120 дивизий и более, 20—30 тыс. орудий и минометов, 6—8 тыс. танков и САУ, 4—6 тыс. боевых самолетов. Это позволяло создавать более высокие плотности сил и средств на направлениях главных ударов, но особенно на участках прорыва.
Важная роль в стратегических наступательных операциях отводилась Военно- воздушным силам, Войскам ПВО, воздушно-десантным войскам, Военно-морскому флоту. Они могли не только участвовать в операциях фронтов, решая задачи, определенные им планом таких действий, но и проводить самостоятельные операции.
Непременным условием успешного ведения стратегических операций считалось наличие крупных резервов в распоряжении Верховного Главнокомандования.
В соответствии с теоретическими взглядами, сложившимися в 50-х годах, стратегическое наступление должно было отличаться от аналогичных действий периода Великой Отечественной войны более высокой активностью, решительностью и непрерывностью действий, широким маневром силами и средствами, твердым и непрерывным управлением войсками.
Стратегическое контрнаступление стало рассматриваться как особый, наиболее сложный вид наступления. Считалось, что оно может проводиться силами одного или нескольких фронтов с целью ликвидации наступления противника, нанесения решительного поражения его главной ударной группировке, захвата стратегической инициативы, восстановления утраченного положения, овладения важными районами и выгодными рубежами. В случае его успешного осуществления оно могло перерасти в общее стратегическое наступление.
Для достижения целей контрнаступления требовалось прежде всего истощить силы наступающего противника, сохранить боеспособность своих войск в ходе оборонительных сражений, своевременно перегруппировать и сосредоточить резервы, завоевать господство в воздухе, создать на решающих направлениях необходимое превосходство в силах и средствах.
Предполагалось, что контрнаступление может начинаться в различных условиях обстановки. Чаще всего — после остановки противника обороняющимися, а также в ходе продолжающегося продвижения его группировки.
В отдельных случаях, прежде всего, если продвижение противника угрожало потерей важных в политическом, экономическом и военном отношении районов и рубежей или при явном достижении стратегической внезапности, контрнаступление допускалось при равенстве сил или даже при невыгодном их общем соотношении.
Таким образом, теория стратегического наступления оставалась в основном на позициях военных лет. По-прежнему сохранялось мнение о создании на главных направлениях высоких оперативных плотностей сил и средств, особенно на участках прорыва.
Стратегической обороне не уделяли должного внимания. Она признавалась только как временный вид стратегических действий. Предполагалось, что она может быть организована под давлением обстоятельств и проводиться в форме стратегических оборонительных операций нескольких фронтов, тесно взаимодействующих с дальней авиацией, Войсками ПВО, а на приморских направлениях — силами флота.
Как и в минувшую войну, основная цель такого вида стратегических действий заключалась в том, чтобы отразить, затормозить, а в лучшем случае остановить на
ступление противника, обескровить его ударные группировки, выиграть время для создания благоприятных условий с целью последующего перехода в наступление. Представлялось возможным вести оборону и для закрепления захваченных у противника важных районов или рубежей, а также для прикрытия приграничных районов страны либо отдельных направлений. В то же время послевоенная теория настойчиво подчеркивала, что обороной как видом военных действий в стратегическом масштабе достигаются лишь ограниченные цели, поэтому ее применение может носить исключительно временный характер. Считалось разумным прибегать к стратегической обороне в тех условиях, когда в сложившейся обстановке наступление окажется невозможным или нецелесообразным, либо потребуется обеспечить наступление на других, более перспективных направлениях театра военных действий.
В разработанном в начале 1952 г. «Наставлении по ведению операций» излагались четкие требования, предъявляемые к стратегической обороне. В нем указывалось, что она должна быть глубоко эшелонированной, активной, непреодолимой в противотанковом, противовоздушном и противодесантном отношениях. Наряду с мощным первым эшелоном в составе оборонительной группировки рекомендовалось иметь сильные вторые эшелоны и резервы различного назначения. Способы ведения стратегической обороны могли быть самыми разнообразными. Их выбор во многом зависел от условий обстановки, в первую очередь от характера наступления противника. Исходя из опыта минувшей войны главными способами признавались стойкая и активная оборона занимаемых рубежей войсками первого эшелона, мощная контрподготовка, армейские и фронтовые контрудары, поражение наступающих вражеских группировок массированными ударами авиации, артиллерии и других средств борьбы.
В целом развитие теории стратегической обороны в те годы шло в направлении сокращения сроков ее подготовки, совершенствования способов применения видов Вооруженных Сил и родов войск, повышения устойчивости обороны, что нашло выражение в увеличении глубины ее построения, требованиях тщательного оборудования в инженерном отношении оборонительных рубежей, активном использовании стратегических резервов.
Свое дальнейшее развитие в первые послевоенные годы получили взгляды на стратегическое применение Военно-воздушных сил, Войск ПВО и Военно-морского флота.
Одной из форм стратегического применения ВВС являлась воздушная операция. Ее предполагали проводить с целью завоевания господства в воздухе и разрушения важных объектов тыла противника. Для проведения воздушной операции планировалось привлекать несколько армий фронтовой и дальней авиации, а также авиацию флотов и ПВО страны.
Исходя из опыта войны считалось, что завоевание господства в воздухе и его прочное удержание — одно из важнейших условий для успешного ведения военных действий на суше и море, надежной защиты жизненно важных центров в глубине территории страны, особенно в начальный период войны. Разгром авиации противника в воздушных сражениях рассматривался как главный способ завоевания и удержания господства в воздухе на определенном театре военных действий или на главном стратегическом направлении.
Основным способом ведения воздушных операций признавалось нанесение массированных ударов по аэродромам, транспортным узлам и объектам государственного управления противника.
В первые послевоенные годы в связи с быстрым количественным и качественным ростом авиации в США и НАТО, созданием атомных бомб большое внимание

в СССР уделялось стратегическому применению Войск ПВО страны. Предусматривалось расширение сферы их ответственности по обеспечению надежного прикрытия с воздуха политических, административных и экономических центров страны и, разумеется, основных группировок Вооруженных Сил. Исходя из этого, было положено начало разработки теории противовоздушных операций.
Стратегическое применение Военно-морского флота предусматривалось в форме проведения им самостоятельных морских операций и совместных с сухопутными войсками действий. На основании опыта минувшей войны теоретики считали, что самостоятельные морские операции могут осуществляться с целью разгрома группировок сил флота противника, а также срыва его морских и океанских перевозок. Но все же главной задачей флота, по их мнению, оставалось содействие сухопутным войскам на приморских направлениях.
В первый послевоенный период значительным шагом в развитии стратегии явилась разработка теории воздушно-десантных операций, проводимых воздушно- десантными войсками[**].
В соответствии с принятыми взглядами эта форма действий включала как самостоятельные операции ВДВ, так и операции, проведенные в интересах сухопутных войск и флота с целью захвата стратегических и оперативных объектов, плацдармов противника, создания нового фронта вооруженной борьбы, оказания содействия силам внутреннего сопротивления на территории, захваченной врагом.
В середине 60-х годов ввиду резкого изменения концепции относительно характера возможной войны коренному пересмотру подверглись взгляды на способы стратегических действий Вооруженных Сил. Дело в том, что существовавшая до сих пор теория стратегических действий, отводившая главную роль Сухопутным войскам, уже не отвечала требованиям ракетно-ядерной войны. Экономика, система государственного управления, стратегические ядерные средства, вооруженные силы агрессора — все это стало вполне досягаемым для ракетно-ядерного оружия, а потому могло быть уничтожено в короткие сроки, причем не только на всю глубину театра военных действий, но и за его пределами.
Ракетные войска стратегического назначения, стратегическая авиация и атомные ракетные подводные лодки стали обладать способностью решать главные задачи войны. Ракетно-ядерное оружие значительно расширило рамки войны: отныне она могла охватить одновременно всю территорию государств, входящих во вражескую коалицию, а не только театры военных действий, как это имело место в минувшую войну. Массированные ядерные удары стратегическими средствами позволяли достигнуть политических целей в более короткие сроки.
В таких условиях отпала надобность делить стратегические действия на стратегическое наступление и оборону. Теперь стратегическая оборона как таковая вообще исключалась. Допускалась возможность ее ведения только в оперативном, чаще всего в армейском масштабе. Военные теоретики в один голос однозначно утверждали, что ядерная война обладает особенностью ставить перед Вооруженными Силами выбор: либо наступать, либо терпеть поражение. Исходя из этого основными видами стратегических действий были признаны: ракетные операции, операции по защите территории страны и группировок войск от ядерных ударов противника, стратегические наступательные операции на сухопутных ТВД и военные действия на морских театрах. Каждому из этих видов стратегических действий соответствовали вполне конкретные цели и формы использования сил и средств.
Ракетные операции предполагалось проводить с целью уничтожения стратегических ядерных сил и объектов, составляющих основу военно-экономического по-




Схема 54 Система стратегических операций Вооруженных Сил СССР (по взглядам 60-х — 70-х годов)

тенциала противника, нарушения системы его государственного и военного управления, разгрома главных группировок войск врага. Этот вид стратегических действий находил свое воплощение в форме ответных ракетно-ядерных ударов Ракетных войск стратегического назначения, а также в воздушных операциях дальней авиации.
Стратегическое наступление на сухопутных ТВД предусматривалось проводить для завершения разгрома группировок противника, овладения стратегически важными объектами (районами) неприятеля и занятия (оккупации) его территории.
Особое значение придавалось стратегическим действиям по защите территории своей страны и собственных группировок войск от ядерных ударов врага. Это обусловливалось тем, что успешное ведение войны и обеспечение нормальной жизнедеятельности государства считалось невозможным, пока не будет организована надежная противовоздушная оборона государства с применением новейших средств борьбы. Система таких действий предполагала отражение авиационных атомных ударов противника по важнейшим административно-политическим и экономическим центрам, группировкам ракетных войск, авиации и флота, районам формирования резервов и другим объектам. Защита страны от ядерных ударов противника мыслилась в форме противовоздушных операций Войск ПВО страны. Предполагалось, что в решении этих задач им будут оказывать содействие Ракетные войска стратегического назначения.
Военные действия на морских театрах преследовали цель разгрома группировок сил флота противника, нарушения его морских и океанских коммуникаций, защиты коммуникаций ВМФ СССР и побережья от ударов с моря. Считалось, что оснащение флота ядерным оружием, атомными подводными лодками-ракетоносцами и ракетной авиацией дальнего действия открывает перед ним большие возможности для успешного ведения вооруженной борьбы на морских и океанских просторах.
Действия всех видов Вооруженных Сил, как и прежде, предусматривалось строго согласовывать между собой. Одновременно были радикально пересмотрены все ранее существовавшие принципы ведения операций. Коренному изменению подверглись их пространственные и временные нормативы. Например, фронтовые наступательные операции намечалось вести в полосах шириной 500—600 км и на глубину до 1000 км со средним темпом 100 км в сутки. Именно с таким пространственным размахом эти операции планировались на учениях «Буря» (1964), «Днепр» (1967), «Запад» (1969).
В 70-х годах в связи с уточнением взглядов на войну и дальнейшим развитием средств вооруженной борьбы вся система стратегических действий Вооруженных Сил была вновь пересмотрена. В число основных форм стратегических операций, как уже указывалось, стали включаться операции стратегических ядерных сил, стратегические операции на континентальных ТВД, стратегические операции на океанских ТВД, стратегические действия по отражению воздушно-космического нападения противника. Кроме них планировалось проведение воздушных операций на континентальных и океанских ТВД со стратегическими целями. Неотъемлемой составной частью всех военных действий стала радиоэлектронная борьба как одно из главных мероприятий их всестороннего обеспечения.
Исходя из взглядов на общий характер стратегических действий, выработанных к тому времени, считалось, что основу будущей войны составит система взаимосвязанных стратегических операций Вооруженных Сил, проводимых по единому замыслу Верховного Главнокомандования в трех сферах: на континентах, в воздушнокосмическом пространстве, в океанах и морях. Было признано, что независимо от способов развязывания агрессором войны и различия условий, в которых Вооружен-

ОБЩАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЦЕЛЬ ВОЙНЫ



Военно-политические задачи по периодам войны
Военно-политические задачи по направлениям и регионам




Задачи других в/ формирований
Общие военно-стратегические задачи               Вооруженных Сил



Частные военно-стратегические задачи ВС

Развертывание центр. Тыла


Стратегическое развертывание ВС


Развертывание сист. ГО


Глобальные стратегические операции ВС

Операция стратегических ядерных сил


Стратегические операции по отражению ВКН противника


Операция военнокосмических сил


Опера
ции
РВСН

Опера
ции
АСЯС

Опера
ции
МСЯС

Операции об ПВО

Опера
ции
PKO

В/д сил стратегич предупр

Операции
обесп
"СИЛ

Опер уд воен - косм, сил

Противо-
космич
операции


Стратегические операции на театрах военных действий (региональные операции)

Другие операции


Операции сил


Партизанские


Операции войск

террит. обороны


операции


ГО


Схема 55 Стратегические действия Вооруженных Сил СССР (по взглядам 70-х — 80-х гг.)

ные силы СССР вступят в военные действия, решающим актом мировой ядерной войны явится первый удар стратегических ядерных сил.
По существовавшим тогда взглядам, действия стратегических ядерных сил (СЯС) представляли собой систему стратегических ядерных ударов, проводимых различными видами СЯС по единому замыслу и плану Верховного Главнокомандования по важнейшим объектам противника на ТВД и другим удаленным территориям. Цель этих действий заключалась в нанесении решительного поражения главным государствам вражеской коалиции и выводе из ядерной войны союзных им стран. Предполагалось, что данную цель можно достигнуть путем уничтожения военно-экономической базы противника, его государственного и военного управления, поражения ядерных средств, важнейших объектов и группировок вооруженных сил. Для выполнения перечисленных задач предусматривалось привлечь Ракетные войска стратегического назначения, атомные ракетные подводные лодки стратегического назначения и дальнюю авиацию.
Важнейшей составной частью стратегических ядерных сил являлись Ракетные войска стратегического назначения. Обладая высокой боеготовностью и исключительным быстродействием, они были способны за десятки минут осуществить ядерные удары по важнейшим стратегическим объектам противника, расположенным в любой точке земного шара. Считалось, что даже в случае внезапного ядерного нападения со стороны агрессора РВСН смогут нанести ответный удар основной частью пусковых установок еще до того, как боезаряды ракет противника достигнут советской территории. Задачи, возлагаемые на ракетные войска, намечалось решать путем нанесения массированных, групповых и одиночных ударов.
Ракетные подводные лодки стратегического назначения, имевшие на вооружении баллистические ракеты, обладали высокой подвижностью, скрытностью маневра, свободой в выборе районов огневых позиций, малой уязвимостью и большой живучестью. Их удельный вес в составе СЯС непрерывно увеличивался. С учетом этих обстоятельств считалось, что в зависимости от условий развертывания и порядка ввода в действие ракетные подводные лодки будут решать задачи нанесения одновременных или последовательных ударов по важнейшим стратегическим объектам неприятеля, главным образом на заокеанской территории, для успешного поражения которых важное значение имело малое полетное время ракет.
Объекты поражения для ракетных подводных лодок определялись с учетом использования других компонентов триады ядерных сил. Так, если основные усилия РВСН направлялись на уничтожение ракетно-ядерных сил противника, то ракетные подводные лодки использовались в основном для разрушения объектов военноэкономической базы, аэродромов стратегической авиации, средств предупреждения о ракетном нападении, объектов противоракетной обороны и других важнейших объектов.
Дальнюю авиацию предусматривалось применять главным образом для поражения сохранившихся и вновь выявленных стратегических объектов противника, прежде всего для уничтожения важнейших звеньев военной промышленности и энергетики, авиационных баз, оперативно-тактических ракет на стартовых позициях, складов ядерного оружия, объектов государственного и военного управления и группировок войск, причем главным образом в районах, не поражаемых ударами Ракетных войск стратегического назначения и атомных ракетных подводных лодок. Часть ее сил предусматривалось использовать во взаимодействии с ВМФ для нанесения ударов по морским целям неприятеля: авианосцам, ракетным подводным лодкам, надводным противолодочным силам и объектам, обеспечивающим их боевую деятельность.

Действия стратегических сил планировались, как правило, в такой последовательности: нанесение первого ракетно-ядерного удара всеми (или частью) боегото- выми пусковыми установками РВСН; нанесение последующих ударов РВСН; проведение морских операций по разрушению наземных объектов противника ударами подводных лодок стратегического назначения, развернутых в районах боевых действий заблаговременно или в ходе начавшейся войны; проведение дальней авиацией воздушных операций и в их динамике нанесение первых и последующих ударов с применением ядерного оружия.
Действия СЯС мыслилось осуществлять одновременно на всех театрах военных действий и отдаленных территориях. Но не исключался и такой вариант, когда по некоторым территориям удары придется наносить со смещением по времени или снять их вообще.
Особое место в действиях стратегических ядерных сил отводилось массированным ядерным ударам по объектам на заокеанских территориях, где базировалась основная группировка стратегических ракет и авиации, где размещалась производственная база военно-экономической мощи главного вероятного противника СССР и его союзников.
Считалось, что первый массированный ядерный удар может быть нанесен в начале войны после завершения периода военных действий с применением обычного оружия или непосредственно вслед за ограниченным применением ядерного оружия. Право принятия решения на его нанесение принадлежало политическому руководству страны. В его же компетенцию входило определение времени и масштаба его осуществления, а также последовательности ввода в действие ядерных сил.
Предполагалось, что первый удар будет нанесен в глобальном масштабе, причем одновременно по объектам, расположенным не только на всех ТВД, но и на заокеанских территориях с привлечением всех боеготовых стратегических ядерных сил и средств. Вместе с этим ударом СЯС намечались удары оперативно-тактическими ядерными средствами.
В случае внезапного ядерного нападения агрессора и недостатка времени на подготовку всех носителей после поступившего предупреждения о запуске ракет противника к участию в первом ударе предполагалось привлекать только те силы и средства, что имели наивысшую боеготовность, остальные предусматривалось вводить по мере их готовности. Допускался и такой вариант: стратегические ядерные силы задействованы для последовательного уничтожения объектов на театрах и заокеанских территориях или выборочного поражения целей и объектов определенных стран, входивших во враждебную коалицию.
Советская военная стратегия признавала, что в зависимости от конкретных условий военно-политической обстановки, готовности ядерных сил и последовательности ввода их в действие время осуществления первого ядерного удара может иметь различную продолжительность. В том случае, если к началу ядерной войны все ядерные силы СССР находятся в полной боевой готовности, признавалось целесообразным наносить данный удар в установленное Верховным Главнокомандованием время залпом баллистических ракет с одновременным подъемом в воздух дальней авиации. По этому варианту общая продолжительность проведения удара, как показывали предварительные расчеты, составила бы 4—5 часов на континентальных ТВД и 10—12 часов — по заокеанским территориям.
В результате первых ударов СЯС сторон радикально изменится вся стратегическая обстановка в мире. В течение нескольких часов уничтожению подвергнутся жизненно важные объекты и районы вражеских государств, серьезный урон будет нанесен группировкам противника, на какое-то время нарушится их управление.

Многие города окажутся разрушенными, а населению это грозит большими потерями, парализуется работа тыла. В некоторых странах, особенно с малой территорией, жизнедеятельность полностью прекратится.
Последующие удары стратегических ядерных сил предполагалось проводить сохранившимися средствами с учетом конкретных условий обстановки, результатов первых ядерных ударов сторон, состояния СЯС и систем управления ими, результатов разведки, количества не пораженных предыдущими ударами целей, быстроты перенацеливания сил и средств, времени восстановления боеспособности соединений и частей РВСН, дальней авиации и сил флота, а также проведения других мероприятий, направленных на ликвидацию последствий ядерного нападения агрессора.
Стратегические действия по отражению воздушно-космического нападения противника рассматривались как вторая глобальная форма применения Вооруженных Сил в ядерной и обычной войне. Теория этих действий возникла на базе теории противовоздушных операций Войск ПВО еще в 60-х годах. Но тогда это были по сути только противосамолетные операции. В 70-х и особенно в 80-х годах перед страной и Вооруженными Силами встала принципиально иная стратегическая задача. Развитие ядерного оружия, баллистических ракет различного назначения, возможность широкого применения военно-космических средств потребовали организации более надежной защиты не только от аэродинамических, но и от баллистических средств нападения противника. Встал вопрос о создании единой системы воздушнокосмической обороны, органически включающей в себя противосамолетную, противоракетную и противокосмическую оборону, а также систему предупреждения о ракетном нападении противника и систему контроля космического пространства.
Анализ состояния и направлений развития сил воздушно-космического нападения вероятных противников, их взглядов на роль, задачи и формы применения этих сил в современной войне привел советскую военно-стратегическую мысль к однозначному выводу: чтобы обеспечить надежную защиту СССР и Вооруженных Сил, необходимо противопоставить стратегическим действиям сил воздушно-космичес- кого нападения противника соответствующие по масштабам и еще более решительные по целям стратегические действия своих Вооруженных Сил. Основной формой таких действий стала стратегическая операция по отражению воздушно-космиче- ского нападения противника.
Первоначально такую стратегическую операцию предусматривалось проводить Войсками ПВО страны во взаимодействии с силами и средствами ПВО других видов Вооруженных Сил. Однако в ходе дальнейших исследований выявилось, что достичь ее целей, а тем более сорвать воздушно-космическое нападение только путем уничтожения в полете его самолетов, баллистических и крылатых ракет, ударных и обеспечивающих средств невозможно даже при тесном взаимодействии всех сил и средств ПВО. Осилить эту задачу удастся лишь в случае привлечения сил и средств различных видов Вооруженных Сил, причем для поражения средств воздушнокосмического нападения противника не только в полете, но и на земле, море и в космосе.
В связи с этим стратегическая операция по отражению воздушно-космического нападения противника начала рассматриваться как совокупность согласованных и взаимосвязанных по цели, месту и времени противовоздушных операций, ударов и боевых действий всех видов Вооруженных Сил при решающей роли Войск ПВО страны, проводимых по единому замыслу и под общим руководством Верховного Главнокомандования.
К проведению подобной стратегической операции намечалось привлечь: отдельные армии (округа) противовоздушной обороны, объединения (соединения) противо
ракетной и противокосмической обороны, объединения (соединения) предупреждения о ракетном нападении, войска противовоздушной обороны и военно-воздушные силы фронтов, военных округов, флотов, отдельные воздушные армии, части радиоэлектронной борьбы фронтов, военных округов, флотов и резерва Верховного Главнокомандования, а также стратегические ядерные средства и ракетные войска фрон-
В 70-х — 80-х годах важнейшими составными элементами стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника считались следующие: первые и последующие противовоздушные операции, а также систематические боевые действия отдельных объединений ПВО; боевые действия объединений (соединений) противоракетной и противокосмической обороны; первые и последующие противовоздушные операции на континентальных ТВД; боевые действия сил и средств ПВО на океанских ТВД; боевые действия войск ПВО, истребительной авиации внутренних округов; удары части стратегических ядерных сил, фронтовой авиации, ракетных войск и артиллерии фронтов по ракетным и авиационным базам, пунктам управления и навигационным системам противника; боевые действия части сил флотов по уничтожению ракетных подводных лодок и авианосных соединений противника.
При этом предполагалось, что в системе стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника удары других видов Вооруженных Сил будут наноситься как по планам операции стратегических ядерных сил, так и по замыслу стратегических операций на континентальных и океанских ТВД. Однако все они будут осуществляться в едином плане воздушно-космической операции.
Пространственный размах стратегической операции по отражению воздушнокосмического нападения, по мнению теоретиков, зависел от содержания и характера войны, ширины фронта вторжения агрессора и глубины проникновения его в воздушное пространство СССР. Учитывалась вероятность того, что противник осуществит воздушно-космическое нападение или в глобальном масштабе, или одновременно на главных театрах военных действий. Не исключалось и то, что в большинстве случаев подобная операция могла охватить все или несколько стратегических военно-космических направлений, причем на всю глубину территории страны.
По сложившимся тогда взглядам, продолжительность этой операции определялась от момента обнаружения сил воздушно-космического нападения противника до того времени, когда агрессор вынужден будет отказаться от дальнейшего проведения своей воздушно-космической операции. Теоретические расчеты и опыт многих стратегических учений (типа «Зенит») показали, что стратегическая операция по отражению воздушно-космического нападения противника может продолжаться от 2—3 до 5—7 суток и более. Ее характерные черты — решительность целей, исключительная сложность обстановки, скоротечность и резкие изменения, высокая маневренность, напряженность и интенсивность боевых действий, необходимость многоразового восстановления разрушенной системы воздушно-космической обороны, большой объем задач и сложность управления.
Непременными условиями успешного ведения операции признавались четкая организация взаимодействия сил и средств, входивших во все виды Вооруженных Сил и осуществлявших боевые действия на различных ТВД, высокая степень автоматизации управления войсками, высокая профессиональная, физическая и моральнопсихологическая подготовка личного состава. Особое значение в этом плане придавалось таким вопросам, как своевременное вскрытие подготовки, выявление начала ракетного и воздушного нападения противника, определение построения его сил и ве
роятных намерений их применения, установление порядка использования средств радиоэлектронного подавления, радионавигации и систем управления средствами воздушно-космического нападения противника, а также четкая организация всех видов обеспечения.
Воздушные операции первоначально предполагалось проводить лишь в рамках стратегических операций на континентальных и океанских ТВД. В последующем они могли осуществляться и в масштабе операций стратегических ядерных ешь
По сложившимся к концу 70-х годов взглядам, воздушные операции представляли собой согласованные по целям, месту и времени боевые действия Военно-воздуш- ных сил и авиации других видов Вооруженных Сил, в том числе и союзных армий, осуществляемые по единому замыслу и плану на одном или нескольких смежных континентальных и океанских театрах. Их намечалось проводить не только в начале войны при применении обычных средств Поражения, но и в случае использования ядерного оружия.
Считалось, что цель воздушной операции должна состоять в изменении соотношения сил в воздухе в пользу советской стороны, решительном ослаблении ракет- но-ядерной группировки неприятеля и обеспечении благоприятных условий для действий своих наземных войск и ВМФ. Для ее достижения требовалось выполнить сложный комплекс оперативных задач. Важнейшие из них следующие: уничтожение самолетов и личного состава авиации противника; разрушение, блокирование и минирование аэродромов; уничтожение оперативно-тактических и тактических ядерных комплексов, складов и пунктов снабжения ядерными боеприпасами; разгром и подавление зенитных ракетных комплексов и зенитной артиллерии; уничтожение и подавление пунктов управления авиацией, ракетным оружием и средствами ПВО. Выполнение перечисленного комплекса задач возлагалось в основном на дальнюю и фронтовую истребительную авиацию объединений Войск ПВО страны и авиацию флота.
Концепция воздушной операции была отработана на основе опыта учений типа «Воздух». Предполагалось, что она будет включать взаимосвязанные массированные удары авиации, эшелонированные действия ВВС по избранным объектам и целям, а также систему воздушных боев и сражений. Что касается важнейших принципов ведения воздушной операции, то теория стратегии исходила из необходимости решительного массирования усилий авиации, других сил и средств для разгрома главной авиационной и ракетно-ядерной группировки противника в короткие сроки, сочетания внезапности нанесения ударов и непрерывности воздействия на вражескую авиацию в воздухе и на аэродромах, осуществления глубокого маневра силами для последовательного разгрома авиационных группировок и ядерных средств противника на различных направлениях и ТВД.
В соответствии со взглядами 70-х годов стратегические операции на континентальных театрах военных действий представляли собой принципиально новую форму стратегических действий Вооруженных Сил. От применявшихся в годы Великой Отечественной войны и предлагаемых теорией в 50-х — 60-х годах она отличалась следующими тремя обстоятельствами.
Прежде всего предполагалось, что основу таких операций составят согласованные огневые и ядерные удары, осуществляемые в самом начале войны на всю глубину континента. По своему размаху такая операция должна охватить весь театр военных действий как по фронту, так и по глубине. Наконец, подобная стратегическая операция объединит в себе комплекс наступательных и оборонительных действий, но при приоритете первых.
По сформировавшимся в конце 70-х годов взглядам, стратегическая операция на континентальном ТВД представляла собой совокупность согласованных и взаимо-

Цель операции: разгром ВС на театре и вывод из войны опред государства
Стратегические показатели операции

Фронт наступления: 1000—1500 км


Глубина продвижения: 90—1200 км


Продолжительность- до 30—35 суток

Основные стратегические задачи ВС в операции





Ближайшие (выполненные первыми фронтовыми операциями) задачи
Дальнейшие (выполненные последующими фронтовыми операциями) задачи


Глубина Продолжитель. Темп
500—600 км 10—12 суток 20 км/сут.

Глубина 600—700 км






Составные элементы операций


первые фронтовые наступательные               операции              вторые фронтовые наступательные               операции              частные оборонительные операции воздушные операции на ТВД



противовоздушные операции на ТВД десантные операции на ТВД



Отдельные массированные ракетно-огневые удары
Состав участвующих сил
фронты
общевойсковые и танковые армии воздушные армии дивизии флоты. ВДД
Схема 56 Структура стратегической наступательной операции на континентальном ТВД (по взглядам 70-х — 80-х гг )

связанных по цели, месту и времени ударов, операций и боевых действий различных видов Вооруженных Сил, объединенных единым замыслом и проводимых под общим руководством Верховного Главнокомандования для достижения стратегической цели войны на данном театре. Конкретный состав группировки Вооруженных Сил для подобной операции определялся с учетом особенностей ТВД, цели операции, решаемых в ней стратегических задач, учитывались также и другие факторы. Предполагалось, что в такой операции будут участвовать несколько фронтов, флот, а также объединения и соединения других видов Вооруженных Сил.
Теория признавала, что в условиях ядерной войны основная роль в стратегической операции на континентальном ТВД будет принадлежать объединениям и соединениям ракет средней дальности, на которые возлагалось уничтожение стратегических и оперативно-тактических ядерных средств противника, запасов его ядерного оружия в глубине театра, разрушение центров и объектов военной экономики, уничтожение пунктов государственного управления, командных пунктов и узлов связи стратегического и оперативного звеньев управления, разгром крупных группировок вооруженных сил неприятеля, а также разрушение узлов коммуникаций и уничтожение других не менее важных объектов.
При применении обычного оружия основная роль в такой операции принадлежала Сухопутным войскам, главная задача которых заключалась в разгроме противостоящих группировок противника и овладении его территорией.
Объединениям и соединениям ВВС в ходе стратегической операции на ТВД предстояло решать задачи по уничтожению или ослаблению авиационных и ракетно-ядерных группировок противника, поддержке боевых действий наземных войск, сил ВМФ и десантов, прикрытию их от ударов с воздуха, ведению борьбы с резервами неприятеля, разрушению его объектов военной промышленности и узлов коммуникаций, дезорганизации государственного и военного управления, срыву опера- тивно-стратегических перевозок противника, ведению воздушной разведки, переброске своих войск и материальных средств по воздуху. Эти задачи они могли выполнять как самостоятельно, так и во взаимодействии с силами и средствами других видов Вооруженных Сил.
Приграничные (прифронтовые) объединения и соединения Войск ПВО страны должны были прикрывать от ударов противника из воздушно-космического пространства важнейшие экономические районы и центры, крупные узлы коммуникаций и другие важные объекты, а также группировки Вооруженных Сил, объекты оперативного тыла и тыла центра, военно-морские базы.
Флоту ставились задачи по разгрому основных группировок военно-морских сил противника на морской части ТВД, уничтожению его наземных объектов на побережье и в глубине, содействию войскам фронтов в наступлении на приморских направлениях, в форсировании широких водных преград и захвате проливных зон, по обеспечению высадки морских десантов, блокированию прижатых к морю группировок врага, срыву его десантных операций, нарушению морских перевозок и обеспечению перевозки морем своих войск и материальных средств.
По опыту стратегических учений, проведенных в 70-х годах («Весна-73», «За- пад-74», «Запад-77», «Восток-74», «Юг-80» и др.), в ходе стратегической операции на ТВД предусматривались: массированные ядерные удары по объектам и целям в границах театра (в ядерной войне); массированные ракетно-огневые и авиационные удары (при ведении боевых действий обычными средствами); первые и последующие наступательные операции; первые и последующие фронтовые оборонительные операции; воздушные операции на ТВД с участием авиации различных видов Вооруженных Сил; одна-две операции дальней авиации для решения самостоятельных задач; одна-две воздушно-десантные операции; боевые действия приграничных (при
фронтовых) объединений и соединений Войск ПВО страны; морские операции флотов по разгрому противника на морских театрах военных действий и в прилегающих к континентальному ТВД районах океана, а также по содействию войскам фронтов, действующих на приморских направлениях.
Примечательно, что апробированные на учениях действия были положены в основу реального стратегического планирования операций на Западе, Востоке и Юге. При этом считалось, что в ядерной войне на каждом ТВД боевые действия ограничатся проведением лишь одной стратегической операции. Вначале допускалось, что и в обычной войне непрерывное наступление обеспечит завершение разгрома противника на всю глубину театра. Однако в дальнейшем пришлось признать, что для достижения этой цели в ряде случаев потребуется не одна, а две или даже три последовательные стратегические операции:
Продолжительность стратегической операции определялась временем, необходимым наземным войскам для захвата жизненно важных районов территории противника. Так, на Западном ТВД, глубина которого составляла 1200—1500 км от государственных границ стран, входивших в Варшавский договор, продолжительность стратегической операции при среднесуточных темпах наступления фронтов в 30— 35 км определялась в 30—35 суток и более. Подобная операция на Восточном ТВД рассчитывалась в пределах 40—45 суток. В случае применения сторонами ядерного оружия решающее значение для достижения успеха придавалось искусному нанесению по противнику первого массированного ядерного удара, умелому использованию его результатов, эффективному отражению ядерного наступления неприятеля и быстрому восстановлению боеспособности своих войск.
При действиях с применением только обычного оружия разгром противника предполагалось осуществлять последовательно силами фронтовых объединений и авиации Военно-морского флота. Особая роль в достижении этой цели отводилась первым фронтовым наступательным, а на второстепенных направлениях — первым оборонительным операциям, в ходе которых намечалось захватить стратегическую инициативу, обеспечив тем самым выполнение объединениями ближайших стратегических задач. При этом вновь пришлось пересмотреть показатели размаха подобных операций. Динамика этих изменений представлена в таблице 12.
Из таблицы видно, что через каждые 5-10 лет изменялись показатели размаха операции. Постепенно стратегическая операция распространяется на весь театр военных действий, а глубина фронтовой операции сначала повышается до 1 тыс. км, а затем сокращается в 1,5—2 раза, достигнув параметров начала 50-х годов. Примерно такая же тенденция обозначилась и в динамике изменения темпов наступления: вначале они возросли до 100 км в сутки, а к 1985 г. снизились до 25—30 км в сутки.
Изменения показателей размаха операции обусловлены не только развитием средств вооруженной борьбы. Во многом это объясняется субъективным подходом к стратегическому планированию, а главное — не всегда правильной оценкой реальных условий ядерной войны и заведомым принижением возможностей противника. Совершенно очевидно, что даже в случае одностороннего применения ядерного оружия из-за больших разрушений и потерь темпы наступления в 100 км в сутки были бы абсолютно нереальны при массированном ответном использовании противником ядерного оружия. А при его упреждающем ударе они вероятнее всего свелись бы к нулю. Во всяком случае в течение длительного времени войска не могли бы вести никаких наступательных действий.
Таким образом, лишь в 80-х годах советской стратегии удалось в полном аспекте осознать реалии и скорректировать показатели размаха операций до приемлемых параметров.

Таблица 12
Показатели размаха стратегических и фронтовых наступательных операций
(по опыту учений)

Годы

Ширина

Глубина

Средние темпы

Продолжитель


фронта

операций

наступления

ность операции


(км)

(км)

(км/ сутки)

(сутки)


С т

ратегические

операции


1945—1953

до 1000

700—800

20—25

30—35

1954—1960

до 1000

до 1000

50—80

до 20

1961 — 1970

до 1000

1000—1200

80—100

20—25

1971 — 1980

весь ТВД

весь ТВД

40—90

30—35
/>
(1500—2500

(1500 и более)




и более)




1981 — 1985

весь ТВД

весь ТВД в

20—25

45—50


(1500—2500

ядерной войне,


и более


и более)

1000—1500 в





обычной войне)





Фронтовые операции


1945—1953

300—500

350—500

20—25

15—20

1954—1960

500—600

до 600

70—80

12—15

1961 — 1970

до 600

до 1000

до 100

10—12

1971 — 1980

500 и более

700—750

до 50

15—20

1981 — 1985

500 и более

500—700

25—30

20—25

(в обычной





войне)






Следует подчеркнуть, что с середины 70-х годов начал меняться подход к самой сущности способов действий в стратегической операции на ТВД. По сути, она превращалась в наземно-ракетно-воздушную операцию. При этом по степени значимости борьба в воздухе стала признаваться такой же важной, а при некоторых обстоятельствах даже более актуальной, чем боевые действия на земле.
В действиях Сухопутных войск особое внимание уделялось теперь стремительным прорывам и рейдам так называемых оперативно-маневренных групп в глубину обороны противника. Но особо остро стояла задача по завоеванию с самого начала войны господства в воздухе. Центральное место в операциях приобретало ра- кетно-огневое превосходство над агрессором. В достижении целей операции повышалось значение борьбы на море с учетом возрастающих возможностей врага.
Менялся и подход к стратегической обороне. Как уже отмечалось, в 60-х годах стратегическая оборона вообще отрицалась. Однако в 70-х годах военно-теоретиче- ские взгляды на этот вид стратегических действий начали восстанавливаться в правах. Была разработана теория фронтовой оборонительной операции. При этом считалось, что на Западном ТВД фронт может вести такую операцию в полосе 500—600 км, а на Восточном — 1 ОСЮ—2 000 км. Фронтовую оборону предполагалось создавать на глубину до 300 км, в пределах которой намечалось оборудовать 3—4 оборонительных рубежа: первый из двух полос, затем армейский рубеж, один или два фронтовых.
Во всех случаях фронтовую оборонительную операцию планировалось вести с предельной активностью, нанося ответные ракетно-огневые, авиационные, а в ядер
ной войне — прежде всего ядерные удары, проводить решительные контрудары и осуществлять стремительный маневр силами и средствами. Она имела своей целью создание условий для перехода в контрнаступление и решительное наступление.
Фронтовые оборонительные операции систематически отрабатывались на многочисленных учениях, проводившихся на всех стратегических направлениях. Предусмотрены они были и в реальных планах. С середины 70-х годов практически все фронтовые объединения готовились к проведению с началом войны либо оборонительных, либо наступательных операций. Однако независимо от обстановки основным способом действий оставался наступательный вариант.
Что касается стратегической обороны, то она мыслилась лишь в рамках единой стратегической операции на ТВД. Предполагалось, что она будет одним из частных элементов операции, предназначенной для отражения внезапного нападения агрессора. Достижение этой цели намечалось осуществить в течение короткого времени (не более 5-7 суток) путем проведения первых армейских, в крайнем случае первых фронтовых оборонительных операций. В дальнейшем предполагалось развернуть стремительное стратегическое наступление на всю глубину ТВД. Примечательно, что в ходе стратегического наступления на короткое время не исключались отдельные оборонительные операции, главным образом в армейском или фронтовом масштабе, для отражения контрударов или начавшегося контрнаступления врага.
Важно отметить, что вопросы, касающиеся стратегической оборонительной операции на ТВД применительно к Востоку, а потом и к Западу, были подняты лишь в начале 80-х годов. Однако сделано это было очень робко. В те годы они рассматривались только в теории, а на учениях ни разу не отрабатывались.
Свое официальное признание теория стратегической оборонительной операции на ТВД получила только в 80-х годах. Она нашла отражение во втором издании «Основ подготовки и ведения операций Вооруженных Сил СССР», апробирована впервые на учении «Центр-84». В 1988 г. она отрабатывалась наиболее тщательно под руководством министра обороны генерала Язова на стратегическом учении в европейской части СССР.
Стратегическая операция на океанском театре военных действий начала разрабатываться в середине 70-х годов. Основные военно-теоретические положения были проверены на стратегических учениях «Атлантика» (1978) и «Океан» (1979). В ее разработке участвовали Генеральный штаб и главный штаб ВМФ. Важная роль в этом плане принадлежала главкому ВМФ адмиралу флота С. Г. Горшкову. В завершенном виде теория стратегической операции на океанском ТВД оформилась к 1980 г. В это же время она была реально спланирована на Атлантическом и Тихоокеанском театрах военных действий.
По своей сущности стратегическая операция на океанском ТВД представляла собой совокупность согласованных операций и боевых действий флотов, а также объединений и соединений других видов Вооруженных Сил, проводимых по единому замыслу и плану в целях разгрома основных группировок военно-морских сил противника, срыва или ослабления его ударов с океанских и морских направлений по объектам СССР и Вооруженным Силам, воспрещения (нарушения) океанских стратегических перевозок, блокады островных государств или захвата их территорий, а также создания благоприятных условий для решения советским флотом других стратегических задач, которые могут возникнуть в ходе войны.
К участию в стратегической операции на океанском ТВД намечалось привлекать силы одного или двух флотов, отдельные соединения и части дальней фронтовой и военно-транспортной авиации, армии, действующие на приморских направлениях, воздушно-десантные войска, приморские соединения Войск ПВО страны. В
отдельных случаях не исключалось использование Ракетных войск стратегического назначения.
Главная задача сил в стратегической операции на океанском ТВД заключалась в уничтожении ракетных подводных лодок, авианосных соединений и основных группировок противолодочных сил противника. Прежде всего требовалось вывести из строя его стратегическую подводную ракетно-ядерную систему, представлявшую собой совокупность взаимосвязанных элементов. Она включала атомные ракетные подводные лодки — носители ракетных комплексов, береговые и плавучие средства базирования и материально-технического обеспечения ракетных подводных лодок, наземные и космические системы навигационного обеспечения действий подводных лодок, системы управления ракетными подводными лодками и т. п.
Задача эта оказалась исключительно сложной. Практика 70-х годов показала, что общая площадь возможных районов маневрирования подводных лодок противника превышает 20 млн. кв. км. Поэтому даже в условиях непрерывного слежения за ними еще в мирное время обнаружить и уничтожить их с началом войны до пуска ими ракет практически невозможно. Вот почему наряду с поисково-ударными операциями особое внимание уделялось решению задач по уничтожению подводных лодок в пунктах базирования и при выходе их из ВМБ.
Второй по важности комплекс задач заключался в уничтожении океанских ядерных соединений противника — его основных средств завоевания господства на океанском театре. Они представляли серьезную угрозу не только для Военно-морских сил СССР, но и для других важных объектов и группировок войск на приморских направлениях. Решение этой задачи достигалось путем нанесения согласованных ударов по авианосцам противника силами морской ракетоносной и дальней авиации, а также многоцелевыми подводными лодками. Считалось, что эффективные результаты могут быть достигнуты в том случае, если удастся поразить авианосцы до подъема с их палуб авианосной авиации.
Разгром основных группировок противолодочных сил и разрушение его системы противолодочного наблюдения планировалось осуществлять методом последовательного уничтожения сил, развернутых в противолодочной зоне и на противолодочных рубежах, а также путем нарушения системы дальнего обнаружения подводных лодок, разрушения пунктов управления и базирования противолодочных кораблей, перехвата и уничтожения противолодочных самолетов.
Ответственной считалась также задача по борьбе на океанских коммуникациях противника. Предполагалось, что срыв отлаженных его перевозок позволит изолировать сосредоточенные в Европе группировки его войск, а значит, они будут обречены на быстрое поражение. С этой целью планировалось наносить последовательные удары по всем элементам коммуникаций: портам погрузки, конвоям на переходе и портам разгрузки. Вначале эти задачи представлялись весьма реальными. Однако опыт учений «Океан» показал, что флот способен уничтожить не более 10—15% стратегических транспортов противника, следующих с американского континента в Европу.
Исходя из этого, в последующем перед ВМФ ставилась задача лишь на частичное нарушение океанских перевозок. Одновременно началась интенсивная разработка новых средств — морских разведывательно-ударных систем, с помощью которых предполагалось в несколько раз повысить эффективность борьбы на океанских коммуникациях противника.
Успех действий флотов в стратегических операциях на океанских ТВД теснейшим образом связывался со своевременным развертыванием сил в районах предстоящих боевых действий. Это обусловливалось тем, что из-за особенностей военно
географического положения этих районов флотам для выхода в них предстояло преодолевать узости и проливные зоны, контролируемые противником. В этих условиях наряду с умелым использованием сил боевой службы и своевременным их наращиванием особое значение приобретало превентивное развертывание главных
Исходя из содержания основных задач стратегической операции на океанском ТВД предусматривались соответствующие группировки разнородных сил и средств, включавшие следующие элементы: уничтожение атомных ракетных подводных лодок; уничтожение авианосных ударных группировок; уничтожение противолодочных сил; нарушение перевозок противника на океанских коммуникациях; обеспечение пролета авиации через зону ПВО противника; вывод из строя объектов противолодочной обороны, системы наблюдения, управления и навигационного обеспечения. К тому же на период боевых действий с применением обычного оружия в дальней и морской ракетоносной авиации создавались силы ядерного резерва.
В целом состав группировок сил и средств, сроки их формирования и оперативного построения определялись с учетом выработанной последовательности и способов решения основных задач операции.
Советская военная стратегия исходила из того, что в рамках стратегической операции на океанских ТВД будут осуществляться: удары стратегических ядерных сил по береговым и морским объектам и целям в интересах разгрома морского противника; первые и последующие морские операции по разгрому ударных сил флота противника и нарушению или срыву его океанских перевозок; воздушные операции на океанском ТВД; боевые действия дальней авиации с нанесением ударов по морским и береговым объектам и целям противника; морские десантные и воздушно-десантные операции в целях захвата отдельных островных территорий; боевые действия Войск ПВО страны по прикрытию собственных сил флота в море и базах в пределах радиуса действий истребительной авиации и возможностей средств наведения.
Как и стратегическую операцию на континентальном ТВД, операцию на океанском театре предполагалось начинать с отражения нападения противника, нанесения встречных и ответных ракетно-огневых, авиационных, а в ядерной войне и ядерных ударов по основным группировкам ВМС противника, запланированным прибрежным его объектам в закрытых морях и оперативно важных зонах океана. Далее намечалось сосредоточиться на уничтожении либо резком ослаблении заблаговременно развернутых или развертываемых в начале войны ударных сил флота противника, а также завоевании господства в зоне глубиной до 1500 км от своих берегов. В последующем эти зоны расширились до 2 500—3 ООО км. В них предполагалось уничтожить группировки второго оперативного эшелона ВМС противника, а также развернуть активные операции по нарушению его океанских коммуникаций, блокаде и захвату островных территорий введенными в районы боевых действий ударными и противолодочными силами.
В 80-х годах все эти положения подверглись существенной корректировке. Причина в том, что в условиях ядерного паритета снизилась вероятность ядерной войны, но усилилась возможность мировой обычной войны. Кроме того этот процесс был обусловлен появлением новых высокоточных систем управления оружием, ускоренной разработкой средств вооруженной борьбы в космосе, более реальным подходом к планированию операций и боевых действий, а главное — принятием СССР новой оборонительной доктрины. Определяющим фактором оборонительного характера военной доктрины являлось то обстоятельство, что в начале войны основным способом применения всех видов Вооруженных Сил будут ответные дейст
вия по отражению агрессии. В соответствии с этим основополагающим положением строилась и вся система операций Вооруженных Сил.
Важнейшее значение в эффективном отражении агрессии приобретало стратегическое развертывание Вооруженных Сил, которое стало рассматриваться как особая форма их стратегических действий. Выдвинутые новые требования состояли в том, чтобы строго учитывать при стратегическом развертывании конкретные условия военно-политической обстановки и уже на первой стадии ее возможного обострения обеспечить, а по мере нарастания военной угрозы осуществить заблаговременное последовательное развертывание сил и средств с тем, чтобы завершить его до начала войны.
С учетом вышеизложенных требований была разработана новая система приведения войск в боевую готовность. Она предусматривала распорядительный порядок и возможность экстренного развертывания войск и сил, различные варианты скрытного последовательного решения этой задачи, в том числе без подъема войск по боевой тревоге, развертывание под прикрытием систематических учений, а также действия по возвращению своих войск из высоких степеней готовности в более низкие и т. п. В целом новая система обеспечивала более высокую готовность Вооруженных Сил к отражению возможного нападения противника в любых его формах.
Существенной корректировке подверглась операция стратегических ядерных сил. В связи с ликвидацией ракет средней дальности была полностью пересмотрена программа целей как на отдаленных территориях, так и на театре военных действий. Принимались дополнительные меры по обеспечению гарантированного ввода в действие СЯС в любых условиях начала войны, осуществлялся комплекс мероприятий по обеспечению надежного поражения площадных и точечных целей меньшим количеством средств. Наконец, разрабатывалась и осваивалась теория действий стратегических ядерных сил при длительном ведении обычной войны.
Как оказалось, эта проблема имела два аспекта. Первый состоял в поддержании постоянной готовности ядерных сил к применению и усилении их защиты в обычной войне. А второй заключался в придании СЯС способности наносить ракетноогневые удары по объектам и находящимся на любом удалении группировкам войск, а также боеприпасами в обычном снаряжении.
Одна из задач, возникших при корректировке операции СЯС, решалась путем совершенствования системы боевой готовности РВСН, дальней авиации и соединений ракетных подводных лодок, усиления охраны и обороны позиций ракетных войск, аэродромов и баз, организации специальных операций по обеспечению развертывания и боевой устойчивости ракетных подводных лодок стратегического назначения.
С целью нанесения ракетно-огневых ударов по объектам на удаленных территориях была разработана новая форма применения Военно-воздушных сил — стратегическая воздушная операция на нескольких ТВД и в отдаленных военно-геогра- фических районах (на других континентах). Для поражения целей на заокеанских территориях предполагалось подготовить в Европе и Азии часть сил с применением крылатых ракет дальнего действия.
Однако эти операции оказались недостаточно исследованными и изученными, а в их теории не были решены многие сложные проблемы, а именно: обеспечение пролета дальней авиации к объектам удара (подавление ПВО, прикрытие и др.); организация управления авиацией при одновременном решении стратегических задач на нескольких ТВД; обеспечение заправки самолетов в воздухе при действиях на предельных дальностях; повышение живучести авиации; взаимодействие, управление и др.
С принятием новой оборонительной военной доктрины коренной переработке подверглась теория стратегических действий на континентальных ТВД. Вместо еди

ной стратегической операции были разработаны три вида операций: стратегическая оборонительная операция, стратегическая контрнаступательная операция и стратегическая наступательная операция.
Основательнее всего разрабатывалась стратегическая оборонительная операция. В 80-е годы возможность ведения такой операции предусматривалась и на второстепенных, и на главных ТВД, в том числе в Европе. Стратегическую оборону намечалось создавать на всем театре на глубину 450—500 км. Операцию предполагалось начинать с отражения воздушно-космического нападения противника и немедленного нанесения ответных ракетно-авиационных огневых ударов сначала дежурными силами по первоочередным объектам, а затем и первого массированного огневого удара по всему комплексу целей.
В дальнейшем имелось в виду отражать вторжение противника и наносить поражение его наступающим группировкам путем проведения первых, а если потребуется, то и вторых фронтовых оборонительных операций. Одновременно планировались операции флотов по отражению нападения агрессора с моря и разгрому основных группировок его ВМС, причем в ограниченных операционных зонах и без их расширения. Предполагалось также проведение ряда воздушных и противовоздушных операций на ТВД, а на случай возможного вторжения противника с моря готовились противодесантные операции.
Что касается теории стратегических контрнаступательных операций на театре военных действий, то они планировались в самом начале войны после отражения агрессии противника. Для этого намечалось привлечь те силы, которые вели стратегическую оборону, а также войска второго эшелона, выдвинутые из глубины страны. Цель подобной операции заключалась в разгроме вторгнувшихся группировок противника, восстановлении положения на границе и переносе военных действий на территорию врага до установленных рубежей. Затем предполагалось либо добиться прекращения войны, либо развернуть стратегическое наступление с решительным его наращиванием на всю глубину театра военных действий.
По-новому трактовалась теперь и стратегическая наступательная операция на континентальном ТВД. Правда, как и прежде, предусматривалась возможность ее ведения с применением либо без применения ядерного оружия. Однако способы ведения наступления были пересмотрены с учетом наличия у сторон высокоточного оружия, возможности преднамеренного разрушения атомных электростанций и объектов производства и хранения высокотоксичных веществ.
Показатели размаха операции были несколько сокращены. Исключалось применение импровизированных оперативно-маневренных групп. Вместо их использования были разработаны способы действия танковых армий и авиации в отрыве от основных сил с широким применением оперативного (воздушно-десантная дивизия) и оперативно-тактических воздушных (десантно-штурмовые бригады) десантов.
С созданием ьа ТВД главных командований Западного, Юго-Западного, Южного и Дальневосточного направлений подверглись кардинальной переработке вопросы организации, планирования и управления всех трех видов стратегических операций на ТВД. Теперь вопросы, связанные с подготовкой этих операций, возлагались на командования направлений, а за Генштабом оставалось планирование глобальных стратегических действий, операции стратегических ядерных сил и стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника.
Радикальному пересмотру подверглись проблемы ведения вооруженной борьбы на океанских и морских театрах военных действий. С учетом соотношения сил к тому времени было признано целесообразным вместо стратегической операции на океанском ТВД проводить действия ВМФ в стратегически важных районах Мирового океана.

При этом намечалось решить четыре основные задачи: обеспечить развертывание и боевую устойчивость ракетных подводных лодок стратегического назначения; гарантированно уничтожать авиационные группировки противника; нарушать его океанские и морские коммуникации; содействовать войскам фронтов в проведении оборонительных и наступательных операций на приморских направлениях. Одновременно предусматривались действия флота по завоеванию и удержанию господства в ограниченной зоне океанского театра, блокаде проливных зон и важных приморских районов.
Дальнейшее развитие получила теория стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника. В частности, обстоятельно были разработаны вопросы борьбы с крылатыми ракетами всех видов базирования, а кроме того, исследована и введена в общую систему действий операция войск ракетно- космической обороны.
Наконец, в 80-е годы впервые были разработаны теоретические основы операции космических сил в целях решения комплекса как глобальных боевых задач, обеспечивающих Вооруженные Силы во всех видах их стратегических действий, так и задач по борьбе с противником в особом ТВД — в космическом пространстве. Тем самым была открыта совершенно новая страница в теории советской военной стратегии.
<< | >>
Источник: В. А. Золотарев. История военной стратегии России. 2000

Еще по теме Система стратегических действий Вооруженных Сил:

  1. Стратегическое развертывание Вооруженных Сил и ведение военных действий в начальный период войны
  2. О стратегическом характере современных войн и способах стратегического применения Вооруженных Сил
  3. Стратегическое применение видов Вооруженных Сил
  4. СОИ и система стратегических сил СССР—США
  5. § 3. Боевые действия советских вооруженных сил на военных фронтах
  6. Проблемы ограничения и сокращения стратегических межконтинентальных вооружений и ядерных вооружений в Европе
  7. 2.2. Формирование системы управления реформированием Вооруженных Сил
  8. Развитие системы боевой готовности Вооруженных Сил, взглядов на их развертывание и на начальный период войны
  9. Закон об ограничении морских перевозок грузов, предназначенных для иностранных вооруженных сил, в ситуациях вооруженного нападения
  10. Стратегическое руководство вооруженной борьбой
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -