<<
>>

Стратегическое руководство Вооруженными Силами

После окончания Великой Отечественной войны, когда армия и флот переводились с военного на мирное положение, потребовалась радикальная перестройка всей системы руководства обороной страны и управления Вооруженными Силами, особенно в стратегическом звене. сентября 1945 г. был упразднен Государственный комитет обороны, прекратила свою деятельность и Ставка Верховного Главнокомандования. В феврале следующего года произошла реорганизация народных комиссариатов обороны и Военно- морского флота. Руководство армией, авиацией и флотом возглавил Наркомат Вооруженных Сил, с марта того же года — это уже Министерство Вооруженных Сил.

При нем был создан Высший военный совет — коллегиальный орган руководства, в состав которого вошли некоторые члены Политбюро ЦК партии, министр Вооруженных Сил, начальник Генштаба и другие военачальники. Одновременно по решению Политбюро было создано единое для армии и флота Главное политическое управление Вооруженных Сил, которое работало на правах отдела ЦК ВКП(б).

До марта 1947 г. наркомом, а затем и министром Вооруженных Сил оставался И. В. Сталин. Его на этом посту сменил Н. М. Булганин, потом министром был назначен маршал А. М. Василевский. В феврале 1950 г. Министерство Вооруженных Сил вновь разделилось на два министерства: Военное и Военно-морское. Высшим государственным органом руководства всеми Вооруженными Силами стал Высший военный совет, но созданный теперь при Совете Министров СССР. В марте 1953 г. после смерти Сталина два оборонных министерства опять воссоединились в Министерство обороны СССР, и при нем был создан совещательный орган — Главный военный совет.

Ведущая роль в системе управления Вооруженными Силами отводилась Генеральному штабу, главным и центральным управлениям Министерства обороны СССР.

Управление видами Вооруженных Сил — Сухопутными войсками, ВВС, войсками ПВО и ВМС — возлагалось на соответствующих главнокомандующих и главные штабы. При главнокомандующих были созданы совещательные органы — военные советы видов Вооруженных Сил.

Однако практика первых послевоенных лет показала недостаточную эффективность функционирования военных советов в статусе совещательных органов. Поэтому в середине 1950 г. ЦК КПСС принял решение о восстановлении военных советов всех уровней в качестве коллегиальных органов управления войсками и значительном расширении их прав. Отныне на военные советы возлагалась вся ответственность за состояние боевой и мобилизационной готовности войск, их политико-моральное состояние и дисциплину. Но в то же время при осуществлении всех этих мероприятий одно оставалось неприкосновенным — единоличная власть командующих войсками. Примечательно, что в соответствии с указанным выше решением была восстановлена должность члена военного совета из числа кадровых политработников.

„ Чтобы повысить ответственность и расширить права начальника Генштаба и главнокомандующих всеми видами Вооруженных Сил в мае 1953 г. было принято решение назначить их одновременно заместителями министра обороны Вооруженных Сил СССР. В 50-е годы были образованы инспекции видов, а затем и Главная инспекция Вооруженных Сил СССР.

Значительной перестройке подверглись органы управления родами войск, а также структура руководства Тылом Вооруженных Сил. С 1958 г. была учреждена должность начальника Тыла Министерства обороны. В последующем его права были расширены: он стал начальником Тыла Вооруженных Сил и одновременно заместителем министра обороны.

В конце 1959 г., как уже отмечалось выше, принимается решение об образовании пятого вида Вооруженных Сил — Ракетных войск стратегического назначения. С 1960 г. он оформляется организационно и приступает к выполнению своих задач.

В 1961 г. с образованием гражданской обороны СССР ее начальник был непосредственно подчинен Председателю Совета Министров СССР и одновременно назначен заместителем Министра обороны.

Крупная реорганизация осуществлялась в органах управления военными округами и на флотах. Военные округа разукрупнялись: к 1 октября 1945 г. на территории СССР насчитывалось 32 военных округа. Однако вскоре выяснилось, что такое их количество сильно осложняет руководство войсками, затрудняет формирование на их базе фронтов и армий, в связи с чем уже через год 11 округов было упразднено. В конце 60-х годов в Вооруженных Силах имелось 28, а к началу 80-х годов — 16 военных округов: Ленинградский, Прибалтийский, Белорусский, Прикарпатский, Одесский, Закавказский, Туркестанский, Среднеазиатский, Московский, Киевский, Северокавказский, Приволжский, Уральский, Сибирский, Забайкальский и Дальневосточный.

Выполнение СССР союзнических договоров потребовало образования новых административно-территориальных объединений для тех войск, что находились за границей. Части и соединения, временно дислоцировавшиеся на территории зарубежных государств, были объединены в группы войск: Группу советских оккупационных войск в Германии (ГДР), Северную группу войск (Польша), Центральную группу войск (Австрия, Венгрия) и Южную группу войск (Румыния, Болгария). В связи с изменениями в международной обстановке они в последующем несколько раз реорганизовывались.

Так, в 1949 г. Группа советских оккупационных войск в Германии была преобразована в Группу советских войск в Германии. В 1957 г. в связи с выводом

советских войск из Румынии и Болгарии расформировывается Южная группа войск, а в 1956 г. она создается вновь, но уже на территории Венгрии. В 1955 г., когда были выведены советские войска из Австрии, расформировывается Центральная группа войск, однако в 1968 г. она воссоздается, но уже на территории Чехословакии. В 1957—1968 гг. правовой статус этих объединений стал определяться соответствующими двухсторонними договорами.

Одновременно шел активный поиск целесообразных форм управления флотами. Первоначально флоты разукрупнялись. Так, по аналогии с американским принципом на базе Тихоокеанского флота образуется два флота — 5-й и 7-й, но в 1953 г. они вновь объединяются в Тихоокеанский флот. Всего к концу 60-х годов в составе ВМФ находилось четыре флота, а также Каспийская военная флотилия и ряд отдельных военно-морских баз.

В 1957 г., после октябрьского пленума ЦК КПСС, когда по обвинению в недооценке значения партийного руководства в армии, роли партийных организаций, партийно-политической работы в Вооруженных Силах и якобы склонности к авантюризму как во внешней политике СССР, так и в руководстве Министерством обороны с поста министра обороны был снят Жуков, в органах стратегического и оперативно-стратегического звеньев управления произошли новые изменения. Изменился статус политических управлений: должность члена военного совета округа, группы войск, флота, армии и флотилии была совмещена с должностью начальника соответствующего политического управления (отдела). А члены военных советов видов Вооруженных Сил становятся одновременно заместителями начальника ГлавПУРа СА и ВМФ.

Был расширен и состав военных советов.

В качестве их членов в обязательном порядке кроме начальника политуправления (политотдела) включались секретарь ЦК компартии союзной республики или секретарь обкома (райкома) партии. Расширялись права и повышалась ответственность штабов и начальников родов войск.

Еще в 1955 г. в связи с осложнениями международной обстановки создается Совет обороны СССР и вводится должность Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР. Им становится первый секретарь ЦК КПСС, Председатель Совета Министров СССР Н. С. Хрущев. Совет обороны имел широкие полномочия: принимал решения по важнейшим вопросам обороны страны; разрабатывал мероприятия по подготовке государства и Вооруженных Сил к войне; определял бюджетные ассигнования на армию и флот; вырабатывал принципиальные направления развития Вооруженных Сил, устанавливал их состав и организационную структуру, рассматривал планы ведения войны; руководил военно-технической политикой; определял мероприятия по подготовке экономики, населения, территории страны и театров военных действий в военном отношении. Его решения оформлялись постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

В последующем система стратегического руководства Вооруженными Силами продолжала корректироваться в направлении все большего повышения централизации управления ими со стороны высших партийных структур и первых лиц государства. Так, в Конституции СССР 1977 г. был закреплен приоритет ЦК партии и его Политбюро в определении генеральной политической линии укрепления обороны страны, уточнялись функции Президиума Верховного Совета СССР и Совета министров СССР в решении задач общего руководства армией и флотом.

После создания в апреле 1949 г. блока НАТО руководство СССР решило противопоставить ему свою блоковую структуру. В связи с этим в мае 1955 г., как уже указывалось, был оформлен военно-политический союз социалистических стран —

Организация Варшавского договора, которая наряду с политическими и военными интегрировала и экономические усилия. Одновременно создается целая система органов, призванных руководить этой организацией, а также созданными в ее рамках Объединенными вооруженными силами.

Высшим политическим органом союза становится Политический консультативный комитет. В его состав включаются генеральные и первые секретари центральных комитетов коммунистических и рабочих партий, а также главы правительств государств-участников Варшавского договора. В начале 1969 г. окончательно складывается структура управления Объединенными вооруженными силами. В нее вошли Комитет министров обороны государств-участников Варшавского договора, Объединенное командование, Военный совет, штаб и Технический комитет Объединенных вооруженных сил. В принятом «Положении» определялись задачи, функции и порядок работы этих органов. Было утверждено также «Положение о единой системе противовоздушной обороны государств — участников Варшавского договора».

Каждое союзное государство выделяло в распоряжение Объединенного командования часть своих вооруженных сил, которая тем не менее не изымалась из подчинения национального командования. На основе коллективно согласованного решения должность главнокомандующего Объединенными вооруженными силами, начиная с момента заключения этого союза и до прекращения его существования (1991), занимали советские военачальники. В числе их маршалы И. С. Конев (1955—1960), А. А. Гречко (1960—1967), И. И. Якубовский (1967—1977), В. Г. Куликов (1977— 1988), П. Г. Лушев (1988—1991).

Серьезная структурная перестройка в управлении группировками вооруженных сил на театрах военных действий произошла в 1979 г. В связи с обострением отношений с Китаем было создано главное командование войск Дальнего Востока, а в 1984 г., когда произошел переход на новую систему стратегического планирования, — главные командования Западного, Юго-Западного и Южного направлений. Первыми главнокомандующими этих группировок стали генералы армий И. М. Третьяк, Н. В. Огарков, И. А. Герасимов, Ю. П. Максимов.

Однако следует отметить, что в высших эшелонах серьезные разногласия, возникавшие по вопросу создания главных командований на театрах военных действий, были преодолены не сразу. На этот счет сложилось несколько мнений. Большинство военачальников и специалистов стояли на той точке зрения, что нецелесообразно создание главных командований на ТВД, аргументируя это ссылками на не оправдавший себя опыт работы главных командований в годы Великой Отечественной войны. Этого мнения придерживались все послевоенные министры обороны: Г. К. Жуков, Р. Я. Малиновский, А. А. Гречко. Их активно поддерживали начальники Генерального штаба, особенно М. В. Захаров и С. С. Бирюзов. На ссылки своих оппонентов, что такие командования есть в объединенных вооруженных силах НАТО, они отвечали, что систему стратегического руководства нужно строить на собственной традиционной основе, ибо появление еще одной промежуточной командной инстанции только осложнит управление, приведет к потере времени, что в ракетно- ядерной войне абсолютно недопустимо.

Их оппоненты придерживались мнения, что главные командования на ТВД могут быть созданы, но лишь на военное время, в крайнем случае в угрожаемый период. Наконец, третья группа военачальников и военных теоретиков настаивала на том, чтобы такие командования были созданы еще в мирное время, потому что лишь в этом случае удастся заранее сплотить и всесторонне подготовить личный состав этих органов управления. Свою точку зрения они обосновывали тем, что созданные

импровизированно главные командования на ТВД накануне войны окажутся неработоспособными и, следовательно, не справятся со своей задачей.

Особенно активно последнюю точку зрения отстаивал Н. В. Огарков, назначенный в 1977 г. начальником Генерального штаба Вооруженных Сил. В своей правоте ему удалось убедить министра обороны Д. Ф. Устинова. Вскоре на всех четырех главных театрах военных действий (направлениях), как уже указывалось выше, были созданы главные командования. Их развернули в Чите, Виннице, Ивано-Франковске и в Баку. Эти органы сразу же приступили к работе по планированию в мирное время стратегических операций на ТВД, выполнению задач по поддержанию боевой готовности соответствующих группировок войск, руководству дооборудованием театров в оперативном отношении, управлению развертыванием войск, организации прикрытия государственных границ, обеспечению взаимодействия между объединениями и соединениями Вооруженных Сил, организации систем управления войсками (силами) ит.п. В ходе возможной войны на главные командования возлагались анализ и оценка обстановки, принятие решений на применение подчиненных войск (сил), постановка им задач и организация их выполнения вплоть до завершения первых и последующих стратегических операций на соответствующих континентальных ТВД.

В 60-х годах, ввиду угрозы массированного применения ядерного оружия, на всю глубину территории СССР потребовалось принять экстренные меры по повышению живучести и надежности всей системы управления Вооруженными Силами. С этой целью за 5—7 лет были построены основные и запасные защищенные пункты управления, в том числе Центральный командный пункт (ЦКП) Ставки ВГК и Генерального штаба, главных командований направлений всех видов Вооруженных Сил, гражданской обороны, военных округов, групп войск, флотов и войск Объединенных вооруженных сил стран Варшавского договора. На всех перечисленных пунктах управления организовывалось постоянное боевое дежурство.

В системе стратегического руководства особое место отводилось правительственным командным пунктам и ЦКП Генерального штаба. На боевой расчет последних возлагались следующие задачи: сбор и обработка данных обстановки; обеспечение боевого дежурства на автоматизированных системах боевого управления; контроль своевременного доведения до исполнителей приказов и распоряжений высшего военного руководства; проверка состояния боевой готовности войск (сил), систем и средств связи, а также автоматизированных систем управления.

В дальнейшем созданные подземные пункты управления дополнились воздушными и железнодорожными, а в оперативном звене — полевыми подвижными пунктами управления. Считалось, что при любых условиях начала войны они позволят обеспечить гарантированную передачу команд и ввод в действие Вооруженных Сил, особенно ракетно-ядерных средств стратегического и оперативно-тактического назначения. Большое внимание уделялось взаимозаменяемости пунктов управления, готовности ЦКП Генерального штаба взять на себя определенные функции КП главных штабов видов Вооруженных Сил, а при необходимости и главнокомандования на ТВД.

В целом к началу 80-х годов была создана развитая система пунктов управления, обеспечивавшая высокую степень надежности устойчивого управления Вооруженными Силами при любых масштабах ракетно-ядерного нападения противника.

Важнейшим элементом системы управления Вооруженными Силами являлась общая связь. Изменившаяся структура Вооруженных Сил, а главное — новые условия ведения войны потребовали коренной перестройки связи, иными словами, развертывания ее на новых принципах и совершенно иной материально-техниче

ской базе. В решении этой проблемы основополагающее значение приобрели такие меры, как создание сети защищенных узлов и разветвленной сети дублирующих и обходных каналов связи, комплексное использование всех видов и средств засекреченной связи, повышение защищенности от электронных помех и воздействия ядерных взрывов, переход на новую систему обмена данными, внедрение автоматизированных (АСУ) и коммуникационных систем.

Советская военная стратегия неукоснительно требовала, чтобы все основные элементы системы управления, в первую очередь защищенные стационарные узлы пунктов управления от Ставки ВГК до соединений РВСН, дальней авиации и ракетных подводных лодок, а также узлы связи фронтов (округов, групп войск), специальные узлы связи Генерального штаба, и в мирное время постоянно содержались в действующем состоянии. Важное значение придавалось также обеспечению связи через опорные (вспомогательные) узлы, ибо считалось, что в ходе войны она будет наращиваться полевыми средствами войск связи.

Опыт локальных войн все больше подтверждал, что устойчивое управление Вооруженными Силами может быть обеспечено только благодаря комплексному применению радио-, радиорелейных, тропосферных, космических и проводных средств связи при широком использовании единой унифицированной аппаратуры засекречивания всех видов информации с гарантированной стойкостью.

Решительно возрастали роль и значение космической связи. Уже в 60-е годы первоначальный опыт ее практического использования убедительно подтвердил явное ее преимущество перед другими видами. Она обладала высокой мобильностью, надежностью, четким качеством передачи, причем независимо от метеогеографичес- ких условий и времени суток, а главное — практически неограниченной дальностью. В случае нанесения противником ядерных ударов космическая связь могла оказаться единственным устойчивым средством управления Вооруженными Силами.

В интересах поддержания устойчивости связи, особенно в условиях массированного применения неприятелем ядерного оружия, важнейшее значение придавалось широкому использованию самолетов-ретрансляторов. Они должны были обеспечить дублирование (ретрансляцию) команд, сигналов, распоряжений и донесений, осуществлять одновременную передачу информации по нескольким линиям и каналам проводной связи, используя сверхдлинноволновые и коротковолновые радиосети.

Последующее развитие системы связи, внедрение более совершенной аппаратуры, тропосферных и космических средств позволили Генеральному штабу и штабам округов (фронтов) довести в 80-х годах прямую засекреченную связь до КП дивизий. Этим самым исключалась многоступенчатость в прохождении важнейшей оперативной информации.

И все-таки серьезной проблемой оставались разработка мер по защите средств и узлов связи от поражающих факторов ядерных взрывов, изысканию возможностей для обеспечения устойчивости функционирования аппаратуры связи в условиях сильных помех, увеличению пропускной способности, достоверности и скорости передачи информации. Для ее решения была развернута работа по созданию интегральной информационной сети. Суть ее состояла в том, что передача различных видов информации (телефонной, телеграфной, фототелеграфной) предусматривалась в единой цифровой форме.

Стала осуществляться программа по освоению оптического диапазона волн и разработке принципиально новых оптико-электронных и оптико-волоконных средств связи. Но все же наибольшее значение в те годы приобрело создание единой автоматизированной системы связи. Решение этой проблемы позволило молниеносно передавать информацию в системах предупреждения о ракетно-космическом напа

дении, обеспечить надежность управления быстродействующими средствами всех видов Вооруженных Сил, в несколько раз повысить оперативность и устойчивость связи.

В 70-е годы развернулись широкомасштабные работы по автоматизации управления в центре, в видах Вооруженных Сил, в военных округах и на флоте. Были созданы и поставлены на боевое дежурство командная система централизованного боевого управления (КСБУ) «Центр», а также информационно-расчетные системы Генштаба и видов Вооруженных Сил. В то же время разрабатывались и принимались на вооружение Военно-воздушными силами автоматизированные системы управления Ракетными войсками стратегического назначения, Войсками ПВО, Сухопутными войсками, Военно-воздушными силами, Военно-морским флотам. Тылом Вооруженных Сил и гражданской обороной СССР.

Особое внимание уделялось решению проблемы полной автоматизации управления в РВСН. Принятый на вооружение АСУ «Сигнал-A» позволял доводить сигналы на пуск ракет и получать необходимую информацию буквально в считанные секунды. Созданная автоматизированная система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) позволяла немедленно получать достоверную информацию о пусках ракет, траекториях их полета и точках нанесения ожидаемых ударов на всей территории СССР. А для гарантированного ввода в действие ядерных сил с целью нанесения ответного удара по агрессору была разработана и принята на вооружение система «Казбек».

Наряду с развитием материальной базы управления совершенствовались и методы работы органов стратегического руководства. В первые послевоенные годы они основывались главным образом на опыте работы Генерального штаба, главных и центральных управлений Наркомата обороны в период Великой Отечественной войны. Но уже в начале 50-х годов стало ясно, что практиковавшиеся методы явно устарели. В результате многие принципы руководства Вооруженными Силами были пересмотрены

Правда, предполагалось, что в случае войны высшим органом стратегического руководства вооруженной борьбой и всеми Вооруженными Силами страны, как и прежде, будет Ставка Верховного Главнокомандования, а возглавит ее Верховный Главнокомандующий — Первый секретарь ЦК КПСС, но по-прежнему она будет органом коллективного руководства. Тем самым намечалось обеспечить единство политического и стратегического руководства, которое в ракетно-ядерной войне приобретет, по устоявшемуся мнению, еще большее значение.

Считалось, что, как и в годы минувшей войны, Генеральный штаб станет основным органом Ставки ВГК по управлению Вооруженными Силами. В военное время ему предстояло выполнять довольно большой объем задач: сбор и анализ обстановки; подготовка предложений для принятия стратегических решений; стратегическое планирование, организация управления, взаимодействия и обеспечения действий Вооруженных Сил; руководство их стратегическим развертыванием, ведением всех видов стратегических операций, комплектованием Вооруженных Сил, подготовкой театров военных действий; координация усилий союзных армий и т. п.

Тем не менее, многие задачи управления приходилось решать совершенно по- новому. Требовалось обеспечить непрерывное слежение за обстановкой в глобальном масштабе, т. е. получать данные о развитии военных событий в кратчайшие сроки в различных районах земного шара. Необходимо было в считанные минуты принимать решения и отдавать приказы, осуществлять управление стратегическими операциями одновременно на нескольких континентальных ТВД, а также в воздухе, на море и в космосе и т. д. Никогда прежде высшие органы стратегического руководства СССР с такими проблемами не сталкивались.

Генеральный штаб ВС

РВСН Сухопутные ВВС Войска ПВО ВМФ
войска

Главные командования видов ВС

РВСН
Главные командования направлений

Западное

направление

Юго-Западное

направление

Командования оперативно-стратегическими объединениями

rl Группы войск 1

г-|Военные округа|

rl Флоты 1

г-( Объед. ПВО I

Н Объед. РВСН

-

ГСВГ (ЗГВ)[§§]

-

БВО, ПрикВО, ПрибВО

-

СФ

-

МО ПВО

-

43 РА

н

Н

1 югв |

-I

I ЗакВО, СКВО |

Ч ТОФ 1

I БО ПВО I

Н

I 50 РА

-

цгв

-

СибВО

-

БФ

-

2, 4, 8, 10, И, 12, 14А ПВО

-

27РА

И

н

н

1 СГВ |

-I ПриВО, УрВО |

н

1 ЧФ |

I А-СПРН |

1 31РА

-

Гр. войск в Пибалтике

/>-

САВО, ТуркВО

-

КВФ

-

ЗЗРА

-

Гр. войск в Афганистане

-

ЗабВО, ДВО

-

53РА

-

Гр. войск в Закавказье

Схема 57. Развертывание системы стратегического руководства Вооруженными Силами

в 60-х — 80-х гг.

Изменились не только масштабы, но и содержание стратегического планирования. Резко повысились требования к его безошибочной точности. Провести его «ручным» способом, особенно разработать мероприятия по применению стратегических ядерных средств, уже не представлялось возможным. Нужно было всю эту деятельность переводить на автоматизированную основу с использованием ЭВМ.

В новых условиях возникала необходимость в передаче команд непосредственно до пусковых установок, ракетных подводных лодок и авиационных частей, минуя все промежуточные инстанции. Потребовалось перестраивать всю систему обработки информации с ее отображением на экранах, создавать новые средства микрофильмирования, копирования и размножения, обработки и хранения данных.

Наконец, ни Ставка ВГК, ни Генштаб не могли, как прежде, осуществлять управление из постоянных мест дислокации. Обеспечить надежное руководство Вооруженными Силами можно было лишь с постоянно действующих, отлично защищенных и технически оснащенных командных пунктов, которые требовалось занять еще до начала войны. Все это и многое другое вынуждало перейти на новую структуру органов стратегического управления, разработать иные принципы их действий в боевой обстановке.

Основной упор в решении этой проблемы делался на высочайшую централизацию управления. Вместе с тем стало совершенно очевидным, что в современной войне сосредоточение всех функций руководства в одном органе не только нецелесообразно, но и невозможно. Огромный объем задач по руководству Вооруженными Силами на нескольких театрах военных действий, необходимость решения огромного количества вопросов вряд ли позволили бы Ставке ВГК и Генеральному штабу заниматься деталями оперативного характера. Прежняя централизация управления неизбежно вызвала бы такую лавину информации, которую стратегическое звено было бы не в состоянии освоить, изучить, а тем более принять по ней необходимые решения. В связи с этим потребовалось строго разграничить функции между Ставкой, Генеральным штабом, главкомами и главными штабами видов Вооруженных Сил, командованиями фронтов и флотов.

В 70-х — 80-х годах была тщательно отработана система руководства всеми группировками Вооруженных Сил в операции стратегических ядерных сил, стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения и в стратегических операциях на океанских театрах военных действий.

Управление стратегическими ядерными силами предполагалось осуществлять строго централизованно с учетом специфических особенностей и различных вариантов возможного развязывания ракетно-ядерной войны. Право принятия решения на ввод их в действие принадлежало исключительно высшему политическому руководству страны, а боевые задачи вплоть до каждой пусковой установки, ракетной подводной лодки и любого экипажа стратегической авиации разрабатывал Генеральный штаб. Полетные задания рассчитывались в главных штабах РВСН, ВВС и ВМФ.

Приказы Верховного Главнокомандования на перевод сил в повышенную и полную боевую готовность, на первый пуск ракет и первый боевой вылет дальней авиации предполагалось передавать с ЦКП Генерального штаба по АСУ Центра боевого управления (ЦБУ) непосредственно на КП ракетных частей и подразделений, на КП авиационных полков (на аэродромы) дальней авиации и ракетным подводным лодкам. Эти приказы одновременно принимались на ЦКП видов Вооруженных Сил, КП объединений и соединений. Сбор информации предусматривалось осуществлять в одно и то же время с выдачей ее на ЦКП Генштаба.

Руководить отражением воздушно-космического нападения также планировалось через Генеральный штаб. Непосредственное управление объединениями Войск

ПВО страны, отдельными соединениями противоракетной, противокосмической обороны и соединениями предупреждения о ракетном нападении возлагалось на главнокомандующего Войсками ПВО страны, а силами и средствами ПВО фронтов и флотов — на командующих фронтами (флотами). Система управления Войсками ПВО страны строилась с использованием автоматизированных систем во всех звеньях, начиная от подразделений и заканчивая Центральным командным пунктом.

Руководство стратегической операцией на океанском ТВД со стороны Верховного Главнокомандования предполагалось осуществлять через Генеральный штаб и главнокомандующего Военно-морским флотом. Развертывание сил и нанесение первых ударов намечалось проводить централизованно. В целях согласованного применения сил ВМФ между зонами действий флотов определялись разграничительные линии, устанавливалась единая система опознавания.

Непосредственное руководство силами и средствами Военно-морского флота в ходе операции возлагалось на главнокомандующего и Главный штаб ВМФ. При этом имелось в виду, что управление подводными лодками стратегического назначения в районах боевого патрулирования будет возложено на главкома ВМФ, а удар ими можно будет нанести только по приказу Верховного Главнокомандования с ЦКП Генштаба.

Что касается сил общего назначения флота, то решающая роль в управлении ими отводилась главному командованию ВМФ, на которое возлагались планирование и организация развертывания сил, координация усилий флотов, поддержание взаимодействия между группировками разнородных сил, проведение и согласование мероприятий по всем видам оперативного и специального обеспечения.

Руководство стратегическими воздушными операциями намечалось осуществлять через Генеральный штаб, а непосредственное управление авиацией при ведении этих операций — через главкома и Главный штаб ВВС. Они же, опираясь на штаб дальней авиации, должны были руководить ее самостоятельными действиями. Применение ВВС на театрах военных действий возлагалось на главкоматы соответствующих стратегических направлений.

Советская военная стратегия особое значение придавала организации управления коалиционными группировками вооруженных сил. Согласование мероприятий по мобилизации и распределению всех сил и ресурсов государств, объединенных Варшавским договором, реализация единой стратегической цели во время войны не представлялись сколь-нибудь возможными без общего стратегического руководства, четкой координации их действий и усилий. С этой целью предполагалось создание единого Верховного Главнокомандования Объединенными вооруженными силами. В соответствии с утвердившимися взглядами этот орган должен был опираться в своей практической деятельности на Генеральный штаб ВС СССР, штаб ОВС и на сложившуюся в мирное время систему управления.

Наряду с централизованным руководством союзными группировками вооруженных сил допускалось управление объединениями и соединениями союзных армий, входившими в состав коалиционного фронта (флота), через командующих фронтами (флотами).

При организации управления коалиционными группировками учитывались национальные особенности каждой союзной армии, специфические условия их комплектования и обеспечения, а также все трудности, связанные с языковым барьером. Поэтому обмен информацией между штабами различной национальной принадлежности предполагался на русском языке. А для обеспечения взаимодействия войск предусматривался взаимный обмен оперативными группами и соответствующими документами по управлению.

В 80-х годах в Генеральном штабе и во всех видах Вооруженных Сил проводилась большая работа по совершенствованию управления. На учениях и в боевой практике широкое применение нашли новые средства автоматизации и механизации, вовсю внедрялась передача команд и сообщений короткими сигналами, разрабатывались и осваивались новые системы шифрования и криптографии. Особо жесткие требования предъявлялись к оперативности управления, сокращению сроков планирования, сбору и обработке информации, доведению приказов и распоряжений до войск. Одновременно принимались энергичные и разносторонние меры для защиты систем управления и связи стратегического звена от ударов возможного противника и всех видов преднамеренных активных или пассивных радиопомех. Повышалась защищенность узлов и других объектов связи. Все стационарные пункты управления строились с защитой, выдерживающей силу удара от 50 до 100 кг/кв.см и более.

В целом повышение непрерывности, гибкости и устойчивости управления в стратегическом звене всегда считалось одной из приоритетных и важнейших задач укрепления обороны страны.

Таким образом, в послевоенные годы резко возросли роль и влияние военной стратегии на все стороны военного дела, а стратегические действия Вооруженных Сил приобрели качественно новые, а главное — эффективные формы. В этот период произошел качественный скачок в теории стратегии и методах руководства Вооруженными Силами

<< | >>
Источник: В. А. Золотарев. История военной стратегии России. 2000

Еще по теме Стратегическое руководство Вооруженными Силами:

  1. 3. Органы стратегического руководства вооруженными силами и характер их деятельности
  2. Стратегическое руководство вооруженной борьбой
  3. Проблемы ограничения и сокращения стратегических межконтинентальных вооружений и ядерных вооружений в Европе
  4. О стратегическом характере современных войн и способах стратегического применения Вооруженных Сил
  5. Система стратегических действий Вооруженных Сил
  6. Стратегическое применение видов Вооруженных Сил
  7. ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ. ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПЛАНЫ ДЕРЖАВ
  8. Оперативно-стратегические ошибки советского руководства и массовые репрессии в армии
  9. Стратегическое развертывание Вооруженных Сил и ведение военных действий в начальный период войны
  10. ДОГОВОР между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшемсокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2) (США ратифицировали 26 января 1996 г., Россия — 14 апреля 2000 г.)
  11. Закон об ограничении морских перевозок грузов, предназначенных для иностранных вооруженных сил, в ситуациях вооруженного нападения
  12. Постоянство отношений между Силами
  13. 3.13.8. Проблема взаимоотношения между производительными силами и производственными отношениями
  14. § 2. Применение военной организации государства, руководство и управление ею
  15. Стратегическая оборона
  16. Стратегическое наступление
  17. Стратегический подход:
  18. Руководство персоналом
  19. Руководство к действиям
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -