<<
>>

Внешнеполитическая стратегия империализма

Политическая стратегия империализма направлена на защиту коренных классовых интересов монополистической буржуазии. Реализация этой стратегии предполагает все формы борьбы за эти интересы политическую, экономическую, военную, идеологическую.
Конечная цель общей политической стратегии империализма всегда оставалась и остается неизменной. Она заключается в том, чтобы сохранить, а если удастся, то укрепить и расширить позиции капитализма, подорвать и подавить освободительные движения, взять социальный реванш во всемирном масштабе. Борьба против социалистических государств и коммунистического движения в капиталистическом мире является стержнем политической стратегии империализма как во.внутригосударственной, так и во внешнеполитической деятельности. При этом империализм, как отмечал В. И. Ленин, старается, извлекая уроки из опыта своих поражений, выработать «наилучшую международную стратегию» классовой борьбы против революционных сил4.

Империалистические лидеры всемерно пытаются использовать науку и технику, достижения научно-технической революции для упрочения позиций старого строя в борьбе против социализма и других сил общественного прогресса. Чрезвычайно возросло вмешательство государств в экономику в интересах монополистического капитала. Это прослеживается и в политике нынешней администрации США, которая, хотя и сделала ставку на «сти хийную игру сил рынка», но фактически продолжает практику государственно-монополистического регулирования в интересах крупного капитала. Государство взяло на себя осуществление широкой программы исследовательских работ не только в области техники, но и экономики, и политики. Наряду с поисками форм и методов долговременного регулирования экономики в национальных и интернациональных масштабах в странах капитала пытаются искать пути и средства долговременного воздействия на классовую борьбу и на международную ситуацию.

В определении конкретных контуров внешнеполитической стратегии империализма возрастающую роль играют представители буржуазной общественной науки, находящейся на службе монополий. В капиталистических государствах действуют в этих целях сотни различных национальных и международных исследовательских учреждений и разведывательно-пропагандистских центров. Эти «мозговые центры» империализма в той или иной мере связаны между собой. Они прекрасно оснащены технически, опираются на методы обработки и систематизации данных, созданные современной электронно-вычислительной техникой. #

Важной особенностью современной политической стратегии империализма в сфере международных отношений является усиление отмеченной еще В. И. Лениным тенденции к образованию союза империалистов всех стран для защиты капитала, который он характеризовал как основную экономическую тенденцию капиталистического строя. Эта тенденция отмечалась на XXVII съезде КПСС: «Империалистические державы стремятся координировать свою экономическую, политическую и идеологическую стратегию, пытаются создать общий фронт борьбы против социализма, против всех революционных, освободительных движений».

Причины этого коренятся в экономических и политических условиях существования современного капитализма. Речь идет прежде всего об углублении общего кризиса капитализма, обострении межимпериалистических противоречий, усилении борьбы между тремя основными центрами империалистического соперничества. Это придает вместе с тем большую актуальность вопросу об исторических судьбах эксплуататорского строя, многократно усиливая совместные попытки обеспечить его выживаемость.

С особой остротой этот вопрос встал в се- Новые формы координа- редине 70-х годов, когда в условиях

ции стратегии империа- международной разрядки демократиче-

листических держав ские силы в ряде стран капитализма

активизировали борьбу против господства монополистической буржуазии, а освободившиеся страны поставили вопрос о новом мировом экономическом порядке и тем самым о новых условиях доступа монополий к источникам сырья и энергии. В этой связи лидеры западных держав, прежде всего США, предприняли новые усилия для создания механизма подчинения в той или иной мере интересов отдельных стран общим классовым интересам западных стран и осуществления их единого в своей основе политического курса в той или иной сфере деятельности.

Для идеологического обоснования этих усилий широко использовалась так называемая концепция «трехсторонности», или «трилатерализма», инициатором которой выступал 3. Бже- зинский — профессор Колумбийского университета, а впоследствии — помощник президента США по вопросам национальной безопасности. В начале 70-х годов он изложил проект «широкой координации и взаимодействия основных индустриально развитых капиталистических стран» при ведущей роли Соединенных Штатов. Первым шагом на пути осуществления проекта могло бы стать формирование «сообщества», охватывающею государства по обе стороны Атлантики, в которое затем предполагалось включить Японию. Речь шла о переходе от формальных союзов к определению общих для трех центров империализма целей и о создании механизма координации политики участников «трехсторонней» системы. Эта концепция учитывала относительное уменьшение веса США в экономике и политике капиталистического мира, но вместе с тем исходила из ведущей роли Соединенных Штатов в «управлении взаимозависимым миром» вследствие их более высокого военного и экономического потенциала и меньшей по сравнению с Западной Европой и Японией зависимости от поставок сырья и энергоресурсов из развивающихся стран.

В 1973 году Д. Рокфеллером и 3. Бжезинским была создана «трехсторонняя комиссия» — неправительственный политико-исследовательский центр, объединяющий свыше 200 видных представителей делового мира, академических кругов, руководства средств массовой информации США и Канады, западноевропейских государств и Японии.

При ее создании была поставлена задача всемерного содействия тесному сотрудничеству правящих кругов стран Запада в целях предупреждения кризисных явлений в экономической, социальной и политической жизни этих стран, разработки предложений относительно политического курса, который могли бы проводить эти страны на международной арене, особенно в отношениях с развивающимися и социалистическими странами. Замысел идеологов «трилатерализма» предусматривал в конечном итоге формирование новой интегрированной мировой системы, базой которой была бы капиталистическая экономика.

Своей практической деятельностью «трехсторонняя комиссия» немало способствовала тому, что в практику вошли и официальные консультации между руководителями крупнейших капиталистических государств, которые приняли постоянный характер. Начиная с 1975 года главы государств и правительств США, Японии, ФРГ, Англии, Франции и Италии, а с 1976 года — и Канады стали ежегодно собираться на совещания для обсуждения перспектив развития мировых экономических и политичес ких'процессов. Первые встречи носили характер обмена мнениями в основном но экономическим и валютным вопросам. С конца 70-х годов в ходе этих встреч все более проявляется элемент дискуссии по политическим проблемам: о так называемом «вопросе об индо- китайских беженцах» (Токио, 1979 г.), событиях в Иране и Афганистане, на Ближнем Востоке (Венеция, 1980 г.), вопросах разрядки, отношений с Советским Союзом и другими странами социалистического содружества, обсуждавшихся каждый раз, начиная со встречи в Оттаве в 1981 году.

На совещаниях «большой семерки» тон неизменно задают США, стремящиеся утвердить свою лидирующую роль в капиталистическом мире. Если Западная Европа и Япония усматривают в координации экономической политики возможность привести статус каждого из трех центров силы в соответствие с изменившимся соотношением их потенциалов, то в политике Соединенных Штатов становится все более очевидным стремление изменить содержание встреч «большой семерки» так, чтобы отодвинуть на задний план объективные противоречия между ними и обеспечить поддержку своей внешней политики в различных регионах мира. Военно-политическая зависимость Западной Европы и Японии от США позволяет Соединенным Штатам формировать систему межимпериалистических связей во многом по своему усмотрению. Поэтому Соединенным Штатам часто удается добиваться от союзников проведения политики, идущей вразрез с их национальными интересами. Так, в Версале в июне 1982 года было сделано заявление «большой семерки» о возможности ограничения кредитов социалистическим странам, в Вильямсберге (1983 г.) был поддержан общий курс США в отношении социалистических стран и впервые была принята «политическая декларация по вопросам безопасности», а в Токио (1986 г.) была принята декларация о «международном терроризме», оправдывающая и во многом санкционирующая американский агрессивный курс на Ближнем Востоке. Однако усилия Вашингтона не могут блокировать процесс обострения межимпериалистических противоречий.

Общность классовых интересов буржуаз- «Глобальная стратегия» ных государств не снимает межимпериа-

вС^истеИмёРи0ш,ериаГсти- листических противоречий, стремления

ческих союзов каждой национальной государственно-

монополистической системы добиваться реализации своих интересов.

Правое крыло монополистической буржуазии США, взяв курс на тотальное противоборство, военную конфронтацию с социализмом, рассматривает как способ утверждения своих глобальных претензий нагнетание международной напряженности, вмешательство в дела других стран, в том числе и своих ближайших союзников. Провозглашенная администрацией Р. Рейгана доктрина «неоглобализма» объявляет зоной американских интере сов весь мир. Опираясь на экономический и научно-технический потенциал США, на их военную мощь, используя систему военнополитических и экономических блоков, правящие круги США стремятся ориентировать всю международно-политическую деятельность капиталистического мира прежде всего на защиту сугубо американских интересов. Именно с этой целью Вашингтон постоянно стремится вдохнуть жизнь в миф о «советской угрозе», о взаимозависимости «западного мира». Так, на встрече «большой семерки» в Токио в мае 1986 года Соединенные Штаты добивались от союзников поддержки американских «антитеррористических» мер (термин, которым обозначались агрессивные действия США против непослушных их диктату стран, в частности налет американской авиации на Ливию в апреле 1986 года). Нагнетание антисоветских настроений на этой встрече Вашингтон пытался использовать для того, чтобы добиться уступок от союзников, прежде всего Японии, в торгово- экономических и валютно-финансовых вопросах.

Однако лидерство Соединенных Штатов среди империалистических держав признается и реализуется на практике далеко не всегда, разногласия, обостряемые экономическими кризисами, ростом инфляции и безработицы, порождали неспособность «большой семерки» договориться в отношении методов противодействия этим явлениям. Разногласия проявляются и в ключевых политических вопросах, таких как проблемы вооружения и переговоры по разоружению, ближневосточный кризис, положение в Центральной Америке, отношения Восток — Запад и т. д. В условиях обострения противоречий между тремя центрами межимпериалистического соперничества в торговой, валютной и многих других областях концепция «трехсторонности» и вытекающие из нее организационные усилия не смогли привести к выработке единого политического курса иначе как на словах.

Япония и особенно государства Западной Европы нередко занимают позиции, противоречащие позициям и декларациям США, представляя себе иначе, чем Соединенные Штаты, и общие цели и задачи, а главное — конкретные пути и средства их достижения. Правящие круги стран Западной Европы открыто высказывают недовольство «распределением ролей» Соединенными Штатами между своими союзниками на международной арене и для обеспечения своих собственных экономических и политических интересов выходят за предписываемые Вашингтоном рамки. Наиболее ярко это проявилось в 1982 году, когда государства — участники Европейского сообщества выступили против американского диктата в вопросе о сотрудничестве в строительстве газопровода «Сибирь — Западная Европа». В марте 1982 года Дж. Спадолини, возглавлявший в то время итальянское правительство, заявил, что вокруг ядра, состоящего из трех крупнейших стран континента — Франции, ФРГ, Италии, может сложиться более широкое единство стран Евро пейского сообщества, которое дало бы им возможность «с позиции силы» реагировать на политику США (прежде всего в валютной сфере), ущемляющую интересы стран Сообщества. В середине 80-х годов разногласия между США и большинством западноевропейских государств проявились и в отношении региональных конфликтов — в Центральной Америке, на Ближнем Востоке. На токийской встрече «большой семерки» японский премьер-министр Я. Накасонэ выступил против американской концепции борьбы с «международным терроризмом» и санкций против Ливии. Япония, получающая из стран Ближнего Востока значительную часть потребляемой ею нефти, решила избегать каких-либо осложнений в отношениях с государствами этого региона.

Несмотря на то что все большее воздействие на взаимоотношения стран империалистической системы оказывает принадлежность развитых капиталистических государств к «центрам силы» и к блокам и объединениям — НАТО и ЕЭС, важное место в этих взаимоотношениях по-прежнему занимают двусторонние отношения. В системе межимпериалистических отношений-Вашингтон широко использует традиционные «особые» отношения с Великобританией,’ставшие еще более тесными с приходом к власти в конце 70-х годов правительства консерваторов. С начала 80-х годов а ФРГ активизировалась поддержка милитаристского курса Вашингтона со стороны нового тіравительства либеральнохристианской коалиции. (Надо отметить, однако, что «младший партнер», блока ХДС/ХСС по новой коалиции — СвДП — более сдержанно относится к поддержке политики США.) Весной 1986 года Лондон и Бонн первыми из союзников США поддержали американскую программу милитаризации космоса (проект СОИ). С начала 80-х годов усилилась «атлантизация» внешней политики Франции. Вовлеченность в орбиту внешнеполитической стратегии США сохраняла и Италия. Однако глубинные противоречия в межсоюзнических отношениях, разногласия в подходах к экономическим отношениям Восток — Запад, соперничество в развивающихся странах подтачивали традиционную систему межимпериалистических отношений.

Пытаясь помешать усилению центробежной .тенденции в системе империалистических союзов, правящие круги Соединенных Штатов в 80-х годах искусственно обостряют все проблемы в отношениях со странами социалистического содружества и одновременно призывают союзников не растрачивать силы на междоусобицы. Вместе с тем ведутся поиски новых схем утверждения гегемонии США в межимпериалистических отношениях. При администрации Р. Рейгана предпринимались попытки расширить географическую сферу действия НАТО. В дополнение к атлантической ориентации американской внешней политики выдвигается идея «тихоокеанского сообщества» (см. гл. IX), отражающая заинтересованность в связях с быстроразвиваю- щейся экономикой стран азиатско-тихоокеанского региона. Однако согласование позиций трех центров империализма под американским давлением и в интересах'и целях прежде всего самих Соединенных Штатов неизбежно ведет не к преодолению, а к обострению противоречий. Образуются новые экономические и политические центры соперничества, прежде всего в Тихоокеанском бассейне и в Латинской Америке.

Как отмечалось на XXVII съезде КПСС, «несомненно, противоборство центробежных и центростремительных тенденций как результат изменений в соотношении сил будет продолжаться в системе империализма и впредь. Трудно ожидать, чтЧ) сложившийся комплекс экономических, военно-политических и других общих интересов «трех центров силы» в реальных условиях современного мира может быть разорван. Но в пределах этого комплекса Вашингтону не приходится ожидать безропотного повиновения союзников — конкурентов американскому диктату, тем более в ущерб их собственным интересам». 3.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / том ТРЕТИЙ 1970-1987. 1987

Еще по теме Внешнеполитическая стратегия империализма:

  1. Внешнеполитические полномочия и органы конгресса
  2. 3.1. Геополитика и понятие империализма
  3. Внешнеполитическая программа партии
  4. Империализм
  5. Внешнеполитические сложности
  6. Государственный департамент во внешнеполитическом механизме
  7. 6.2.3. «Демографический империализм»
  8. Внешнеполитическое положение Рима в конце II в. до н. э
  9. 2.9.1. Предыстория — концепции империализма
  10. Внешнеполитические факторы в соперничестве Романовичей и Михаила
  11. Особенности американского внешнеполитического механизма
  12. Новый внешнеполитический курс Г. Трумэна
  13. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОПАГАНДА