<<
>>

Нерыночные потребительские услуги

Образование. Эти услуги делятся на три группы: дошкольное, общее и профессиональное образование. Общее образование остается в основном государственным и бесплатным, доля негосударственных школ составляет 1%.

Только в Москве она заметно выше (8%), но учится в таких школах менее 2% школьников.

С конца 1990-х гг. общее образование развивается в условиях резкого сокращения численности школьников из-за спада рождаемости (с 21,5 млн в 1995 г. до 13,3 млн в 2009 г., т. е. на 38%). Число школ сократилось на четверть, и этот процесс ускорился во второй половине 2000-х гг. в ходе школьной реформы. Сокращение числа школьников привело к смягчению проблемы обеспеченности школами в большинстве регионов России, особенно на северо-востоке, откуда шел массовый миграционный отток населения. Тем не менее, в некоторых регионах Дальнего Востока и Сибири все еще обучается во вторую смену более 20% школьников, а в южных республиках с более высокой рождаемостью — до 30—50%.

Проблемы материальной базы школьного образования наиболее остры в республиках юга. В Ингушетии учебные площади в расчете на одного учащегося в два раза ниже среднероссийской обеспеченности, четверть школьных зданий находится в аварийном состоянии. Отставание почти не сокращается, поскольку развитые регионы с высокой бюджетной обеспеченностью больше инвестируют в образование. Заметно выросла компьютеризация школ, в среднем один компьютер приходится на 16 школьников, однако региональные различия очень высоки. Республики Северного Кавказа и Тува обеспечены компьютерной техникой в два-три раза хуже среднего. Кадровые проблемы уже не так актуальны. В сельской местности дефицит преподавателей исчез из-за быстрого сокращения сети малокомплектных сельских школ, а в городах эта профессия стала более привлекательной вследствие повышения уровня оплаты труда бюджетников.

Финансирование образования — самая крупная статья расходов бюджетов субъектов РФ из всех социальных расходов — более 20% (рис.

12.1). Региональные различия между максимальным и минимальным уровнем расходов на одного ученика составляют около 6 раз. В основном эти различия зависят от климатических условий, расселения (удельные расходы в малокомплектных сельских шко-

Рис. 12.1. Доля расходов на социальные цели от всех расходов консолидированных бюджетов субъектов РФ, %

лах выше), оснащенности школ. Самые высокие душевые показатели финансирования имеют регионы Крайнего Севера. В большинстве субъектов РФ, где проживает 2/3 населения страны, различия не превышают полутора раз, поэтому можно говорить об относительном территориальном выравнивании финансирования школьного образования.

Спрос на услуги дошкольного образования зависит от демографической ситуации и уровня доходов населения. Из-за спада рождаемости с 1990 г. численность детей дошкольного возраста к 2000 г. сократилась более чем вдвое. Резкое снижение доходов населения также снизило спрос на дошкольные учреждения, вырос и уровень оплаты этих услуг: для многих семей она оказалась не по карману. В результате охват детей дошкольным образованием снизился за 1990-е гг. с 66 до 53%. За 2000—2009 гг. рождаемость вновь выросла на 23% из-за вхождения в детородный возраст более многочисленной когорты и реализации отложенных рождений. В годы экономического подъема выросла

486.

занятость женщин и доходы домохозяйств, поэтому с 2000-х гг. начался рост численности и охвата детей дошкольным воспитанием (в 2009 г. — до 58%). В крупных городах и ресурсодобывающих регионах охват детей дошкольными учреждениями значительно выше (70—90%), а в слаборазвитых республиках и на аграрном юге этот показатель минимален (25—50%), и сохраняются традиции домашнего воспитания.

Сеть дошкольных учреждений сократилась за 1990—2009 гг. почти вдвое и оказалась не готовой принять растущий поток детей.

В 2009 г. на 100 мест в детских дошкольных учреждениях приходилось 105 детей. Особенно велики очереди и проблемы переполненности детских садов в крупных городах, в некоторых регионах Сибири и в слаборазвитых республиках Северного Кавказа.

Тенденции развития профессионального образования противоречивы. Экономический кризис 1990-х гг. привел к деградации начального профессионального образования. Рабочие специальности в регионах не были востребованы. В начале 2000-х гг. растущая промышленность испытала кадровый голод, но восстановить приток учащихся так и не удалось: за 1990—2009 гг. их число сократилось с 1,9 млн до 1,0 млн чел. Среднее профессиональное образование адаптировалось лучше. До середины 2000-х гг. сохранился небольшой рост численности учащихся — с 2,3 млн до 2,5 млн чел. Но к 2010 г. вследствие демографической волны их число сократилось до 2 млн. Как и в советское время, более высокой численностью студентов на 10 тыс. жителей отличаются промышленные регионы Урала, Поволжья и Сибири, а также регионы с неразвитой высшей школой, где техникумы и колледжи играют компенсирующую роль.

В начале кризиса 1990-х гг. снизилась и численность студентов высших учебных заведений. По финансовым причинам сократились учебные миграции в крупнейшие вузовские центры для получения образования. Однако с середины 1990-х гг. тенденция сокращения численности студентов сменилась ускоренным ростом в регионах. Высшее образование вновь стало восприниматься как необходимое условие успешной карьеры и роста доходов. Число вузов выросло за 1995—2009 гг. вдвое, а численность студентов — в 2,7 раза. Лидерами по темпам роста стали регионы с исходно низкой обеспеченностью вузами и более высокими доходами (Ханты-Мансийский АО, республика Якутия — в 4—13 раз). «Бум» высшего образования обошел стороной только отдельные пери-

487

ферийные регионы Центральной России. К концу 2000-х гг. число мест в вузах превысило число выпускников школ.

Сложившаяся география вузовских центров почти не изменилась. Как и раньше, самой высокой обеспеченностью студентами в расчете на 10 тыс. жителей отличаются федеральные города (в 2—2,6 раза выше средней по стране), Томская (в 1,8 раз), Новосибирская области и Хабаровский край (в 1,3 раз). Москва стала безусловным лидером по развитию рынка образовательных услуг и негосударственных вузов: в них учится треть студентов столицы. На негосударственные вузы приходится до четверти учащихся в отдельных областях Центра, Татарстане и на юге (в Краснодарском и Ставропольском краях, Ингушетии). Рост числа студентов сопровождался снижением качества обучения и в столичных, и в периферийных вузах, особенно новых.

Российское высшее образование коммерциализируется: почти 60% студентов оплачивают свое обучение. Региональные различия в уровне платности обучения зависят от политики самих вузов и платежеспособного спроса населения. Старые вузовские центры, как правило, сохраняют более низкую долю учащихся на платной основе, а там, где высшая школа была менее развитой (в регионах юга, в большинстве восточных и северных регионов), развивается преимущественно платное образование. В большинстве российских вузов образование неконкурентоспособно по качеству, рынок образовательных услуг слабо регулируется государством. В то же время массовый приток молодежи в высшую школу показывает рост престижности образования и готовность домохозяйств вкладывать семейные ресурсы в развитие человеческого капитала.

Здравоохранение. Развитие здравоохранения оценивается не только через обеспеченность медицинскими услугами и их финансирование. Используются также социально-демографические индикаторы, отражающие состояние здоровья населения как итоговый результат деятельности отрасли. Его неблагополучное состояние — одна из острейших проблем современной России: ожидаемая продолжительность жизни на 10—15 лет меньше, чем в развитых странах, высока заболеваемость социальными болезнями. Финансирование здравоохранения в 2008 г. составило 3,6% российского ВВП, тогда как Всемирная организация здравоохранения рекомендует тратить не менее 5%, а в развитых странах на эти цели расходуется до 6—8% ВВП.

Стандартные статистические показатели (обеспеченность медицинскими работниками, больничными койками и посещаемость поликлиник) не дают представления о качестве и доступности медицинских услуг в регионах. Обеспеченность коечным фондом в основном зависит от сложившейся системы расселения и максимальна в регионах Нечерноземья с густой сетью небольших сельских поселений и маленьких участковых больниц. Начавшаяся в 2000-е гг. оптимизация сети медицинских учреждений приводит к снижению этого показателя. Региональные различия обеспеченности средним медицинским персоналом несущественны, как и мощности поликлинических учреждений. Явным дефицитом отличаются только наименее развитые республики (Ингушетия, Дагестан).

Обеспеченность врачами лучше характеризует уровень развития здравоохранения, но также зависит от системы расселения и урбани- зированности территории. Различия по субъектам РФ почти четырехкратные: показатели Москвы и Санкт-Петербурга в 1,6 раза выше средних по стране, а слаборазвитых республик — в 1,6—2 раза ниже средних. Более урбанизированные регионы Урала, Сибири и Дальнего Востока, как правило, отличаются более высокой обеспеченностью врачами, чем южные. В большинстве областей Европейского Центра и северо-запада обеспеченность ниже из-за сокращения сети учреждений и врачебных ставок в депопулирующих малых городах и сельской местности.

Расходы на здравоохранение до начала кризиса 2009 г. занимали 2-е место в бюджетных расходах регионов на социальные цели (14—16% в 2000-е гг.). Помимо бюджетов, финансирование осуществляется из территориальных фондов обязательного медицинского страхования (ТФОМС). Доля расходов ТФОМС в общем объеме расходов на здравоохранение составляет более трети. По отдельным регионам она сильно различается, но в перспективе будет расти везде в связи с переходом на одноканальное финансирование. Региональные различия в уровне финансирования здравоохранения на душу населения (с учетом стоимости жизни) превышают 7—8 раз. При таком высоком неравенстве доступность медицинских услуг существенно различается по регионам.

Сопоставление расходов на здравоохранение и показателей состояния здоровья населения регионов РФ показывает, что прямой связи

489

между ними нет. Во-первых, значительная часть финансирования идет на содержание инфраструктуры (коммунальные платежи, содержание медицинских учреждений и др.) и заработную плату занятых. Во-вторых, душевые объемы бюджетного финансирования здравоохранения невелики даже с добавкой средств территориальных фондов обязательного медицинского страхования. Это главная причина, не позволяющая изменить ситуацию. В результате региональные различия в состоянии здоровья существенно зависят от воздействия других факторов — природноклиматических и экологических условий, образа жизни населения.

Культура. В этой отрасли услуги оказывают как массовые учреждения — более 50 тыс. клубов и библиотек, финансируемых из бюджета, так и более высокостатусные — свыше 500 театров, музеи, филармонии и концертные залы. Высокостатусные услуги концентрируются в крупных городах и являются преимущественно рыночными. Географические методы анализа массовых и немассовых услуг различаются. Массовые услуги в основном оцениваются показателями обеспеченности, но для культуры такие показатели малоинформативны: число посадочных мест в клубах в расчете на 1000 населения выше всего в областях Нечерноземья, где много сельских клубов. Из-за депопуляции сельской местности они постепенно закрываются, как и сельские библиотеки.

Размещение немассовых учреждений культуры служит одним из индикаторов выделения центров обслуживания — чем выше концентрация высокостатусных услуг, тем выше социально-культурный потенциал города. В плановой экономике оперные театры и другие статусные учреждения культуры размещались только в крупных областных центрах, но в переходный период нормативные ограничения исчезли. Им на смену пришли ограничения платежеспособного спроса, так как все больше услуг культуры становятся платными.

Рост платежеспособного спроса населения формирует новые стандарты потребления. В последние годы быстрее всего растут развлекательные услуги, в основном молодежные: современные клубы, сети мультиплексов (многозальных кинотеатров) и др. Статус города как центра развлечений становится все более значимым при выделении центров услуг.

Социальное обеспечение. Этот вид услуг наименее изучен в географии. В советское время информация для анализа была скудной,

поскольку проблема бедности не считалась актуальной. Кризис 1990-х гг. и существенное сокращение доходов населения сделали этот вид услуг одним из важнейших. Социальные выплаты — второй по значимости источник доходов населения: в 2000-е гг. их доля составляла 12—15%.

Социальное обеспечение и социальная помощь — это предусмотренная законодательством система материального обеспечения и обслуживания граждан в старости, в случае болезни, полной или частичной утраты трудоспособности, потери кормильца, а также помощь семьям с детьми. Эти услуги финансируются из бюджета и внебюджетных фондов (Фонда социального страхования и Пенсионного фонда). Расходы Пенсионного фонда составляют 6% ВВП, а число получателей пенсий — 38 млн чел. (более 26% населения России), в том числе 29 млн чел. — по старости. В России также созданы почти 300 негосударственных пенсионных фондов, но на них приходится только 1% получателей пенсий.

Социальная защита и помощь населению оказывается в виде льгот (частичного или полного освобождения от оплаты за товары и услуги), натуральной помощи и денежных пособий. Различными льготами пользуется почти 40% населения России. Существуют два принципа выявления нуждающихся в социальной защите — категориальный (получателями льгот и пособий являются группы населения — ветераны труда, многодетные семьи и др., независимо от уровня их материальной обеспеченности), и адресный (помощь оказывается малоимущим домохозяйствам). В России получателями адресной помощи являются более 12 млн чел., но ведущей и по охвату населения, и по объему выплат остается категориальная помощь, как и в советское время. В развитых странах социальная защита в основном адресная.

Региональные различия проявляются в числе получателей помощи и финансировании отрасли. В 2005 г. значительная часть обязательств по поддержке социально незащищенных групп населения была передана регионам. При этом доля получателей помощи от общей численности населения различается по регионам в 9 раз, что создает разную нагрузку на их бюджеты. В Ингушетии доля получателей превышает 72% населения, а в Санкт-Петербурге и Ханты- Мансийском АО — только 8—10%.

Доля расходов на социальную политику в консолидированных бюджетах регионов непрерывно растет: с 7—8% в конце 1990-х гг. до 11% в 2005 г. и 16% в 2009 г. Душевые расходы бюджетов регионов на социальную политику (с корректировкой на стоимость жизни) различаются по регионам более чем в 8 раз и находятся в прямой зависимости от доходов населения. Этот парадокс объясняется двумя причинами. Более высокий уровень доходов населения характерен для регионов с высокой бюджетной обеспеченностью, которые имеют возможность тратить больше средств на социальные цели. Кроме того, в «богатых» регионах, как правило, сильнее расслоение населения по доходам, поэтому власти должны тратить значительные средства на социальную защиту малоимущих. В целом региональное неравенство в обеспечении социальной защиты населения остается более значительным по сравнению с другими отраслями нерыночных услуг.

<< | >>
Источник: Алексеев, А. И.. Россия: социально-экономическая география: учеб. пособие. 2013

Еще по теме Нерыночные потребительские услуги:

  1. Потребительские услуги
  2. Методы изучения потребительских услуг
  3. Рыночные потребительские услуги
  4. НЕРЫНОЧНЫЙ РЫНОК
  5. ГЛАВА1.Классификация секторов услуг и подсекторовобразовательных услуг, сопоставлениеее с классификациями, отвечающимизаконодательной и нормативно-правойбазе системы образования РФ и МСКО
  6. Потребительские кредиты
  7. § 2. Потребительский кооператив
  8. 2. Потребительский кооператив
  9. § 97. ПРЕОДОЛЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО ПОДХОДА
  10. Потребительский капитализм
  11. Погашение потребительских кредитов
  12. 5. Право собственности производственных и потребительских кооперативов
  13. Развитие материально-технической базы производства продовольственных и потребительских товаров
  14. Структура сектора услуг
  15. Индустрия услуг
  16. § 4. Виды договоров возмездного оказания услуг
  17. Услуги и производство
  18. Тематическая группировка услуг
  19. 3.3 Товары и услуги
  20. § 1. Понятие и виды обязательств по оказанию услуг