<<
>>

Развитие Вооруженных Сил


В межвоенный период в СССР велась усиленная работа по подготовке Вооруженных Сил, населения и страны в целом к неизбежной войне. Эта подготовка опиралась на форсированную индустриализацию государства, милитаризацию его экономики, подчинение целям обороны всех социальных программ.

Создание материально-технической базы
Уже к началу 30-х годов народное хозяйство СССР было способно удовлетворить минимальные потребности Вооруженных Сил, но для ведения большой войны страна и армия еще не были готовы. При определении жесткого курса на форсиро
ванную индустриализацию особый упор был сделан на развитие тех отраслей тяжелой промышленности, что имели первостепенное значение в обеспечении экономической независимости Советского Союза.
В директивах XV съезда партии по составлению первого пятилетнего плана (1929—1933) подчеркивалось: «Учитывая возможность военного нападения со стороны капиталистических государств на пролетарское государство, необходимо при разработке пятилетнего плана уделить максимальное внимание быстрейшему развитию тех отраслей народного хозяйства вообще и промышленности в частности, на которые выпадает главная роль в деле обеспечения обороны и хозяйственной устойчивости страны в военное время»52. Аналогичными были требования при разработке второго пятилетнего плана. В резолюции «О втором пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР на 1933—1937 гг.» XVII съезд партии ориентировал трудящихся на создание новых опорных пунктов индустрии на востоке страны с таким расчетом, чтобы в случае нападения на СССР империалистических государств они находились вне досягаемости их авиации.
За годы так называемых «сталинских пятилеток» ценой невероятных усилий народа экономический потенциал государства резко возрос. Была осуществлена коренная реконструкция промышленности, создан ряд новых промышленных отраслей, имеющих важное оборонное значение, среди них тракторная, автомобильная, авиационная, химическая и др. Одновременно самым радикальным образом были модернизированы черная и цветная металлургия, машиностроение, на востоке страны образована топливно-энергетическая база
Особенно резкий скачок в наращивании темпов промышленного производства наметился в годы третьей пятилетки, прерванной, правда, начавшейся войной. В г. в стране было выплавлено 18,3 млн. тонн стали и 14,9 млн. тонн чугуна, добыто 165,9 млн. тонн угля и 31,1 млн. тонн нефти, выработано 48,3 млрд. квт/ч электроэнергии. Валовая продукция всей промышленности в 1940 г. увеличилась по сравнению с 1913 г. в 7,7 раза, а производство средств производства — в 13,4 раза.
Быстрее всего развивалась военная промышленность. Были построены новые авиационные, артиллерийские и танковые заводы, реконструированы старые предприятия по производству вооружения и боеприпасов. На Урале, в Сибири, в Поволжье и на Дальнем Востоке были созданы мощные опорные пункты оборонной промышленности. По темпам роста валовой продукции она значительно опережала другие отрасли. Так, в ходе третьей пятилетки ежегодный прирост продукции всей промышленности составлял в среднем 13%, а оборонной — 39%. Если в 1939 г. продукция всей промышленности увеличилась на 16%, то продукция оборонной промышленности — на 46,5%. Ее предприятия в первую очередь снабжались сырьем, оборудованием, топливом, электроэнергией. За 3,5 года третьей пятилетки капиталовложения в оборонную промышленность составили более четверти всех капиталовложений в промышленность. В оборонной промышленности трудились лучшие ученые, конструкторы, инженеры, техники, рабочие.
С началом второй мировой войны были приняты чрезвычайные меры по развитию оборонной промышленности. Они предусматривали резкое расширение военного производства, прежде всего по выпуску новых типов самолетов, танков, противотанковых орудий, средств связи. В 1940 г. и начале 1941 г. развернулось строительство 9 новых и было реконструировано 9 старых авиазаводов, а на 7 заводах начался выпуск авиационных двигателей. Для увеличения производства танков были привлечены Харьковский, Челябинский, Сталинградский, Саратовский и другие заводы. В стране создавались повышенные мобилизационные запасы стратегических материалов и сырья.

Но все это было еще впереди. А в 20-х годах страна вышла из гражданской войны в состоянии полной экономической разрухи. В упадке находились все отрасли народного хозяйства. В 1920 г. выпуск продукции тяжелой промышленности по сравнению с 1913 г. упал в 7 раз. Большая часть фабрик и заводов не работала из- за отсутствия топлива и сырья. Железнодорожный транспорт был дезорганизован. Хватало трудностей политического и социального характера. В этих условиях предстояло осуществить перевод Вооруженных Сил с военного положения на мирное. Причем требовалось перейти к такой системе строительства РККА, которая была бы не очень обременительной для государства, но в то же время обеспечивала бы военную подготовку всего мужского населения и гарантировала безопасность страны
В декабре 1920 г. VIII Всероссийский съезд Советов принял решение к 15 января следующего года сократить армию с 5,3 млн. до 3,3 млн. человек. Тогда же Полевой штаб РВСР разработал соответствующий план, смысл которого сводился к тому, чтобы «сохранить мощную полевую армию за счет сокращения тылов и всего обслуживающего элемента, а также войск внутренней службы»53. Однако начавшийся в стране голод внес свои коррективы в этот план. В результате, к концу г. численность армии уменьшилась до 1,6 млн. человек, а в октябре 1922 г. — до 796,9 тыс.54 В последующие годы состоялось дальнейшее сокращение армии. Заместитель председателя Реввоенсовета СССР Уншлихт в декабре 1925 г. отмечал: «Затруднительное финансовое положение СССР в связи с неурожаем 1924 г., одновременно необходимость качественного улучшения армии заставили пойти на сокращение Вооруженных Сил с 610 тыс. до 562 тыс.»55.
Со второй половины 20-х годов численность Вооруженных сил СССР снова неуклонно возрастает. Это обусловливалось как опасением военной угрозы для СССР со стороны капиталистических государств, так и сохранившимися надеждами на мировую революцию. Так, если на 1 октября 1927 г. численность Вооруженных Сил составила 610,3 тыс. человек, то в 1935 г. — 930 тыс., в 1938 г. — 1,5 млн., а к середине 1941 г. — более 5 млн. человек56.
Наряду с этим совершенствовалась система комплектования, организационно- штатная структура, управление войсками, боевая и оперативная подготовка. Еще в марте 1921 г. X съезд РКП(б) установил, что «на ближайший период основой наших вооруженных сил должна являться нынешняя Красная Армия, по возможности сокращенная за счет старших возрастов, с повышенными пролетарским и коммунистическим составом»57. Съезд допускал частичный переход к милиционным формированиям, причем в тех районах, где преобладает пролетарское население, в первую очередь в Москве, Петрограде и на Урале. Однако переход этот осуществлялся медленно. В июне 1921 г. в Петрограде создается первая милиционная бригада, и только в январе—феврале 1923 г. на территориально-милиционное положение переведено 10 кадровых дивизий58. Более быстрое их формирование началось после издания 8 августа 1923 г. декрета ЦИК и СНК СССР «Об организации территориальных войсковых частей и проведении военной подготовки трудящихся». В 1925 г. насчитывалось уже 46 стрелковых и I кавалерийская территориальная дивизия59.
Смешанная система (кадровая и милиционная) строительства армии позволила сократить расходы на ее содержание и количество стрелковых частей, но в то же время увеличить число технических и специальных частей. Одновременно были созданы условия для обучения контингента военнообязанных без длительного отрыва от производства, сохранения значительного числа соединений с их аппаратом управления и основными командными кадрами. Они служили ядром для развертывания армии в случае войны. В конце 20-х годов удельный вес территориальных соединений составлял 60%. Так, в 1928 г. в Красной Армии имелась 81 стрелковая и кавалерийская дивизия, из них только 38 кадровых. Однако, как показал опыт,
территориальные войска не отличались высоким уровнем боевой подготовки, их дислокация не соответствовала плану обороны страны, недоставало постоянных кадров, а переменный состав не ё состоянии был в короткий срок овладеть сложной военной техникой Поэтому уже с начала 30-х годов в строительстве Вооруженных Сил наметился планомерный переход к кадровой системе комплектования армии. К концу 1935 г. уже 77% дивизий стали кадровыми60. Перевод Вооруженных Сил на кадровое положение был юридически завершен принятием Верховным Советом СССР сентября 1939 г. Закона о всеобщей воинской обязанности.
Коренная реорганизация, причем неоднократная, затронула органы управления Вооруженными Силами. К концу гражданской войны центральный военный аппарат представлял собой довольно громоздкую структуру, насчитывавшую 11 тыс. сотрудников, а кроме того, было выделено 9 тыс. красноармейцев и рабочих для их обслуживания61. Полевой штаб РВСР, Всероссийский главный штаб и другие центральные органы часто дублировали друг друга, что сказывалось на качестве руководства Вооруженными Силами. ЦК РКП(б) в январе 1921 г. на основании предложений видных военачальников Вацетиса, Каменева, Тухачевского и других принял постановление «Об укреплении Красной Армии», предусматривающее реорганизацию и сокращение центрального военного аппарата. В соответствии с этим постановлением РВСР издал 1 февраля приказ о переформировании Полевого штаба и Всеро- главштаба в единый Штаб РККА, через Главкома подчиненный непосредственно наркому по военным и морским делам62. В результате удалось в два раза сократить общее число управлений и отделов, в определенной степени устранить параллелизм в их работе и уточнить функции различных органов. В апреле были упразднены Регистрационное управление РВСР и разведывательная часть Оперативного управления Штаба РККА, а вместо них создано Разведывательное управление.
В последующие годы структура центрального военного аппарата неоднократно подвергалась уточнениям, и к концу 1923 г. его численность составляла 4 407 человек63. В том же году Реввоенсовет республики был преобразован в Реввоенсовет СССР, а наркоматы по военным и морским делам в целях дальнейшей централизации управления Вооруженными Силами объединены в Народный комиссариат по военным и морским делам.
Однако, несмотря на принятые меры, в деятельности органов военного управления по-прежнему хватало недостатков. Они дали о себе знать осенью 1923 г., когда осложнилась международная обстановка в Европе и пришлось неотложно решать ряд оборонных задач. В октябре в Гамбурге вспыхнуло восстание рабочих, подготовленное Коминтерном. Правительства ряда западноевропейских стран, в том числе и Франции, заявили, что если в Германии произойдет пролетарская революция, то они подвергнут ее блокаде и даже интервенции. Созданное в Гамбурге пробольше- вистское правительство, до того настроенное весьма решительно, заколебалось, тем более, что обещанной поддержки других городов Германии и Советского Союза не последовало. Восстание было быстро подавлено. «Как вы помните, — говорил заместитель председателя РВС СССР Фрунзе 18 апреля 1924 г., выступая в Военной академии РККА, — эта обстановка расценивалась тогда очень серьезно. Угроза войны вплотную надвинулась на Западную Европу, а Красная Армия должна была быть в готовности в любой момент выступить на поле брани. Исходя из этой перспективы, Красная Армия и повела соответствующую работу». Однако опыт этой работы, по словам Фрунзе, показал «нашу слабую подготовленность к разрешению серьезной военной проблемы»64.
Специальная комиссия, образованная Центральной контрольной комиссией РКП(б), которой руководил сначала В. В. Куйбышев, а затем С. И. Гусев (Я. Д. Драбкин), в марте 1924 г. представила в ЦК РКП(б) доклад по итогам инспектирования военно

го ведомства. Пленум ЦК в своем постановлении констатировал «наличие в армии серьезных недочетов (колоссальная текучесть, полная неудовлетворительность постановки дела снабжения и пр.), угрожающих армии развалом»65. Фрунзе придерживался несколько иного мнения, нежели комиссия. «Большинство всех выявившихся недочетов, — заявил он в апреле, — связано с общим положением нашего государства. Они упираются в факт недостаточных финансовых ассигнований, упираются в нашу хозяйственную бедность и т. д. И до тех пор пока эта сторона дела не будет разрешена, говорить о том, что мы, даже улучшив систему управления, кадр руководителей и развив самую бешеную энергию, смогли бы коренным образом изменить обстановку, — не приходится. Дело может идти только о некоторых улучшениях, но отнюдь не о полном и радикальном изменении обстановки»66.
Члены специальной комиссии предложили максимально упростить аппарат управления, устранить параллелизм и бюрократизм, разграничить функции между различными органами, приспособить организацию мирного времени к организации военного времени, повысить квалификацию сотрудников, сократить штаты. ЦК РКП(б) и Реввоенсовет СССР одобрили эти предложения и установили срок перехода на новую организацию с 15 апреля 1924 г.
В соответствии с разработанной схемой реорганизации была упразднена должность Главкома, необходимость в которой в мирное время и в самом деле отпала. Начальнику снабжения РККА были подчинены все учреждения, ведавшие обеспечением войск техническим имуществом. Штаб РККА был разделен на три самостоятельных органа: административный штаб — Управление (с декабря 1924 г. — Главное управление) РККА, штаб подготовки войск — Инспекторат РККА, оперативный штаб — Штаб РККА. Однако уже в сентябре выяснилось, что Штаб РККА «перегружен делопроизводством по многим мелочным вопросам, требующим к себе большого внимания и потому мешающим сосредоточиться на основной работе»67. Не удалось разграничить и функции между Инспекторатом и Штабом РККА. Поэтому по докладу заместителя начальника Штаба РККА Тухачевского Инспекторат РККА в сентябре—октябре расформировывается, а в составе Штаба РККА создаются инспекции родов войск, упраздняется Управление боевой подготовки, вопросы комплектования и войсковой мобилизации из Штаба РККА передаются в Главное управление РККА.
В 1925 г. проводится очередная реорганизация центрального военного аппарата. К тому времени борьба за власть между Сталиным и Троцким достигла своего апогея. О том, что Троцкий проиграл ее, свидетельствовало освобождение последнего от должности председателя Реввоенсовета СССР и народного комиссара по военным и морским делам. На этих постах его сменил Фрунзе, после смерти которого в октябре 1925 г. председателем РВС СССР и наркомвоенмором стал Ворошилов, не имевший, как и его предшественники, военного образования.
В 1925 г. специальная комиссия во главе с заместителем начальника Штаба РККА С. А. Пугачевым разработала новые предложения по реорганизации центральных управлений Наркомвоенмора, которые в октябре получили одобрение со стороны РВС СССР. Численность центрального аппарата была сокращена до 3 598 человек. Инспекторат РККА снова был выделен в самостоятельный орган, созданы единый шифровальный отдел Наркомвоенмора и Управление делами РВС СССР. Но уже через год в связи с кампанией «режима экономии» вновь ставится вопрос о сокращении и реорганизации управленческого аппарата. В июле 1926 г. РВС СССР одобрил соответствующие предложения комиссии, которой на сей раз руководил заместитель председателя Реввоенсовета Уншлихт. «Существенным моментом новой организации центрального аппарата, действующей с небольшими поправками и в настоящее время, — отмечалось в «Краткой исторической справке об организации

ЦК gt; ВКП(б)

Схема 30. Система органов стратегического руководства ВС СССР в середине 30-х годов



центрального военного управления РККА», составленной в июне 1928 г., — является наиболее полное объединение вопросов обороны страны в Штабе РККА, и администрирования — в ГУ РККА»68. Инспекторат РККА был снова расформирован, инспекции родов войск вместе с Управлением военно-учебных заведений подчинены Главному управлению РККА, ему же из Штаба РККА передано Военно-топографическое управление.
В опубликованных в советский период работах отмечалось, что реформа центрального военного управления «сыграла огромную роль в укреплении Вооруженных Сил страны, в укреплении обороноспособности СССР»69. В действительности дело обстояло совсем иначе. Отсутствие у высших военных руководителей четкого представления о месте и роли центральных органов управления, не говоря уже об их неоднократной реорганизации (то слияние, то наоборот, разукрупнение) никогда не способствовали успешной работе данных органов. Не принесла пользы и частая смена руководства «мозга армии» — Штаба РККА. До апреля 1924 г. его возглавлял бывший генерал П. П. Лебедев, затем до февраля 1925 г. бывший вольноопределяющийся М. В. Фрунзе, которого сменил бывший полковник С. С. Каменев, в ноябре того же года начальником Штаба РККА стал бывший поручик М. Н. Тухачевский, в мае 1928 г. — бывший полковник Б. М. Шапошников и в июне 1931 г. — бывший полковник А. И. Егоров, который руководил Штабом (Генеральным штабом до мая 1937 г.). Все они имели богатый боевой опыт, но из-за кратковременного пребывания в должности (кроме Егорова) не могли довести до конца начатое дело
В 1928 г. Шапошников предложил провести новую реорганизацию, которая была осуществлена в январе 1930 г. В состав Штаба РККА были переданы из Главного управления РККА все вопросы мобилизации, комплектования и подготовки начсостава запаса. В 1933—1934 гг. под руководством Егорова работа по уточнению структуры центрального аппарата продолжалась. В результате мобилизационные вопросы были снова переданы в ГУ РККА, а из Штаба РККА выведено Разведывательное управление с переподчинением его непосредственно Наркомвоенмору. В июне 1934 г ЦИК СССР упразднил Реввоенсовет СССР, а Наркомат по военным и морским делам переименовал в Наркомат обороны (НКО). Вместо Реввоенсовета при наркоме обороны был создан Военный совет совещательного характера. Преобразованный в 1938 г. в Главный совет РККА, он стал функционировать на правах бывшего РВС Вскоре и Военный совет при Наркоме ВМФ был реорганизован в Главный военный совет ВМФ. Еще в сентябре 1935 г. Штаб РККА был преобразован в Генеральный штаб (ГШ) РККА, из состава которого был выведен отдел боевой подготовки, развернутый в соответствующее самостоятельное управление.
В 1937—1939 гг. деятельность центрального военного аппарата была фактически парализована; в ходе борьбы с «врагами народа» под репрессии попали начальник Генерального штаба Егоров, его заместители В. Н. Левичев и С А. Меженинов, 22 начальника и 30 ответственных работников НКО СССР и Генерального штаба В мае 1940 г. в акте о приеме наркомата обороны Тимошенко от Ворошилова были отмечены такие существенные недостатки в деятельности центральных органов военного управления, как отсутствие мобилизационного и оперативного планов, плана подготовки и пополнения комсостава запаса для полного отмобилизования армии по военному времени, данных о состоянии прикрытия границ, указывалось на запущенность учета личного состава и др.70 Для устранения выявленных недостатков были намечены соответствующие меры, но за год, оставшийся до начала Великой Отечественной войны, претворить их в жизнь не удалось.
Одним из важнейших мероприятий по совершенствованию управления войсками явилось введение единоначалия, которое частично существовало еще в годы Гражданской войны. 28 июля 1924 г. ЦК РКП(б) принял постановление о переходе

alt="" />alt="" />

к единоначалию. В соответствии с ним РВС СССР в конце года разработал и утвердил инструкцию о его практическом осуществлении, а 2 марта издал приказ о введении единоначалия в армии. К 1928 г. командиры-единоначальники составляли: среди командиров корпусов — 84%, дивизий — 74%, полков — 48% и командиров подразделений — 42%71. В последующем их удельный вес неуклонно повышался, а за комиссарами сохранялись лишь функции партийного и политического руководства, они же несли ответственность за политико-моральное состояние частей и соединений. В мае 1937 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение снова ввести в воинских частях и соединениях, штабах, управлениях и учреждениях институт военных комиссаров, вновь упраздненный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1940 г.
Техническая реконструкция Вооруженных Сил
Особенно сложной и многогранной задачей, от решения которой зависели боеготовность Вооруженных Сил и их стратегические возможности, явилось перевооружение армии и флота. Как уже отмечалось, гражданскую войну Красная Армия закончила при крайне низком уровне ее технического оснащения. Такое положение сохранялось и в первые годы после ее окончания. Главной тягловой силой в войсках являлись лошади, число которых к концу 1922 г. составляло 159,3 тыс 72 По данным Полевого штаба РВСР, в октябре 1920 г. в действующей армии насчитывалось 2 616 орудий, 10 559 пулеметов, 122 бронепоезда, около 300 бронеавтомобилей, до 80 танков, почти 300 самолетов73. К середине 20-х годов несколько увеличилась численность оружия и военной техники, в основном за счет ремонта и восстановления ранее неисправных систем. В 1927 г. создаются новая 76-мм полковая пушка, опытные образцы легкого танка Т-18 (МС-1) и бронеавтомобиля БА-27. Одновременно были разработаны, а в 1925—1928 гг. стали поступать на вооружение истребители И-2, И-2 бис, разведчики Р-1, Р-5, бомбардировщики ТБ-1 и ТБ-2. В результате, к исходу 1928 г. число орудий полевой артиллерии возросло до 7 200, а зенитной — до 590, самолетов — до 1 400, танков — до 9274. Тем не менее по уровню технической оснащенности Красная Армия продолжала отставать от армий передовых капиталистических государств, что в условиях резко обострившейся международной обстановки, особенно после прихода к власти в Германии в 1933 г. Гитлера, становилось чрезвычайно опасным.
Учитывая это, Реввоенсовет СССР разработал первый пятилетний план развития РККА (1929—1933), который являлся составной частью общего пятилетнего плана развития народного хозяйства страны. Он предусматривал полностью перевооружить армию и флот новейшими образцами военной техники, создать новые технические рода войск (авиацию, бронетанковые войска) и специальные войска (химические, инженерные и др.), повысив их удельный вес в системе Вооруженных Сил, а кроме того модернизировать старое оружие и военную технику, моторизовать пехоту, кавалерию и артиллерию, осуществить массовую подготовку технических кадров75. По численности войск РККА должна была не уступать вероятным противникам на главном театре военных действий — Западном, а по технике — быть сильнее противника по трем решающим видам вооружения, а именно: самолетам, артиллерии и танкам.
В последующие пять лет (1933—1937) намечалось завершить техническую реконструкцию РККА с таким расчетом, чтобы закрепить за ней превосходство над капиталистическими армиями по всем решающим средствам борьбы. Это позволило бы СССР вести борьбу с любой коалицией капиталистических держав, нанести им сокрушительные удары и даже поражение в случае их нападения.

В результате реализации этих планов, начиная с 1932 г., в войска в возрастающих количествах стали поступать новые системы оружия и военной техники. Сухопутные войска получили усовершенствованный станковый пулемет «Максим», модернизированную трехлинейную винтовку С. И. Мосина образца 1891/30 гг., а затем новые ручные, зенитные, танковые и авиационные пулеметы. Количество автоматического оружия в армии быстро росло. Так, если в октябре 1928 г. на оснащении войск находилось 24 230 станковых и 8 811 ручных пулеметов, то к началу 1937 г. насчитывалось соответственно 60 тыс. и около 95 тыс. единиц76.
В 1930 г. удалось завершить модернизацию старых артиллерийских систем, а с 1931 по 1937 гг. на вооружение артиллерии стали поступать 37-мм и 45-мм противотанковые пушки, новые, причем более дальнобойные и скорострельные 122-мм и 152-мм пушки, 76-мм зенитные пушки, 203-мм гаубицы и 82-мм минометы. Общее число орудий за 9 лет возросло с 8 600 до 30 тыс., из них 1 672 зенитных77. Это позволило увеличить огневую мощь стрелковых и кавалерийских соединений более чем в два раза.
Благодаря быстрому развитию танковой промышленности в войска во все возрастающем количестве поступала новая бронетанковая техника: легкие танки Т-18, Т-26, БТ-2 и БТ-5, средние и тяжелые танки Т-28 и Т-35, танкетки Т-27, плавающие танки Т-37 и Т-38. Всего с 1930 по 1939 гг. было выпущено 15 тыс. танков, из них около 12 тыс. основных образцов и 1 426 бронемашин78. Их положительное качество — высокая скорость, а слабым местом остались недостаточно мощные вооружение и броня.
Войска связи получили более совершенные радиостанции типа 6 пк, 5 ак, телефонные аппараты УНА-Ф-31, ТАМ, телеграфные аппараты НОТА-34, СТ-35 и др. В инженерные войска стали поступать переправочные парки Н2П и НЛП, легкопереправочные средства, средства механизации и электрификации инженерных работ; проволочные малозаметные препятствия, противопехотные и противотанковые мины.
Постепенно наращивалось производство автомобилей и тракторов. Если в 1928 г. в армии насчитывалось всего около 1 200 грузовых автомобилей, то к концу 1935 г. — свыше 35 тыс. автомобилей и почти 6 тыс. тракторов.
Быстро развивались Военно-воздушные силы. Уже к началу 30-х годов на их оснащение стали поступать более совершенные истребители И-5, тяжелые бомбардировщики ТБ-2, легкие бомбардировщики Р-5 (они же самолеты-разведчики), штурмовики TLLI-2. Еще более крупные успехи были достигнуты в годы второй военной пятилетки. В массовом количестве поступали скоростные и маневренные истребители И-14, И-15, И-15 бис, И-16, Пе-1 и Пе-4, тяжелые бомбардировщики ТБ-4 и ДБ-3, фронтовые бомбардировщики СБ и штурмовики TLLI-3, которые по скорости и высоте полета в 1,5—2 раза превосходили прежние типы самолетов. Изменилось и соотношение родов авиации. Если в 1928 г. в составе ВВС преобладали разведывательные самолеты (82%), то теперь соотношение изменилось в пользу бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей.
Определенные успехи были достигнуты в области военно-морского строительства. Если в начале 30-х годов в основном создавались легкие подводные и надводные силы, то с 1934 г. судостроительная программа была нацелена на создание прежде всего крупных надводных сил — линкоров, тяжелых крейсеров, превосходивших по своим качествам аналогичные иностранные корабли. Продолжалось строительство надводных легких и мощных подводных сил.
И все же темпы и направленность технической реконструкции Вооруженных Сил далеко не соответствовали быстро усложнявшимся условиям ведения войны и ее характеру. Это наглядно выявилось в 1938 г. в ходе боев у озера Хасан, в 1939 г. в районе р. Халхин-Гол, но особенно, в советско-финляндской войне 1939—1940 гг.

Боевой опыт показал, что большинство видов оружия и военной техники морально устарело. Поэтому непосредственно перед началом Великой Отечественной войны были приняты спешные меры по разработке и внедрению в войска более современных образцов вооружения. Среди них автоматические винтовки Ф. В. Токарева (СВТ-40), пистолет-пулемет Г. С. Шпагина, 76-мм дивизионные пушки, 122-мм дивизионные гаубицы, 85-мм зенитные пушки, средние танки Т-34, тяжелые танки КВ-1, истребители Як-1, МиГ-3, штурмовики Ил-2, бомбардировщики Пе-2, радиолокационные станции РУС-1 и РУС-2, приборы управления огнем зенитной артиллерии (ПУАЗО-З), понтонные парки С-19, более совершенные противопехотные и противотанковые мины, радиостанции РАФ и РСБ. Всего в 1939 г. и первой половине 1941 г. Красная Армия получила 105 тыс. ручных, станковых и крупнокалиберных пулеметов, более 100 тыс. автоматов, свыше 7 тыс. танков и 17 745 боевых самолетов. Одновременно началась работа по изучению возможности осуществления взрывной ядерной реакции, приводящей к взрыву с выделением огромной энергии.
Но для массового производства новых видов оружия и техники и последующего перевооружения армии требовалось не менее двух лет. Пока же войска имели их в ограниченном количестве. Так, к началу войны в Вооруженные Силы поступил всего 1 861 новый средний и тяжелый танк, а Военно-воздушные силы получили 739 современных самолетов79. Не удалось полностью ликвидировать и другие узкие места в техническом оснащении армии и флота, особенно по минометам, средствам артиллерийской тяги, противотанковым средствам, автоматическому оружию и др. Все это резко снижало оперативные и стратегические возможности Вооруженных Сил, а в дальнейшем явилось одной из причин, которая не позволила им успешно отразить удары противника и развернуть операции в соответствии с намеченными планами.
Организационное развитие Вооруженных Сил
Наряду с техническим переоснащением армии и флота совершенствовалась и их организационная структура. Ее развитие осуществлялось с учетом повышения ударной силы, огневой мощи и подвижности войск.
В августе 1923 г. был принят новый штат стрелковой дивизии. С бригадной организации она переводилась на полковую. В состав дивизии входили 3 стрелковых и 1 кавалерийский полки, 2 артиллерийских дивизиона, подразделения обеспечения и обслуживания. Одновременно вводится корпусное звено управления. К концу года количество управлений стрелковых корпусов было доведено до 17. На следующий год дивизии вновь реорганизуются. В соответствии с принятым осенью штатом вместо двух артиллерийских дивизионов создается артиллерийский полк, а вместо кавалерийского полка — эскадрон.
Более основательная организационная перестройка сухопутных войск начинается в 30-х годах. В состав стрелковой дивизии впервые включается танковый батальон. В два раза увеличивается количество пулеметов, в 2,7 раза — артиллерийско- минометное вооружение. В стрелковый корпус вместо двух корпусных артдивизионов включаются два артиллерийских полка, вводятся отдельный зенитно-артилле- рийский дивизион и саперный батальон.
После советско-финляндской войны полностью пересматривается организацион- но-штатная структура всех родов войск. В апреле 1941 г. стрелковые соединения постепенно переводятся на штаты, по которым в их составе в военное время предполагалось иметь три стрелковых, легкий артиллерийский и тяжелый гаубичный полки, противотанковый и зенитный дивизионы, разведывательный и саперный батальоны, батальон связи, другие подразделения обеспечения и тыла. Из штата дивизии
были исключены кавэскадрон и танковый батальон. Всего в дивизии намечалось иметь 14 483 человека, 558 пулеметов, 210 орудий и минометов, 16 легких танков, 13 бронемашин, 558 автомашин, 9 тракторов и 3 039 лошадей80. Устанавливался сокращенный штат на мирное время: для пограничных военных округов — дивизия численностью в 10 300 человек, для внутренних округов — 5 850 человек. Стрелковый корпус стал более усиленного состава. Он включал 2—3 стрелковые дивизии, 2 артиллерийских полка (72 орудия), отдельный зенитный дивизион, батальон связи и саперный батальон.
Существенной реорганизации подверглась конница. С 1926 г. кавалерийская дивизия стала включать вместо трех бригад две и пулеметный эскадрон. Затем в ее состав включаются танковые подразделения и увеличивается количество орудий. Но одновременно общая численность кавалерии резко сокращается. Так, если к концу 1937 г. в Красной Армии имелось 32 кавалерийские дивизии, то к началу г. — только 13, причем 8 из них были сведены в 4 кавалерийских корпуса. Большая часть личного состава конницы была обращена на формирование бронетанковых войск. По штату 1941 г. в состав кавалерийской дивизии входили 3 кавалерийских и 1 танковый полк, конно-артиллерийский и зенитный дивизионы. Дивизия насчитывала около 9 тыс. человек, 8 тыс. лошадей, 64 танка и 51 орудие. Высшим оперативно-тактическим соединением являлся кавалерийский корпус, объединявший 3 кавдивизии.
Организационное развитие артиллерии осуществлялось в направлении укрупнения ее частей и соединений. Уже в 30-е годы удельный вес дивизионной артиллерии уменьшился с 82% до 64%. В то же время состав корпусной артиллерии возрос с 12% до 22%. Существенно увеличилась также артиллерия резерва Главного командования. К началу Великой Отечественной войны в ее составе имелись 74 гаубичных и пушечных полка. Были сформированы также отдельные дивизионы артиллерии особой мощности. С начала 40-х годов все внимание сконцентрировали на развитии противотанковой артиллерии. В апреле 1941 г. началось формирование противотанковых артиллерийских бригад РГК двухполкового состава, но к началу войны завершить эту работу не удалось.
Наиболее крупные и радикальные организационные мероприятия проводились в области строительства и развития бронетанковых войск. В 20-х годах впервые были сформированы: бригада бронепоездов, автотанковая бригада и эскадрон танков. В 1925 г. эскадрон танков реорганизуется в отдельный танковый полк, бронепоезда сводятся в полки, а автоброневые отряды — в дивизионы. В 1930 г. формируется первая механизированная бригада, которая в 1932 г. развертывается в механизированный корпус, в состав которого вошли 2 механизированные и стрелково-пулеметная бригада, отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, более 500 танков и 200 автомобилей81.
В 1938 г. механизированные бригады и корпуса были переформированы в танковые. Танковый корпус состоял из 2 легких танковых и моторизованной стрелко- во-пулеметной бригады, а отдельная легкая танковая бригада — из 4 танковых и разведывательного батальона, тяжелая танковая бригада — из 3 танковых и кадрированного батальона В составе бронетанковых войск имелось 4 танковых корпуса, 24 отдельные легкие танковые и 4 тяжелые танковые бригады82.
Под влиянием ошибочной оценки опыта войны в Испании танковые корпуса в конце 1939 г. расформировываются и осуществляется переход на единую организацию танковых соединений в виде танковых бригад РГК из 156 боевых машин. Одновременно принимается решение заменить механизированные корпуса механизированными дивизиями. Однако начавшаяся вторая мировая война заставила пересмотреть это решение. С учетом опыта применения во французской кампании вер
махтом крупных танковых и механизированных соединений в СССР с середины 1940 г. начинают формировать 9 мехкорпусов по 2 танковые и 1 моторизованной дивизии в каждом. Предполагалось, что танковый корпус будет иметь 1 031 танк. В феврале—марте 1941 г. было решено сформировать еще 20 механизированных корпусов. Для этого требовалось почти 32 тыс. танков, в том числе 16,5 тыс. новых типов. Однако такого количества машин, да еще в течение года, взять практически было неоткуда. Поэтому к июню 1941 г. удалось укомплектовать механизированные соединения в среднем только на 53%83.
По сути, к началу Великой Отечественной войны в СССР не было ни одного полностью укомплектованного и боеспособного корпуса. Они больше напоминали учебные соединения, чем боевые единицы. Этой крупной ошибки удалось бы избежать, если бы формирование механизированных корпусов осуществлялось последовательно с учетом производственных возможностей промышленности. Тогда можно было хотя бы сохранить сколоченные танковые бригады, иметь минимум боеспособных корпусов для решения важных оперативных задач в начале войны.
С 30-х годов в Красной Армии развертывается новый род войск — воздушно- десантные войска. Начало этому было положено, когда в марте 1931 г. в Ленинградском военном округе был сформирован нештатный опытный авиамотодесант- ный, а в июне — нештатный парашютно-десантный отряды. В следующем году был образован штатный авиамотодесантный отряд, развернутый в 1933 г. в авиационно-десантную бригаду особого назначения, а в 1936 г. дополнительно созданы 2 авиабригады и 3 авиадесантных полка особого назначения. Спустя год все авиадесантные части развертываются в 6 воздушно-десантных бригад84. Весной 1941 г. дополнительно формируются еще 9 бригад и создаются 5 воздушно-десантных корпусов. Для централизованного руководства ими при НКО СССР создается специальное управление во главе с командующим ВДВ.
С некоторым отставанием происходила реорганизация специальных родов войск. В 1923 г. инженерные войска кроме подразделений, входивших в состав дивизий, состояли из 43 строевых частей и подразделений — понтонных и электротехнических батальонов, отдельных прожекторных и военно-маскировочных рот, мотопон- тонных и других отрядов, а также из 6 учебных частей центрального и окружных подчинений. В 30-е годы инженерные войска были переведены на более стройную организацию, но они по-прежнему оставались слабыми. Лишь в 1939—1941 гг. была проведена их структурная перестройка применительно к характеру операций возможной войны. Техническая оснащенность инженерных войск усилилась, были созданы окружные инженерные и понтонные полки.
Значительные изменения произошли в войсках связи. В 20-х годах они были в основном войсковыми подразделениями и частями. В центральном и окружном подчинении находились 10 полков связи, радиополк, 2 отдельных батальона связи, 10 радиобатальонов, 15 отдельных радиостанций и 12 станций голубиной связи. В 30-е годы отдельные роты и эскадроны связи дивизий и корпусов были развернуты в батальоны (дивизионы) связи, а также созданы армейские части связи, определен типовой комплект частей связи окружного и центрального подчинения.
Быстро рос автомобильный парк Вооруженных Сил. К концу 1940 г. в армии и на флоте имелось около 187 тыс. автомашин и 38 400 тракторов. Артиллерия постепенно переводилась на механизированную тягу. Начали создаваться крупные автомобильные части. К началу Великой Отечественной войны Красная Армия располагала 19 автомобильными полками, 37 отдельными автомобильными батальонами и 65 автомобильными депо85.
Усиливались железнодорожные войска. В 1923 г. в их состав входили 6 управлений отдельных железнодорожных бригад, 22 отдельных железнодорожных баталь
она и 2 коренных парка86. Но уже осенью следующего года отдельные железнодорожные батальоны были переформированы в полки (в каждом по 2 эксплуатационных и 2 строительных батальона). В 30-е годы в составе железнодорожных войск был сформирован особый корпус (5 железнодорожных бригад), предназначенный для строительства и эксплуатации оборонных железнодорожных магистралей. В последующем развернули еще 8 отдельных железнодорожных бригад. Такой состав железнодорожных войск в основном обеспечивал решение первоочередных задач по прикрытию и восстановлению железных дорог.
Глубокие структурные преобразования произошли за межвоенный период в Военно-воздушных силах. В 1923 г. советские ВВС насчитывали 41 эскадрилью и несколько отдельных авиационных отрядов. С 1929 г. в их составе формируются однотипные и смешанные авиационные бригады, а в 1933 г. — авиационные корпуса. Наконец, с конца 1936 г., тяжелобомбардировочные корпуса сводятся в авиационные армии особого назначения (АОН), предназначенные для решения самостоятельных оперативно-стратегических задач. Однако в 1938 г. начинается обратный процесс: объединения и соединения разукрупняются, создаются полки по родам авиации, которые затем сводятся в авиационные бригады.
В 1940 г., с учетом опыта военных действий на Западе, ВВС радикально перестраиваются. С этого времени устанавливается новое их деление: на авиацию Главного командования (дальнебомбардировочную), фронтовую, армейскую и войсковую авиацию.
В авиацию Главного командования входили 5 авиационных корпусов (2 бомбардировочные и истребительная дивизии в каждом), а также 2 отдельные дивизии. Фронтовая (ВВС военных округов) авиация включала отдельные бомбардировочные и истребительные авиационные дивизии однородного состава, а кроме того, смешанные авиационные дивизии в составе бомбардировочных, истребительных и штурмовых авиационных полков, разведывательных авиаполков. Армейская авиация состояла из смешанных авиационных дивизий, а войсковая — из корпусных авиаэскадрилий по 16 самолетов в каждой (самолеты-разведчики, корректировщики и связи). Полки всех родов авиации делились на эскадрильи (по 12 самолетов в каждой) общим составом в 60—64 самолета. Всего к июню 1941 г. в ВВС насчитывалось 79 авиационных дивизий и 5 бригад (дальнебомбардировочная авиация — 13 бомбардировочных и 5 истребительных дивизий; ВВС округов и армий — 61 дивизия). Однако 25 авиадивизий, главным образом окружные и армейские, находились в стадии формирования и перевооружения на новые самолеты, а их летный состав проходил переподготовку87.
Новое качество приобретают войска ПВО. Их развертывание начинается с 1928 г., когда для прикрытия важнейших административных и промышленных центров начали создаваться зенитно-артиллерийские полки и посты ВНОС. В 1932 г. для прикрытия Москвы, Ленинграда и Баку были сформированы зенитно-артиллерийские дивизии ПВО, а других крупных городов — бригады и полки ПВО. В 1937 г. эти соединения и части преобразуются соответственно в корпуса и бригады ПВО. В состав корпуса ПВО включается истребительная авиация. В начале 1941 г. вся территория Советского Союза была разделена на Северную, Северо-Западную, Западную, Киевскую, Южную, Северо-Кавказскую, Закавказскую, Среднеазиатскую, Забайкальскую, Дальневосточную, Московскую, Орловскую, и Харьковскую зоны ПВО- Общее руководство войсками ПВО возлагается на Главное управление ПВО РККА, подчиненное непосредственно наркому обороны.
Руководство зоной ПВО осуществлял помощник командующего войсками округа по ПВО, он же являлся одновременно начальником зоны ПВО. Ему подчинялись все средства ПВО, исключение составляла истребительная авиация, которая остава
лась в подчинении начальника ВВС округа. Зоны ПВО делились на районы, а районы на пункты. В тех случаях, когда в составе зоны имелось много частей ПВО, разбросанных на большой территории, создавались бригадные районы ПВО как промежуточное звено управления.
Военно-морской флот к концу 1923 г. насчитывал 392 корабля различных классов88. В следующем году дивизионы эскадренных миноносцев и подводных лодок, отряды траления и заграждения развертываются в бригады. В 1932 г. были созданы Морские Силы Дальнего Востока, а в 1933 г. — Северная флотилия. В январе г. Морские Силы Балтийского и Черного морей и Морские Силы Дальнего Востока переименовываются во флоты — Балтийский, Черноморский и Тихоокеанский, а Северная военная флотилия в мае 1937 г. преобразуется в Северный флот.
В декабре 1937 г., в связи с увеличением боевого состава Военно-морского флота и возрастанием его роли в решении оперативно-стратегических задач, он был выделен из РККА, а для руководства им образован Народный комиссариат ВМФ. В его составе кроме четырех флотов развертываются Каспийская, Амурская, Дунайская и Пинская военные флотилии, несколько военно-морских баз и ВВС. Всего Военно-морской флот к середине 1941 г. насчитывал 3 линейных корабля, 7 легких крейсеров, 54 эсминца и лидера, 212 подводных лодок, 270 торпедных катеров, 2 429 самолетов, более тысячи орудий береговой обороны89. В постройке находилось еще 296 кораблей различных классов. Однако в составе флотов не хватало тральщиков и вспомогательных судов, средств ПВО, десантно-высадочных средств, а морская пехота имелась только на Балтийском флоте.
В целом весь комплекс указанных организационно-структурных преобразований, безусловно, способствовал укреплению отечественных Вооруженных Сил. Однако многие мероприятия завершить не удалось. К тому же большинство их не только было необеспечено материально, но и неувязано между собой. В связи с этим возникли диспропорции в развитии различных родов войск. По-прежнему оставались нерешенными вопросы развертывания оперативных объединений. Начиная с лета 1939 г. в приграничных военных округах началось формирование общевойсковых армий, каждая из которых должна была включать несколько стрелковых корпусов, механизированный корпус, авиационную дивизию и ряд армейских частей. Но слаженность их оставалась низкой, а комплект армейских частей не в полной мере соответствовал своему назначению.
В соответствии с новым Законом о всеобщей воинской обязанности в армию и на флот призывались лица, которым исполнялось не 21 год, как было до сих пор, а 18—19 лет. Срок действительной службы в армии увеличивался с 2 до 3 лет, а на флоте — с 3 до 5. Это позволило к началу Великой Отечественной войны иметь в составе советских Вооруженных сил 5 373 тыс. человек, из них 79,3% находились в Сухопутных войсках, 11,5% — в ВВС, 5,8% — в ВМФ и 3,4% — в войсках ПВО.
<< | >>
Источник: В. А. Золотарев. История военной стратегии России. 2000

Еще по теме Развитие Вооруженных Сил:

  1. Создание, развитие и реформирование Вооруженных Сил России
  2. Стратегия строительства и развития Вооруженных Сил в ходе войны
  3. Создание и развитие вооруженных сил противоборствующих сторон в ходе гражданской войны
  4. Развитие системы боевой готовности Вооруженных Сил, взглядов на их развертывание и на начальный период войны
  5. Закон об ограничении морских перевозок грузов, предназначенных для иностранных вооруженных сил, в ситуациях вооруженного нападения
  6. Стратегия строительства Вооруженных Сил
  7. Гражданский персонал Вооруженных Сил РФ
  8. Система стратегических действий Вооруженных Сил
  9. 11. Конституционно-правовой статус вооруженных сил
  10. Подготовка Вооруженных Сил
  11. Стратегическое применение видов Вооруженных Сил
  12. Правовое регулирование комплектования Вооруженных Сил РФ гражданами на основе призыва и по контракту
  13. § 3. Боевые действия советских вооруженных сил на военных фронтах
  14. Стратегическое развертывание Вооруженных Сил и ведение военных действий в начальный период войны
  15. Глава четырнадцатая ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ В КОНСТИТУЦИОННОМ ГОСУДАРСТВЕ
  16. 2.2. Формирование системы управления реформированием Вооруженных Сил
  17. Потери по отдельным родам войск и вооруженных сил
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -