§ 3. Внешнеполитическое положение Молдавии в конце 20-х — середине 30-х гг. Возобновление молдавско-русского политического союза

Внешняя политика Молдавии конца 20-х—начала 30-х гг. XVI в. осуществлялась в период бурного территориального роста Османской империи, которая в это время достигла высшей точки военного могущества. Для решения вопроса о Покутье Петр Рареш решил прибегнуть к помощи султана, заинтересованного в создании ситуации, при которой Польша обратилась бы к нему как сюзерену Молдавии с тем, чтобы он помог остановить вторжение господаря в Покутье и признала бы власть султана над княжеством.
Молдавско-польские противоречия должны были также, по замыслу султана, заставить Польшу не противодействовать политике Порты в Центральной Европе.

Занятию Покутья предшествовала большая дипломатическая подготовка. Она выразилась прежде всего в участии Молдавии вместе в Россией и Крымским ханством в антиягеллонской коалиции. Первые шаги, содействующие восстановлению отношений с бывшим антиягеллонским союзником — Россией, молдавское правительство делает в 1528—

1529 гг. Несмотря на то, что у России было 6-летнее перемирие с Литвой, в Москве с интересом отнеслись к молдавским предложениям о возобновлении молдавско- русского политического союза79. Переговоры велись в обеих столицах. В начале 1529 г. через литовские земли в Россию были посланы Дума Кузмич и Тома Иванович. В феврале из России в Сучаву с ними выехал русский посол К. Т. Замыцкий. В августе молдавский господарь отправил

в Москву своих послов Луку Кыржу и Тому Ивановича80. Эти переговоры между Молдавией и Москвой рассматривались как возобновление молдавско-русского политического союза, заключенного между Стефаном III и Иваном III. В 1529 г. был заключен молдавско-русский союзный договор. Текст договора не сохранился, так как дела княжеского фонда в Сучаве и Царского архива XVI в. в Москве утрачены. Однако в описи Царского архива XVI в. значится докончальная (договорная) грамота великого князя Василия III и Петра Рареша81.

Уяснив направленность молдавско-русских политических связей, Сигизмунд I запретил посольствам этих государств проходить через Литву. В конце лета 1529 г. в Литве были задержаны молдавский и русский послы, направлявшиеся из Сучавы в Москву82. Как и в последние десятилетия XV в., оба правительства стали обращаться к крымскому хану за разрешением пропускать послов через его территорию. Поэтому в 30-е гг. XVI в. обмен посольствами между Молдавией и Россией часто проходил через крымские владения.

В декабре 1530 г. Петр Рареш занял Покутье, входившее тогда в состав Польского королевства. Православное население Покутья благожелательно встретило молдавских воинов. Оно надеялось, что молдавская армия избавит его от польских светских и духовных феодалов и предотвратит разорительные пограничные стычки между обеими сторонами83. Захват Покутья молдавскими войсками был осуществлен в рамках антиягеллонской коалиции с молчаливого согласия султана. С его же согласия вскоре к русско-молдавскому союзу присоединилось Крымское ханство. Василий III старался укрепить дружеские отношения между молдавским князем и ханом. В 1530 г. он писал хану Саадат-Гирею: «Ныне мы Петра Стефановича, воеводу волошского, взяли к себе в приятельство и его жалуем и ты, брат наш, Петра Стефановича воеводу по тому же жаловал и берег, как жаловал и берег Стефана воеводу отец твой Менгли-Гирей царь»84. Присоединение Крымского ханства к антиягеллонской коалиции обезопасило южные рубежи Русского государства от набегов татар85. Крымскому хану было выгодно ослабление позиции Польши в Северном Причерноморье. Однако он стремился ослабить не только Польшу, но и Россию. Ослабление же Польши и Литвы должно было заставить Сигизмунда 1 искать сближения с Османской империей ценой отказа ог своих притязаний на верховенство над Молдавией.

Петр Рареш стремился добиться у султана санкции на проводимые им военные акции. Впервые он обратился в Стамбул для получения согласия султана на атаку Покутья в 1530 г. Господарь мотивировал свою позицию враждебным отношением Польши не только к Молдавии, но и к султану. Далее Петр Рареш просил Порту разрешить крымским татарам совместно с молдавским войском напасть на польско-литовские земли. Это сыграло не последнюю роль в присоединении Крыма к антиягеллонской коалиции. Господарь выражал готовность и в дальнейшем постоянно атаковать совместно с татарами Польско-Литовское государство86. Так как отвлечение Польши от захватнических действий османов в Центральной Европе соответствовало интересам Порты, она согласилась на эти акции, и молдавские войска в конце 1530 г. заняли Покутье.

Чтобы выяснить позиции султана в данном конфликте, польский король направил в первой половине 1531 г. секретное посольство Я. Оцеского в Стамбул87. Порта, которая вела двойную игру, стремилась использовать данный конфликт и для установления своего полного контроля в Молдавии. Поэтому во время приема Я. Оцеского султан выступил как полноправный хозяин Молдавии, преувеличивая степень зависимости княжества и выдавая желаемое за действительное. Он даже приравнивал Дунайские княжества к турецким пашалыкам Боснии и Семендрии88. Далее султан заявил, что Петр Рареш захватил Покутье без его ведома и обещал предписать молдавскому воеводе, своему «даннику и рабу», освободить покутские территории89. Таким образом Порта, способствуя ослаблению обеих враждующих сторон, одобрила действия каждой из них, благо все оставалось в тайне.

Ответ султана удовлетворил короля, и вскоре польские войска вытеснили молдавские гарнизоны из Покутья. Тогда Петр Рареш лично возглавил молдавское войско, направлявшееся в Покутье, но у местечка Обертын оно потерпело поражение. Одной из причин этого было предательство части крупных молдавских бояр, опасавшихся, что победа господаря еще больше усилит его власть в княжестве.

Исходя из узкоклассовых интересов, крупные бояре все чаще отказывались поддерживать прямую конфронтацию с сильными соседними государствами, чтобы не допустить дальнейшего призыва в войско даже небольшого числа зависимых крестьян. Центром оппозиции стали боярские роды Ганешты и Арборе. Лишенная широкой поддержки внутри княжества, боярская оппозиция искала помощи вовне, прежде всего у турецкого султана. После по ражения под Обертыном Петр Рареш намерен был казнить за предательство сучавского портаря О. Барбовско- го и хотинского пыркалаба Влада. Однако выступление боярской оппозиции и вмешательстсво ее лидера Миху, нового портаря Сучавы, заставило господаря отказаться от своего намерения90. Господарь не мог полностью подавить набиравшую силу боярскую оппозицию, что в значительной мере предопределило в дальнейшем исход событий.

После победы у Обертына польский король для оправдания нападения на войска господаря вновь отправил в Стамбул представительное посольство во главе с Я. Виламовским. На приеме посол передал Сулейману I просьбу короля запретить Петру Рарешу нападать на Покутье91. Я. Виламовскому твердо было сказано, что захват Покутья предпринят П. Рарешем самовольно и господарь будет наказан, так как он является «рабом и слугой султана»92. Затем, как и в прошлом году, последовало посольство Петра Рареша в Стамбул. Господарские послы представили султану свою интерпретацию молдавско- польского конфликта из-за Покутья. Акция молдавского войска на Покутье вновь квалифицировалась как ответ на польско-литовские нападения на земли княжества. Разжигая конфликт, Порта на этот раз оказала поддержку Петру Рарешу. Великий визирь Ибрагим-паша потребовал от Сигизмунда I немедленно освободить земли «данника и раба» Османской империи. Нападение на них приравнивалось к нападению на земли Османской империи. «Молдавское княжество, — писал королю великий визирь, — является землей султана, а Петр Рареш, как и другие его беи, является рабом Османской империи»93.

Эти противоречившие друг другу заявления османских дипломатов скрывали стремление углубить и затянуть конфликт между Польшей и Молдавией. Достижение названной цели помогло бы решить еще более важную задачу — полного подчинения османам Молдавского княжества. Избранная тактика вела к тому, чтобы лишить княжество возможности получить поддержку со стороны Польши, единственного государства среди соседей Молдавии, кото* рое после битвы 1526 г. при Мохаче могло бы решиться на антиосманские действия. В Стамбуле надеялись, что, добиваясь благоприятного для себя решения конфликта, польское правительство не только откажется от притязаний на Молдавию и признает сюзеренитет султана над княжеством, но и окажет поддержку действиям султана, направленным против господаря. В известной мере эта цель была достигнута.

Подчинение Молдавского княжества уже в то время, по представлению османов, включало и ликвидацию права господарей на осуществление самостоятельных политических акций. В этом плане характерно заявление османских дипломатов польскому послу Я. Оцескому о том, что господарю Молдавии запрещено самостоятельно отправлять послов в другие государства94.

Тем временем конфликт Молдавии с Польшей обострялся. Господарь пытался активизировать внешнюю политику с целью укрепления антиягеллонского союза и организации совместных его действий. Прибывший в Москву посол Саадат-Гирея Авелших принес шертную (договорную) грамоту от хана, датируемую ноябрем 1531 г. В ней хан торжественно обещал стоять «за один» с великим князем против его «недругов». Вместе с союзниками против Ягеллонов должен был выступить и Петр Рареш. В той же шертной грамоте Саадат-Гирей писал: «И ты с тое стороны, а волохи с своей, а мы со своей стороны пойдем. И на дел нам так есте наш недруг (Сигизмунд. — Авт.) и твой недруг под ногами у нас будет»95.

Однако перемирие России с Литвой, продленное в 1532

г. еще на год, удерживало Москву от активных военных действий против Сигизмунда I96. Поэтому военные действия координировались между Сучавой и Бахчисараем. В 1532 г. крымский хан, отправляясь в поход на Литву, предлагал Рарешу выступить совместно97. Обеспокоенный действиями антиягеллонской коалиции98, король вновь запретил обмен посольствами между Молдавией и Россией через территорию Литвы. Дипломатические и военные действия между Россией, Крымом и Молдавией снова координировались через владения крымского хана. Так, 3 мая 1532 г. через Крым в Молдавию был отправлен подъячий Иван Елизарович Сергеев. Вернулся он в Москву осенью. «А с Ивашком вместе прислан к великому князю Василию Ивановичу на Москву от волошского воеводы Петра посланник его Южко з грамотой. А писал воевода в грамоте, чтобы его великий государь жаловал и берег от короля польского и великого князя литовского»99. Василий III хлопотал перед крымским ханом через своего посла в Бахчисарае В. С. Левашова о пропуске Петра Юшки в Молдавию*00.

Способствуя активизации действий против Польско- Литовского государства в рамках антиягеллонской коалиции, Петр Рареш одновременно участвует в польско- молдавских переговорах о Покутье, которые велись почти постоянно. На переговорах присутствовали представители Запольяи, султанские дипломаты в качестве посредников. Но, затянувшись на длительное время, они не привели к каким-либо конкретным результатам, что соответствовало целям османского правительства.

В 1532—1533 гг. натиск Османской империи в Европе временно ослаб. Поход против Фердинанда Габсбурга, получившего помощь от немецких князей, закончился для османов безрезультатно.

В 1532 г. Османская империя начала войну против Ирана, что отвлекло султана от европейских дел. Учитывая это, Петр Рареш послал войска в Трансильванию, стремясь воспрепятствовать доверенному лицу султана — венецианцу Алоисио Гритти, пытавшемуся укрепить османское влияние в этом княжестве. Планы Гритти стать князем в Трансильвании вместо Яна Запольяи встретили противодействие местных дворян, поддержанных молдавским войском. В результате столкновения Гритти был убит. Это вызвало гнев султана, и только его занятость войной с Ираном предотвратила поход против Петра Рареша.

В создавшейся ситуации Порта переходит к открытой поддержке Польши в польско-молдавском конфликте. Во время польско-османских переговоров 1532—1533 гг. обозначилась перспектива политического соглашения между Краковом и Стамбулом, направленного против Петра Рареша. В октябре 1532 г. Сигизмунд отправил к султану посла Петра Опалиньского, который просил Сулеймана потребовать от молдавского воеводы, «раба султана», чтобы он окончательно отказался от Покутья. В январе 1533 г. Польское королевство и Османская империя заключили между собой «вечный мир». Этот договор закрепил сюзеренные права султана на Молдавию. Господарь в нем именовался его давним «данником и рабом». Взамен король получил обещание султана урегулировать в его пользу конфликт с Молдавией101. В личном письме к Сигизмун- ду I султан гарантировал соблюдение господарем условий польско-османского договора, что делало дальнейшие ан- типольские действия Рареша неугодными Порте102. Через молдавского посла, находившегося тогда в Стамбуле, султан послал соответствующие распоряжения Петру Ра- решу103.

Сближение внешнеполитических интересов Сигизмунда I и Сулеймана I учитывалось Петром Рарешем во внешней политике страны. Прежде всего господарь делает очередную попытку урегулировать отношения с Сигизмун- дом I. Прибывшему летом 1533 г. польскому послу было передано, что господарю известны отношения Кракова и Стамбула.

Петр Рареш предложил отказаться от союза с Портой и выступить против мусульман. Господарь обещал прекратить военные действия против поляков, если король предоставит княжеству вознаграждение за Покутье и денежную помощь104. Однако Сигизмунд отказался принять требования господаря.

В таких условиях молдавское правительство старалось укрепить свои отношения с союзниками по антиягеллон- ской коалиции. По просьбе русского правительства крымский хан беспрепятственно пропустил в Молдавию русского посла Ф. Леонтьева и вместе с ним господарского посла Петра Юшку.. В это же время хан разрешил проезд в Москву из Молдавии русскому гонцу казаку Неболь- се Кобякову, посланному в Сучаву ранее Ф. Леонтьева, и молдавскому гонцу Юнусу105.

Смерть великого князя московского Василия III в декабре 1533 г. и начавшаяся в Российском государстве борьба различных группировок боярства за власть не привели к переменам в молдавско-русских политических отношениях. Уже в конце 1533 г. русские дипломаты просили крымского хана пропустить в Молдавию и обратно русских гонцов казаков Бахтеяра Баймакова и Карамана Нагаева, посланных к Петру Рарешу с известием о восшествии на престол России малолетнего Ивана IV.

В начале 1534 г. боярское правительство через гонца Бестереа заверило господаря в том, что Россия будет продолжать прежний курс своей внешней политики и участвовать в антиягеллонской коалиции106. Летописец сообщал: «А приказал князь великий Иван к Петру воеводе, что его жаловати хочет по тому же, как его жаловал отец его князь великий Василий Иванович»107. В связи с этим в Кракове были обеспокоены возможными перспективами объединения интересов Молдавии, Крыма и России. Вопрос этот специально обсуждался на польском сейме в январе 1534 г.108 Однако вскоре положение Молдавии намного ухудшилось. Султан и польский король приступили к переговорам о конкретных совместных действиях против Молдавии.Ходили слухи о том, что султан намерен превратить Молдавию в пашалык. Противостоять его натиску Молдавии становилось все трудней, тем более, что большая часть бояр была готова склониться перед султаном, отказываясь от дальнейшей вооруженной борьбы. Надежда на возможность урегулирования отношений между Молдавией и Польшей и отказ последней от союза с Портой полностью исчезла.

Предложение о совместных действиях, направленных на смещение Петра Рареша, было сделано уже в конце 1533

г. султаном через польского посла Я. Оцеского, побывавшего в Стамбуле для ратификации польско-османского договора 1533 г. Король дал согласие, и в начале 1534

г. в Стамбуле были продолжены польско-османские переговоры109. На переговорах польский посол Андрей Тенчиньский окончательно признал господаря подчиненным Османской империи и согласился с предложением, чтобы вопрос о Молдавии польский король решал главным образом с султаном. Правда, А. Тенчиньский пытался отстоять положение о двойной вассальной зависимости княжества. Посол говорил: «Мой король знает, что господарь Петр Рареш является вассалом его высочества султана наподобие того, как он подчиняется Польской короне»110. Однако турецкая сторона наотрез отказалась признать эти претензии польского короля и в последующих, событиях они не играли никакой роли.

В результате польско-османских переговоров был разработан план кампании против Молдавии. Наряду с Польшей и Османской империей в ней должны были участвовать также Янош Запольяи, валашский воевода и крымские татары. Согласно плану Молдавия подлежала захвату, а Петр Рареш — смещению с престола111. Таким образом, Сигизмунд 1 не только содействовал полному подчинению Молдавии Османской империи, но и присоединился к захватническим действиям султана против княжества. Однако турецко-иранская война на время отвлекла султана от плана захвата Молдавии112. Более того, до окончания данной войны, маскируя свои планы, султан продолжал отчасти прежнюю политику маневрирования между Краковом и Сучавой и молчаливой поддержки антиягеллонской коалиции.

Летом 1534 г. началась война Великого княжества Литовского с Россией. В этой связи активизировались анти- польские действия Молдавии и других участников коалиции. Чтобы не воевать на двух фронтах, Польша, оказавшая военную помощь Великому княжеству Литовскому, решила сохранить перемирие с Молдавией до окончания войны с Россией. Военные действия против княжества допускались лишь в крайнем случае, причем в оборонительном плане, если Петр Рареш не прекратит набеги на польские и литовские земли113.

Однако господарь остался верным союзником Москвы. В том же 1534 г. Сигизмунд I неоднократно отмечал, что, по полученным им сведениям, господарь выступил инициатором новых военных действий против Польши, а также

готов атаковать Покутье114. К тому же, организуя кампанию против Польши, Молдавия вновь привлекла татар115, что означало продолжение тактики молчаливой поддержки господаря в его акциях против Польско-Литовского государства со стороны султана. Союзники стремились продлить хорошие отношения с татарами и не дать им выйти из коалиции. Когда в 1534 г. стали известны намерения султана низложить крымского хана Сагиб-Гирея и вместо него поставить царевича Ислам-Гирея, молдавское и русское правительства немедленно направили посольства, чтобы выяснить отношение к Польше возможного нового крымского хана. Петр Рареш предлагал сохранить между Молдавией и Крымом дружбу и советовал царевичу Ис- лам-Гирею, чтобы тот «... дружбу и братство чинил с русским великим князем Иваном Васильевичещ»"6-

Со своей стороны русское правительство велело.говорить Василию Мезецкому, посланному к царевичу Йслам- Гирею: «Писал еси к нам, что Петр воевода волошский тобе друг и нам бы к нему добро свое держати. А он на всех наших недругов хочет с нами быти за один, ино и отец наш князь великий Василий к Петру воеводе волош- скому дружбу свою и добро свое держал». В. Мезецкий обратился с просьбой содействовать пропуску в Молдавию через территорию ханства русского посла Проку- дина117.

Польско-османское сближение вынуждало господаря искать новых союзников в борьбе против турок. Поиски союзников привели молдавскую дипломатию к сближению с Фердинандом Габсбургом, с которым как с венгерским королем в начале апреля 1535 г. после долгих секретных переговоров был заключен тайный антиосманский договор. Согласно договору, Фердинанд I должен был помогать Молдавии в борьбе с Турцией, а Петр Рареш обязывался участвовать на его стороне в действиях против османских войск, а также не давать этим войскам проходить в Венгрию через Молдавию. Если султан все же вынудит господаря пропустить османскую армию через Молдавию, то господарь должен заранее предупредить об этом Габсбургов. В отдельной статье указывалось, что Петр Рареш должен был не платить османам дани и отказаться от явки в Стамбул, как того требовал султан118.

Так как об условии явки в Стамбул в международном договоре говорится впервые, следует полагать, что в это время султан более настойчиво добивался приезда господаря в столицу империи для подтверждения им вассальных обязанностей. Требование явки господаря в Стамбул угрожало Молдавии потерей политической самостоятельности. Это означало, что он просит права управлять страной у султана, который по своему усмотрению мог бы низложить правителя княжества за неповиновение. Фердинанд отлично понимал, что явка Петра Рареша в столицу Османской империи привела бы к выходу Молдавии из антиосманской коалиции вследствие нажима на него или замены его ставленником Порты. Рарешу обещали закрепить за ним ранее приобретенные владения в Трансиль- вании и поддержать в урегулировании отношений с Польшей. В конечном итоге антиосманские планы союзников остались лишь на бумаге, несмотря на неоднократные посольства господаря к Фердинанду I с призывом начать совместные военные действия против турок, занятых войной с Ираном119. К войне готовилось лишь Молдавское княжество.

Молдавско-польские пограничные конфликты в это время продолжались. На очередном сейме в Петркове в ноябре 1535 г. польский король добивался санкции на кампанию против Молдавии120. Односторонняя акция короля при занятости султана в Иране позволила бы ему в случае успеха подчинить Молдавию польской короне. Но польские магнаты удерживали короля от выступления, так как господарь являлся прежде всего подчиненным Турции и был обязан соблюдать условия польско-османского договора121.

Между Москвой, Сучавой и Бахчисараем продолжался обмен посольствами для координации военных действий. Для этого в 1535 г. русские дипломаты вновь ходатайствовали перед крымским ханом о пропуске русских гонцов Янсубы и Булата в Молдавию, а в конце года — другого гонца казака А. Бехметова вместе с молдавским послом Е. Стечковым, возвращавшимся из Москвы122. Во второй половине 1535 г. через Крымское ханство из Молдавии в Москву ехали русский посол И. Прокудин и послы Петра Рареша — И. М. Сунжер и дьяк П. И. Урекарь. В обратный путь с ними направились в Молдавию русские послы Т. В. Заболоцкий, дьяк Г. А. Шемет-Воробьев123. В следующем году для согласования действий антиягеллонских союзников в Бахчисарай прибыл молдавский посол. Господарь предлагал крымскому хану выступить совместно против Ягеллонов и урегулировать возникший спорный пограничный конфликт с Россией. Для этого от предложил посредничество Молдавии в русско-татарских переговорах124.

Когда активизировались действия антиягеллонских союзников, Сигизмунд I вновь предложил Порте захватить

Молдавию и заменить неугодного Петра Рареша Александром, якобы внуком Стефана III, жившим при польском дворе. Польский ставленник на молдавском престоле, даже зависимый от султана, позволил бы рассчитывать на постепенное подчинение княжества короне125. Однако инициатива Польши не нашла поддержки в Стамбуле, так как Польша не устраивала султана в роли второго сюзерена княжества.

Противоречия между Краковом и Стамбулом в вопросе о Молдавии использовала австрийская дипломатия. При ее посредничестве возобновились молдавско-польские переговоры, не давшие, однако, каких-либо результатов126. И Сигизмунд вновь обратился к султану с просьбой не разрешать господарю нарушать условия польско-османского договора 1533 г. о «вечном мире»127.

В 1536 г., завершив победоносно войну с Ираном, Сулейман потребовал, чтобы господарь послал на помощь Яношу Запольяи 6 тыс. человек для участия в походе против Фердинанда I. За это султан обещал ему посредничество в решении конфликта из-за Покутья в пользу Молдавии. Большое вознаграждение за помощь обещал Петру Рарешу и Запольяи128. По-видимому, султан, располагавший какими-то сведениями о договоре 1535 г., хотел таким способом проверить их истинность.

Несмотря на заманчивое вознаграждение, требование султана осталось невыполненным, что в дальнейшем имело для господаря тяжелые последствия. Молдавское правительство не доверяло Порте и, воспользовавшись началом мирных русско-литовских переговоров, попыталось с помощью России урегулировать" отношения с Сигизмун- дом I. Русские послы предприняли попытку добиться заключения молдавско-польского перемирия, но литовцы отказались обсуждать этот вопрос129. В 1537 г., во время встреч в Москве с литовскими дипломатами, русские бояре вновь потребовали заключения перемирия с Молдавским государством, но послы Сигизмунда заявили, что «о том от нашего государя наказу нет никоторого»130.

В конце февраля 1537 г. русско-литовские переговоры завершились заключением мира. Русскому послу В. Г. Морозову, отправившемуся в апреля 1537 г. в Литву для участия в подписании договорных грамот с польским королем, предписывалось вновь добиваться от Сигизмунда I заключения перемирия с Петром Рарешем. Для этой цели вместе с В. Г Морозовым русское правительство послало В. Безобразова. Он должен был ехать в Молдавию через польско-литовские земли и добиваться перемирия Петра Рареша с Сигизмундом I. Но последний отказал в проезде, так как «...Петр воевода недругом и неприятелем нам ся учинил и с людми нашими валку поднял»131. Отказ получил и другой русский посол, Богдан Логинов, отправленный в том же году к Петру Рарешу132. Молдавские и русские послы продолжали курсировать через Крымское ханство. Таким путем в том же году русское правительство послало к господарю Т. Бражникова и Ш. Воробьева133. Однако после заключения в первой половине 1537 г. русско-литовского мира антиягеллоиский союз окончательно распался.

Таким образом, в конце 20-х — середине 30-х гг. XVI в. Молдавия возобновила политические отношения с Россией и вместе с ней участвовала в рамках антиягеллонской коалиции в борьбе с Польшей. На время Молдавия сумела обезопасить свои северные тылы « приступить к подготовке выступления против османов, чтобы ослабить зависимость княжества от Порты. Новое антиосманское направление во внешней политике Молдавии появляется и становится главным после заключения в 1535 г. тайного договора между Петром Рарешем и Фердинандом- I. Однако новый союзник не оказал Петру Рарешу реальной помощи. Султан, король Сигизмунд I и ставленник османов на венгерском троне Янош Запольяи были готовы объединиться для совместных действий против господаря. Внутри страны набирала силу боярская оппозиция, видевшая единственный выход в подчинении Молдавского княжества османам.

<< | >>
Источник: Драгнев Д.М.. Очерки внеш.-пол. истории Молдавского княжества. 1987

Еще по теме § 3. Внешнеполитическое положение Молдавии в конце 20-х — середине 30-х гг. Возобновление молдавско-русского политического союза:

  1. Глава VI ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВИИ И НАЧАЛО ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ ПРОТИВ ОСМАНСКОГО ИГА В КОНЦЕ 30-х — СЕРЕДИНЕ 70-х гг. XVI в.
  2. Глава XI ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВИИ в 1711 г. — 30-е гг. XVIII •. НОВЫЙ ЭТАП В ИСТОРИИ МОЛДАВСКО-РУССКИХ ОТНОШЕНИЙ
  3. § 2. Внешнеполитическое положение Молдавии • конце 30-х — начале 50-х rr. XVI •.
  4. § 1 Внешнеполитическое положение Молдавии середины 50-х — начала 80-х гг. Связи с Россией
  5. § 2. Внешнеполитическое положение Молдавии во время войны 1787—1791 гг. Освободительная борьба молдавского народа против османского ига. Ясский мир
  6. Глава VIII ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВСКОГО КНЯЖЕСТВА В КОНЦЕ XVI —ПЕРВЫХ ДЕСЯТИЛЕТИЯХ XVII в.
  7. $ 2. Международное положение Молдавии после Прутского похода. Молдавско-австрийские и молдавско-польские отношения в 1711—1735 гг.
  8. § 2. Внешнеполитическое положение княжества • 80—90-х гг. Молдмско-русские политические связи
  9. § 2. Появление османского фактора во внешней политике Молдавии и ее международное положение в середине второго—середине третьего десятилетий
  10. § 1. Внешнеполитическое положение Молдавского княжества в 20—40-х гг.
  11. § 3. Внешнеполитическое положение Молдавии и усиление османского господства в княжестве в третьей четверти XVI в.
  12. § 3. Международное положение Молдавии с 1443 г. до середины 50-х гг. XV в.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -