§ 2. Внешнеполитическое положение княжества • 80—90-х гг. Молдмско-русские политические связи

В конце XV в. положение Молдавского княжества осложнилось в связи с тем, что Польша активно стремилась утвердиться в Северном Причерноморье. Планы польских политиков, сформулированные известным дипломатом Филиппом Каллимахом, основывались на идее организации сопротивления османскому продвижению в Европу.
Важное значение в этих планах придавалось подчинению Польше Молдавского княжества. Предполагалось, что оно будет служить заслоном наступлению османов и отдалит непосредственную османскую угрозу от польских границ. В то же время имелась в виду возможность использования молдавских портов для укрепления позиций Польши на Черном море67.

Чтобы предотвратить осуществление замыслов польской дипломатии, Стефану нужны были союзники. Поэтому он обратился к Московскому государству, которое к концу XV в. представляло на международной арене крупную политическую силу, противостоявшую планам польской и литовской феодальной экспансии в Восточной Европе. Выдвигая в борьбе за создание централизованного Русского государства идею воссоединения древнерусских земель, означавшую ликвидацию господства польских и литовских феодалов на белорусских и украинских землях, московское правительство вступало в конфронтацию с Польшей68.

Общность интересов в противодействии планам Ягел- лонов и обусловила молдавско-русское политическое сближение, которое происходит в 80-е гг. XV в. Определенную роль в этом играли существовавшие родственные отношения Стефана с княжескими домами Киева и Москвы. Первой его женой в 1463 г. стала княгиня Евдокия, сестра киевского князя Семена Олельковича, матерью которых была Анастасия, родная сестра Василия II Темного. Через своих родственников князей Олельковичей молдавский господарь предложил Ивану III в жены его сыну Ивану свою дочь от брака с Евдокией Елену. В 1479 г. он направил посла с поручением «о деле» к великому русскому князю. Иван III ответил согласием на брак своего сына с дочерью молдавского господаря, и в Москве ожидали прибытия от Стефана «человека доброго» для переговоров69. Но посланец от господаря не прибыл, и переговоры о браке тогда не состоялись. Они возобновились в 1480 г. На этот раз с инициативой выступило московское правительство.

В условиях конфронтации с Ягеллонами Иван III был заинтересован в том, чтобы привлечь Молдавское княжество к союзу против Казимира IV. Этому должен был способствовать и предполагаемый брак. Переговоры о браке происходили при посредничестве князей Олельковичей, которые, используя широкую оппозицию литовской власти в Поднепровье, возглавили борьбу за сближение с Москвой70.

Через сестру Михаила Олельковича княгиню Феодосию Александровну, приходившуюся родной сестрой покойной жене Стефана Евдокии, предполагалось обратиться к молдавскому господарю с напоминанием о его предложении и просить прислать для переговоров «своего человека» в Крым к русскому послу при ханском дворе И. И. Звенцу, который доставит молдавского посланца в Москву. Но человек от Феодосии Александровны «принемог», и грамоту княгини доставил Стефану дьяк Сухово из свиты И. И. Звенца71.

В результате переговоров, состоявшихся в ходе обмена послами в течение 1481—1482 гг., вопрос о браке был решен. Посланные за невестой Андрей и Петр Плещеевы вернулись в декабре 1482 г. из Сучавы в Москву с дочерью Стефана. В январе 1483 г. состоялось бракосочетание Ивана Молодого и Елены Стефановны72, получившей благодаря своей роли при Московском дворе известность под именем Волошанки.

В распоряжении исследователей нет свидетельств, подтверждающих, что этот брак сопровождался заключением письменного молдавско-русского договора73. В то же время источники вполне определенно отмечают политическое сближение, происходившее между Молдавским княжеством и Московским государством на основе союза против Ягеллонов. Именно в это время Иван III старался наладить дипломатические связи с соседями Казимира, окружая его кольцом своих союзников74. Через молдавского господаря московское правительство установило отношения с Венгрией75, чтобы, используя польско-венгерские противоречия, привлечь короля Матьяша Корвина к коалиции против Казимира. В 1484 г. в Буде во время пребывания там московского посла Федора Курицына завершились переговоры о заключении русско-венгерского союза76.

Для Стефана союзнические отношения с Москвой приобрели особое значение в связи с ухудшением внешнеполитического положения княжества в это время. Султан

Баязид II, продолжая начинания Мехмеда II, активизировал действия по утверждению османов на Черном море и в Причерноморье. Чтобы создать благоприятную обстановку в юго-восточном регионе для осуществления своих целей, султан стал налаживать отношения с европейскими странами. Необходимо было также нейтрализовать действия претендента на султанский трон его брата Джема, бежавшего в Европу и искавшего покровительства у ее правителей. Особую озабоченность у султана вызывала Венгрия, поскольку ее поддержки в первую очередь добивался Джем. Занятый войной с императором Фридрихом III, Корвин согласился на мир, предложенный Баязи- дом. В 1483 г. был заключен османо-венгерский договор, в котором Молдавское княжество называлось государством, платившим султану дань77.

Стремление Порты на международно-правовой основе закрепить данничество Молдавского княжества объяснялось желанием заставить господаря уплатить дань, которую в 1484 г. в связи с экспедицией султана по захвату Килии и Белгорода он вновь задержал, хотя сумма ее и была понижена Баязидом II с 6 до 5 тыс. золотых78. В реализации своих планов утверждения в Причерноморье и установления контроля над черноморской торговлей европейских стран, Баязид важное значение придавал завоеванию молдавских крепостей Килия и Белгород.

Летом 1484 г. Баязид II во главе большого войска перешел Дунай. К нему присоединились отряды валашского господаря Влада Кэлугэра и крымского хана79. Превосходившие по численности силы османов осадили Килию и Белгород. После недолгого сопротивления Стефан был вынужден оставить крепости, не дождавшись посланного ему на помощь венгерского войска80.

На протест Корвина о нарушении условий договора 1483 г. Баязид ответил, что крепости не будут использованы для нападения на Молдавское княжество. По условиям возобновленного в 1485 г. османо-венгерского договора Кн- лия и Белгород были признаны владениями султана81.

Захват султаном молдавских крепостей осложнил положение на южных рубежах княжества. С появлением в крепостях османских гарнизонов военная угроза стала постоянной. Экономике княжества был нанесен значительный материальный урон. Потеря двух крупных портов в Причерноморье тяжело отразилась на его торговле. Лишившись выхода в море, княжество перестало контролировать «молдавский торговый путь», приносивший ему большие доходы.

В трудной для княжества внешнеполитической обстановке Стефан обращается к Русскому государству. В 1484 г. возвращавшийся от Матьяша Корвина Федор Курицын должен был проездом через Молдавское княжество сопровождать посла Стефана в Москву82. В направленной с послом грамоте молдавский господарь просил Ивана III о помощи. «А в сей стороне один я сам остал, — писал Стефан, — и то от двою сторон поганьство тяжкое, а от трех сторон ркучи християне, але мне суть пущи поганьства. Ино уже не могу им больше терпети, только бы бог научил вашу милость щобы есте обернулся к нам лицем и приятельством к нам пригладали, а яз бы того болши к вашей милости имел приятельство»83. Но по пути из Суча- вы в Перекоп Ф. Курицын был задержан в Белгороде. Только благодаря содействию крымского хана Менгли-Ги- рея ему удалось в марте 1486 г. освободиться из османского плена и доставить в Москву грамоту Стефана84.

В условиях возраставшей для княжества османской военной угрозы, когда Корвин возобновил в 1485 г. мир с Портой, молдавский господарь предпочел подтвердить на традиционных условиях вассальную присягу польскому королю. Оценивая для себя торговое и стратегическое значение Килии и Белгорода, Польша выражала готовность оказать помощь Молдавскому княжеству в освобождении крепостей85. В 1485 г. в Коломые Стефан с боярами принес присягу Казимиру IV86.

Порта стремилась изолировать Молдавское княжество и помешать его сближению с Польшей. Осенью 1485 г. си- листрийский паша Малкодж-оглу по поручению султана организовал нападение на княжество вместе с претендентом на молдавский престол Петром Хронотом. С помощью присланного Казимиром 3-тысячного отряда поляков Стефан успешно отразил это нападение. Преследуя османов, он подошел к Килие и 16 ноября около Кэтлэбуга нанес им поражение. В следующем 1486 г. Баязид II снова направил против Молдавского княжества османские войска во главе с Малкодж-оглу и Петром Хронотом. На сей раз помощи из Польши Стефан не получил и решил упредить действия противника. Двигаясь навстречу османам, он встретил их на р. Сирет и разгромил; Хронот был схвачен и казнен87.

Между тем политическая ситуация в регионе осложнилась. Польская дипломатия исходя из своих стратегических планов при посредничестве Венеции в 1486 г. начала мирные переговоры с Портой88. В 1486 г. через посла Тур- кула Стефан снова обратился к Ивану III. Извещая о принесении присяги польскому королю, он просил великого русского князя ходатайствовать перед Казимиром IV об оказании военной помощи княжеству в борьбе против султана. Иван III направил к польскому королю посла Федора Мансурова, который должен был заявить Казимиру IV: «Ино которым христианским господарем будучи близко, а льзи то дело делати, ино то есть должно всякому господарю християнскому того дела оберегати и за християнство стояти»89. В своем ответе польский король заверил Ивана III, что готов помогать Стефану в защите «от всякого его неприятеля, как то подданного и слугу нашего»90.

Однако Польша в это время вела переговоры с Портой и не могла оказать помощи Молдавскому княжеству. Внутри него вновь активизировалось оппозиционное боярство, выступившее против антиосманской политики Стефана, требовавшей систематического отвлечения зависимых крестьян от сельскохозяйственных работ для участия в военных действиях. По свидетельству турецкого хрониста, во время османского нападения на Молдавское княжество в 1485 г. «множество бояр вышло навстречу (османам. — Авт) и подчинилось им»91.

ухудшение экономического положения страны в результате длительных войн, отсутствие реальной помощи со стороны других стран, а также недовольство боярства продолжением борьбы с османами заставили молдавского господаря прекратить конфронтацию с султаном и уплатить ему дань. Турецкая хроника отмечает, что в I486—1487 гг. в Стамбуле находилось посольство от молдавского господаря с данью за два предшествовавших года92. Вероятно, Стефан выплатил дань за 1484—1485 и 1485—1486 гг., сумма которой составляла в это время 5 тыс. золотых93. Возобновление даннических обязательств позволило молдавскому господарю вернуться к мирным отношениям с Портой. Договор с султаном, по данным последних исследований, мог быть заключен в 1486 г.94.

В это время усилиями султанской дипломатии в регионе создавалась выгодная для Османской империи международная обстановка, ухудшавшая положение "Молдавского княжества. Основываясь на том, что молдавский господарь являлся вассалом польского короля, на переговорах с Портой Польша выдвинула требование вернуть княжеству Килию и Белгород, но вынуждена была отступиться. В трудных внешнеполитических условиях, связанных с неудачами в создании антиосманской коалиции, с усилением соперничества с Венгрией, с осложнениями в Восточной Европе, Казимир IV оказался вынужденным заключить в 1489 г. мир с султаном, согласившись на признание

Килии и Белгорода за Османской империей95. Это позво* лило Порте закрепить свои позиции в Северном Причерноморье и на нижнем Дунае.

В создавшейся обстановке Стефан в 1489 г. вновь признал венгерский сюзеренитет. Тогда же венгерский король, чтобы укрепить связи с молдавским господарем, передал ему в качестве феода трансильванские крепости — Чичей- ул и Четатя де Балтэ с округой. В этот периодтосподарь налаживал свои политические отношения с Москвой, что подтверждает участившийся обмен послами между обеими сторонами. Еще в 1486 г. в Сучаву был отправлен Прокофий Зиновьев «навеститн» Стефана. По просьбе Ивана III Казимир IV разрешил в 1488 г. проезд в Молдавское княжество через польско-литовские земли русскому послу Василию Карамышеву. Направленный в 1490 г. к Стефану Иван Лихорев в следующем году вернулся с послом господаря Стецко. Иван III 24 февраля 1491 г. просил польского короля пропустить в Сучаву молдавских послов Стецко и Шандра в сопровождении русского посла. По всей вероятности, этим послом к Стефану был Скурат Зиновьевич. Русская летопись сообщает, что в феврале 1492 г. Скурат Зиновьевич возвратился в Москву с молдавским послом Мушатом, который в апреле этого же года отбыл обратно к господарю96.

Тесные политические контакты с московским правительством в 90-е гг. приобрели для Стефана особое значение. Благодаря русскому посредничеству ему удалось заключить договор с Крымским ханством, что избавляло княжество от постоянных разорительных набегов татар и укрепляло его положение в случае конфликта с Казимиром IV. На основании имеющихся данных нельзя сказать точно, когда начались переговоры Стефана с Менгли-Ги- реем. Первое свидетельство о молдавско-крымских переговорах относится к 10 мая 1492 г., когда хан писал Ивану III: «Стефан воевода к нам посла прислал, другу друг есми, а недругу недруг есми молвил; велми межи нас сердца наши сластны, так ведай»97. Русский посол в Крыму И. А. Лобанов-Колычев 27 октября 1492 г. сообщал великому князю о прибытии к хану молдавского посла Мити Гомзы с предложением Стефана «о любви и о дружбе, и о суседстве и о одиначестве, другу его быти другом, а недругу его быти недругом, а на короля и на Ахматовых детей заодин». Вместе с Митей Гомзой Менгли-Гирей направил к молдавскому господарю своего человека для заключения договора. Об этом крымский хан извещал Ивана III 6 сентября 1492 г. Грамота Менгли-Гирея свидетельствует о заинтересованности московского правительства и его посредничестве в заключении крымско-молдавского союза98.

В ходе обмена послами между Сучавой и Москвой в 90-е гг., вероятно, вырабатывался план совместных действий против Ягеллонов в условиях начавшейся после смерти Матьяша Корвина (1490 г.) борьбы за венгерскую корону. На венгерский престол претендовали братья Ягел- лоны Ян Ольбрахт и Владислав, являвшийся с 1471 г. чешским королем, а также Максимиллиан Габсбург, который должен был стать преемником императора Фридриха III.

В связи с этим возникла сложная политическая обстановка, причем интересы Московского государства совпадали со стремлениями Габсбургов противодействовать планам Польши. Поэтому Иван III в ходе переговоров с имперскими послами выразил готовность сотрудничать с Максимиллианом и поддерживать его кандидатуру на венгерский престол99. При посредничестве Ивана III Максимиллиану удалось привлечь на свою сторону и Стефана100.

Ян Ольбрахт также пытался установить отношения с молдавским господарем. Весной 1490 г. он направил посла к Стефану, чтобы склонить его к поддержке своей кандидатуры. Но эта акция Ольбрахта успеха не имела101. В том же году, когда Ольбрахт выступил с войском против Владислава, молдавский господарь организовал нападение на Покутье.

Когда же в результате сложной борьбы венгерским королем стал Владислав II (1491 г.), сохранив за собой и чешскую корону, Стефан установил с ним отношения и получил от него подтверждение на трансильванские владения Чичейул и Четатя де Балтэ102.

Ставший после смерти Казимира IV (1492 г.) польски^ королем, Ян Ольбрахт продолжил борьбу за выход Польши к Черному морю. На съезде в Левочи (1494 г.), где шла речь о сотрудничестве между братьями Ягеллонами в международных делах, о возобновлении действий по отвоеванию у султана Килии и Белгорода и привлечению к ним молдавского господаря, Ольбрахт предложил сместить Стефана и посадить на господарский престол младшего Ягеллона Сигизмунда, но не получил поддержки. Против намерений польского короля выступил венгерский король Владислав П10$.

Уведомленный о замыслах польского короля трансильванским воеводой Бартоломео Драгфи, Стефан активизировал дипломатическую деятельность, стараясь предотвратить угрозу княжеству. Упрочив взаимоотношения с Венгрией, господарь уделял большое внимание связям с Мо-

сквой. После того, как в 1494 г. Иван III заключил с Великим княжеством Литовским мирный договор, скрепленный династическим браком, появилась перспектива установления молдавско-литовских союзнических отношений. Такая возможность стала реальной, когда московский князь предложил свое посредничество. Договор Молдавского княжества с Литвой наряду с русско-литовским должен был вызвать разногласия между Ольбрахтом и его братом великим князем литовским Александром и тем самым ослабить позиции Польши. Кроме того, договор с Александром облегчил бы молдавскому господарю обмен послами с Иваном III через литовские земли.

Получив положительный ответ Александра на просьбу о пропуске русского посла в Сучаву, Иван III направил в 1495 г. к Стефану Е. В. Кутузова104. Посол должен был не только известить молдавского господаря об установлении русско-литовского мира. Еще весной 1494 г. русским послам в Литве было предписано сообщить молдавскому послу в Вильно: «Государь наш с великим князем Александром взял любовь и докончание; а с воеводою государь как был в котором деле, так и ныне в том деле»105. Е. В. Кутузову поручалось склонить Стефана к союзу с Литвой. В грамоте к Александру господарь писал: «И такожъ и свать нашь великий князь московский Иван Васильевич, тесть вашей милости, прислал до нас своих послов о том, абыхмо с вашею милостью потокъмели и миръ вечный взяли»106.

Из записи от 19 мая 1496 г- речей русского посла в Литве М. С. Еропкина видно, что с извещением об установлении дружественных отношений Ивана III с великим князем литовским был послан к Стефану также Т. П. Замытцкий: В том же году в Сучаве находился И. И. Ощерин, который возвратился с молдавским послом Иваном Питарем107. Через своих и русских послов Стефан заверял Ивана III в готовности наладить мирные отношения с литовским князем.

Одновременно московское правительство оказывало влияние и на Александра. В наказе от 27 августа 1495 г. русским послам в Литву Е. В. Кутузову и А. Ф. Майку предписывалось сообщить литовскому князю: «И мы к Стефану воеводе пошлем, а к нему накажем, чтобы с тобою, с нашим братом и зятем, был так же, как и с нами, другу бы твоему друг был, а недругу недруг; а ты бы, брат наш, того хотел жо, чтобы Стефан воевода был тобе таков же, как и нам: другу бы нашему друг был, а недругу недруг»108.

В 1495 г. Александр обратился к Стефану с предложением союза. Молдавский господарь в следующем году пред ставил литовскому князю проект договора. С целью его согласования между Сучавой и Вильно состоялся обмен посольствами. В 1496 г. договор был заключен109. Русско-литовский и молдавско-литовский договоры создали серьезные трудности для польской дипломатии, которая вела подготовку к отвоеванию у Порты Килии и Белгорода и реализации планов в отношении Молдавского княжества. Переговоры Ольбрахта с Венецией и султаном оказались безрезультатными110. Положение осложнилось, когда в 1495 г. Османская империя заключила мир с Венгрией111.

В 1496 г. Ольбрахту удалось договориться с литовским князем Александром о поддержке своих планов112. На его обращение в феврале 1497 г. к венгерскому королю Владиславу II последовал уклончивый ответ. Владислав обещал лишь «неофициальную» помощь польским войскам при условии их согласованных действий с молдавским господарем в районе Килии и Белгорода. Венгерский посол, прибывший к Ольбрахту летом 1497 г., накануне выступления в поход польских войск, подчеркивал отрицательное отношение Владислава к планам польского короля113.

Готовясь к началу военных действий, Ольбрахт направил к молдавскому господарю послов с предложением принять участие в антиосманском походе. Стефан выразил готовность сотрудничать при условии, что польские войска будут действовать на Черноморском побережье114.

Ян Ольбрахт 26 июня 1497 г. в сопровождении брата Сигизмунда выступил с армией в направлении к молдавским границам. Уведомленный о планах польского короля, Стефан выслал ему навстречу посольство во главе с ви- стиерником Исаком. Ольбрахт заверил молдавских послов, что его войско идет к Килии и Белгороду. Но направление движения польской армии не соответствовало этим декларациям. Стефан снова послал к королю своих людей — Исака и логофета Тэута. На сей раз послы были схвачены и отправлены во Львов115.

По свидетельству турецкой хроники, молдавский господарь обратился за поддержкой к султану116. Турецкий анонимный летописец XVI в. сообщает, что Стефан направил посла к силистрийскому паше с предупреждением о движении польской армии на Молдавское княжество. С просьбой о помощи Стефан обратился также к венгерскому королю, валашскому господарю и крымскому хану117. Собрав «большое войско», Стефан сосредоточил его в Романе, оставив в Сучаве сильный гарнизон. Ольбрахт 24 сентября подошел со своей армией к столице княжества и через два дня приступил к ее осаде118. Польская армия сразу же на чала испытывать трудности в снабжении продовольствием, так как молдавские отряды препятствовали его доставке осаждающим Сучаву неприятельским войскам.

Пока Ольбрахт осаждал столицу княжества, Стефан концентрировал военные силы. По данным молдавских хроник, на помощь Стефану прибыли 2 тыс. османов, 12-тысячное венгерское войско во главе с Бартоломео Драгфи и отряды валашского господаря Раду Великого119. Прислал господарю помощь и силистрийский паша120.

В то время, когда польская армия начала испытывать затруднения при осаде Сучавы, к Яну Ольбрахту прибыло посольство венгерского короля. Владислав осуждал вооруженное выступление Польши против молдавского господаря, которого венгерская корона считала своим вассалом. Венгерский король требовал прекратить военные действия и предлагал Ольбрахту свое посредничество. Одновременно через Бартоломео Драгфи Владислав просил Стефана пойти на примирение с польским королем121.

В условиях затянувшейся осады Сучавы и угрозы вступления в военные действия присланных на помощь Стефану венгерских войск Ольбрахт согласился на перемирие и 16 октября снял осаду молдавской столицы. По условиям перемирия польская армия должна была отступить по той же дороге, по которой она пришла. Однако Ольбрахт выбрал другой путь — через большой Козминский лес. Нарушение польским королем условия перемирия относительно маршрута отступления дало Стефану повод нанести ему решающий удар. Молдавские войска двинулись вслед за польской армией и настигли ее около Козминского леса. Вступившая в лес армия Ольбрахта 26 октября попала в засаду и была разгромлена. Король с остатками армии, атакуемый молдавскими отрядами, отошел к Черновцам. Литовские войска, посланные Александром на помощь Ольбрахту, подошли к Снятину, но были разгромлены 29 октября в местечке Ленцешти молдавским отрядом под командованием ворника Болдура. У Черновцов молдавские войска нанесли польскому королю последний удар. Ольбрахт едва спасся и с небольшим отрядом бежал в Польшу122.

Таким образом, начатая Польшей военная кампания с целью отвоевания у османов Килии и Белгорода закончилась неудачей. В ходе ее провалились и планы Ольбрахта в отношении Молдавского княжества. Сказалось значение заключенных при посредничестве московского правительства договоров Молдавского княжества с Крымом в 1492 г. и с Литвой в 1496 г. Несмотря на заключенный в 1496 г.

договор со Стефаном, Александр по просьбе Ольбрахта согласился послать войска против Молдавского княжества. Иван III принял решительные меры к тому, чтобы отвлечь литовского князя от сотрудничества с польским королем. Направлявшимся в конце августа 1497 г. русским послам в Литву П. Г. Лобану-Заболотскому и И- Волку- Курицыну предписывалось строго предупредить Александра, «чтобы еси памятовал на наше с тобою доконча- ние, а на Стефана бы еси воеводу не ходил»123. Литовский князь не решился пойти на конфликт с Москвой и вернулся с войском в Литву. Однако часть литовских отрядов все же выступила на стороне польских войск.

В 1498 г. по просьбе Стефана, переданной через крымского хана, османские войска во главе с Малкодж-оглу предприняли нападение на окраинные территории Польши124. Пытаясь организовать оборону, Ольбрахт рассчитывал на помощь литовского князя. Но Иван III снова предупредил Александра, что возможное выступление литовских сил на стороне польского короля против Молдавского княжества чревато осложнениями в их взаимоотношениях. Послы в Литве в 1498 г. В. Ромодановский и В. Кулешин должны были напомнить Александру: «А нынеча, брате,

слух нам таков, что наряжаешься, а хочешь ити ратью с своим братом, с королем польским, на Стефана воеводу во- лошского. И ты бы, брате, памятовал на наше с тобою докончание, чтобы еси на Стефана воеводу на волошского не ходил, ни людей бы еси своих на помочь брату своему не посылал, а за то бы еси, брате, с нами нежится не хотел»125. В своем ответе литовский князь пытался оправдаться жалобами на «шкоды», чинимые польским и литовским территориям Менгли-Гиреем и Стефаном126.

Основываясь на крымско-молдавских союзнических отношениях, Иван III воздействовал на Александра и через крымского хана. По инициативе Менгли-Гирея между Крымом и Литвой состоялся обмен послами. Подчеркивая свои союзнические отношения с молдавским господарем, крымский хан предупреждал Александра, что если «на Стефана воеводу пойдешь, ино и мы идем на тебя»127.

Молдавско-русские союзнические отношения, дипломатические акции московского правительства 1497—1498 гг- способствовали укреплению внешнеполитического положения Молдавского княжества в сложный для него период, что позволяло его господарю проводить политику, исходя из конкретной внутриполитической обстановки в стране и международных условий в регионе.

Классовые интересы боярства внутри княжества вынуж дали Стефана склоняться к мирным отношениям с Портой, чтобы избежать османского завоевания. В то же время Стефан должен был учитывать претензии Польши и Венгрии на Молдавское княжество, связанные с реализацией ими планов борьбы за обладание стратегическими позициями на Дунае и Черном море. В стремлении отстоять интересы княжества в отношениях с этими странами молдавский господарь использовал их опасения в возможности подчинения княжества Османской империи. Это проявилось в начавшихся молдавско-польских мирных переговорах. Посредничавший в переговорах венгерский король Владислав убеждал Ольбрахта воздерживаться от любых действий, которые могли бы привести к'сближению молдавского господаря с султаном128. Стефан же затягивал переговоры с польским королем, чтобы добиться отказа Польши от претензий на Молдавское княжество.

В проекте договора, представленном польской стороной молдавским послам на переговорах в Кракове в апреле 1499 г., подчеркивалось, что османы угрожают Молдавскому княжеству, а также Польше и Венгрии. Исходя из этого фиксировалось обязательство молдавского господаря участвовать в антиосманских акциях, предпринимаемых польским или венгерским королями129.

Стефан соглашался принять это обязательство, но с определенными условиями, которые требовал включить в договор. Молдавский господарь оставлял за собой право решения вопроса о выступлении против османов с учетом реального соотношения сил антиосманской коалиции и Порты, а также возможностей и интересов княжества. При этом самостоятельные антиосманские действия предусматривались только в случае, если султанские войска по численности не будут превосходить молдавские. В противном случае была обязательной военная помощь Польши. В условиях военного превосходства османов господарь мог поступать в соответствии с интересами княжества, включая вынужденное подчинение султану и участие в его военных акциях. Чтобы исключить возможность использования Польшей и Венгрией антиосманских действий в качестве предлога для выступления против княжества, Стефан настаивал на включении в договор маршрута продвижения войск союзников по молдавской территории в случае войны с османами130.

После долгих переговоров при содействии Владислава Польша согласилась со всеми предложенными молдавским господарем условиями131, в том числе с требованием вернуть беглых бояр и не принимать их у себя в последующем. Стефан подписал 12 апреля 1499 г. молдавский текст договора, который был принят польской стороной132.

Договор 1499 г. явился определенным внешнеполитическим успехом, позволившим Стефану нейтрализовать планы Польши и Венгрии в отношении Молдавского княжества. В то же время он как бы фиксировал в международном плане проведение молдавским господарем самостоятельной политики во взаимоотношениях с Османской империей в соответствии с конкретными условиями внутреннего и внешнего положения княжества.

Таким образом, внешнеполитическое положение Молдавского княжества во второй половине XV в. было очень сложным. Стремясь избежать подчинения османам и сохранить независимость княжества, Стефан проводил свою политику исходя из складывавшейся в Юго-Восточной Европе международной обстановки и внутриполитического положения в стране. При этом он учитывал как планы Порты в регионе, так и расчеты Польши и Венгрии в отношении Молдавского княжества в их борьбе с Османской империей, что заставляло его постоянно лавировать между ними. Такая политика позволяла Стефану успешно осуществлять антиосманские военные акции, способствовавшие сохранению независимости княжества и упрочению его международного положения.

Истощение материальных и людских ресурсов княжества, отрицательное отношение господствующего класса бояр к участию зависимых крестьян в антиосманских войнах, а также международные факторы, связанные с началом переговоров европейских государств с Портой, привели в конце XV в. к тому, что молдавский господарь вынужден был изменить тактику внешнеполитического курса и заключить мир с султаном, сохраняя таким образом самостоятельность княжества. Для поддержания его внешнеполитических позиций важное значение в это время имели союзнические отношения с Московским государством.

В целом Молдавское княжество играло заметную роль в международных отношениях второй половины XV в. в Юго-Восточной Европе, определявшуюся, прежде всего, тем значением, которое ему придавали европейские державы в реализации своих политических планов. Активная дипломатическая деятельность Стефана содействовала успеху ряда внешнеполитических акций княжества, росту его международного престижа.

<< | >>
Источник: Драгнев Д.М.. Очерки внеш.-пол. истории Молдавского княжества. 1987

Еще по теме § 2. Внешнеполитическое положение княжества • 80—90-х гг. Молдмско-русские политические связи:

  1. § 3. Внешнеполитическое положение Молдавии в конце 20-х — середине 30-х гг. Возобновление молдавско-русского политического союза
  2. § 1. Внешнеполитическое положение Молдавского княжества в 20—40-х гг.
  3. Глава IV ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВСКОГО КНЯЖЕСТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XV в.
  4. § 3. Внешнеполитическое положение Молдавии и усиление османского господства в княжестве в третьей четверти XVI в.
  5. § 1. Внешнеполитическое положение Молдавии в начале века. Дальнейшее усиление зависимости княжества от османской империи
  6. Глава VIII ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВСКОГО КНЯЖЕСТВА В КОНЦЕ XVI —ПЕРВЫХ ДЕСЯТИЛЕТИЯХ XVII в.
  7. § 1 Внешнеполитическое положение Молдавии середины 50-х — начала 80-х гг. Связи с Россией
  8. Глава XI ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВИИ в 1711 г. — 30-е гг. XVIII •. НОВЫЙ ЭТАП В ИСТОРИИ МОЛДАВСКО-РУССКИХ ОТНОШЕНИЙ
  9. Внешнеполитическое положение Рима в конце II в. до н. э
  10. § 2. Внешнеполитическое положение Молдавии • конце 30-х — начале 50-х rr. XVI •.
  11. ПОЛОЖЕНИЕ ИНДИЙСКИХ КНЯЖЕСТВ В КОНЦЕ XVIII в.
  12. Глава XXI ВНУТРЕННЕЕ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОРЕИ в 90-е годы XIX в.
  13. § 2. Взаимоотношения Молдавского княжества с Венгрией, Польшей и Великим княжеством Литовским в конце 60-х — начале 80-х гг.
  14. § 2. Внешнеполитическое положение Молдавии во время войны 1787—1791 гг. Освободительная борьба молдавского народа против османского ига. Ясский мир
  15. § 2. Молдавское княжество в русско-турецких и польско-турецких отношениях в 60-х гг.
  16. Глава VI ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВИИ И НАЧАЛО ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ ПРОТИВ ОСМАНСКОГО ИГА В КОНЦЕ 30-х — СЕРЕДИНЕ 70-х гг. XVI в.
  17. § 2. Основные положения диалектического материализма о причинной связи и их применение к ответственности за внедоговорный вред
  18.                                                                     X                                      Географические известия Константина                                 Багрянородного о Болгаро-Тмутраканском                             крае. — Девять Хазарских округов. — Русское                                  Тмутраканское княжество и его судьбы
  19. Русская политическая традиция
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -