§ 3. Международное положение Молдавии с 1443 г. до середины 50-х гг. XV в.

Для нового этапа феодальных смут в Молдавии характерно вмешательство во внутренние дела княжества уже не только польского правительства, но и отдельных магнатов с сопредельных земель Польского королевства.
В первую очередь речь идет о Бучацких, владевших на территории Галицкой Руси обширными латифундиями. Они укрепились настолько, что поддерживали индивидуальные связи с молдавскими боярами и пытались проводить по отношению к Молдавии собственную политику, не всегда совпадавшую с общим курсом польского правительства.

В имении Дитриха Бучацкого, старосты Подолии, нашел приют беглый господарь Молдавии Ильяш, изгнанный из страны 22 мая 1443 г. Стефаном. Он благодарил своего покровителя за проявленную заботу, за то, что тот отворил перед Ильяшем и его спутниками «свой дом и города» и предоставил им серебро, золото, лошадей и денег. Для возмещения этих расходов беглый господарь дарил подольскому старосте господарский двор в Воловце с сукновальней и мельницей, а также Сучевицу с приселками и всеми доходами19. Оформляя данную грамоту, и Ильяш, и Бучацкий прекрасно понимали, что для реализации их договоренности требовалось захватить престол княжества. Ильяш вторгся в Молдавию с военной помощью старосты, как полагают исследователи, после 29 ноября 1443 г., но до 23 февраля 1444 г. Однако он попал в плен и 29 мая 1444 г. по приказу Стефана был ослеплен20.

В своей внешней политике Стефан II продолжал ориентацию Ильяша, заключив договор с великим князем литовским Казимиром, которого он также называл «старшим приятелем», почти дословно повторяя условия, содержавшиеся в ответной грамоте Казимира Ильяшу в бытность его на престоле Молдавии. Казимиру, как и раньше, следовало помогать в отношениях с татарами только «просьбою и послами»21.

Происходившие в Молдавии события, союз Стефана с Казимиром, который занимал самостоятельную позицию в отношении прежней унии с Польшей, не могли не встревожить польские правящие круги, особенно в условиях «бескоролевья», после гибели в 1444 г. в битве под Варной Владислава Ягеллончика. В то же время прекращение унии Польши с Венгрией с гибелью Владислава III повысило заинтересованность польских политиков в закреплении в Молдавии своего влияния, поскольку венгерская сторона могла снова поднять вопрос о спорных территориях между Венгрией и Польшей. Вот почему польские магнаты, управлявшие страной в период «бескоролевья», постарались закрепить прежний вассальный статус молдавского господаря по отношению к польской короне, тем более что прежнее соглашение со смертью Владислава III прекратило свое действие.

Осенью 1445 г. польские паны направили в Молдавию посольство Чижовского. Господарь выдал ему грамоту, в ко* горой выразил готовность «служить и приять» и следовать в отношениях с Польским королевством по пути своих предшественников на господарском престоле22. Однако возобновление договорной основы молдавско-польских вассальных отношений не сопровождалось какой-либо конкретной поддержкой Стефана со стороны польских панов. Да и не все из них были готовы считаться с позицией собственного правительства. Уже упоминавшиеся выше Бучацкие изъявили готовность поддержать притязания на господарский трон другого сына Александра Доброго — Петра. В 1446 г. Петр готовился к вторжению в княжество, находясь в Хотине, где 15 июля, расплачиваясь за полученную у Бучацкого поддержку, обязался стать его данником и предоставил ему право при нарушении условий Петром вторгнуться в княжество и взять силой в счет дани различный скот23. Таким образом, смуты привели к тому, что молдавский правитель фактически оказался в зависимости и даже не от какого-либо государя, а просто от крупного феодала.

Петр расправляется со Стефаном и летом 1447 г. добивается престола княжества. Очередной переворот в Молдавии вызвал отрицательную реакцию в Польше, где в том же 1447 г. королем стал великий князь литовский Казимир, удерживавший одновременно престол Литвы и Польши. Таким образом, претенденты на престол в Молдавии утратили возможность маневрировать между Польским ко* ролевством и Великим княжеством Литовским. Казимир IV предпринимает меры, содействующие прочному утверждению влияния в Молдавии путем передачи престола своему ставленнику. Против Петра II был выдвинут сын Ильяша Ромаи, близкий родственник нового польского короля (Ильяш был женат на сестре его матери). Ожидая нападения из Польши, Петр находился у самой северной границы Молдавии, в Цецине, где пытался обеспечить себе помощь Дитриха Бучацкого, вновь подтверждая свои вассально-даннические обязанности по отношению к нему24. Но магнат, вероятно, не осмелился выступить против воли короля, своего сюзерена, и Петр, потерпев поражение, сбежал в Трансильванию.

С этого времени в развитие феодальных смут в Молдавии вмешивается Янош Хуньяди — фактический правитель Венгрии после смерти Владислава Варненьчика. Вмешавшись в борьбу за господарский трон, он получил возможность реализовать старые планы венгерских феодалов относительно Молдавии. Теперь борьба претендентов стала отражать не только разногласия между отдельными группировками молдавских бояр, но и соперничество между правящими кругами Венгерского и Польского королевств за установление влияния в Молдавии.

Хуньяди постарался привязать Петра к себе родственными узами, отдав ему в жены свою сестру. Потом Хуньяди отправил Петра с войском в Молдавию. Сам же Хуньяди передвигался со своим войском вдоль пограничной с Молдавией части Трансильвании25. Наступление Петра II заставило Романа II в спешке покинуть Молдавию и перейти на польскую сторону, в Коломыю26. Добившись вновь престола, Петр II расплатился со своим венгерским покровителем, уступив ему Килию27.

В действиях правителя Венгрии в Молдавии отдельные историки видят стремление объединить в антиосман- ский фронт Валахию, Молдавию и Трансильванию. Поддержка им Петра II даже расценивается как создание единого блока, когда Хуньяди будто бы распоряжался «всей экономической и военной силой» этих княжеств28. Следует, однако, учитывать, что Хуньяди защищал прежде всего интересы венгерского дворянства и не только Трансильвании, а всего Венгерского королевства в целом, вассальными землями которого должны были стать Молдавия и Валахия. Можно согласиться с тем, что Хуньяди, полководец и политик, посвятивший защите Венгерского королевства от османов значительную часть своей жизни, несом ненно, рассчитывал использовать ресурсы этих княжеств в своих планах борьбы против османов. Однако в сознании венгерских феодальных политиков того времени планы борьбы против османов сплетались в одно целое с планами установлеиия господства венгерских феодалов в регионе после вытеснения из него османов.

Уступка Килии по договору с Петром II несколько проясняет планы венгерского правителя по отношению к Молдавии. Тем самым он приобрел важный стратегический пункт на левом берегу Дуная, который мог быть использован для военных действий против османов. Вместе с тем переход Килии под власть правителя Венгрии давал ему новые возможности для эффективного контроля за политической ситуацией в княжестве, куда в случае каких-либо осложнений венгерские войска могли теперь вступить одновременно с разных направлений. Передачу Килии Яношу Хуньяди нельзя расценивать однозначно. С одной стороны, венгерское войско брало под свою защиту южные границы Молдавского княжества, а с другой — резко возрастала опасность нападения османов на Молдавию именно в связи с появлением этого войска на ее южных границах. Став обладателем Килии, к которой Венгерское королевство стремилось еще при Александре Добром, Янош Хуньяди осложнил условия для развития польско-османских связей.

Возникла угроза, что польское влияние в Молдавском княжестве будет полностью утрачено и Польша не сможет вести активную политику в районе Северо-Западного Причерноморья и Подунавья. Казимир IV протестовал против венгерского вмешательства, потребовав у Яноша Хуньяди объяснений. Подчеркивая, что и Петр II, и Роман II являются «подданными и вассалами Польши»29, он двинул войско для «умиротворения» вспыхнувших в Молдавии волнений и для восстановления Романа на престоле. Но Роман вскоре умер, а Петр II, оставшись без поддержки своего покровителя, направившегося против турок, оказался вынужденным принять сюзеренитет Польского королевства. Интересно, что в подписанном им документе содержалось обязательство возвратить отчужденные от княжества территории30, имелась в виду, конечно, уступленная Хуньяди Килия и окрестные земли. Можно предположить, что обязательство извлечь их из-под контроля Хуньяди было главным условием признания польской стороной правомерности пребывания Петра на престоле Молдавии.

Петр II не удержался долго на господарском троне, и после ряда усобиц к концу 1448 г. на нем утвердился еще один сын Александра Доброго, Богдан. Существует мнение, что новый господарь захватил престол с помощью Яноша Хуньяди. Оно основано только на том факте, что 11 февраля 1450 г. господарь признал свою безоговорочную зависимость от него. Еще ранее, 2 декабря 1449 г., Богдан II добивался содействия Дитриха Бучацкого в налаживании отношений с польским королем31. Вероятно, Богдан II добыл престол без помощи как польского короля, так и правителя Венгрии.

Не получив содействия старосты подольского и не встретив понимания со стороны польского короля, Богдан II был готов безоговорочно подчиниться Яношу Хуньяди. Господарь подписал 5 июля 1450 г. договорную грамоту. В ней он оговаривал себе не только право укрыться в Венгрии в случае вынужденного бегства из Молдавии, но и помощь венгров для возвращения себе господарского престола32. Его власти угрожал другой сын Ильяша, Алексан- дрел, которого сопровождало значительное польское войско. Из подробного рассказа Длугоша видно, что польское правительство готово было предпринять решительные действия для утверждения своего влияния в Молдавии.

В правящих польских кругах даже появились планы прямого захвата Молдавии и интеграции ее в Польское королевство с предоставлением Александрелу и матери его, Марине, имения на украинских галицких землях.

Но боязнь радикальных осложнений в отношениях с Венгрией и нежелание иметь непосредственные границы с османскими владениями предопределили отказ от этого намерения. Было решено сохранить Молдавию как буферное государство, передав все же престол Александрелу. Однако польское войско во главе с виднейшими вельможами (Петром Одровазом, Пшедбором Конецпольским и др.) не смогло добиться своей цели, а при отступлении из страны, 5 сентября 1450 г., попало в засаду и понесло большие потери. Остатки польского войска с Александрелом, не решаясь дать новый бой Богдану, отступили.

Однако внутренние смуты в Молдавии продолжались. Богдану II также не удалось долго удержаться у власти. В 1451 г. он был убит недовольными боярами, выдвинувшими на господарский престол Петра Арона, еще одного сына Александра Доброго. А спустя несколько месяцев его сверг прибывший из Польши Александрел. Продолжались усобицы, продолжалась и борьба правителей Польши и Венгрии за влияние в Молдавии. Февралем 1453 г. датирован текст соглашения Александрела с Яношем Хуньяди. Называя венгерского правителя «отцом», господарь обя зывался ходить в поход по его приказу и вообще ничего не делать «без его всех милости повелениа». Хуньяди со своей стороны обещал защиту «от всех неприятелей». Договор предполагалось скрепить браком юного господаря и внучки правителя Венгрии33.

В то самое время турецкий султан Мехмед II завершал подготовку решительного штурма последнего осколка Византийской империи — Константинополя. В конце мая 1453 г. город пал. Падение Константинополя положило начало новому этапу экспансии османов на Балканах, сопровождавшемуся ликвидацией целого ряда христианских государств региона. На первый план в османской политике выдвинулась задача закрепить свою власть на среднем Дунае, а также на северном побережье Черного моря для последующего развертывания экспансии в Европе. В связи с этим произошла и перестановка сил в европейском регионе34, коренным образом изменились международные условия, в которых существовало Молдавское княжество. Роль Молдавии во внешней политике главных ее соседей — Польского и Венгерского королевств — должна была резко возрасти. Правящие круги обеих стран теперь должны были учитывать положение в этой стране не просто само по себе, а в тесной связи с их политикой по отношению к Османской державе, окончательно утвердившейся на Балканах. Для Молдавского княжества вопрос о том, как оградить страну от османской экспансии, стал главной проблемой внешней политики.

После падения Константинополя Александрел стал явно уклоняться от выполнения соглашения с Хуньяди. Поддержку и покровительство молдавские бояре были намерены искать в Польше. Они надеялись, что это государство, в отличие от Венгрии не принадлежавшее к числу открытых противников османов, сможет мирными средствами оградить Молдавию от их экспансии. Господарь Молдавии поторопился оповестить польского короля о падении Константинополя. Его посольство встретило Казимира IV в Кракове 9 июля 1453 г., т. е. через месяц с лишним после покорения столицы бывшей Византийской империи, превращенной в османское владение. О переполохе, вызванном этим событием в Молдавии, свидетельствовал возросший приток беженцев из Молдавии на территорию Польского королевства, особенно во Львов. После прибытия молдавских послов польский король сообщал римской курии о планах султана окончательно утвердиться на Балканах и двинуть свои войска на завоевание других стран. Польское правительство использовало создавшееся поло* жение, чтобы восстановить вассальную зависимость княжества от Польши. С этой целью в Молдавию в сентябре 1453 г. было направлено посольство Пшедбора Конецполь- ского и Яна Кмиты. Соответствующим документом Алек- сандрел подтвердил согласие вернуться к вассальным отношениям с Польшей и проявил готовность даже прибыть к королю для принесения личной присяги35.

Действительность подтвердила опасения молдавских политиков. Вскоре после взятия Константинополя начались нападения османов на Молдавское княжество, где тем временем снова возобновились феодальные усобицы. Слабые правители княжества оказались неспособными организовать сопротивление османам на южном пограничье36. Султан заявил, что Молдавия находится в состоянии войны с Османской империей, и потребовал, чтобы она купила мир согласием уплатить дань. С таким требованием пришлось столкнуться уже новому правителю княжества Петру Арону. В создавшейся ситуации Петр Арон, как ir его предшественники, по-видимому, искал поддержки и защиты в Польше. Однако война с османами из-за Молдавии не входила в планы польского правительства. К тому же возможности его активных действий на южном направлении были сильно ограничены тем, что в 1454 г. началась длительная Тринадцатилетняя война Казимира IV с Тевтонским орденом. Судя по всему, из Кракова пришел совет принять требования султана37.

В результате Петр Арон направил к султану своего посла логофета Миху (Михаила), который принес ему согласие на уплату ежегодной дани в 2000 золотых («две хилид дукат злати»). Мехмед II назначил трехмесячный срок для ее доставки и только при условии «да буде мир северщен», грозя в противном случае войной («а коли не доди, то и ви знате»)38. Однако, дав согласие уплатить султану 2000 золотых, молдавские феодалы не спешили доставить их даже после того, как установленный срок истек. Может быть, они надеялись, что обстоятельства изменятся и антиосманские силы добьются успеха. Причина задержки нам неизвестна. Многочисленный сейм бояр ^более 50), собранный Петром Ароном в Васлуе 5 июля 1456г., принял окончательное решение о доставке дани султану, что и было осуществлено.

В такой трудной ситуации правительство Петра Арона не пыталось укрепить центральную власть. Кроме того, государство оказалось перед серьезной внешней угрозой. Возраставшая опасность со стороны османов вынуждала правительство идти на сближение с Польшей, а поль ский король, не сумевший оградить Молдавию от османов,, использовал положение, чтобы изменить в свою пользу условия вассальной зависимости княжества.

Вскоре после окончательного урегулирования вопроса об уплате дани султану в Сучаву прибыло польское посольство для получения вассальной присяги от нового господаря. Это было обычной практикой, против которой Петр Арон не возражал. По настоянию польской стороны он взял на себя обязательство не отчуждать новые земли княжества без ведома польского сюзерена и вернуть княжеству утраченные ранее земли, т. е. Килию и окрестности.

Добиваясь восстановления подунайской границы Молдавии, польская сторона проявила интерес к Белгороду. Вопрос о Белгороде Петр Арон не решил с польским посольством, он должен был рассматриваться при личной встрече господаря с королем. Правда, в конечном итоге она могла и не состояться или быть отложена на длительный срок. По-видимому, Польша добивалась того, чтобы Молдавия уступила ей эту крепость. Практически под польским контролем оказались Хотин и Шепеницкая земля, которые отошли к Марине, укрывшейся в Польше жене Ильяша. Уступка Белгорода означала бы полную потерю Молдавией своих оборонных сооружений на всем пограничье с Польшей и Великим княжеством Литовским.

Кроме того, польская сторона настаивала и на возвращении княжеству Килии. И если ранее польское правительство старалось лишь подчинить Молдавию интересам польской политики в Подунавье, то сейчас заметна его решимость закрепиться в Северо-Западном Причерноморье, заняв южные крепости Молдавского княжества и укрепив вассальную зависимость его правителей от польского короля.

По договору Казимира IV с Петром Ароном, наряду с данью в пользу османов княжество обязывалось нести также натуральную дань (хотя и небольшую) в пользу Польши. Речь шла о поставке для королевской кухни быков, баранов, а для других целей — лошадей, тканей, шелка и др. Наконец, Арон брал на себя обязательства помогать королю в войне с Орденом отрядом в 400 всадников. И хотя требования польского посольства были удовлетворены только частично, а остальные оставлены Петром Ароном для обсуждения непосредственно с Казимиром39, пересмотр условий вассальной зависимости в невыгодную для Молдавии сторону несомненен.

В грамоте Петра Арона упоминается и о сыновьях хана Сеид-Ахмеда, которые то ли находились уже у него, то ли он их ожидал заполучить. (Арон писал буквально: «Которых имеем или смогли бы иметь» — «quos habemus aut habere potuerimus»)40. Речь идет скорее всего о последствиях сокрушительного поражения, нанесенного Сенд-Ах- меду крымским ханом Хаджи-Гиреем, вероятно, с помощью Казимира IV, зимой 1455/56 гг. Сеид-Ахмед был пленен и заперт в Ковно41, а сыновья его оказались в Молдавии. Участвовало ли в этом сражении молдавское войско, пленившее отпрысков Сеид-Ахмеда, или они оказались в Молдавии в поисках спасения? Ответ требует дополнительных исследований. Сведения же, содержащиеся в грамоте Петра Арона, наряду с другими источниками о нападениях татар на Молдавию в 1439 и 1440 гг., а также упоминания о татарах в договорных документах Ильяша и Стефана с Казимиром, подтверждают, что в середине XV в. во внешнеполитической деятельности молдавских господарей известную роль играли взаимоотношения с татарами бывшей Золотой Орды, которая фактически уже распалась на ряд самостоятельных и враждовавших между собой ханств. Однако с середины 50-х гг. татарская опасность решительно отступила на второй план по сравнению с угрозой со стороны османов.

В целом к середине XV в. международные условия для ослабленного феодальными войнами Молдавского княжества складывались неблагоприятно, и политика уступок соседям, проводившаяся правительством Петра Арона, не могла привести к их улучшению. Лишь внутренние военно-политические преобразования, направленные на укрепление центральной власти и вооруженных сил страны, а также радикальный пересмотр традиционных внешнеполитических концепций, оказавшихся нереальными в новых международных условиях, дали бы возможность Молдав* скому княжеству усилить борьбу за сохранение территориальной целостности и государственной самостоятельности.

<< | >>
Источник: Драгнев Д.М.. Очерки внеш.-пол. истории Молдавского княжества. 1987

Еще по теме § 3. Международное положение Молдавии с 1443 г. до середины 50-х гг. XV в.:

  1. § 2. Появление османского фактора во внешней политике Молдавии и ее международное положение в середине второго—середине третьего десятилетий
  2. Глава III МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВИИ ВО ВРЕМЯ ФЕОДАЛЬНЫХ ВОЙН В НАЧАЛЕ 30-х — СЕРЕДИНЕ 50-х rr. XV в.
  3. § 1 Внешнеполитическое положение Молдавии середины 50-х — начала 80-х гг. Связи с Россией
  4. § 3. Внешнеполитическое положение Молдавии в конце 20-х — середине 30-х гг. Возобновление молдавско-русского политического союза
  5. § 2. Внешняя политика Молдавии в 1432—1443 гг.
  6. Глава VI ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВИИ И НАЧАЛО ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ ПРОТИВ ОСМАНСКОГО ИГА В КОНЦЕ 30-х — СЕРЕДИНЕ 70-х гг. XVI в.
  7. Глава XII МОЛДАВИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ВОСТОЧНОЙ и ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ В 40-х — СЕРЕДИНЕ 70-х rr. XVIII в. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1768—1774 гг.
  8. $ 2. Международное положение Молдавии после Прутского похода. Молдавско-австрийские и молдавско-польские отношения в 1711—1735 гг.
  9. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР В СЕРЕДИНЕ 40-х—НАЧАЛЕ 50-х ГОДОВ
  10. § 3. Внешняя политика Молдавии в середине їО-х — начале 30-х гг.
  11. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ МОЛДАВИИ И ВАЛАХИИ В СЕРЕДИНЕ XIX в.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -