<<
>>

§ 2. Молдавское княжество в русско-турецких и польско-турецких отношениях в 60-х гг.

В начале 60-х гг. внешнеполитическое положение Молдавского княжества все больше зависело от решения комплекса противоречий, возникших в международных отношениях в Европе в связи с дальнейшим упадком могущества Османской империи и перспективой раздела ее владений.
Эти противоречия привели к обострению так называемого восточного вопроса, основу которого составляла проблема проливов из Черного моря в Средиземное и судьба владений Османской империи в Европе24. Подход великих держав Европы к восточному вопросу определялся их экономическими и стратегическими интересами в Юго-Восточной Европе и на Ближнем Востоке. Причем особое значение для Молдавии имели русско-турецкие отношения.

В рассматриваемое время политика России по отношению к Османской империи была обусловлена необходимостью укрепления ее южных рубежей и получения выхода к Черному морю. Она диктовалась потребностями внутреннего развития страны. Дворянство и нарождавшаяся буржуазия стремились к расширению производства товарного хлеба, для чего необходимо было освоить плодородные степи Причерноморья и развить хлебную торговлю через проливы. Османская империя, считавшая Черное мо ре своим «внутренним озером», противилась развитию российской морской торговли. Серьезное препятствие на пути продвижения России к югу представляло Крымское ханство, являвшееся для Османской империи удобным плацдармом на подступах к Российскому государству25.

В 40-х — конце 60-х гг., когда Россия была занята укреплением своих рубежей со стороны других европейских государств, каждая попытка русского правительства обезопасить южные границы и расширить освоение земель юга встречала решительное сопротивление Османской империи и русские дипломаты с большим трудом удерживали Порту от антирусского выступления26. Противоречия между Россией и Османской империей настолько обострились, что вскоре их нельзя будет разрешить мирными средствами.

Для успешной антиосманской борьбы России были необходимы союзники. Заключенный во второй половине 50-х гг. союз с Францией и Австрией оказался непрочным. Франция с самого начала отказалась поддержать Россию в случае военного конфликта с Турцией. Французские купцы и промышленники рассматривали продвижение России к Черному морю как серьезную опасность для их экономических интересов. Заинтересованность в прочности рынков турецкого Леванта, политические цели борьбы за влияние на севере и в центре Европы заставляли Францию энергично выступать против России и в Стокгольме, и в Варшаве, и в Стамбуле. Французский король Людовик XV заявлял, что цель его политики по отношению к России «состоит в удалении ее по возможности от европейских дел. Не вмешиваясь лично, чтобы не возбудить против себя жалоб... должны поддерживать все партии, которые непременно образуются при этом дворе. Только при господстве внутренних смут Россия будет иметь менее средств вдаваться в виды, которые могут внушить ей другие державы»27.

Нежелание Франции признать за Екатериной II императорский титул прервало на целое десятилетие русско-французские дипломатические отношения28.

Антирусская политика Франции натолкнулась на упорное противодействие со стороны Англии, которая больше боялась французского соперничества в торговле на Востоке и ее политики в Европе, чем русского продвижения к Черному морю, и искала контактов с Россией. В это время Россия еще не представляла для Англии серьезной угрозы ни как торговый конкурент, ни как морская держава29. В 1763

г. начались русско-английские переговоры о возобновлении союзного договора, срок которого истек в 1759 г. Но, поскольку английские дипломаты упорно отказывались включить в текст договора пункт о помощи России в случае ее войны с Османской империей, договор так и не был заключен30.

В поисках союзников Россия надеялась на сближение с империей Габсбургов. Давние противоречия Австрии с Османской империей служили основой для австро-русского сближения. Они особенно проявились в период Семилетней войны, когда Россия стремилась укрепить позиции Габсбургской империи, возвратив ей захваченную Пруссией Силезию. Русское правительство полагало, что в ответ на это Венский двор станет его союзником в борьбе с Османской империей. Но интересы Габсбургов в Юго-Восточной Европе оказались для них более важными, чем выгоды от совместных действий с Россией против Турции. В стремлении России продвинуться к Черному морю и устью Дуная Австрия усматривала угрозу не только для осуществления собственных завоевательных планов на Балканском полуострове, но и для поддержания спокойствия в собственных владениях, включавших славянские земли, где население страдало от тяжелого социального, национального и религиозного угнетения со стороны австрийских властей и надеялось на помощь России.

По окончании Северной войны Австрия вошла в созданную Францией коалицию католических держав, имевшую антирусскую направленность. В создавшихся условиях целью русской дипломатии было сохранение хотя бы нейтралитета Австрии в случае русско-турецкой войны. Несмотря на то, что австрийское правительство заявило о намерении соблюдать по отношению к России строжайший нейтралитет31, оно тайно вместе с Францией подстрекало Порту к русско-турецкой войне.

Отход России от сближения с Австрией привел к обращению к ее сопернику — Пруссии, которая после Семилетней войны оказалась в полной международной изоляции. Поскольку Пруссия не имела прямых интересов в Османской империи, она представлялась России более надежным союзником, чем Австрия. В 1764 г. был заключен русско-прусский союзный договор сроком на 8 лет32. В секретных статьях договора предусматривались совместные действия в Турции, Польше и Швеции. Важное значение имела первая статья, в которой предусматривалось, что в случае русско-турецкой войны Пруссия будет оказывать ежегодную помощь России в сумме 400 тыс. руб.

Сложившаяся в начале 60-х гг. в связи с восточным вопросом расстановка политических сил Европы была использована Россией и при решении обострившегося внут- рнполитнческого положения в Польше. Для России успешное решение черноморской проблемы во многом зависело от безопасности ее западных границ. Хотя Речь Посполитая к тому времени из-за внутренних противоречий не представляла непосредственной угрозы России, русская дипломатия считала, что без полного и окончательного решения вопроса о взаимоотношениях с Польским государством невозможно перейти к практическому осуществлению восточных планов.

В правительстве определяли направления политики России по отношению к Польше. Руководитель внешней политики Н. И. Панин считал, что главной задачей России является выход к Черному морю и Речь Посполитая должна стать в этом ее союзницей. Екатерина II одобрила его план, и Панин начал активно утверждать в Польше русское влияние. Он надеялся рядом реформ укрепить Польское государство и использовать его военную силу против турок33.

В 1763 г. скончался польский король Август III и Петербургский двор выдвинул на польский престол свою кандидатуру — Станислава Понятовского. Чтобы обеспечить его выборы, Россия ввела в Польшу армейский корпус. Это вызвало протест Франции, которая поддерживала кандидатуру коронного гетмана Браницкого. Однако Франция не смогла противостоять русско-прусскому блоку, поддержанному Англией. В 1764 г. королем был избран под именем Станислава Августа литовский стольник Ст. Понятовский.

Главным условием поддержки нового короля русское правительство поставило заключение русско-польского союза, регулирование границ и решение вопроса о предоставлении равных прав с католиками шляхте православного и протестантского вероисповеданий, названной «диссидентами».

Русское правительство попыталось заключить союзный договор с Польшей, согласившись на увеличение польской армии до 50 тыс. человек. Но Варшавский двор считал, что союз может быть заключен только в обмен на согласие России на проведение в Польше радикальных реформ, которые бы привели к значительному укреплению мощи Польского государства. Однако это не входило в планы Панина, считавшего, что Польша должна оставаться слабым государством, находящимся в сфере влияния России34.

Встретив сопротивление королевского двора, русская дипломатия изменила тактику. Наиболее удобным пред логом для укрепления влияния России в Польше являлся «диссидентский вопрос». Добившись для некатолической шляхты права быть избранной в сейм, русское правительство тем самым привлекло бы ее на свою сторону. Но польское правительство отказалось рассмотреть этот вопрос, несмотря на все демарши России.

В таких условиях русский посол в Польше Н. В. Репнин, следуя инструкции Панина, образовал в марте 1767 г. в городах Торуне и Слуцке диссидентские конфедерации. 26

марта Екатерина II объявила польскому правительству, что «для нее есть правом, чтобы конфедерации диссидентов бы^и взяты под ее покровительство, для чего приказала, чтобы войсковой корпус был усилен для охраны диссидентов»35. Все это оказало воздействие на королевское правительство, и в феврале 1768 г. был подписан русско- польский договор о вечной дружбе.

Договор содержал 9 статей, согласно которым обе державы гарантировали целостность границ, а Россия обязывалась защищать Польшу от внешних врагов. Россия становилась государством — гарантом конституции Речи Посполитой. Договор фактически ставил сейм и королевское правительство под контроль царского самодержавия36. Он вызвал сильное недовольство магнатско-шляхетских католических кругов, которые при поддержке римской курии образовали в г. Баре конфедерацию, боровшуюся за отмену прав диссидентов. Но против этих конфедератов выступили русские войска. Преследуемые ими, некоторые военные формирования конфедератов перешли на территорию Молдавии.

Порта пристально следила за событиями в Польше. Подчинение Речи Посполитой России задевало европейские интересы султана, представляло непосредственную угрозу для северных границ империи. Но русско-прусской дипломатии в Стамбуле удалось отвлечь Порту от каких- либо конкретных акций пр отношению к польским делам.

Французская дипломатия, которой не удалось воспрепятствовать избранию на польский престол С. Понятое- ского, делала все возможное, чтобы усилить напряженность в польско-турецких отношениях. Французскому послу удалось убедить султана не признавать нового корбля и потребовать от России вывести свой военный корпус из Польши37. В возникшем польско-турецком дипломатическом конфликте Порта отводила большую роль молдавскому господарю Г. Гике, который должен был поставить информацию о развитие событий в Польше.

Официальные внешнеполитические задачи Молдавско го государства в 60-х г., как и в предыдущий период, сводились к выполнению поручений Порты. Господарь Г. Гика, до вступления в 1764 г. на престол являвшийся великим драгоманом Порты, хорошо усвоил расстановку политических сил в восточном и польском вопросах. Он должен был следить за событиями в Польше и информировать обо всем там происходившем. Понимая, что в случае русско- турецкой войны Россия может выйти победителем и освободить Молдавское княжество от османского владычества, он стал осторожно действовать в интересах русской дипломатии.

В отличие от господарей, правивших до установления турецко-фанариотского режима и поддерживавших связи с Россией, Г. Гика не предпринимал конкретных мер, способствовавших переходу Молдавии на сторону России. Для самостоятельных политических акций, как было показано в предыдущей главе, у господарей-фанариотов не было достаточной социальной базы в стране. Поэтому не только Г. Гика, но и последующие господари, являвшиеся сторонниками России, лишь способствовали успеху ее дипломатии в Османской империи. Этим господари добивались содействия России в укреплении своих позиций на молдавском престоле, а в случае ее победы над Турцией — сохранения за собой трона.

Г. Гика стал содействовать признанию Портой нового польского короля. Об активных действиях его в пользу русской дипломатии свидетельствует переписка русского посла в Стамбуле с чиновниками дипломатического ведомства. А. М. Обресков сообщал в Петербург, что «молдавский князь Григорий Гика по несомнительному и разными образы доказанному к высочайшему вашего императорского величества двору усердия и преданности, присоветовал мне вашему императорскому величеству всеподданнейше предложить в случае избрания в Польше в короли угодной вашему императорскому величеству особы, хотя токмо несколькими из кандидатов ожидать не можно»38. В другой депеше А. М. Обресков отмечал: «Я имея неоспоримые опыты усердности его к высочайшему вашему двору, имею причину полагать, что он не сам собою оной совет подает, но может быть в министерстве турецком приметил, что сей способ есть найлристойнейший в Польше покой к славе вашей чрез кратчайшее время восстановить»39.

В дипломатической деятельности господарю помогал его великий постельник — грек Панагиодор. Главной целью дипломатии Г. Гики было добиться у султана признания нового польского короля и принятия в Стамбуле польско- го посла Томаша Александровича в качестве «представителя Речи Посполитой и короля»40. Поскольку турецкий визирь Мустафа Бакир занимал антирусские позиции, Г. Гика делал все возможное, чтобы не вызывать подозрений Порты. Он даже поддерживал связи со сторонниками Браницкого и не разрешил королевскому послу Александровичу проехать через Яссы41. В то же время господарь имел тайную встречу с представителем посла Карлом Бос- кампом, которому сообщил о предстоявшем смещении визиря.

В начале 1765 г. под влиянием действий русско-прусской дипломатии султан сместил великого визиря Мустафу Бакира. Визирем стал Мехмед Мухсин-заде, сторонник сближения с Россией и Пруссией. Но против него выступила оппозиция ряда высших чиновников империи, сторонников сближения с Францией. Это делало правление визиря нестабильным. Отсюда и колебания во внешней политике Порты.

По просьбе визиря в Стамбул был отправлен К- Бо- скамп для получения фирмана о приеме польского посла. В свою очередь Г Гика послал в Польшу Панагиодора, который встретился с главой королевской канцелярии Ог- роцким. По заданию Порты представитель господаря должен был узнать, каков характер деятельности русско-польской военной пограничной комиссии42.

Под влиянием слухов, усиленно распространяемых французской дипломатией, в Стамбуле считали, что комиссия изменяла русско-польскую границу в пользу России. Порта усматривала в этом угрозу для своих границ. И хотя визирь был сторонником мирных отношений с Россией, Порта согласилась принять Александровича только как «представителя Речи Посполитой», но не как посла короля, о чем был составлен специальный фирман43. Это послужило поводом для обострения польско-турецких отношений.

В дальнейшем благоприятные для Порты сведения, полученные господарем от Панагиодора из Польши и отправленные им в Стамбул, способствовали улаживанию конфликта. Благодаря действиям сторонников Г. Гики и русско-прусской дипломатии при Порте султан согласился принять польского посла и в качестве представителя короля. Это означало признание со стороны Османской империи нового польского короля.

Характерно, что Г. Гика действовал в пользу призна ния Портой польского короля иногда даже вопреки частым конфликтам, возникавшим из-за действий приграничных польских магнатов на территории княжества (разорительные набеги их военных отрядов на молдавские села во время преследования беглых крестьян, уничтожение паромов на Днестре и др.)44.

Оказывая дипломатическую помощь королю, господарь надеялся, что он своими реформами, которые обещал провести в стране, укрепит центральную власть и приостановит незаконные действия приграничных магнатов на территории Молдавии. Для него особо важным было добиться расположения русско-прусской дипломатии. Он надеялся, что, учитывая его услуги, Россия и Пруссия смогут оказать содействие в укреплении его на престоле или даже получении им от султана пожизненного утверждения на троне.

Дальнейшее развитие событий в Польше расстроило планы господаря. В 1767 г. барские конфедераты обратились к султану с просьбой «спасти потерянные польские вольности»45. Запугивая Порту угрожающими безопасности северных границ империи действиями русских войск против конфедератов, французская дипломатия добилась у султана смещения Г. Гики с престола и назначения на его место Гр. Каллимахи — сторонника Франции. Хотя новый господарь и установил связи с конфедератами, Порта, не желая вступать в конфликт с Россией, относилась к нему настороженно. Одновременно господарь организовал доставку французской дипломатической почты из Варшавы в Стамбул. Он помогал французскому послу в Крыму де Тотту провоцировать татар на действия против России.

В мае 1768 г. войска конфедератов, преследуемые русскими войсками, укрылись на территории Молдавии. Их численность доходила до 4 тыс. человек46. Снабжение их продовольствием еще более осложнило тяжелое положение жителей княжества, а пребывание на территории Молдавии было чревато возникновением русско-турецкого военного конфликта. Эта опасность усилилась после атаки в июне 1768 г. запорожскими казаками местечка Балта на границе с татарскими владениями.

Только благодаря большим усилиям русской дипломатии в Стамбуле начало войны было отодвинуто. Порта потребовала вывода русских войск из Подолии. В ответ на это Россия потребовала гарантий, что находившиеся на территории Молдавии конфедераты не нападут на Подо- лию47. Однако Порта, хотя и призывала конфедератов прекратить войну, не настаивала на их уходе из Молдавии. Это объясняется тем, что они обещали ей в случае победы передать Османской империи часть Польши4®.

Осенью 1768 г. визирем был назначен Мохамед Емин- паша, сторонник войны с Россией. По настоянию французского и австрийского послов султан, сославшись на то, что русское правительство отказалось вывести войска из Польши, объявил России 6 октября 1768 г. войну. Порта намеревалась использовать войска конфедераторов в войне против России, но разногласия в их лагере заставили ее отказаться от этого плана. В возникшей русско-турецкой войне определенное значение придавалось Молдавскому княжеству как стратегической территории. Турция стремилась укрепить его северо-восточные границы, чтобы воспрепятствовать продвижению русской армии.

Австрия надеялась, что в ходе войны благодаря посреднической роли, которую она собиралась играть, ей удастся заполучить если не все княжество, то хотя бы часть его северо-западной территории, на границе с ее владениями в Трансильвании. В планы России входило широкое привлечение населения княжества для борьбы против Османской империи и в случае победоносной войны принятие его в русское подданство. Понимая, что это может привести к столкновению с Австрией, в правительственных кругах России обсуждали и план передачи Молдавии под протекторат Речи Посполитой49. Учитывая слабость Польши, можно предположить, что Молдавия фактически находилась бы под русским покровительством.

Военно-стратегические планы России объективно совпадали с интересами населения княжества, стремившегося освободиться от османского ига с ее помощью. Об этом свидетельствуют и интенсивные связи с Россией ряда крупных сановников Молдавии (бояре Мило, Палади, митрополит Гавриил Каллимахи и др.), которые обращались с просьбой о помощи в освобождении от османского ига..

Идеологами движения за избавление от османского владычества путем тайных дипломатических связей с соседними странами, как и в предыдущие десятилетия, выступали отдельные представители местных крупных бояр и духовенства. Но, исходя из классовых интересов, они прежде всего надеялись, что, приняв подданство России на условиях сохранения политической автономии, княжество сможет избавиться от необходимости делить с турецкими феодалами прибавочный продукт, собранный с крестьян.

О настроениях жителей Молдавии было известно Пор те, которая предоставила господарю Гр. Каллимахи деньги для формирования военных (арнаутских) отрядов не столько с целью ведения военных действий против русских войск, сколько для удержания в повиновении жителей княжества.

<< | >>
Источник: Драгнев Д.М.. Очерки внеш.-пол. истории Молдавского княжества. 1987

Еще по теме § 2. Молдавское княжество в русско-турецких и польско-турецких отношениях в 60-х гг.:

  1. § 3. Россия и освободительная борьба молдавского народа во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Молдавский вопрос на русско-турецких переговорах
  2. § 2. Молдавия в польско-турецких отношениях конца XVI — первых десятилетий XVII в.
  3. $ 2. Международное положение Молдавии после Прутского похода. Молдавско-австрийские и молдавско-польские отношения в 1711—1735 гг.
  4. 4. Русско-казанские отношения в период турецкого протектората над Казанским ханством (1521—1550 гг.)
  5. § 1. Молдавия в системе русско-турецких отношений в начале века. Совместная борьба Молдавии и России против Османской империи в 1711 г.
  6. Завязка русско-турецкой войны
  7. Глава XII МОЛДАВИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ВОСТОЧНОЙ и ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ В 40-х — СЕРЕДИНЕ 70-х rr. XVIII в. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1768—1774 гг.
  8. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1828 — 1829 гг.
  9. Русско-турецкая война 1877-1878 гг
  10. § 1. Молдавское княжество в межгосударственных отношениях 1792—1799 гг.
  11. Россия и славянский мир Русско-турецкая война
  12. УНКЯР-ИСКЕЛЕССИЙСКИЙ РУССКО-ТУРЕЦКИЙ ДОГОВОР 1833 г.
  13. 1. Русско-турецкая война 1768—1774 годов
  14. 3. Россия и балканский кризис середины 70-х годов XIX в. Русско-турецкая война 1877-1878 гг.
  15. § 2. Взаимоотношения Молдавского княжества с Венгрией, Польшей и Великим княжеством Литовским в конце 60-х — начале 80-х гг.
  16. Глава IX МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА МОЛДАВСКОГО КНЯЖЕСТВА В 20-х —СЕРЕДИНЕ 50-х гг. XV» в.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -