<<
>>

Синхронические аргументы к факту


Синхронические аргументы к факту исходят из состава факта, который обсуждается в своих составляющих как единый смысловой комплекс. Данные, на которых строится рассуждение (или описание), представляются как образующие смысловой комплекс единичного завершенного события, в котором последовательность составляющих, если она имеется, имеет значение порядка, а не временного следования как такового.
Так, описание какого-либо повторяющегося действия — маршрута, обряда, балетной фигуры, части музыкального произведения, стандартной бытовой ситуации — имеет синхронический характер.
Доводы аргументов к факту основаны на верованиях здравого смысла. Мы верим, что всякое событие происходит в определенном месте и времени, что события, которые повторялись раньше, будут повторяться и впредь, что все имеет свою причину, а тождественные причины вызывают тождественные следствия, — такова реальность, которая представляется очевидной из опыта. К этому здравому смыслу и апеллирует ритор, когда обосновывает возможность или невозможность, большую или меньшую вероятность того или иного действия.
[4.2.] «Здесь поставлено против братьев Келеш обвинение в поджоге с корыстною целью, ради страховой премии. Каждое обвинение можно сравнить с узлом, завязанным вокруг подсудимого. Но есть узлы нерасторжимые и узлы с фокусом. Если защита стремится распутать правдивое обвинение, то вы всегда видите и замечаете, какие она испытывает неловкости, как у нее бегают руки и как узел, несмотря на все

усилия, крепко держится на подсудимом. Иное дело, если узел с фокусом. Тогда стоит только поймать секретный, замаскированный кончик или петельку, потянуть за них, и все путы разматываются сами собой — человек из них выходит совершенно свободным.
Такой кончик торчит в этом деле довольно явственно — он даже почти не замаскирован — и я ухвачусь прямо за него. Это вопрос — да был ли еще самый поджог? Это — история самого пожара. Если вы ее проследите, то вы непременно увидите, что здесь пожар мог произойти только случайно, а затем уже, если не было никакого преступления, то нечего рассуждать и о виновных.
16 января в 6 часов вечера табачная фабрика братьев Келеш была запечатана контролером Некрасовым. В 12 часов ночи внутри этой кладовой обнаружились признаки пожара. Спрашивается: как же он мог произойти? Кто и как мог туда проникнуть? Замок, от которого ключ хранился у контролера, оказался запертым и неповрежденным. Приложенная печать задерживала дверь своим липким составом и, следовательно, не была снята. Других ходов в кладовую не существовало и проложено не было.
Правда, господин Бобров, домовладелец, предлагает нам остановиться на предположении, что туда можно было проникнуть через форточку, а до форточки на четвертый этаж добраться по лестнице или по водосточной трубе. Но будем же рассуждать в пределах возможного и не станем допускать сказок. Приставленной лестницы никто не видел, а для того чтобы лазить по водосточной трубе до четвертого этажа, нужно быть обезьяной или акробатом, приучиться к этому с детства, а братья Келеш — сорокалетние люди и гибкостью тела не отличаются. Наконец, ведь форточка в четвертом этаже запирается изнутри: если бы она была оставлена при зимней стуже открытой, то контролер Некрасов, запирая кладовую, заметил бы это, да и все окна успели бы оледенеть. Притом форточки делаются не в нижней витрине окна, а повыше, перегнуться через нее телу любого из Келешей мудрено — нужно было бы разбить окно, но все окна при пожаре найдены целыми. Итак, если не допускать сказки, если не верить, что кто-нибудь из Келешей мог забраться комаром в щелочку или влететь в кладовую через трубу, как ведьма, то нужно будет признать, что с той минуты, как Некрасов запер кладовую, и до того времени, когда через 6 часов обнаружился в ней пожар, и кладовая по-прежнему была заперта, никто в нее не входил и не мог войти.
Отсюда один возможный вывод, что неуловимая, недоступная для глаза причина пожара, микроскопическая, но, к сожалению, действительная, уже таилась в кладовой в ту минуту, когда „пошабашили” и когда Некрасов запирал кладовую. Вывод этот ясен, как Божий день» . [380]
Приведенный пример [4.2.] содержит синхронический аргумент к факту: адвокат рассматривает возможность совершения или несовершения ряда действий конкретным лицом в конкретных обстоятельствах, совокупность которых указывает на невозможность конкретного поступка как реализации замысла в данных условиях.
Схема аргумента представляет собой условно-разделительное умозаключение по modus tollens:
А -gt; BVCVDV; ~БЛ гgt;и /\ rsj D ... ^ ~А.
Используются логические топы: место, порядок, время, средство, образ действия, лицо-действие, внешние обстоятельства и т. д. Смысловая область, к которой апеллирует ритор, — здравый смысл: «Будем же рассуждать в пределах возможного и не станем допускать сказок».
Синхронические аргументы к факту дают обоснование его существа уже в статусе определения, поскольку факт получает имя, приобретает определенное содержание и включается в класс родственных фактов — «намеренный поджог имущества», «случайность», «основание города» и т. п.
<< | >>
Источник: Волков А.А.. Теория риторической аргументации. 2009

Еще по теме Синхронические аргументы к факту:

  1. Правила аргументов
  2. 5. «ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ» АРГУМЕНТ
  3. Глобализация: аргументы «за», они же «против»
  4. Основные аргументы
  5. 7.3. Софизмы и логические парадоксы.Некорректные аргументы
  6. VIII. НЕОБХОДИМОСТЬ КАК АРГУМЕНТ В ПОЛЬЗУ РЕАЛИЗМА
  7. 1. Аргументы Брауэра
  8. § 1. ПЕРВЫЙ АРГУМЕНТ, В КОТОРОМ РАССМАТРИВАЕТСЯ НАШ ОПЫТ
  9. § 6. ШЕСТОЙ АРГУМЕНТ, ВЗЯТЫЙ ИЗ ПРИРОДЫ МОРАЛИ
  10. 2. Критика логических аргументов
  11. Критика философских аргументов
  12. § 5. ПЯТЫЙ АРГУМЕНТ, ОСНОВЫВАЮЩИЙСЯ НА ПРИРОДЕ ВОЗНАГРАЖДЕНИЙ II НАКАЗАНИЙ
  13. § 4. ЧЕТВЕРТЫЙ АРГУМЕНТ, ОСНОВЫВАЮЩИЙСЯ НА РАССМОТРЕНИИ БОЖЕСТВЕННОГО ПРЕДВИДЕНИЯ
  14. Общие положения об аргументах от опыта