<<
>>

СТРОГОСТЬ В СОБЛЮДЕНИИ ЗАКОНОВ О ПИЩЕ


Многие евреи соблюдают законы кашрута во всей их полноте и очень скрупулезно. Позиция ортодоксального иудаизма гласит, что традиционная Галаха обязательна для соблюдения. Вопрос о том, что можно есть, а что нельзя, регулируется нормами, корни которых уходят в библейские тексты, и раввинистическими разработками библейских правил.
Если пищевые ограничения связаны с большими усилиями, расходами и препятствуют ассимиляции с нееврейским обществом, значит, в конечном итоге это способствует достижению цели всех законов о питании. Они напоминают евреям об их отделении от других народов, требуют разборчивости и признания, что тело и пища даны Богом, который призывает свой народ к святости (отделению). Последние исследования в Америке и других местах показали, что критерии соблюдения законов о пище среди верующих различных неортодоксальных движений не слишком высоки и продолжают сни жаться. Возможно, это покажется удивительным, если вспомнить, что кашрут вместе с правилом соблюдения субботы являются областью, которая имеет самое прямое отношение к жизни большинства евреев и которую в широком смысле рассматривают как основу еврейской жизни. Статистика по США, где проживает самая большая еврейская диаспора в мире и где вся документация представлена в наибольшем объеме, помогает нам увидеть теоретические позиции соответствующих групп. Различное отношение к кашруту этих групп служит яркой иллюстрацией к проблеме определения той степени свободы, которая должна быть предоставлена индивидууму (или маленькому сообществу) в решении, что есть «еврейская жизнь», если отвергнута традиционная установка на обязательное подчинение Г алахе.
В начале существования реформизма лидеры движения придерживались той точки зрения, что законы о пище лишены рационального начала и вредны для добрых отношений между евреями и неевреями. Гейгер и Гольдхейм в Германии и еще в большей степени Кохлер в Америке восприняли эту негативную точку зрения. Различие делалось не между Моисеевыми и раввинистическими законами, а между типами законов. В то время как законы морали считались обязательными, ритуальные законы преследовали цель возвышать и освящать жизнь. Если они не служили этой цели, их необходимо было отменить. Наиболее радикальное заявление по этому поводу было сделано в «Питтсбургской платформе» — решении, принятом на конференции раввинов в 1885 г. (см. главу 5), в котором выдвинуто предположение, что кашрут фактически может быть препятствием к духовному возвышению. «Ко-лумбусская платформа» 1937 г. приняла более позитивную точку зрения на Галаху в целом, и еще шаг вперед в этом направлении был сделан в последней всеобъемлющей декларации Американских реформистских раввинов в их «Столетней перспективе» 1976 г.
На практике сегодня многие реформистские иудеи действительно придерживаются по крайней мере некоторых традиционных правил (а многие ортодоксальные иудеи не соблюдают некоторые из них), но с позиции ортодоксов практика реформистов не имеет логического обоснования и является вопросом личного предпочтения. Высказывания реформистских проповедников производят все то же впечатление: кашрут не является жизненно необходимым и легко может стать препятствием для истинно религиозного чувства.

Легко понять, почему предполагают, что реформистский иудаизм придерживается негативной точки зрения на кашрут. Но это предположение, однако, может быть оспорено. Вполне естественно, что некоторые реформистские иудеи по-прежнему осмотрительны в отношении скрупулезного соблюдения законов о пище с точки зрения их достаточности самих по себе. Только когда они служат напоминанием о ценностях иудаизма и сопровождаются этическим поведением, только тогда они служат своей цели. Существует также проблема раскола,
возникшая в связи с разногласиями между авторитетами, которые уполномочены принимать решения по кашруту. В США, например, решения может принимать любой раввин. В Великобритании есть два основных авторитета: решение главного раввина и Союз ортодоксальных иудейских конгрегации, который недавно составил перечень в попытке устранить расхождения. Кошерные мясные магазины, пекарни и рестораны (обычно в них подаются только мясные или только молочные блюда) должны предъявлять лицензии, выданные Советом раввинов. В этом случае на них ложится ответственность за соответствие пищевых продуктов всем правилам кашрута.
Особенно большое значение реформизм придает различиям между частной и общественной жизнью. В отличие от ортодоксии, реформизм проводит границы между различными сторонами кашрута. Кашрут нужно соблюдать не потому, что его дал Бог Моисею, а потому, что его законы могут побудить к самодисциплине и к чувству единства с еврейской общиной. Кроме того, они имеют определенную гигиеническую ценность. Однако каждая семья сама определяет для себя ту степень соблюдения кашрута, которая наилучшим образом способствовала бы достижению вышеперечисленных целей. Необязательно подходить к этому вопросу с позиции: все или ничего. Таким образом, существует много разновидностей соблюдения законов о пище, в зависимости от точки зрения заинтересованных семей. Некоторые реформистские иудеи соблюдают кашрут полностью, а некоторые частично. Последние утверждают, что те законы, которые они соблюдают, — библейские. К ним относится, например, воздержание от одновременного употребления в пищу мясных и молочных продуктов. В то время есть такие, которые, по их мнению, являются необязательными добавками, — это в основном внебиблейские интерпретации кашрута. К ним, по их мнению, относится требование держать отдельную посуду и кухонные принадлежности для мяса и для молока. Поскольку их позиция не являлась чем-то новым к моменту, когда зародился реформизм, и поскольку реформисты не определяют, какие конкретно аспекты должны быть соблюдены, можно спорить о том, что эта позиция, весьма распространенная, во многом развилась из желания облегчить отношения с неевреями. Разумеется, есть вместе с нееврейскими друзьями или в ресторанах в этом случае намного легче. Можно, например, просто заказать рыбу или вегетарианские блюда.
Какова бы ни была личная точка зрения каждого иудея-реформиста на ценность законов о пище, существуют тем не менее какие-то минимальные нормы их соблюдения. Не поощряется употребление особым образом запрещенной Библией пищи, свинины например, воздержание от которой представляет собой закон, признанный повсеместно и освященный историей, начиная от времен Маккавеев и до Г итлера. Предполагается также, что необходимо есть мясо, купленное только от кошерного мясника, который убивает и разделывает животных так, как это предписано. Такие мясные магазины существуют в районах с высоким процентом еврейского населения. В других местах некоторые реформистские синагоги держат свои собственные «кошерные магазины», где хранят запасы свежих и замороженных продуктов, чтобы помогать соблюдать кашрут (тем, кто живет в местах, где евреев немного, приходится проделывать большие расстояния, чтобы купить необходимые продукты). Организация Реформистские синагоги Великобритании и Собрание раввинов (профессиональный орган, к которому относятся все британские реформистские раввины) полностью поддерживают Совет депутатов в деле общественной защиты шхиты. Это проявилось особенно ярко в 1987 г., когда были произведены попытки объявить шхиту незаконной процедурой. Нормы соблюдения кашрута в синагоге или во время мероприятий, организованных синагогой, составлены так, чтобы учитывать как можно больше мнений. Смысл этих норм в том, чтобы большинство евреев без колебаний могло принимать участие в этих мероприятиях, а также чтобы избежать разделения на группы с различными взглядами на кашрут. Некоторые реформистские синагоги, например, разрешают есть только рыбу или вегетарианскую пищу, в то время как другие обеспечивают стопроцентную кошерность мяса.
Реформизм склонен считать большую часть ортодоксальных запретов ненужными и отвергает, к примеру, запреты на алкогольные напитки и необходимость особого наблюдения за пищей в Пэсах и приклеивания ярлыков к тем продуктам, которые очевидно не содержат никакой закваски. Существует, однако, область, в которой реформистская мысль развивается в сторону расширения библейских запретов. Некоторые реформистские иудеи
воздерживаются от употребления мяса животных, выведенных по методам современной технологии сельского хозяйства, таких, как куры, выращенные в инкубаторах. Они аргументируют это тем, что, в противоречие с настояниями иудаизма по поводу гуманного обращения с животными, в том числе с теми, которые предназначены для еды (см. Левит, 22:28; Второзаконие, 5:14; 22:6—7; Притчи, 12:10), такого рода пища является морально трефой.
Ортодоксальные иудеи отвергают любые различия между библейскими законами и их более поздним толкованием, которое, по их мнению, образует «изгородь вокруг Торы», предохраняющую библейские предписания от нарушения. Они считают также, что упрощение законов кашрута ведет к ослаблению еврейства. Строго придерживающийся традиции еврей не будет есть в нееврейском доме и не позволит есть некошерную пищу у себя дома. В современных обычаях, однако, есть определенные градации соблюдения законов о пище, и некоторые ортодоксальные иудеи при определенных обстоятельствах будут есть молочную или вегетарианскую пищу вне дома. Некоторые реформистские иудеи также сомневаются, возможно ли составить один набор правил для еды дома и другой — для еды где-то еще. В то же время некоторые предпочли бы стереть различия между еврейством у себя дома и мирской жизнью за его пределами, так как опасаются обвинений в непоследовательности, даже лицемерии, и боятся запутать собственных детей.
Для нееврея, принимающего гостей-евреев, разумнее всего избегать подавать за обедом мясо и моллюсков. Ввиду большого количества тонкостей, в которых выражается кашрут, лучше всего спросить гостей-евреев, что они могут есть и пить.
Консервативный иудаизм занимает в отношении кашрута промежуточную позицию (между нормами ортодоксов и реформистским радикализмом), как и в отношении многого другого. Поскольку консерватизм позволяет каждому человеку решать за себя, все ли правила способствуют его или ее духовному совершенствованию или мешают ему, то он, пожалуй, ближе к реформизму. Следствием этого может быть бескомпромиссное следование традиционной Галахе или же более избирательный подход. Либеральные иудеи также подчеркивают значение индивидуальной оценки законов, как помогающих культивировать истинно религиозное существование. Реконструкционисты, со своей стороны, могут прекрасно подчинить личные предпочтения идее «иудейской цивилизации» и будут соблюдать по крайней мере некоторые из законов о пище, из-за их места, которое они традиционно занимали в общинной еврейской жизни. Это чувство общих уз, как мы уже поняли, является целью кашрута, которую преследует большинство иудеев.
<< | >>
Источник: Пилкингтон С.М.. Религии мира: Иудаизм. 2001 {original}

Еще по теме СТРОГОСТЬ В СОБЛЮДЕНИИ ЗАКОНОВ О ПИЩЕ:

  1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ и цели законов о пище
  2. III. 5. Надзор за соблюдением законов об ответственности за административные правонарушения* Состояние законности и актуальность проблемы
  3. Глава 18 Объяснение законов Творца о возмездии, о              нечистых животных и некошерной пище, о              скрупулезных церемониях
  4. Соблюдение законов об охране труда
  5. § 6. Контроль за соблюдением законности в государственном управлении
  6. § 6. Контроль за соблюдением законности в государственном управлении
  7. 8. Обязанность верности государству и соблюдения его конституции и законов
  8. Глава IV. Надзор прокурора за соблюдением требований закона о собирании и закреплении доказательств надлежащим лицом.
  9. 5- Вторичность строгости
  10. Братство по пище.
  11. Надежность и строгость доказательства
  12. Строгость или вседозволенность?
  13. Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон
  14. Глава 12 О              хижине тела, об облачении в нетление, о              строгости проповедуемого апостолом Бога (2 Кор. Гл. 5-13)
  15. I.2.2. Средства устранения нарушений закона. Протест на противоречащий закону правовой акт (ст.23 Закона)
  16. 3. Надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства
  17. СОБЛЮДЕНИЕ ПОСТА
  18. Педагогическая подготовленность сотрудников к соблюдению прав человека