<<
>>

Сионистская политика попрания прав арабского народа Палестины

Анализ сионистской идеологии и политики приводит к выводу о расистском характере ее основных теоретических положений и политической практики. Наиболее отчетливо эта особенность сионизма проявилась в отношении арабского народа Палестины.

На Международном симпозиуме в Триполи (Ливия, 24—28 июля 1976 г.), который был посвящен научному обсуждению проблем, связанных с разоблачением сионизма как формы расизма и расовой дискриминации, один из докладчиков д-р Фасх Салех заявил, что с точки зрения тех общепризнанных принципов и норм международного права, которые составляют фундамент отношений между народами, «расовая дискриминация» означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанные на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или в любых других областях общественной жизни146.

Сионистская политика в отношении арабского народа Палестины характеризуется прежде всего расовой дискриминацией, но далеко не только ею. Она направлена на создание невыносимых условий жизни для этого народа и его изгнание с палестинской земли, что квалифицируется общепризнанными международными документами как международное преступление.

Следует отметить, что сама идея создания государства только евреев147 за счет изгнания арабского народа Палестины, всех неевреев (идея, противоречащая существу известной резолюции ООН от 29 ноября 1947 г.) уже носила в себе семена расизма. Первые же законодательные акты государства Израиль, например закон

о возвращении 1950 г., закон о гражданстве 1952 г., сразу же и прямо определяли автоматическое предоставление гражданства и разрешение на въезд только евреям.

С самого начала сионисты ставили перед собой задачу любой ценой и любыми средствами добиваться «большинства евреев» в Палестине, а точнее — захвата всей ее территории.

Еще в 1919 г. X. Вейцман, ставший затем первым президентом государства Израиль, в беседе с государ ственным секретарем США Лансингом говорил, что, «когда евреи составят большинство населения Палестины, наступит момент потребовать и управления этой страной» К

Абсолютное отрицание самого существования арабского народа Палестины, чье самоопределение должно быть уважаемо и обеспечиваемо,— таково содержание идеологии и практики сионизма в его политике создания «большинства евреев» в Палестине, оправдания национального гнета и, называя вещи своими именами, уничтожения арабского народа Палестины.

В июле 1969 г. тогдашний премьер-министр Израиля Голда Меир в интервью английской газете «Санди тайме» говорила: «Нельзя заявлять, что существовал какой-то палестинский народ, когда мы пришли и прогнали его, захватив его страну». Однако, как говорят факты, даже в той части Палестины, которая по решению ООН должна была отойти к еврейскому государству, евреи не составляли большинства. В этот период, как свидетельствуют материалы специальной комиссии по делам Палестины, на этой территории находились 449 020 евреев и 509 780 арабов.

Сионистская политика попрания законных прав арабского народа Палестины получила развитие, как только сионизм нашел точку опоры на территории Палестины. И первым таким актом явилась резня в деревне Дейр-Ясин. 9 апреля 1948 г. отряды террористических организаций «Иргун цвей леуми» и «Штерн» окружили деревню и начали резню.

254 жителя деревни были убиты, дома их сожжены или разрушены.

Сионистское радио после резни в Дейр-Ясине открыто угрожало арабам повторением побоища и требовало покинуть Палестину. Террор, который развернули сионисты против арабов, сыграл свою роль в изгнании арабов.

Политика изгнания арабского населения со временем приобретала все более широкие масштабы; изгоняли и тех, кто никогда не поднимал оружия против Израиля. Были пущены в ход все средства, и коренных палестинцев заставили покидать города Яффа, Лидда, Акра и другие населенные пункты, которые должны были войти в состав арабского государства в соответ ствии с решением ООН. Только в период войны 1948— 1949 гг. было уничтожено 250 арабских деревень*.

С подписанием соглашений о перемирии в 1949 г. сионистская политика изгнания арабского населения не прекратилась. В качестве примера достаточно привести следующие два случая. 31 мая 1950 г. израильские власти заставили около 100 арабов пересечь демаркационную линию в районе Мертвого моря; многие из них сбились с дороги и погибли в пустыне. Те, кто добрался до постов ООН в Иордании, были освидетельствованы представителями ООН, и на их телах были обнаружены следы пыток. В июле 1950 г. в кнессете обсуждался случай депортации 150 жителей деревни Абу Гаш. В ходе этой акции матери были отделены от детей и многие бйли высланы за линию перемирия 148.

В 1957 г. всему миру стала известна резня в деревне Кфар Касим, где израильские солдаты убилй 51 человека и 13 ранили, в том числе 12 женщин и девушек, 17 детей.

Политика сионистов давала результаты: после первой израильско-арабской войны большинство еврейской части населения в Израиле было соэдано. Около полутора миллионов палестинских арабов оказались изгнанными из родных мест.

В период между 1948 и началом 1953 г. возникло 370 еврейских поселений, из них 350 — за счет арабской собственности. В 1954 г. более 7з израильского еврейского населения проживало на «покинутой» арабской земле. Около 7з новых еврейских иммигрантов в городах было поселено в районах, занятых в прошлом арабами. Арабы были полностью изгнаны из таких городов, как Яффа, Хайфа, Акра, Лидда, Бейсан, Май- дал; во многих других городах и селениях арабское население существенно уменьшилось; около 10 тысяч магазинов, предприятий, обширные плантации цитрусовых, оливок оказалось в руках новых «хозяев»149.

Правящие круги Израиля приступили к систематическому закреплению на покинутых арабских землях, к «оформлению» захвата собственности арабов. Арабские земли, прилегающие к границам Израиля (район Верхней Галилеи, арабский анклав в центральной части страны и сектор Газы), были поставлены под военное управление. Военные власти стали применять в этих районах «закон о собственности отсутствующих владельцев» (1950 г.), причем таким образом, что перераспределение земель происходило в пользу еврейских переселенцев. В марте 1950 г. кнессет принял «закон о приобретении земли», в соответствии с которым легализовалась практика передачи еврейским поселенцам и кибуцам земель, конфискованных у арабских граждан Израиля.

Гражданские и военные власти получили права произвольно объявлять любой город или деревню с арабским населением «покинутым районом». Было много случаев, когда власти объявляли арабское население отсутствующим, в то время как оно на доле не покидало границ Израиля, а их собственность рассматривалась как «покинутая» К

Дон Перетц таким, образом формулирует понятие «отсутствующего» араба в юридической практике государства Израиль. Он пишет: «Любой араб Палестины, который выезжал из своего города или деревни после 29 ноября 1947 г., был классифицирован как отсутствующий... Все арабы, имевшие собственность в новых кварталах города Акра, независимо от того, что они, может быть, никогда не заходили более чем на несколько метров в старый город, были классифицированы как отсутствующие. 30 тысяч арабов, которые бежали из одного места в другое в пределах Израиля, но никогда не покидали самой страны, были тоже лишены собственности как отсутствующие. Любое лицо, которое ездило в Бейрут или в Вифлеем хотя бы на один день в последние дни действия британского мандата, автоматически объявлялось отсутствующим»150.

Согласно принятому 10 марта 1958 г. в Израиле закону, все арабские земли, которые были захвачены и распределены, переходили в собственность «управления развития». На основании этого закона и предшествовавших ему актов были конфискованы тысячи гектаров земель, принадлежавших арабским владельцам.

Политика правящих кругов Израиля характеризовалась французским журналистом Пьером Демероном как «вопиющая экспроприация целого народа» К «Актом разбоя» назвал ее английский буржуазный историк А. Тойнби.

Преднамеренно создавались условия, делающие невероятно трудным выживание народа. 3 июля 1967 г. в Тель-Авиве был принят новый закон «О покинутом имуществе частных лиц», по которому израильские военные власти получили «право» присваивать «денежные средства, товары, движимую и недвижимую собственность арабов, покинувших оккупируемые районы».

Положение арабского народа Палестины многократно становилось предметом рассмотрения ООН и ее органов. Только с 1947 по 1966 г. палестинская проблема около тысячи раз стояла на повестке дня главных органов ООН и их основных комитетов и комиссий: Генеральной Ассамблеи — 657 раз; Совета Безопасности — 233 раза; Совета по опеке — 82 раза; ЭКОСОС — 12 раз, а также Международного суда.

На протяжении 30 лет Генеральная Ассамблея ООН постоянно призывала к справедливому разрешению проблемы палестинских беженцев и недвусмыслент но признавала и подтверждала их неотъемлемое право на возвращение или компенсацию, что способствовало бы, несомненно, решению палестинской проблемы в целом.

И декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея приняла известную резолюцию 194 (III), § II которой гласил:

«Тем беженцам, которые желают вернуться к своим домам и жить в мире с соседями, должно быть разрешено сделать это как можно скорее, а тем, кто не желает. вернуться, должна быть выплачена компенсация за их собственность или за порчу или потерю ее, что, в соответствии с принципами международного права или права справедливости, должно быть возмещено ответственными правительствами и организациями».

Все тексты принятых впоследствии резолюций в общих чертах, по существу, повторяют приведенное основное требование.

Необходимо подчеркнуть, что условием принятия государства Израиль в члены ООН было требование урегулирования проблемы палестинских беженцев. Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей 11 мая 1949 г. под № 273 (III), гласит:

«Принимая во внимание заявление государства Израиль о том, что оно безусловно принимает обязательства, вытекающие из Устава ООН, и обязуется их выполнять с того дня, когда оно станет членом ООН,'ссылаясь на резолюции от 29 ноября 1947 г. и И декабря 1948 г. и учитывая заявления и объяснения, данные представителем правительства Израиля в Политическом комитете относительно выполнения названных резолюций,—

Генеральная Ассамблея решает принять Израиль в члены Организации Объединенных Наций».

Обязательный характер резолюции Генеральной Ассамблеи от И.XII 1948 г., осуждающей Израиль за изгнание палестинских арабов, тем более очевиден, что она неоднократно подтверждалась Советом Безопасности. В докладах генерального комиссара ООН по делам беженцев неоднократно подчеркивалось, что правительство Израиля не предпринимало никаких действий, на- ' правленных на репатриацию изгнанных с родной земли арабов Палестины или их компенсацию К

Израильские правящие круги фактически ничего не сделали, чтобы выполнить эти резолюции. Наоборот, они всячески препятствовали их осуществлению. В отношении арабов в самом Израиле и на оккупированных территориях проводилась и проводится политика не только экспроприации земли и собственности, но ограничения заработной платы, ограничения образования и медицинского обслуживания, что ведет к созданию крайне тяжелых условий жизни арабского населения.

Какие аргументы характерны для позиции израильских правящих кругов в этом вопросе?

Они заявляли, что, во-первых, проблема беженцев — это «внутреннее дело» Израиля; во-вторых, палестинские беженцы сами якобы виноваты в том, что покинули страну, и Израиль не несет перед ними никакой ответственности; в-третьих, широкое возвращение враждебно настроенных арабов, которые бы составили более половины населения, создало бы угрозу самому существованию Израиля.

Что касается первого довода, то он вообще не соот-

ских беженцев возникла в результате захвата их территории и преднамеренного изгнания ее населения, а это является международным вопросом, так же как и ответственность за эти действия.

При этом следует учитывать, что скопление на территориях нескольких государств большого количества палестинских беженцев отрицательно влияет на экономическое развитие этих государств и создает особую напряженность в их отношениях с Израилем. В Иордании количество беженцев составило 36% ко всему населению, в Ливане — 8, в Сирии —2%. Эти страны не в состоянии обеспечить работой такое количество беженцев, и они обречены на голод и лишения. Такое положение не может быть безразлично ни одному государству, заинтересованному в прочном мире.

Что касается второго аргумента, то, как уже было показано, и он является вымыслом от начала до конца. Арабы были вынуждены покидать свои земли в результате массовых гонений, иногда под угрозой физического уничтожения.

С точки зрения международного права третий довод сионистских кругов тоже не обоснован. В силу исторических условий на территории, которая оказалась под контролем Израиля, большинство населения составляли арабы. Они были изгнаны. Очевидно, что все насильственные действия по их изгнанию и все запреты на их возвращение никак нельзя рассматривать как законные. Независимо от того, какую часть населения Израиля составляют арабы, с точки зрения международного права правящие круги страны обязаны создать для всех граждан государства нормальные условия существования без какой-либо дискриминации в области национальности, языка и религии. К тому же, как известно, в Палестине долгое время вместе жили арабы, мусульмане, иудеи и христиане и отношения между ними были мирными и добрососедскими. Эти исторические традиции вполне могли бы быть восстановлены й продолжены.

Сионизм занимает позиции, которые фактически означают осуществление политики геноцида, запрещенной международным правом (см. Конвенцию о преду преждении преступления геноцида и наказании за него, 1948 г.).

Эта политика в течение многих лет осуществляется правящими кругами Израиля для закрепления господства на захваченных ими арабских территориях и с тем, чтобы воспрепятствовать осуществлению законных прав арабского народа Палестины.

В январе 1968 г. постоянный представитель Египта в ООН Мохаммед эль-Куни в своем письме генеральному секретарю У Тану указывал, что израильские войска на оккупированных землях пытают и убивают арабов, в особенности палестинских беженцев. Корреспондент американской газеты «Крисчен сайенс монитор» сообщал, что израильские оккупационные власти в районе Газы ведут дело к тому, чтобы навсегда изгнать арабское население, в основном состоящее из палестинских беженцев. «Израильские власти,— писала «Крисчен сайенс монитор»,—от каждого беженца требуют подпи^ сать заявление, что он уезжает добровольно и больше никогда не вернется».

Распространенный в 1968 г. в ООН ежегодный доклад ближневосточного агентства ООН по делам палестинских беженцев констатирует, что в результате «июньской войны» 1967 г. на Ближнем Востоке число арабских беженцев увеличилось на 525 тысяч человек, 175 тысяч из которых были изгнаны из родных мест во второй раз. В докладе подчеркивается, что арабские беженцы, изгнанные оккупантами с Западного берега реки Иордан, районов Газы и Синая, испытывают голод, недостаток воды и жилья, нуждаются в одежде и медицинской помощи К

В тот же период захватчиками в спешном порядке были предприняты меры по подготовке под обработку десятков тысяч дунамов земель, находившихся в демилитаризованных зонах на границе с Сирией и Иорда^ нией. Было экспроприировано свыше 300 тысяч гекта-* ров земель в арабской части Иерусалима и построены дома для 7 тысяч израильских семей.

В августе 1971 г. газета «Нью-Йорк тайме» сообщала, что из района Газы выселено еще более 13 тысяч арабов. За несколько недель израильтяне разрушили в Газе около 1900 жилищ арабов, которые якобы мешали патрулированию труднодоступных районов. По данным израильской лиги прав человека, к февралю 1972 г. число уничтоженных домов арабов на оккупированной территории (кроме Голанских высот) достигало 16 тысяч. Стирались с лица земли целые селения, жители которых были заподозрены «в сочувствии партизанам».

Так, под предлогом «военной необходимости» израильскими оккупантами осуществлялась политика массовых репрессий против мирных жителей.

Акты варварского разрушения домов арабов всегда рассматривались как незаконные, и, в частности, они были резко осуждены Комиссией ООН по правам человека от 9 марта 1968 г., которая в телеграмме правительству Израиля потребовала немедленного прекращения подобных ансов произвола. Генеральный секретарь ООН направил в сентябре 1971 г. правительству Израиля меморандум с протестом против незаконного выселения арабского населения и разрушения жилищ. Действия израильских властей, подчеркивалось в документе,— грубейшее нарушение международной законности.

В докладе специального комитета ООН по расследованию нарушений Израилем прав человека на оккупированных территориях также обращалось внимание на преступную практику израильских правящих кругов, направленную на вмешательство в экономическую и общественную жизнь, вмешательство в судебную систему и т. д. В 1970 г. комитет заслушал 133 свидетеля, в том числе евреев — граждан Израиля, сотрудников международных организаций, работавших в Израиле, изучил документы и заявления правительства Израиля и пришел, в частности, к выводу: «Оккупирующая держава (Израиль.— Авт.) преднамеренно и сознательно проводит политику выселения с оккупированных территорий арабских жителей». «Израильское правительство прибегает на оккупированных территориях к политике и практике, которые являются нарушением прав человека» К ?

Отмена местных законов, захват и уничтожение частной и общественной собственности, перестановка и смещение местных должностных лиц и другие подобные меры израильских властей также являются грубым нарушением общеизвестных международно-правовых документов.

Израильский официоз газета «Давар» 29 сентября 1967 г. прямо заявляла, что «единственно возможное решение — создать Палестину, хотя бы Западную Палестину, без арабов... и нет другого пути, кроме того, чтобы перевести всех арабов в соседние страны, убрать их отсюда. Нельзя оставлять ни одной деревни, ни одного племени, и перевод арабов должен быть направлен в сторону Сирии и Ирака».

Грубое и систематическое нарушение международного права израильскими оккупационными властями ставит вопрос об их ответственности за это, в частности об уголовной ответственности лиц, виновных в конкретных нарушениях законов и обычаев войны. Международное право знает систему уголовных наказаний за подобные преступления, оговоренные в Уставе Нюрнбергского трибунала и Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 г. Следует специально подчеркнуть неотвратимость ответственности за эти преступления (см. Конвенцию о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г.).

Значительный интерес представляют два доклада Ассоциации итальянских. юристов-демократов, посвященные юридическому обоснованию незаконности израильской оккупации и нарушений прав человека на оккупированных арабских территориях, противоправности политики, проводимой Тель-Авивом. Это доклады, представленные на Международную конференцию в поддержку арабских народов, состоявшуюся в Каире в январе 1969 г., и на Всемирную ассамблею мира, проходившую в июне 1969 г. в Берлине.

Важное значение для разоблачения реакционной сущности идеологии и политики международного сионизма, в системе которого государство Израиль играет роль публично-правового центра, имели результаты конференций и симпозиумов, проходивших в Багдаде (в 1973 и 1976 гг.) и Триполи (в 1976 г.). В докладах, представленных на обсуждение прогрессивной общественности и участников этих международных форумов, содержится фактический материал большой разоблачительной силы, свидетельствующий о дискримина* ционном, расистском характере действий сионистского режима Израиля, стремящегося «довести до идеала» из^ раильское государство. Что же понимают сионистские политики и идеологи под еловом «идеал»? Как свидетельствуют представленные в докладах участников упомянутых конференций официальные и неофициальные документы сионистов, выступления их лидеров, под «идеалом» понимается полное вытеснение из пределов «государства евреев всего мира» (то есть Израиля) всех неевреев, и: прежде всего коренного арабского му=- сульманско-христианского населения. В этих докладах проводится анализ израильской оккупации арабских земель в свете принципов и норм международного права, разбирается вопрос о нарушении оккупационными властями прав гражданского населения на захваченных территориях и делается обоснованный вывод о полной несовместимости израильской оккупации с требованиями, предъявляемыми международными договорами, конвенциями и иными докумейтами нормативного, обязательного характера-

Один из драматических эпизодов политической борьбы, связанной с требованием прогрессивной общественности искоренить все виды расизма, произошел в женевском Дворце Наций в феврале 1977 г.

Представители 32 государств мира, участвовавших в 33-й сессии Комиссии ООН по правам человека, в течение целой недели изучали и обсуждали документы и материалы, раскрывающие сущность политики израильских правителей и разоблачающие пособников агрессора. Мировое общественное мнение в лице этой авторитетной Комиссии решительно осудило политику Тель-Авива на захваченных им арабских землях, которая квалифицировалась в ее резолюции как «военные преступления и оскорбление человечества».

Эти пять слов в течение пяти часов бурной дискуссии во время обсуждения проекта резолюции о нарушении прав человека на территориях, оккупированных израильской военщиной, были в центре внимания. Сионисты привели в действие весь свой механизм лоббистского воздействия и закулисных махинаций, чтобы склонить участников обсуждения изменить предложенные в проекте формулировки. Политические наблюдатели, освещавшие ход работы Комиссии, почти единодушна отмечали, что в стенах женевского Дворца Наций на протяжении десятков лет не было такого взрыва бешеной закулисной активности, какую проявили адвокаты сионизма, стремясь изменить ход обсуждения в свою пользу. Наблюдатель от Израиля, будучи не в со стоянии опровергнуть предъявленные Тель-Авиву тяжкие обвинения, пытался выдать насильственные действия израильской военщины за «вынужденные меры», причина которых якобы заключается в действиях самих же арабов. Однако многие выступавшие подчеркивали, что попрание израильской военщиной прав человека и основных свобод арабского населения — составная часть внешнеполитического курса Израиля. В выступлениях делегатов указывалось^ что предпринимаемые израильскими властями шаги, выдаваемые ими за некие «защитные меры», свидетельствуют на самом деле о намерении аннексировать оккупированные территории. Известно, что в Тель-Авиве был разработан «перспективный план» «освоения» захваченных земель, предусматг ривающий создание на арабских территориях десятков новых израильских поселений. Члены комиссии резко осуждали стремление Израиля изменить демографический характер ряда арабских территорий и подвергнуть их «иудаизации», то есть созданию на этих территориях еврейского большинства.

Для оказания помощи сионистской агентуре в кулуарах Дворца Наций в Женеву в срочном порядке прибыли наиболее опытные израильские эмиссары, понаторевшие в закулисных маневрах и организации психологического давления на участников политических дискуссий о сионизме. Однако ни шантаж, ни угрозы* ни откровенный подкуп и щедрые посулы, дававшие недавно определенные результаты, на этот раз не принесли желаемого успеха. И весьма знаменателен тот факт, что сионизм потерпел серьезное политическое поражение на территории именно той страны, где он организационно оформился свыше 80 лет назад на первом Базельском конгрессе и выступил с широковещательными заявлениями о своем «универсальном гуманизме» и стремлении к «высшим идеалам справедливости».

В тот период многие с сочувствием прислушивались к громким стенаниям и призывам тех, кто объявил себя защитником «униженных и оскорбленных». Правительства многих стран Европы давали сионистам возможность беспрепятственно организовывать и проводить их «всемирные конгрессы», которые неизменно представля лись сионистской пропагандой как форумы «борцов за гуманизм и права человека».

События, происшедшие на Ближнем Востоке на протяжении трех последних десятилетий, убедительно показали, что громкие лозунги есть не более чем маскировка подлинной, глубинной сущности сионизма, скрытой от постороннего глаза дымовой завесой из трескучих фраз и частоколом демагогических деклараций. Как показала жизнь, сионизм в действительности является одной из форм расизма.

В ходе бурных дебатов на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке и на сессиях ЮНЕСКО в Париже было безусловно доказано, что политическая практика сионистского режима Израиля свидетельствует: сионизм не может быть соотнесен с гуманизмом и миролюбием, уважением элементарных человеческих прав, он прямо противоположен им и преступен. В Комиссию ООН по правам человека был представлен не только доклад специального комитета ООН по расследованию нарушений Израилем прав человека на оккупированных территориях, но и другие документы, в том числе резолюция 59-й сессии генеральной конференции Международной организации труда, резолюция XXIX ассамблеи Всемирной организации здравоохранения, меморандум Всемирного Совета Мира и другие. Нарушения йрав человека, совершаемые Израилем на оккупированных арабских территориях, заявил глава делегации Кипра Лонкис Лукайдис, «носят тягчайший характер и напоминают события второй мировой войны». С таким выводом представителя Кипра были согласны многие делегаты. Резолюция о нарушении прав человека на территориях, оккупированных Израилем, была принята подавляющим большинством голосов.

Подготовка итогового документа Комиссии ООН, карающегося преступлений Израиля против человечности, носила столь тщательный и аргументированный характер, что даже те немногие западные делегации, которые хотели бы свести к минимуму в глазах общественного мнения степень вины сионистских оккупационных властей, вынуждены были отступить. Только три делегации {США, Канады и Коста-Рики) проголосовали против. Это ли не убедительный итог еще одного политического сражения гуманизма с антигуманизмом, челове колюбия с человеконенавистничеством, прогресса с вандализмом.

Очередная сессия Комиссии ООН по правам человека, состоявшаяся в Женеве в марте 1978 г., приняла резолюцию, в которой вновь осуждается агрессивная политика Израиля и выражается глубокая озабоченность в связи с дальнейшим ухудшением положения населения на оккупированных арабских территориях. В отдельной резолюции делегаты констатировали, что арабский палестинский народ лишен своих неотъемлемых прав, и указали, что он вправе восстановить их в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций151.

Многочисленные документы обличают сионистов в противоправной аннексии чужих территорий, в незаконном создании на них израильских поселений, изгнании арабов и массовом разрушении их жилищ, свидетельствуют об арестах, пытках и бесчеловечном обращении с местным населением, о попрании элементарных прав и свобод. По данным печати, в 1967 г. на оккупированных Израилем арабских территориях было 755 арабских городов и поселков. В 1970 г. их оставалось только 90. Населенные пункты были уничтожены, дома взорваны, а жители изгнаны.

С 1967 г. на этих территориях создано три очага новых израильских поселений: 45 — на Западном берегу Иордана; 26 — на Голанских высотах и 20 — на Синайском полуострове. Последняя группа, по заявлению израильского премьера Бегина, представляет собой «один из наиболее важных факторов для национальной безопасности» Израиля, а потому израильское правит тельство «не намерено отдавать приказ об их ликвидат ции» 152.

Сионисты делают все, чтобы исчезла даже память о границах, существовавших до 5 июня 1967 г. Дело дошло до того, что специальной резолюцией израильское правительство запретило продажу карт, на которых нанесены линии, признававшиеся Тель-Авивом до июньт ской агрессии 1967 г. («зеленая линия»), и, правда, эти карты стало невозможно найтд в Израиле. В случае необходимости после предъявления специального разре- шения с ними все же можно ознакомиться в архиве национального бюро по межеванию земель. Почтовая служба Израиля выпустила серию «Виды нашей страны», на марках которой изображены и оккупированные территории, принадлежащие арабским странам (Голанские высоты и т. д.).

По меньшей мере, замечает французский журнал «Монд дипломатик» (июнь 1977 г.), в двух случаях решение о создании новых еврейских поселений принималось в качестве демонстративной реакции против резолюций ООН или заявлений арабских стран. Председатель правительственной комиссии по созданию новых поселений И. Галили, известный своими крайне агрессивными взглядами, заявил: «На атаки против Израиля и сионизма мы должны ответить заселением». Действительно, сразу после конференции в Рабате (Марокко), где Организация освобождения Палестины была признана в качестве единственно законного представителя палестинцев, после выступления Ясира Арафата в ООН и голосования в ООН по палестинскому вопросу осенью 1974

г. израильское правительство 24 ноября приняло решение создать промцентр в Маале-Адумим, между Иерусалимом и Иерихоном. Год спустя, 2 декабря 1975

г., в ответ на решение пригласить ООП на заседание Совета Безопасности Тель-Авив решает основать еще четыре новых поселения на Голанских высотах. Представитель Израиля в вызывающей форме заявил тогда, что речь идет об «ответной акции» на позицию ООН.

В ответ на грубейшие нарушения прав человека, террор и насилия, варварскую политику захватчиков возникло и постоянно активизирует свои действия Палестинское движение сопротивления; широко развернулось движение протеста на оккупированных Израилем землях.

Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г. запрещают применение каких-либо санкций против мирного населения за действия партизан. Однако в тщетных попытках остановить борьбу народа против оккупантов израильская военщина широко и постоянно применяет репрессии против мирного населения.

В интервью радиостанции израильской армии генерал Даян в 1969 г. заявил, что арабских партизан надо уничтожать любыми средствами. Но подобные же заявления делали в свое время и гитлеровцы, обрушивая террор и насилие на мирное население, которое подозревалось «в сочувствии партизанам»; в оправдание своих зверств в отношении партизан, арестов и убийств заложников из числа мирного населения фашисты объявляли партизан «бандитами». Известно также и то, что Нюрнбергский трибунал и многочисленные суды над гитлеровскими военными преступниками вполне обоснованно привлекали к уголовной ответственности не только тех, кто непосредственно совершал преступления, но и тех, кто отдавал приказы об уничтожении партизан в случае их пленения и приказы о расправах с мирным населением.

В правительственных кругах Тель^-Авива пытались оправдать возмутительные провокационные акты Израиля, вызывавшие всеобщее возмущение в мире фальшивыми ссылками на необходимость «массированных репрессий» против арабских стран в связи с ростом народного сопротивления на оккупированных территориях.

Эти репрессии являются грубым нарушением международного права, которое на стороне народов, борющихся против захватчиков и оккупантов.

Со времени «июньской войны» 1967 г. израильская военщина много раз вторгалась на территорию соседних арабских стран — Ливана, Иордании и других. Начальник генерального штаба Д. Элазар в октябре 1972 г. заявил, что речь не идет даже о каких-либо «ответных» мерах. «Мы считаем себя свободными,— сказал он,— атаковать когда угодно и где угодно».

Совет Безопасности ООН неоднократно осуждал эти действия Израиля, нарушающие суверенитет и территориальную целостность арабских государств.

События 1975—1976 гг. в Ливане, явившиеся во многом результатом происков и вмешательства империалистических сил, и прежде всего Израиля, во внутренние дела Ливана, стали еще одной черной страницей в истории преступной политики сионистов, направленной не только на уничтожение Палестинского движения сопротивления, но и на новые территориальные захваты, прежде всего на юге Ливана. Под предлогом оказания помощи правохристианским силам, которые снабжались израильскими правящими кругами оружием и боеприпасами, в Южный Ливан неоднократно вводились израильские войска. В марте 1978 г. Израиль предпринял новую агрессию на юге Ливана, захватив значительные территории к югу от реки Литани. Тайная и явная война против Ливана — еще одно звено в сионистской политике нападений на соседние государства, грубого попрания законных прав арабского народа Палестины,

В июле 1976 г. парижская газета «Монд», характеризуя события в Ливане, писала: «Является очевидным, что американцы и их союзники заинтересованы в кровавой бойне в Ливане, сценарий которой был разработан в Вашингтоне с макиавеллевской точностью и преследовал несколько целей: ближайшая цель заключалась в... отвлечении внимания арабов от ситуации, сложившейся в результате синайского (сепаратного.— Авт.) соглашения между Египтом и Израилем, вторая цель этого плана заключалась в уничтожении или по крайней мере в ослаблении Палестинского движения сопротивления ».

Избрав Ливан объектом вмешательства и постоянных тревожащих нападений, израильские правящие круги осуществляют новые планы создания военных поселений на оккупированных территориях. Программа создания этих поселений, как писал американский журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» в июле 1976 г., приводит к выводу, что Израиль стремится сохранить за собой Голанские высоты, два пояса вдоль реки Иордан, район вокруг Иерусалима и районы Хеврона, Газу и длинный, узкий сегмент Синайского полуострова от Средиземного моря до Шарм-апьШейха на Красном море.

Подобные аннексионистские замыслы не оставляют места ни для создания национального государства арабского народа Палестины, ни для какого-либо конструктивного решения ближневосточной проблемы в целом. Тем самым Тель-Авив намеренно нагнетает напряженность, ведет дело к новым вспышкам войны на Ближнем Востоке.

Политика попрания законных прав арабских народов осуждается всеми честными людьми, в том числе и в самом Израиле.

В заявлении Политбюро ЦК Компартии Израиля в сентябре 1968 г. была решительно осуждена эта политика. В нем говорилось, что зверства против арабского населения не случайны. Они явились прямым результатом политики силы, проводимой правящими кругами

Израиля, следствием политики территориальных завоеваний и шовинистического, антиарабского воспитания.

90 видных израильских граждан в 1968 г. в своем письме к международной общественности, в частности, писали:

«По приказу израильского военного губернатора все большее количество арабов изгоняется с западного берега (реки Иордан)... Эти методы противоречат международным нормам и основным правам граждан жить в своем доме и на своей земле...

К чему приведут эти методы, как не к бездне ненависти?

Действия такого рода лишь усилят сопротивление и подпольную борьбу. Они повлекут за собой увеличение числа жертв с обеих сторон, неизбежно вызовут новую войну, которая приведет к неисчислимым человеческим жертвам» 153.

Отец всемирно известного скрипача Иегуди Менухина Моше Менухин опубликовал в газете открытое письмо. Семидесятичетырехлетний Моше Менухин в знак протеста против агрессии Израиля отказался посетить концерты сына с израильским филармоническим оркестром, проводившиеся в пользу «чрезвычайного израильского фонда». Моше Менухин писал: «Да, я признаю иудаизм своей религией, но я отрицаю «напалмовый иудаизм», т. е. сионизм. Сионисты — это... еврейские нацисты...»

В решениях XVII съезда Компартии Израиля (1972 г.) резко осуждается политика террора и угнетения, проводимая правящими кругами Израиля на оккупированных территориях, и признается в связи с этим справедливость борьбы арабского населения против захватчиков.

Ко времени созыва XVIII съезда КПИ (декабрь 1976

г.) эта политика не только не изменилась, но приобрела еще более активный характер, что и было отмечено в документах и решениях XVIII съезда, который подтвердил свою позицию солидарности с борьбой арабского народа Палестины и арабского населения Израиля за свои национальные права, против оккупации, за справедливый и прочный мир 154. В Заявлении социалистических государств по Ближнему Востоку от 26 ноября 1969 г., в частности, говорилось: «Вместе с другими вопросами должен быть справедливо решен и вопрос об обеспечении законных прав и интересов арабского народа Палестины, который ведет мужественную национально-освободительную антиимпериалистическую борьбу» *. Этой позиции социалистические государства продолжают последовательно придерживаться до сего времени.

Советский Союз, подчеркивалось в резолюции XXIV съезда КПСС, «будет добиваться справедливого политического урегулирования в этом районе (на Ближнем Востоке.— Ав7\), которое предполагает вывод израильских войск с захваченных территорий, осуществление права каждого государства на самостоятельное существование, а также удовлетворение законных прав арабского народа Палестины» 155.

Полное и систематическое игнорирование законных прав арабского народа Палестины — характернейшая черта сионистской расистской политики. В результате этой политики, отмечалось на XXV съезде КПСС, «арабский народ Палестины лишен возможности создать свое национальное государство» 156.

Законные права арабского народа Палестины — это также и право тысяч и тысяч беженцев на возвращение на родину и право на получение компенсации за причиненный ущерб, возвращение всего оставшегося имущества. Это право основывается как на общих положениях международного права, так и на резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, решениях Совета Безопасности и других международных документах. Это право исходит из общепризнанных международных принципов, зафиксированных, в частности, в Уставе ООН.

Право арабского народа Палестины устроить свою судьбу так, как он этого хочет, не нанося ущерба такому же праву других народов, населяющих район Ближнего Востока, является законным и неоспоримым. Именно это обстоятельство имел в виду Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР JI. И. Брежнев, когда, отвечая на вопросы корреспондента «Правды», он говорил об осуществлении «неотъемлемых прав палестинского арабского народа, включая его право на самоопределение, создание собственного государства» К

То обстоятельство, что, по мнению большинства государств — членов ООН, необходимость справедливого решения палестинского вопроса входит составной частью в комплекс необходимых мер, выполнение которых обеспечит нормализацию обстановки на Ближнем Востоке и установление там справедливого и прочного мира, свидетельствует о том внимании, которое мировая общественность уделяет проблеме арабского народа Палестины. Борьба этого народа за свои законные права, против сионистской политики дискриминации и угнетения является частью усилий по достижению прочного и всеобъемлющего ближневосточного урегулирования.

<< | >>
Источник: Е. Д. Евсеев. Идеология и практика международного сионизма. Критич. анализ. М., Политиздат. 271 с. (Акад. наук СССР. Ин-т философии).. 1978

Еще по теме Сионистская политика попрания прав арабского народа Палестины:

  1. § 44.1. Арабский халифат Возникновение и развитие арабской империи.
  2. Декларация прав народов России
  3. “АРАБСКОЕ ОТЧЕСТВО” И “АРАБСКАЯ НАЦИЯ”: НАЧАЛО “СТРАНОВОГО” ПУТИ СОЗИДАНИЯ
  4. Народ в истории и политике
  5. § 7. Этика «благоговения перед жизнью» А. Швейцера и проблема исторических прав коренных народов
  6. Сионистский вариант социал-реформизма
  7. Г.Г. Косач АРАБСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ ИЛИ АРАБСКИЕ НАЦИОНАЛИЗМЫ: ДОКТРИНА, ЭТНОНИМ, ВАРИАНТЫ ДИСКУРСА
  8. § 4. Оценка значимости народов Сибири для Московского царства в «Политике» Ю. Г. Крижанича
  9. Глава шестая «КОНСТИТУЦИОННОЕ» ПОПРАНИЕ КОНСТИТУЦИИ
  10. Сионистский авторитетМартин Бубер
  11. § 4. Ленинская национальная политика в отношении «малых» народов Севера
  12. Расизм — составная часть сионистской идеологии
  13. ПРИЕМЫ И МЕТОДЫ ИНТЕРВЕНЦИОНИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СИОНИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯ
  14. § 5. Неокантианство, общая теория системы социального действия Т. Парсонса и политика интеграции коренных малочисленных народов Севера
  15. § 4. Внешняя политика Иоанна-воеводы и антиосманская борьба молдавского народа в середине 70-х гг.
  16. За пределами прав человека: политика, свобода, демократия
  17. Палестина, Израиль16 и ближневосточный конфликт
  18. § 1. Гуманизм Возрождения как концептуальная основа политики изолирующего сохранения коренных малочисленных народов
  19. ГЛАВА 11 Политика в области прав и свобод человека
  20. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ПРОГРАММА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СИОНИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯ