<<
>>

§ 7. Этика «благоговения перед жизнью» А. Швейцера и проблема исторических прав коренных народов

Оценивая итоги двух мировых войн, А. Швейцер в речи, произнесенной на церемонии вручения ему Нобелевской премии мира в Осло 4 ноября 1954 года, обратил внимание на шаткость позиций победителей. На его взгляд, исторические корни современных европейских проблем уходят во времена переселения народов, когда народы, жившие ранее на Востоке континента, постоянно проникали на Запад и Юго-Запад и с переменным успехом овладевали здесь землями.
В Западной Европе мигранты различных волн интегрировались в компактные государственные образования, тогда как на Востоке и Юго-Востоке Европы наблюдается сосуществование не слившихся друг с другом народов, каждый из которых может предъявлять право на занимаемую территорию, ссылаясь в одном случае на исконность поселения и численный перевес, а в другом — на заслуги в развитии страны.

По его мнению, взрывчатый материал для будущих войн сохраняется, если историческое право на определенные земли признается только за одним из претендующих народов. «Но худшей разновидностью покушения на историческое право и вообще на любое человеческое право является такой образ действий, когда отказ тому или иному народу в праве на земли, которые он давно обжил, выливается в категорическое требование переселяться на другое место»440.

Взгляды А. Швейцера на положение и будущее коренных малочисленных народов представляют интерес в силу того, что, во-первых, он сам является представителем такого народа Европы — эльзасцев, и, во-вторых, он долгое время прожил среди племени Экваториальной Африки, работая врачом.

Характеризуя личный этнический опыт А. Швейцера, один из его биографов указывает на традицию эльзасцев покидать родину, добиваться больших успехов в эмиграции, а на склоне лет возвращаться домой. Эльзасцы часто изгонялись завоевателями с родной земли. Им приходилось поневоле путешествовать, они становились предприимчивыми, научились приспосабливаться к чужой обстановке, реализовывать свои способности и призвание, невзирая на трудности. Многие из них прославили себя не на родине, а в чужих краях441. Этими соотечественниками были многие его сотрудники.

Межэтнические контакты между цивилизованными и примитивными народами, а тем более перемена привычной среды обитания коренным населением порождают множество угроз его выживанию. А. Швейцер убежден, что «культура бы только выиграла, если бы обитатели девственного леса оставались в своих деревнях, приучились заниматься там ремеслами, заводить плантации, выращивать кофе и какао как для своих нужд, так и для продажи, селиться в деревянных или каменных домах вместо бамбуковых хижин и жить самобытной и спокойной жизнью»442.

Поскольку противоречия между колонизацией и культурами коренных народов неизбежны, то мировые цивилизации-метрополии виновны и несут ответственность за выживание коренных народов и за все живое на Земле. Искупление вины путем оказания всемерной помощи коренным народам экспансии, по опыту А. Швейцера, должно строиться на ряде принципов.

Так, представитель цивилизации должен вступать с туземцами в понятные им квазиродственные отношения братства. Благотворительная помощь должна оказываться на условиях взаимности, паритета: «При каждом удобном случае разъясняю своим пациентам, что имею право принимать дары от моих заморских друзей, которые и содержат нашу больницу, только при условии, что здешние туземцы со своей стороны сделают все от них зависящее, чтобы оказать ей помощь продуктами или своим трудом. Этот принцип мы со всей настойчивостью осуществляем»443. Указываемый А. Швейцером принцип отвечает правилам взаимоотношений в престижной экономике, лежащей в основе архаических обществ. Наиболее примитивные племена, с представителями которых сталкивался А. Швейцер, находятся, по его словам, «по ту сторону добра и зла» и ведут себя как «дети природы». Преодоление поглощенности жизнью и формирование культуры он предлагает начинать с воспитания трудом, с воспитания сознательного отношения к труду444. Культура, убежден А. Швейцер, начинается не с чтения и письма, а с ремесла. Образование и эмансипация вырывают аборигена с корнем из своей среды, приносят ему социальную смерть. Он отчуждается от родного племени и в лучшем случае ассимилируется445. Здоровую основу для прогресса можно создать, только одновременно обучая ремесленному труду446. В логике А. Швейцера это не столько формирует интеллект, сколько вырабатывает самодисциплину, волю к жизни.

А. Швейцер отмечает типичные для туземцев Экваториальной Африки «недостаток энергии и неумение приспособиться к тяже-

4

лым условиям» , а также пассивность во время голода и покорность судьбе, безропотное ожидание смерти. Именно эта безвольность преодолевается культурой. В понимании А. Швейцера, «культура есть не что иное, как наиболее полное развитие воли к жизни, слагающееся из всех доступных человеку и человечеству видов прогресса воли к жизни, которая испытывает благоговение перед жизнью во всех ее проявлениях в сфере деятельности человека и которая стремится к совершенствованию в духовности благоговения перед жизнью»447.

Абсолютизация сформулированной А. Швейцером позиции вины цивилизованных народов за нарушение исторических прав коренных народов и живой природы нашла противоречивое отражение как в движении за восстановление исторических прав народов, так и в кампаниях по пропаганде «прав северных животных». Этика «благоговения перед жизнью» А. Швейцера, разумеется, была не столь категоричной и предусматривала ранжирование приоритетов в жизнеобеспечении различных форм жизни, высшей из которых является человек.

<< | >>
Источник: Ю.В. Попков, Е.А. Тюгашев. Философия Севера: коренные малочисленные народы Севера в сценариях мироустройства. — Салехард; Новосибирск: Сибирское научное издательство. — 376 с.. 2006 {original}

Еще по теме § 7. Этика «благоговения перед жизнью» А. Швейцера и проблема исторических прав коренных народов:

  1. § 3. Австромарксизм и историческая практика национально-культурной автономии коренных народов Севера
  2. БЛАГОГОВЕНИЕ ПЕРЕД КОРАНОМ
  3. § 3. Анархизм Л.И. Мечникова и концепт солидарности в оценке исторических перспектив коренных малочисленных народов Севера
  4. § 4. Почвенничество, теория культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского о роли коренных малочисленных народов Севера в эволюции этносферы
  5. Часть II Права коренных народов Канады
  6. ФИЛОСОФИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА
  7. § 7. Основы сценарного анализа развития коренных малочисленных народов Севера
  8. § 2. Кинизм и космополитическая перспектива для коренных малочисленных народов Севера
  9. § 6. К субъектно-ориентированному подходу в разработке целевых программ развития коренных малочисленных народов Севера
  10. § 5. Геософия евразийства о месторазвитии коренных народов Севера в мировой культуре
  11. § 6. Персонализм А. Сент-Экзюпери о способе бытия коренных народов, вовлеченных в орбиту цивилизационного влияния