<<
>>

Ближневосточный альянс империализма и сионизма —> угроза всеобщему миру и безопасности народов

Силы империализма и сионизма своей преступной политикой создали на Ближнем Востоке очаг предельной напряженности, постоянно ставящей под угрозу всеобщий мир и безопасность народов. Сионистско-империалистическая агрессия против арабов в определенных условиях, как это имело место в 1956 г., в период тройственной агрессии против Египта, принимала характер совместных вооруженных акций, отражая то социально- экономическое и военно-политическое родство, которое присуще этим силам.

В 1961 г. XIV съезд Компартии Израиля определил сионизм как «еврейскую ветвь империализма»л. Действительно, именно в эпоху империализма еврейский 1

«XIV съезд Коммунистической партии Израиля». М., 1962, стр. 109.

монополистический капитал, непрерывно наращивая свое могущество и захватывая позиции во всех сферах деятельности ведущих капиталистических государств, стал настойчиво добиваться практического осуществления тех глобальных іфлей, кбторые определяются основными догматами иудаизма и доктриной сионизма об «избранном народе», его «мессианской роли» и «особых правах» на господствующие позиций по отношению к другим народам. О мощи и влиянии сионистского капитала, достигнутых им к середине 70-х годов, в определенной мере свидетельствует высказывание израильской газеты «Гаарец», по подсчетам которой только в США этот капитал составил 1,5 триллиона долларов, превысив, таким образом, валовый национальный продукт главной империалистической державы мира Есть все основания считать, что и в ряде других развитых капиталистических государств Запада сионистский капитал достигает огромного могущества. Известное положение К. Маркса и Ф. Энгельса о том, «что тот класс, который представляет собой господствующую материальную силу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила»123, находит свое подтверждение и в деятельности сионистских сил. Слишком много свидетельств тому, что в сумме различных факторов — экономических, политических, идеологических, социальных, религиозных, общественных и т. д.,— определяющих курс действий правящих кругов ведущих капиталистических государств, космополитическая еврейская буржуазия, сионистский капитал (в тесной связи с иудейским клерикализмом) выступают значительно организованнее, целеустремленнее и мощнее, чем другие влиятельные монополистические (семейные, банковские, региональные) группы и группировки финансовой олигархии.

События последних лет с особой силой обнажили классовую суть международного сионизма, его подлинное место в системе мирового империализма, огромные возможности и действительные масштабы подрывной деятельности против сил мира, социализма и прогресса.

На протяжении длительного времени доктрина политического сионизма, формально провозглашенная в 1897 г. на 1-м конгрессе ВСО, прикрывалась «невинным», а на деле фальшивым лозунгом поисков решения «еврейского вопроса», якобы породившего «движение мирового еврейства» за создание «национального очага евреев» в Палестине, затем еврейского государства на этой, территории и в дальнейшем — «защиты интересов» данного государства. Но цели и замыслы мирового сионистского концерна выходят далеко за пределы, диктуемые любой постановкой вопроса о еврейском государстве. Такое государство было создано в 1948 г., и, следовательно, сионизм должен был бы с тех пор снизить свою идеологическую и политическую деятельность, ослабить свою агрессивность. Однако в действительности имел место обратный процесс — глобальная деятельность сионистских сил приобрела еще больший размах, а сами эти силы составили крайне правый фланг мировой империалистической реакции.

В современных условиях четко определилась суть сионизма как крайне агрессивной, шовинистической и расистской идеологии, теории и политики, воплощаемой в практической деятельности космополитической сионистской буржуазии.

На определенном этапе в.

планах международного сионизма свое место занял вопрвс о создании особого еврейского государства, которое могло бы стать одной из опорные баз деятельности сионистов, ее, так сказать, легальным и правовым центром. Набравшему в XIX столетии силу крупному еврейскому капиталу стала нужна в эпоху империализма территория, где бы он обладал монопольной властью. Такое стремление органически свойственно любому крупному капиталу, добивающемуся, чтобы его владычество было безграничным.

Использовав религиозные мифы и предания, сионисты определили местом создания такого государства Палестину. Однако, если бы не было таких преданий, подкрепленных авторитетом иудейской религии, выбор мог бы пасть на любую другую территорию. Известно, что в конце XIX — начале XX столетия родоначальники политического сионизма на многих своих форумах склонялись к иному выбору (Уганда, Кипр, Венесуэла и т. д.) и лищь на 6-м и 7-м конгрессах Всемирной сионистской организации в 1903 и 1905 гг. было принято окончательное решение о Палестине 124. К рубежу XIX и XX столетий, когда еврейская буржуазия стала вынашивать планы захвата Палестины, на ее территории проживало всего 24 тысячи евреев и почти 800 тысяч арабов. Начав так называемую «мир- дую колонизацию» (скупка арабских земель и их заселение евреями-поселенцами), сионисты довели численность еврейского населения в 1917 г.— в год провозглашения декларации Бальфура 125 о создании «национального очага» в Палестине — до 56,7 тысячи человек (при 1 миллионе арабов). Уже в годы первой мировой войны сионизм кардинальным образом изменил издавна сложившиеся мирные и добрососедские отношения между арабским населением, жившим здесь на протяжении многих веков, и небольшой еврейской палестинской общиной. Между двумя мировыми войнами, быстро наращивая иммиграцию евреев (в 1945 г. их было уже 554,3 тысячи при 1 миллионе 100 тысячах арабов), сионисты одновременно культивировали и всячески разжигали ненависть новых поселенцев к арабскому населению, подготавливая последующее изгнание арабов из Палестины.

Вскоре после начала первой мировой войны, 12 ноября 1914 г., преемник Т. Герцля на посту руководителя Всемирной сионистской организации X. Вейцман писал

о планах сионистов и о силах, в союзе с которыми их предполагалось осуществить: «Мы можем резонно говорить, что, если Палестина попадет в английскую сферу влияния и если Англия будет содействовать поселению там евреев, как в британском владении, мы могли бы иметь там через двадцать — тридцать лет до одного миллиона евреев, а возможно, и больше. Они... образовали бы весьма эффективную охрану для Суэцкого канала»126.

По окончании войны, на Парижской мирной конференции 1919 г., сионисты через того же Вейцмана выдвинули тезис о том, что Палестина должна быть «пол ностью еврейской», «как Англия апглийской». После того как британский империализм на конференция в Сан-Ремо (1920 г.) сумел закрепить за собой мандат на Палестину, Вейцман заявил на 12-м сионистском конгрессе в 1921 г.: «Проект мандата уже опубликован... Трансиордания, которая в первоначальном тексте мандата была вне его сферы, сейчас включена в него. Это значит... что вопрос относительно восточной границы уже частично решен. Он будет разрешен позднее, когда правобережье реки Иордан настолько заполнится евреями, что будет возможность вторгнуться в Трансиорданию» *. Когда же английское правительство решило тем не менее выделить Трансиорданию в особую подмандатную территорию и последняя, таким образом, исключалась из сферы действия декларации Бальфура, сионистские лидеры резко выступили против этого и всячески настаивали на том, чтобы Трансиордания также относилась к понятию «еврейского национального очага в Палестине». На четырех всемирных сионистских конгрессах (1925, 1927, 1929 и 1930 гг.) данное требование неоднократно подтверждалось. Так, задолго до образования государства Израиль, сионизм выторговывал и определял границы своих будущих захватов 127.

В декабре 1971 г. на XXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН демонстрировалось 6 карт, иллюстрировавших ступени сионистско-израильской агрессии. Документальная достоверность этих карт не вызывает ни малейшего сомнения. На одной из них воспроизводились границы «еврейского государства» на Арабском Востоке так, как они мыслились Герцлем в 1904 г. и еще одним видным сионистским деятелем, раввином Фишманом,— в 1947 г. Территория «великого Израиля», по Герцлю и Фишману, охватывает — в современных гранйцах — правобережье Египта между Нилом и Красным морем, Синайский полуостров, всю Иорданию, Ливан, Сирию, большую часть Ирака (на юг от реки Евфрат) с его выходом к Персидскому заливу, а также весь запад Саудовской Аравии. Все это выходило далеко за рамки даже мифической «библейской Палестины».

Естественно, сионистские стратеги никогда не смогли бы строить подобные планы, а затем и осуществлять ихг не опираясь на помощь и поддержку империалистических государств. Альянс, сионизма с британским империализмом начал складываться в годы первой мировой войны, когда сионистские дельцы, чутко реагируя на намечавшиеся изменения в расстановке мировых сил, стали быстро покидать тонущий корабль Германии, на которую они до этого в значительной степени опирались, и предложили свои услуги Англии. Английский премьер Ллойд Джордж заявил в 1917 г.: «Сионистские лидеры твердо заверили нас, что в случае, если союзные державы согласятся обеспечить условия для создания еврейского национального очага в Палестине, они, сионисты, сделают все возможное, чтобы организовать чувства и поддержку евреев во всем мире в пользу дела союзников. Они сдержали свое слово» 128. Нельзя не заметить в этой связи, что тогда особенно сильной была еврейская община Германии, основного врага Англии.

О том, что эта поддержка была действительно большой, свидетельствует такой видный сионист, как секретарь Герцля Яков де Хаас, заявивший в 1928 г., что, предоставляя в разное время свои услуги США и Англии, «тысячи сионистов работали повсюду и служили верно на своих глубоко эшелонированных позициях...»129. Со своей стороны Вейцман заверял Черчилля: «...существование еврейской Палестины предоставит вам полную свободу проводить любую угодную для вас политику».

Последующие десятилетия были заполнены беспринципным и циничным маневрированием, провокациями против арабов, поисками любых путей и средств для дальнейшего проникновения в Палестину и создания на Арабском Востоке напряженной, кризисной обстановки, в условиях которой сионисты могли надеяться осуществить свои планы. В годы второй мировой войны и после ее окончания империализм и сионизм, ориентировавшийся теперь также на США, всемерно обостряли обстановку в Палестине.

29 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла решение об отмене не позднее 1 августа 1948 г. английского мандата в Палестине и об образовании на ее территории двух государств — арабского и еврейского, с интернационализацией Иерусалима. Данное решение было принято в сложных условиях, когда враждебные арабам империалистические и сионистские силы довели до предела обострение противоречий между двумя национальными группами, населявшими Палестину.

Советские представители в ООН, принимавшие участие в обсуждении резолюции ООН от 29 ноября 1947 г., отнюдь не считали идеальным предложенное ею решение о разделе Палестины. Позиция СССР была принципиально иной и сводилась к демократическому решению палестинского вопроса на основе всестороннего учета интересов всех групп населения страны. Наиболее приемлемым решением, по мнению СССР, было бы создание в Палестине независимого федеративного демократического арабо-еврейского государства. Соответствующий проект вносился советскими представителями на рассмотрение ООН. Только в мае 1947 г. в связи с невозможностью принятия этого предложения делегация СССР высказалась за обсуждение другого проекта, предусматривавшего раздел Палестины на два самостоятельных государства. Советский Союз сыграл решающую роль в том, что основы палестинского урегулирования были сформулированы с максимальным учетом законных интересов и неотъемлемых прав арабского народа Палестины, насколько позволяли это объективные условия того времени.

Резолюция ООН от 29 ноября 1947 г. до настоящего времени продолжает являться объектом политических спекуляций на Западе. Сионистские и сиониствующие авторы разного рода публикаций стремятся толковать ее смысл одностороннє, сознательно игнорируя при этом законные права и интересы арабского народа Палестины.

Решение Генеральной Ассамблеи ООН могло помочь нормализовать обстановку, остановить кровопролитие в Палестине, и, естественно, оно принималось вне какой- либо связи с концепциями и требованиями сионистов.

Однако, захватив господствующие позиции в созданном на палестинской территории еврейском государстве, сионистская буржуазия пустила в оборот одну из своих лживых версий, будто это государство появилось в результате осуществления идей и политической программы основателей сионизма. Отсюда делался вывод, который был сформулирован в заявлении первого главы израильского правительства Бен-Гуриона в первый же день его премьерства: «Возникновение Израиля не является концом нашей борьбы. Сегодня мы ее только начали. Мы должны ее продолжать для того, чтобы добиться и создать государство от Нила до Евфрата, ради которого мы уже приложили столько усилий» !. Вскоре Бен-Гурион сделал еще одно, не менее откровенное заявление, раскрывавшее то главное, чему стали служить и служат политика Израиля, явная и скрытая деятельность сионистских центров и организаций в самых различных странах: «Главная и великая проблема, которую рождает наша мысль и направляет наше движение и всю политику, состоит в том, что государство Израиль не самоцель, а лишь средство к цели. Цель же — это сиоцизм» 130.

Практически сразу же после принятия Генеральной Ассамблеей ООН резолюции по палестинскому вопросу в результате закулисных интрпг США, Англии, международных сионистских кругов в Палестине были спровоцированы новые крупные вооруженные столкновения, вылившиеся в начале 1948 г. в открытые военные действия. С ноября 1947 г. до мая 1948 г. сионистские вооруженные отряды, численность которых достигала 90 тысяч человек, пользуясь попустительством английских колониальных властей, развернули кампанию жестокого террора против практически безоружного арабского населения на территории, намеченной к созданию обоих палестинских государств — еврейского и арабского. В результате уже тогда около 400 тысяч арабов под угрозой физического уничтожения были вынуждены покинуть свои жилища и бежать в соседние страны. В памяти народов сохранилось много примеров варварских действий сионистов и в их числе поголовная резня женщин и детей, учиненная бандами «Иргун цвей леу- ми», «Штерн» и «Хаганы» в арабской деревне Дейр- Ясине и в ряде других мест.

Следующий акт палестинской драмы был поставлен в мае 1948 г. 14 мая английское правительство «неожиданно» объявило о прекращении мандата на Палестину и о выводе из страны своих войск. Не успела об этом распространиться весть, как лидеры международных сионистских организаций и еврейской общины в Палестине после серии срочно проведенных в Вашингтоне совещаний с руководителями американского правительства объявили в столице США о создании государства Израиль. Новое государство было тотчас же признано правительством США ], а через несколько часов началась первая арабо-израильская война 1948—1949 гг. Эта война, как и последующие агрессивные действия Израиля на Арабском Востоке, была развязана при прямом содействии сил мирового империализма и сионизма. На Арабском Востоке возник сложнейший узел противоречий, острота которых создала серьезную угрозу всеобщему миру.

Арабский Восток занимает важное место в военнополитической и экономической стратегии мирового империализма. В арабские страны упирается южный фланг двух главных военно-политических блоков империализма — НАТО и СЕНТО, и весь этот район рассматривается США, Англией и их союзниками по блокам как опорный плацдарм для развертывания сил в борьбе против Советского Союза и стран социалистического содружества. Арабский мир непосредственно смыкается с Черной Африкой, где империализм также ведет упорную борьбу за сохранение своих позиций. Через страны Арабского Востока проходят главнейшие мировые воздушные и морские коммуникации. Они обладают огромными естественными богатствами и являются выгоднейшей сферой приложения капитала. В недрах арабских стран сосредоточено свыше 70% разведанных запасов нефти капиталистического мира. Именно поэтому процесс завоевания политической независимости арабскими государствами, их борьбы против засилья иностранных монополий проходил и проходит в очень сложных условиях по существу непрекра- щающейся империалистической и сионистской агрессии. Империалистическая политика удушения национально- освободительного движения арабов, ослабления и раскола арабского мира отвечает своекорыстным устремлениям крупной еврейской буржуазии, ее аннексионистским планам в отношении Палестины и соседних с ней территорий. На этой основе сложился союз империализма и сионизма против арабских народов и поддерживающих их сил.

«Пусть все поймут,— вновь и вновь подчеркивал Бен-Гуриои,— что Израиль был создан войной, и он не будет довольствоваться теми границами, которых он достиг. Израильская империя будет простираться от Нила до Евфрата».

Так созданное по решению ООН государство Израиль было превращено идеологами и лидерами сионизма в орудие экспансионистской, захватнической политики. Арабо-израильская война 1948—1949 гг. положила начало многим последующим акциям империализма, сионизма и Израиля на Арабском Востоке. Сама эта война была спровоцирована с явного благословения Англии и США. Закулисные инициаторы войны действовали наверняка, заведомо зная о неминуемом поражении разобщенных, плохо организованных, слабых в военном отношении коррумпированных и непрочных арабских режимов.

В сентябре 1948 г. сионистами был убит глава миссии ООН по примирению в Палестине шведский дипломат граф Фольке Бернадотт, который, по мнению властей Израиля, занял не удовлетворявшую их позицию. В 1954 г. убийца был полностью оправдан, и ему было разрешено «за заслуги» баллотироваться в члены израильского парламента.

В результате войны 1948—1949 гг. Израиль произвел большие захваты по сравнению с территорией, которая отводилась этому государству по решению Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г. и практически осуществил начатую ранее сионистами преступную акцию — «очищение» ряда арабских земель от арабов с целью создания «чисто» еврейского государ ства. Так возникла тяжкая проблема палестинских беженцев, число которых в результате последующих агрессивных действий Израиля достигло к концу 1967 г., по подсчетам ООН, 1 миллиона 700 тысяч человек.

Ни призывы к гуманности, ни требования народов мира, отраженные в официальных документах ООН (резолюция Генеральной Ассамблеи от 11 декабря 1948 г. и др.), о прекращении преследований арабского населения, о признании законных прав палестинцев, в том числе их права возвратиться на принадлежащие им земли, не остановили расистский курс сионистов. Они продолжали практическое осуществление той политики, которая нашла свое классическое выражение в словах одного из основоположников сионизма Герцля: «дать землю без народа народу без земли».

Агрессоры, казалось, могли торжествовать победу. Но, вопреки их расчетам, война 1948—1949 гг. дала сильнейший толчок развитию таких процессов на Арабском Востоке, которые были более чем нежелательны для империализма и сионизма,— росту национального самосознания арабов, резкому усилению антиимпериалистической борьбы арабских народов и крушению ряда феодальных режимов.

Начало 50-х годов ознаменовало собой исторический рубеж в арабском освободительном движении. Одной из его важнейших вех стала, в частности, египетская революция 1952 г. Арабские патриотические силы рассматривали египетскую революцию как начало общеараб- ской революции, перед которой выдвигались три основные цели: достижение политической и экономической независимости, объединение арабского мира, осуществление назревших социальных преобразований. Развернулась одновременно антиимпериалистическая и антифеодальная борьба арабов.

Учитывая все это, империалисты активизировали поиск путей и способов для сохранения и укрепления своих позиций на Ближнем Востоке. Альянс империализма и сионизма взял курс на срыв и подавление процессов прогрессивного развития в арабском мире. В этих условиях огромное значение приобретало всемерное укрепление сотрудничества и дружбы между СССР, всем социалистическим содружеством и арабскими государствами вопреки усилиям реакции воспрепятствовать этому.

17

49

81 Особое место в политике ближневосточного альянса империализма и сионизма заняли такие акции, как тройственная агрессия Англии, Франции и Израиля против Египта в 1956 г., вооруженное нападение Израиля на Египет, Сирию и Иорданию в 1967 г. (так называемая «шестидневная война») и ожесточенная военная схватка между Израилем и арабским миром осенью 1973 г. (четвертая арабо-израильская война).

Англия, Франция и Израиль тщательно готовили свое нападение на Египет в 1956 г. Агрессоры рассчитывали — это была их главная цель — устранить прогрессивный республиканский режим в Египте, а также «наказать» египтян за национализацию ими 26 июля 1956 г. Суэцкого канала и вновь захватить его с помощью вооруженной силы. Израиль действовал в соответствии со своей генеральной линией — новый захват арабских земель любыми методами и средствами во имя создания «великого Израиля».

Агрессия началась вторжением 29 октября 1956 г. израильских войск на Синайский полуостров. Однако вскоре стало ясно, что агрессоры просчитались. Им не помогло ни военное превосходство, ни выбор момента для нанесения удара — период контрреволюционного мятежа в Венгрии, который, по мнению англо-французов и международных сионистских центров, имевших непосредственное отношение к организации этого мятежа, должен был лишить Советский Союз возможности эффективно выступить в защиту жертв агрессии. Мужественная борьба египетского народа, решительное сопротивление агрессии со стороны всех миролюбивых сил сорвали планы империалистов Англии, Франции и Израиля. Они были вынуждены прекратить военные действия, а затем и освободить захваченные земли.

Нападение на Египет многое обнажило в облике Израиля и международного сионизма, в его агрессивной политике. В ноябре 1957 г. в Бомбее (Индия) были опубликованы секретные документы генерального штаба вооруженных сил Израиля, раскрывшие планы создания при поддержке империалистов обширного израильского сионистского государства на путях новой агрессии. В документе «Стратегический план израильской армии на 1956—1957 гг.» !, составленном еще до начала суэцкой авантюры, израильский генеральный штаб подробно обосновывал «необходимость» ведения превентивной войны против арабских государств в целях изменения «общей обстановки на Ближнем Востоке». В плане приводился список огромных территорий, которые по замыслам Тель-Авива должны были быть присоединены к Израилю, а также определялись пути и методы раскола и дробления арабского мира. По существу, этот план создания «великой» сиодистской державы, господствующей на Ближнем Востоке, почти в точности повторял проект «новобиблейского Израиля», выдвинутый в свое время Герцлем и его сподвижниками.

События осени 1956 г. и срыв военных авантюр империализма и сионизма имели огромное значение для арабских стран и для мирового освободительного движения в целом. Поражение, понесенное империалистами в период тройственной агрессии против Египта, было одним из звеньев в цепи событий, ведших к крушению колониальной системы империализма. Однако колонизаторы не оставляли надежд с помощью новых агрессивных акций и авантюр сохранить за собой регион, который они объявили для себя «жизненно важным». Именно поэтому США, Англия и Франция отклонили предложение Советского правительства, с которым оно обратилось к ним в 1957 г.,— выступить с совместной декларацией о мире и безопасности на Ближнем и Среднем Востоке, о невмешательстве во внутренние дела стран района; отклонялись ими также многие другие предложения СССР, направленные на создание условий для прочного и длительного мира на Арабском Востоке.

Империализм и сионизм не хотели такого мира на Ближнем Востоке. С особой силой это проявилось в 1967 г. в связи с агрессией Израиля против соседних арабских государств. Широкий заговор империализма и сионизма готовился на протяжении ряда лет. И когда в июне 1967 г. главный соучастник и исполнитель этого заговора Израиль напал на Египет (ОАР), Сирию и Иорданию, на чашу весов развернувшейся вооруженной борьбы был брошен не только весь потенциал военной машины Тель-Авива. На арабов был нацелен также 6-й американский флот с крупнейшими авианосцами, заблаговременно переместившийся в восточную часть Средиземного моря. На израильскую армию работали разведывательные службы США, Англии и ряда ‘других стран — членов Североатлантического блока. В войне против арабов непосредственное участие приняли американские военные летчики и технические специалисты, получившие от правительства США право на «двойное гражданство». Израиль в огромных количествах получал вооружение из США и Англии и щедро финансировался международным империализмом и сионизмом. К моменту агрессии израильское правительство получило четкие гарантии от этих держав. В конце мая в Вашингтоне состоялась встреча президентов США и Израиля и премьер-министра Англии, на которой, по откровенному признанию израильской печати, был составлен «совместный план действий против Египта» Ведущие органы западной печати с той же откровенностью писали, что в случае, если Израиль сам не выиграет войну, последует вмешательство США и Англии с целью «решить исход дела в пользу Израиля. Запад будет воевать, если возникнет угроза существованию Израиля» 131. Весьма показательны слова, сказанные тогдашним премьером Израиля Эшколом по поводу заверений, полученных им от американского правительства. Отвечая на прямо поставленный вопрос в интервью журналу «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» незадолго до начала июньской агрессии — «Рассчитывает ли Израиль получить помощь США и, возможно, Англии и Франции в случае столкновения с соседними арабскими государствами?», Эшкол ответил: «Конечно, мы ожидаем такую помощь, хотя и надеемся на свою армию. Я не хотел бы, чтобы американские матери оплакивали кровь своих сыновей, пролитую здесь, в Израиле. Но я несомненно ожидаю этой помощи, особенно в свете тех торжественных обещаний, которые нам давались. Когда мы просили США об оружии, нам отвечали: «Не тратьте своих денег; мы здесь; здесь 6-й американский флот» 132.

Израиль получил от мирового империализма и сионизма огромную финансовую и военную помощь, без которой он, конечно, не смог бы начать агрессию. Так, за 20 лет существования Израиля, с 1948 по 1967 г., американская и английская помощь, реституции из ФРГ, «пожертвования» международных сионистских организаций Израилю, а также частные капиталовложения в его экономику превысили 8 миллиардов долларов, причем больше половины этой суммы поступило из США. Все это вместе с крупными поставками всех видов вооружения способствовало созданию военно-эко- номического потенциала Израиля, поставленного на службу экспансионистской политике.

Правители Израиля начали 5 июня 1967 г. войну против арабов под фальшивым предлогом «защиты от готовившейся агрессии». Но они хорошо знали, что ни Египет, ни какое-либо иное арабское государство не намеревались прибегать к оружию и начинать войну, несмотря на отдельные непродуманные высказывания некоторых арабских и палестинских лидеров. Как сообщала впоследствии западная печать, израильтяне 4 июня располагали выкраденной стенограммой заседания руководства Египта, состоявшегося накануне. На нем президент Насер отклонил высказанные отдельными членами руководства египетской армии советы предпринять предупредительные военные меры, с тем чтобы отвести нарастающую угрозу со стороны Израиля. Таким образом, президент Насер четко определил позицию Египта — она совпадала с позицией других арабских стран — не идти на развязывание вооруженного конфликта, и в Израиле знали об этом. Но машина агрессии все же была пущена в ход. Готовившийся свыше 10 лет удар по арабам был разработан во всех деталях, и его решено было нанести. Как затем стало известно, план военных операций Израиля был заранее скорректирован в штабах НАТО. На службу агрессору были поставлены также огромные возможности международного сионизма, его политические, финансовые и пропагандистские средства в системе империализма в целом. Одновременно была развернута активнейшая деятельность среди еврейских общин во многих странах мира.

Правящим кругам Израиля удалось благодаря внезапности нападения и превосходству в авиации добйть- ся в июне 1967 г. временной военной победы. Но совер шенно очевидно, что она не могла стать окончательной и тем более политической победой. В трудный для всего арабского мира час испытаний Советский Союз вместе с другими социалистическими странами эанял твердую и непреклонную позицию поддержки справедливого дела арабов. 9 июня руководители коммунистических и рабочих партий и правительств Советского Союза, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Чехословакии, Югославии приняли специальное Заявление, в котором предупреждали Израиль, что «социалистические государства.,. сделают все необходимое, чтобы помочь народам арабских стран дать решительный отпор агрессору, оградить свои законные права, потушить очаг войны на Ближнем Востоке, восстановить мир в этом районе» *. На следующий день в ноте о разрыве дипломатических отношений с Израилем Советское правительство подчеркнуло, что, «если Израиль не прекратит немедленно военных действий, Советский Союз, совместно с другими миролюбивыми государствами, применит в отношении Израиля санкции со всеми вытекающими отсюда последствиями» 133. .

Заявление Советского правительства было подкреплено соответствующими практическими шагами. Решительные меры социалистических государств остановили в крайне ответственный для судеб арабских народов момент израильскую агрессию, не дали ей разрастись в вооруженный конфликт более крупного масштаба, помешали осуществлению главных целей заговора империалистов и сионистов. Характеризуя позицию Советского правительства в тот период, президент Гамаль Абдель Насер подчеркивал: «Мы говорим, что, если бы не советская помощь после июньских событий 1967 года, империализм подчинил бы себе нашу страну, все наши цели были бы растоптаны сапогами захватчиков».

Июньская агрессия Израиля и последовавшие за ней политические события на Арабском Востоке конца 60-х и начала 70-х годов серьезно повлияли на международную обстановку. В противоборстве, в которое были вовлечены, по существу, все крупнейшие державы мира, четко определились позиции сторон. Страны социалистического содружества, поддержанные другими миролюбивыми народами, встали на защиту справедливого дела арабов; США, Англия и их союзники по военным блокам всецело поддержали Израиль. Это противоборство принимало самые различные формы, велось на различных международных форумах, в ходе двусторонних и многосторонних переговоров, в условиях сложной дипломатической и политической игры пособников агрессора, проводимой с присущими империализму и сионизму вероломством, шантажом, стремлением любыми средствами добиться поставленной цели.

Вопреки надеждам империалистических и сионистских кругов, полагавших, что агрессивная «шестидневная война» Израиля приведет к катастрофическому осложнению положения дел в арабском мире, резкому усилению в нем центробежных сил и разрыву связей арабов с социалистическими государствами, развитие событий приняло иной оборот. В те трудные дни укрепилась арабская солидарность и страны — жертвы агрессии получили существенную финансовую и политическую поддержку от других арабских государств. Не удалась также провокационная попытка подорвать доверие арабов к СССР с помощью лживого тезиса о недостаточной советской помощи «в критический для арабов момент». Преодолев ряд трудностей внутриполитического. характера, на которые агрессоры возлагали особые надежды, арабские страны при поддержке Советского Союза и всех прогрессивных и миролюбивых сил повели напряженную борьбу за ликвидацию последствий агрессии и вывод израильских войск с захваченных ими территорий.

После сложной дипломатической и политической борьбы Совет Безопасности принял 22 ноября 1967 г. резолюцию № 242, которая должна была стать между- народно-правовой основой урегулирования возникшего конфликта. Эта резолюция намечала пути решения проблемы установления прочного и длительного мира на Ближнем Востоке, включая ликвидацию существовавшего с 1948 г. состояния войны между Израилем и арабами. В резолюции подчеркивалась «недопустимость приобретения территорий путем войны», определялись принципы, на основе которых должен быть установлен «справедливый и прочный мир на Ближнем Востоке». Одновременно Совет Безопасности уполномочивал генерального секретаря ООН направить на Ближний Восток специального представителя, в задачу которого входило содействовать достижению соглашения об урегулировании конфликта. Этим посредником был назначен посол Швеции в СССР Гуннар Ярринг.

Хотя ноябрьская резолюция Совета Безопасности в ряде своих положений не полностью устраивала арабские страны, они дали свое согласие на ее выполнение в целом. Израилю понадобилось более трех лет, чт^бы на словах «согласиться» (в 1970 г.) с резолюцией ООН. Свое формальное согласие Израиль сопроводил весьма существенной оговоркой о том, что вывод его войск должен произойти «в пределы безопасных, признанных и согласованных границ, которые должны быть определены в мирных соглашениях», что противоречило ПОЛОЖЄ-Г ішям резолюции, требующим безусловного вывода войск с оккупированных территорий. Как показали дальнейшие события, «согласие» Тель-Авива было дано с целью попытаться ввести в заблуждение мировое общественное мнение. На деле усилия Израиля и его покровите-^ лей были направлены на максимальную затяжку конфликта и создание обстановки «ни мира, ни войны», если этот «мир» не будет полностью отвечать требованиям Израиля и не закрепит оккупацию им новых арабских территорий. Такая позиция закономерно вытекает из доктрины «великого Израиля», так как Для утверждения своего господства над «библейской Палестиной» сионисты видели и видят лишь один путь — это путь военных столкновений с арабами и захват вооруженной силой принадлежащих им земель, разжигания розни и вражды в арабском мире.

Бывший премьер Эшкол не скрывал, чего сионисты намеревались добиться на путях новой агрессии: «Израиль, оккупировав новые территории, никогда не вернется к прежним границам». Многократно цитировались в западной прессе слова бывшего министра обороны Даяна, сказанные им 5 июня 1968 г. в свя&и с годовщиной июньской агрессий: «Наши отцы достигли границ, признанных планом раздела Палестины в 1947 году, наше поколение достигло границ 1949 года. Что же касается поколения «шестидневной войны» с арабами 1967 года, то оно смогло достичь Суэцкого канала в ОАР, реки Иордан в Иордании и Голанских высот в Сирии... И это еще не конец, так как за нынешними линиями прекращения огня находятся новые линии, прохо дящие за рекой Иордан и достигающие Ливана и центральной части Сирии» 134. В дальнейшем, израильский премьер Голда Меир по окончании всемирного сионистского сборища в Иерусалиме в январе 1972 г. сообщила о «минимальных (!) требованиях» Израиля в отношении арабских земель в качестве «награды за победу в шестидневной войне»: аннексия «окончательно и навечно» Шарм-аш-Шейха вместе с восточным побережьем Синайского полуострова, контролирующим вход в Акабский залив, сирийских Голанских высот с прилегающим к ним районом Тивериадского озера, части Западной Иордании, полная аннексия Иерусалима и т.д.

Так, совершенно прямо и откровенно формулировалась экспансионистская программа Тель-Авива, не имевшая ничего общего с установлением прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке.

В обход ООН, консультативных встреч представителей СССР, США, Англии и Франции в рамках Совета безопасности, двусторонних советско-американских контактов правящие круги США настойчиво предлагали арабам свое «посредничество» в арабских делах и в урегулировании конфликта. Провокационно навязывалась мысль о готовности американского правительства «учесть» национальные интересы арабских стран в поисках ближневосточного урегулирования и «оказать воздействие» на Израиль, с тем чтобы он «смягчил» свою жесткую позицию. При этом ставилось непременное условие: ОАР и другие арабские страны должны пойти на прямые контакты с Израилем (переговоры фактически в условиях военной капитуляции) и отказаться от курса на сотрудничество с Советским Союзом. Это была целеустремленная и коварная политика — пустыми обещаниями заставить арабов поверить в «доброжелательность» США и фактически сдаться на милость правителей Израиля и американского империализма.

Время от времени США выступали с различными «конструктивными предложениями» в попытках продемонстрировать арабам свою «искренность» и желание достичь «сбалансированного мира» («план Роджерса», выдвинутый государственным секретарем США летом 1970 г., его поездка в Египет в 1971 г. при разорван- цых американо-египетских дипломатических отношени ях и др.). Однако, как только отдельные арабские страны соглашались с какими-то предложениями, США тут же отказывались от них под предлогом, что противоположная сторона — Израиль — отвергает их.

В июне 1973 г. на одном из заседаний Совета Безопасности ООН внимание его членов было привлечено к материалам симпозиума, организованного израильской газетой «Маарив» 6 января 1973 г., в котором приняло участие 7 бывших начальников генерального штаба вооруженных сил Израиля. Выводы участников этого симпозиума говорили сами за себя: хотя руководители арабских государств могли бы подписать мирное соглашение с Израилем на основе отвода израильских вооруженных сил к границе, существовавшей до 5 июня 1967 г., однако Израилю следует продолжать игнорировать арабскую готовность к миру и довести дело до полной капитуляции арабов Незадолго до симпозиума министр обороны Даян в столь же беззастенчивой форме сформулировал намерения сионистов, заявив: израильтяне «готовы к войне, и она будет преследовать цель установления наших новых границ, новых отношений с арабами, нового положения в этом районе и во всем мире» 135.

В этом ключе, по существу, и действовали израильские правители день за днем на протяжении 1973 г., поставив арабов перед выбором — либо ответить ударом на удар, либо смириться с положением побежденных, которым диктуют условия их существования. 21

февраля 1973 г. израильтяне высадили на территории суверенного арабского государства Ливан два десанта с целью уничтожения лагерей палестинских беженцев — Нахр аль-Баред и Аль-Бадауи, находящихся в 200 километрах от границы Израиля. Тогда же израильские агрессоры хладнокровно совершили другую преступную акцию — их истребители сбили над Синайским полуостровом пассажирский самолет Ливийской авиакомпании, в результате чего погибло около ібо человек. Одновременно израильская военщина совершала провокационные вылазки против Сирии и Египта, а угрозы о возможности нанесения вооруженных ударов «вплоть до Каира и Дамаска» стали обычными в заявлениях официальных представителей Тель- Авива всех рангов. Было также открыто декларировано «право» Израиля совершать террористические акции против арабов повсюду в мире, где и когда это будет им сочтено необходимым 1.

Одну из таких рассчитанных преступных акций израильтяне осуществили 10 апреля, когда они высадили десант в столице Ливана — Бейруте, где физически уничтожили группу руководящих деятелей палестинского освободительного движения. Налет израильской военщины на ливанскую столицу стал предметом специального рассмотрения Совета Безопасности ООН. Но к его началу было специально приурочено бесцеремонное заявление министра обороны Даяна, сделанное 14 апреля, о том, что Израиль и в будущем будет продолжать вооруженные нападения, причем не только на лагеря палестинских беженцев, но и на другие объекты и цели.

. Тель-Авив усиливал свои провокации. Это вынудило Совет Безопасности ООН по требованию арабов, поддержанному Советским Союзом, приступить к всестороннему рассмотрению положения, сложившегося на Ближнем Востоке в результате отказа Израиля выполнить резолюцию Совета Безопасности № 242 от 22 ноября 1967 г., покинуть оккупированные им во время июньской агрессии территории и пойти на прочное мирное решение ближневосточного кризиса. В основу работы Совета Безопасности, начавшего в конце апреля 1973

г. свои заседания, был положен доклад генерального секретаря ООН. Включенные в няго документы не оставляли никакого сомнения в том, что вина за сохранение опасной обстановки на Ближнем Востоке целиком лежит на Израиле. Доклад подчеркивал, что единственно разумной основой урегулирования кризиса является резолюция Совета Безопасности от 22 ноября 1967 г.

После длительного и всестороннего обсуждения на решение Совета Безопасности в конце июля был вынесен проект резолюции 8 неприсоединившихся стран. Этот проект содержал минимум требований к Израилю, выполнение которых было совершенно необходимо для достижения мирного урегулирования: он подтверждал прежние решения Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу о положении на Ближнем Востоке, подчеркивал убежденность в том, что мирное решение ближневосточной проблемы может быть достигнуто лишь на основе уважения национального суверенитета, территориальной целостности и прав всех народов и государств этого района, в том числе арабского народа Палестины, подтверждал важность усилий генерального секретаря ООН и его специального представителя, направленных па поиски мирного урегулирования, и содержал призыв к их продолжению. Проект резолюции справедливо осуждал обструкционистскую позицию, занятую Израилем. Однако в результате закулисных махинаций США этот проект так и не был принят.

Между тем инициаторы, вдохновители и покровители сионистской агрессии против арабских народов не оставляли своих опасных планов. В сентябре 1973 г. Изг раиль совершил крупную военную провокацию против Сирии. Тогда же правящая «рабочая» партия приняла в преддверии выборов документ, в котором выступила за ускорение «освоения» оккупированных арабских территорий. Бандитские действия против арабов и на арабских землях правители Израиля дополняли международным гангстеризмом. Один за другим следовали террористические акты — взрывы, похшценпя* убийства — против арабов, арабских посольств и палестинских представительств в различных странах. По признанию израильской газеты «Давар», организация террора против неугодных израильтянам лиц «входит в круг обязанностей» официальных разведывательных служб Тель-Авива.

Все это вполне закономерно вело к томуг что в октябре 1973 г. очаг напряженности на Ближнем Востоке дал четвертую вспышку войны. Воевные действия сразу же достигли невиданной интенсивности; с обеих сторон в них участвовало большое количество современной военной техники.

Ожесточенные бои шли на Синайском полуострове, в районах Голанских высот, на дальних подступах к Дамаску. События первых же дней убедительно показали: по сравнению с 1967 г. обстановка существенно изменилась, у Израиля нет никаких надежд на легкую военную победу над арабами. Однако Тель-Авив продолжал подливать масло в огонь, и конфликт принимал угрожающие масштабы. Несомненно, этому способствовали колоссальные поставки Израилю по воздуху новей шей американской военной техники и действия США, направленные на то, чтобы усугубить обстановку: американское руководство с целью поддержки Израиля решило пойти на военную демонстрацию, объявив в ночь с 24 на 25 октября 1973 г. о приведении вооруженных сил США в состояние повышенной боевой готовности; кроме того, как свидетельствовал египетский президент Садат, руководители США в период кульминации военных действий категорически предостерегли Египет от удара по израильскому плацдарму, образовавшемуся на Западном берегу Суэцкого канала, и предупредили арабов, что США «не потерпят поражения израильтян» *.

С момента возобновления военных действий на Ближнем Востоке 6 октября 1973 г. Советский Союз, поддерживая тесный контакт с дружественными арабскими государствами, принимал все зависящие от него политические и другие меры, чтобы содействовать благоприятному для них окончанию войны и созданию таких условий, при которых мир на Ближнем Востоке для всех государств этого района стал бы действительно прочным. Существенным для победы арабов было и наметившееся единство действий арабских государств, в частности их согласованные действия в области нефтяной политики по отношению к Западу, или так называемое «нефтяное эмбарго» на вывоз нефти в западные страны. 22

и 23 октября Совет Безопасности ООН дважды принимал решения, которыми предусматривалось немедленное прекращение огня. Оба раза Израиль, на словах объявляя о своем подчинении решению Совета, на деле вероломно нарушал его, продолжая агрессивные действия против Египта. Израиль полностью игнорировал требование Совета Безопасности об отэоде войск на позиции, занимавшиеся ими к вечеру 22 октября. В связи с продолжавшимися нарушениями прекращения огня 25 октября Совет Безопасности ООН принял решение о незамедлительном создании чрезвычайных сил Организации Объединенных Наций, которые срочно направлялись в район военных действий.

Усилия миролюбивых сил привели к некоторой нормализации обстановки. Однако установления прочного мира на Ближнем Востоке не произошло и все по той же причине — авантюристическому намерению правящих кругов Израиля занять с помощью сил мирового империализма и международного сионизма господствующие позиции на Арабском Востоке.

Сочетание решительных мер Советского Союэа в поддержку борьбы арабских народов за ликвидацию последствий израильской агрессии с конструктивным курсом, направленным на развитие процесса разрядки международной напряженности, позволило созвать в декабре 1973 г. в Женеве мирную конференцию по Ближнему Востоку, сопредседателями которой являлись СССР и США. Данная конференция могла бы проложить магистральный путь к подлинному, всеобъемлющему ближневосточному урегулированию, рассмотрев и решив ключевые проблемы этого урегулирования. Однако, открывшись 21 декабря для двухдневной работы и не будучи формально закрытой, Женевская конференция не смогла в дальнейшем продолжить свою деятельность. При помощи самых различных маневров и махинаций Израиль и США блокировали работу этого международного механизма, специально созданного для ликвидации сложного узла мировых противоречий, каким стал ближневосточный кризис.

Первоначально казалось, что после октябрьской войны агрессор и его покровители внесли определенные коррективы в свою политику. Но на деле эти коррективы были направлены не на достижение справедливого ближневосточного урегулирования, а на осуществление тех же захватнических планов при помощи более изощренных и вероломных средств и методов, сочетающихся с постоянным военным давлением на арабские страны. Беспринципная политическая и дипломатическая игра Вашингтона и Тель-Авива, распределение ролей между ними в этой игре перестали быть каким- либо секретом. Время от времени представители США выступали с различными «конструктивными предложениями», демонстрировали свою «искренность» и желание «помочь» в достижении «сбалансированного мира» в регионе. Но они сразу же отказывались от этих предложений, когда «выяснялось», что Израиль считает их неприемлемыми или «навязанными извне». Все это сопровождалось нарастающими поставками Израилю новейшей боевой техники, что- подчас опе режало ее поступление на вооружение самой американской армии.

В уже упоминавшемся «Стратегическом плане израильской армии», представляющем далеко не академический интерес для понимания мотивов правящих кругов Тель-Авива, особо отмечалось, что «арабские страны способны оказать Израилю значительное сопротивление лишь в том случае, если они объединятся», а поэтому целью политической подготовки выгодной для Израиля .ситуации является «обострение внутренних разногласий» (среди арабов). Развивая эту мысль, авторы плана намечали методы подрыва единства арабов, разжигания религиозных распрей между отдельными группами населения и т. д.

Объектом происков империалистической реакции и сионизма вскоре стал Ливан, где сосредоточилось большое число палестинцев, изгнанных Израилем с принадлежащих им земель, и где разгорелась кровопролитная война между правохристианскими силами, с одной стороны, и национально-патриотическими силами и палестинским движением сопротивления — с другой, всячески разжигавшаяся извне.

Центральное разведывательное управление США и секретные службы Израиля действовали на протяжении 1975—1978 гг. таким образом, чтобы как можно сильнее осложнить положение в Ливане, расколоть страну и создать на ее территории новый плацдарм для наступления на арабский мир. В действие были приведены многочисленные шпионско-диверсионные группы, обосновавшиеся в Бейруте задолго до начала ливанского кризиса, вспыхнувшего после нападения фалангистов в апреле 1975 г. на автобус с участниками митинга левых сил. Правохристианские элементы, спровоцировавшие инцидент, переросший затем в вооруженные схватки, действовали при всесторонней поддержке внешних, главным образом американо-израильских, сил, которые оказывали им# военную и финансовую помощь* снабжали оружием и боеприпасами, поставляли террористов и налетчиков.

Буквально накануне апрельского взрыва 1975 г. в Ливан под видом туристов проникли 240 иностранных агентов, которые затем «бесследно исчезли», рассредоточившись мелкими группами и поодиночке среди ливанского населения. Пришельцы сеяли панические про- вокациопные слухи среди жителей ливанских городов и деревень, организовывали провокации, бандитские налеты на банки, магазины, склады с товарами и жилые дома.

Серьезно обеспокоенные укреплением рядов Палестинского движения сопротивления, растущей поддержкой, какую оказывали ему демократические партии и организации Ливана, правители Израиля развязали «необъявленную войну» на южных границах Ливана, рассчитывая разжечь неприязнь к ПДС со стороны части ливанского населения, руками правых нанести удар как по ПДС, так и по поддерживающим его прогрессивным силам Ливана. Палестинские лагеря в Южном Ливане, как и многие ливанские поселения этого района, превратились в объекты постоянных израильских военных провокаций. Израильская военщина применяла здесь тактику выжженной земли, имея задачу запугать ливанцев, заставить их покинуть родные места, а палестинцев — уничтожить физически.

В марте 1978 г. Тель-Авив под предлогом борьбы с палестинскими террористами совершил открытое вторжение в пределы Южного Ливана на протяжении всей ливано-израильской границы. В ночь с 14 на 15 марта танковые и мотопехотные соединения Израиля пересекли границу и повели широкое наступление в направлении городов Сайда и Тир. Одновременно с моря был высажен десант, а израильская авиация наносила бомбовые удары по ливанским городам и населенным пунктам. В результате варварских бомбардировок, артиллерийских обстрелов и действий, ничем не отличавшихся от нацистских злодеяний периода второй мировой войны, десятки населенных пунктов и многие лагеря палестинских беженцев были стерты с лица земли, погибло большое число ни в чем не повинных людей, а свыше 265 тысяч ливанцев и палестинцев оказались без крова. Израильские войска захватили около 17 процентов территории еще одного суверенного арабского государства. Как явствует специальная резолюция, принятая израильским парламентом накануне вторжения, агрессор поставил себе целью осуществить давнишний замысел — оккупировать южную часть Ливана, разгромить Палестинское движение сопротивления. Резолюция откровенно призывала к беспощадной борьбе против Организации освобождения Палестины и физиче скому уничтожению ее руководителей 136. Мир получил еще одно доказательство политики геноцида, проводимого против арабского народа Палестины.

Новая преступная акция сионистских правящих кругов Израиля, возводящих акты агрессии и террора в ранг государственной политики, вызвала гнев и возмущение во всем мире. В итоге трехдневных заседаний Совет Безопасности ООН принял резолюцию, потребовавшую от Израиля прекращения военных действий и незамедлительного вывода израильских войск из Ливана, а также о немедленном создании вооруженных сил ООН для поддержания там мира137. Следуя своей обычной практике, США блокировали возможность прямого осуждения в резолюции зарвавшегося агрессора, что естественно, если учесть, как об этом указывается в Заявлении ТАСС от 17 марта 1978 г., что «подобная акция не могла быть предпринята Израилем по крайней мере без молчаливой поддержки со стороны тех, чьим оружием оснащены израильские войска» 138.

Более того, официальные представители Вашингтона, куда израильский премьер Бегин нанес очередной дружеский визит на следующий же день после окончания дебатов в Совете Безопасности, заявили, что они «понимают» политику Израиля в «ливанском вопросе». По оценке представителя госдепартамента США, «нестабильность» в Ливане является якобы не результатом агрессии израильской военщины, а присутствием в этом районе «палестинских террористов»139. Сам визит Беги- на, по существу, в разгар вторжения в Ливан свидетельствовал о полной уверенности агрессора в «понимании», которое они могут ожидать от своих американских партнеров. Даже видавшие виды западные наблюдатели были шокированы поведением Бегина (в свое время возглавлявшего сионистские террористические банды, уничтожавшие беззащитное арабское население на территории Палестины) во время визита в Вашингтон. Во всем сквозила убежденность в том, что руководители

США не осмелятся пойти на шаги и действия, идущие

вразрез с интересами и требованиями израильских правящих кругов или могущие вызвать их недовольст во. Израильскому премьеру, разумеется, было хорошо известно изречение главы Белого дома, с которым были намечены встречи, по поводу того, что ни один американский президент «не пойдет на политическое самоубийство», вступив в борьбу с мощными сионистскими силами в США140.

В этой связи весьма примечательно выглядит статья «Открытое письмо израильскому другу» известного американского обозревателя Дж. Олсопа, в которой, в частности, говорилось: «Безусловно, Израиль обладает системой рычагов для вмешательства в нашу политику благодаря той большой поддержке, которую оказывает ему американско-еврейская община. Этот аспект израильско-американских отношений требует к себе в настоящее время особого внимания. В то время как нельзя считать ошибочной инстинктивную помощь американских евреев Израилю, вы, израильтяне, способны использовать данную помощь в своих интересах действительно совершенно ошибочным путем. Возможно, даже слово «ошибочно» не совсем точно выражает суть. Именно в этой связи мне вспоминаются цинично-едкие слова Талейрана по поводу убийства герцога Энгиен- ского: «Это хуже чем преступление, это — ошибка...» Президент Форд говорил мне довольно давно, и, как мне кажется, с безусловным эдравым смыслом: «Большинство американцев готовы пойти на огромный риск, для того чтобы сохранить государство Иэраиль. Но это же большинство не желает идти на огромный риск во имя того, чтобы сохранить завоевания Израиля». В этом заключается для Израиля основная дилемма, и вряд ли нужно ее подчеркивать сильнее. Необходимо, однако, добавить, что еще большее беспокойство возникает, когда серьезные и знающие, что они говорят, люди свидетельствуют о наличии «секретного плана» Израиля избежать подобной дилеммы. Как утверждается, этот секретный план преследует цель затормозить какими угодно путями переговоры по Ближнему Востоку на протяжении избирательного 1976 года и тем временем вмешаться в наши внутренние дела более открыто, чем когда-либо ранее, с тем чтобы избрать такого «прези- дента-демократа», который не покинет Израиль»141.

Создание внутри Соединенных Штатов обстановки, коюрая способствовала бы их автоматическому подключению к любым деяниям Израиля, какой бы опасный характер они ни носили, стало характерной особенностью ближневосточной политики Вашингтона, которая продолжает нести в себе все черты политики, не только препятствующей достижению подлинного разрешения ближневосточного кризиса, но и ведущей к новым осложнениям на Ближнем Востоке и, следовательно, в мире в целом.

Достаточно напомнить, что, находясь в Вашингтоне, Бегин без обиняков заявил, что основополагающая резолюция Совета Безопасности по ближневосточному урегулированию от 22 ноября 1967 г. якобы не обязывает Израиль вывести свои войска с Западного берега реки Иордан и из сектора Газы. Палестинцам, проживающим на Западном берегу, Бегин соглашался предоставить лишь сомнительное «право выбора» между израильским гражданством или иорданским подданством, причем в последнем случае опять-таки при условии постоянного военного контроля израильтян над этой территорией, то есть, по существу, постоянной ее оккупации к

Несомненно, трагические события, развернувшиеся в Ливане, и наглость, с которой действовал Израиль, стали возможны также потому, что империалистическим и сионистским силам удалось внести серьезный раскол в ряды арабов, возникший в результате беспринципного сговора президента Египта А. Садата с агрессором и его покровителями.

Для ослабления борьбы арабских народов за ликвидацию последствий израильской агрессии и справедливый мир на Ближнем Востоке США, руководящие круги международного сионизма и Израиль избрали путь так называемых частичных решений, сепаратных сделок, путь раскола арабского антиимпериалистического фронта. Решающую ставку в этой связи стратеги сионистской дипломатии сделали на египетское руководство, на возможность открытого перехода Садата в коалицию проамериканских сил на Арабском Востоке. В данном случае Вашингтон и Тель-Авив добились цели, к которой они стремились долгие годы. Во-первых, было политически нейтрализовано правительство наиболее крупного арабского государства — Египта, который длительное время возглавлял антиимпериалистическую борьбу арабских народов, играл важную роль в освободительном движении афро-азиатских и латиноамериканских стран. И, во-вторых, выход Египта из единого строя прогрессивных арабских режимов, его переход на позиции прозападной ориентации вел к серьезному военному ослаблению сил, непосредственно противоборствующих Израилю на Ближнем Востоке.

Упомянутый Олсоп в той же статье «Открытое письмо израильскому другу», останавливаясь на масштабах влияния Израиля и сионистских сил на формирование политического курса США и призывая в связи с этим израильских руководителей «не переходить разумных границ» с одной лишь целью, чтобы не вызвать «неблагоприятной для израильтян реакции внутри американского общества», приводит весьма любопытное высказывание главы внешнеполитического ведомства США Г. Киссинджера, который, по определению Олсопа, «имеет огромные заслуги» в проведении «смелой и нужной для Израиля политики» на Ближнем Востоке: «С 1971 г. израильско-американские отношения начали претерпевать значительные, хотя и не бросающиеся в глаза изменения. Заклятый враг Израиля, Гамаль Абдель Насер, умер менее чем за год до этого. Своим необыкновенным чутьем Генри Киссинджер уже уловил, что США могут подружиться с новым египетским лидером Анваром Садатом. Тогда он признался мне, что «планирует тот день, когда египтяне начнут смотреть на США, а не на СССР». Я должен признаться, что побоялся, не заболевает ли госсекретарь манией величия. Ведь в тот период в египетских войсках было не менее 4 тысяч советских советников и казалось, что Египет стал постоянно зависим от Советского Союза. Тем не менее Киссинджер верно предугадал будущее. В 1972 г. президент Садат выслал советских советников и начал принимать меры против советских сторонников в своем правительстве... Вскоре США и Египет вновь стали друзьями...»

Еще в 1974 г., во время «челночной дипломатии» Киссинджера, президент Садат уверовал в соблазны сепаратистских действий, заключив соглашение о разъединении войск на Синае. В сентябре 1975 г/ было подписано второе синайское соглашение. Приблизительно тогда же появились американские финансовые приманки. Киссинджер откровенно предлагал стимулировать Садата за политику «отхода от Советского Союза и сближения с США», а тогдашний министр финансов У. Саймон заговорил даже о неком «плане Маршалла» для Египта. Но американская администрация представила конгрессу США свои предложения «не как программу развития, а как политическое вознаграждение»*. Каир вознаграждали за отход от общеарабской позиции в вопросах ближневосточного урегулирования и односторонние уступки Тель- Авиву.

Приезд египетского президента 19 ноября 1977 г. в Иерусалим на встречу с израильским премьер-министром Бегином означал признание де-факто сионистских экспансионистских претензий на этот город как столицу государства Израиль, которые находятся в вопиющем противоречии с резолюциями ООН об особом положении Иерусалима. В обмен на свои сепаратистские действия, вызвавшие глубокое возмущение всех патриотических, демократических сил в арабском мире, в том числе и внутри самого Египта, египетское руководство получило шумное одобрение только империалистической пропаганды, назвавшей «исторической» инициативу Садата начать заведомо обреченные на провал переговоры с Израилем. Египет не получил ни широкой эффективной помощи экономического характера, ни крупных займов для облегчения тяжелейшего кризисного положения во всех сферах внутренней жизни страны, ни оружия, равного по количеству и качеству поставляемому США и другими западными странами в Израиль, который и не думает прекращать свой агрессивный аннексионистский курс, продолжал планомерное заселение захваченных арабских территорий, стремясь создать традиционное в политике сионизма на Ближнем Востоке положение «свершившегося факта», то есть необратимого процесса захвата чужих территорий и изгнания оттуда коренного арабского населения.

Вместе с тем Садат последовательно оплачивал подбрасывавшиеся ему иллюзорные надежды на то, что он сможет привлечь США к «честной игре» на Ближнем Востоке и, как следствие,—к оказанию давления на Израиль, с тем чтобы он согласился на приемлемое также для арабов ближневосточное урегулирование. В марте 1976 г. правительство Египта денонсировало Договор

о дружбе и сотрудничестве между СССР и Арабской Республикой Египет от 27 мая 1971 г., пойдя таким образом на снижение уровня советско-египетских отношений. В июле 1977 г. Египет спровоцировал серьезный вооруженный конфликт с соседней Ливией. Египетские вооруженные силы захватили ливийский пограничный пункт, а военная авиация Египта подвергла бомбардировке ливийские города. Лишь благодаря посредничеству ряда арабских лидеров военные действия между Египтом и Ливией были прекращены. Удар по Ливии был не случаен: это государство, проводя независимую политику, вносит активный вклад в антиимпериалистическую, антисионистскую борьбу арабских народов и уже долгое время подвергается нападкам империализма и международного сионизма.

Продолжая свой «новый курс», Каир полностью поддержал в конце 1977 — начале 1978 г. агрессию Сомали против Эфиопии и поставками сомалийцам военного снаряжения заслужил одобрение США. Когда же Израиль учинил бандитский захват южного Ливана, президент Садат не только не осудил действия Израиля так, как они этого заслуживали, но и вновь подтвердил свою «решимость» продолжать идти по пути предательства интересов арабских народов, добиваться сепаратной сделки с Израилем при «полноправном участии» США142. Подчинение Садата американо-израильскому диктату в Кэмп-Дэвиде в сентябре 1978 г.— новый позорный шаг на этом пути.

Происки мирового империализма и сионизма, притязания правящих кругов Израиля в отношении соседних арабских стран, прикрываемые фальшивыми рассуждениями о «жизненном пространстве» для «народа без земли», об «арабском экстремизме» и т. п., были и остаются главной причиной постоянной напряженности на Ближнем Востоке.

Из-за своего обструкционистского подхода к любым предложениям, учитывающим хотя бы в малейшей степени интересы не только Израиля, но и арабских стран, Тель-Авив несет ответственность за провал, попыток добиться положительных сдвигов в деле урегулирования на Ближнем Востоке. Что касается различных «посреднических усилий», то подход, предусматривающий достижение лишь частичных, «поэтапных» решений, смазывающий перспективу всеобъемлющего урегулирования и не учитывающий необходимости справедливого решения палестинской проблемы, не может дать позитивных результатов. Более того, попытки достичь каких-то решений на сепаратной основе, без привлечения других заинтересованных сторон и вне рамок Женевской мирной конференции по Ближнему Востоку таят в себе лишь возможность еще большего обострения обстановки.

Суть «поэтапной дипломатии» с удивительной откровенностью была раскрыта предшественником Беги- на на посту премьер-министра Рабином, который в интервью израильской газете «Гаарец» 3 декабря 1974 г. заявил, что «главная цель Израиля заключается в выигрыше времени», всего около 7 лет, в течение которых Европа и США освободятся от зависимости от арабской нефти; со своей стороны Израиль мог бы наполнить эту «паузу» различными частичными соглашениями, избегая полного урегулирования до того момента, когда США, избавившись от всяких нефтяных обязательств, перестанут вообще намекать Израилю на условия, которые он считает для себя неприемлемыми

Есть все основания считать, что после октябрьской войны 1973 г. в основу общего американо-израильского курса на подрыв ближневосточного мирного урегулирования легло следующее: —

дальнейшее затягивание урегулирования; продолжение политики «ни войны, ни мира» в расчете, что она поможет Израилю сохранить за собой если не все, то большую часть захваченных в войну 1967 г. арабских, земель; нейтрализация в связи с этим неблагоприятной для Израиля военной и политической обстановки, сложившейся в результате войны 1973 г. и в какой- то степени осложнившей возможности для ведения торга с арабами только путем спекуляций о будущем арабских же территорий; —

обеспечение военного превосходства Израиля над арабскими странами путем бесперебойного предоставления ему новейшего вооружения, развития израильской военной промышленности и выделения огромных ассигнований на военную и экономическую помощь; —

ликвидация «палестинской проблемы» как политического фактора в вопросах ближневосточного урегулирования, используя в этих целях также путь организации физического уничтожения палестинского движения сопротивления; —

последовательное усиление политики разобщения арабских государств, срывая возможность их объединенных действий на антиимпериалистической платформе; всемерный подрыв позиций прогрессивных сил в арабском мире; курс на их изоляцию и поражение и одновременно поддержка арабской реакции с ее тенденцией к сближению с Западом; делая время от времени определенные «жесты» в сторону арабов, создавать иллюзию «сбалансированного подхода» США к враждующим сторонам, не допуская, однако, ничего, что могло бы свидетельствовать о действительно равном подходе к Иэраилю и арабским государствам; —

недопущение повторения «нефтяного эмбарго» и одновременно всемерное ограничение возможностей для использования арабскими странами накопившихся у них огромных запасов «нефтедолларов» с целью усиления ими своих экономических и политических позиций в мире; —

настойчивое осуществление курса на создание условий, ведущих к осложнению отношений СССР с арабскими государствами, с тем чтобы, лишив арабов поддержки социалистических стран, и в первую очередь СССР, в дальнейшем беспрепятственно повернуть в нужном направлении всю ближневосточную проблему; —

пресечение всеми путями какого-либо нового осуждения сионизма в органах ООН; использование любых средств с целью нейтрализации тех негативных последствий для Израиля и международного сионизма, которые связаны с принятием XXX сессией Генеральной Ассамблеи ООН резолюции 3379, осудившей сионизм как форму расизма и расовой дискриминации.

Для осуществления подобного курса силы империализма и сионизма непрерывно наращивают мощь и единство своих действий на Ближнем Востоке. Усилиями этих сил Израиль превратился в наиболее милитаризированное государство в мире. Выступая в августе 1976 г. на заседании Совета раввинов Америки, упоминавшийся Рабин, будучи еще премьером, счел возможным откровенно подчеркнуть: «Поддержка, оказываемая правительством Соединенных Штатов Израилю на международной арене, в поставках вооружения и в сфере экономической помощи по существу не имеет прецедента. Разница между тем, что мы хотим и что мы получаем, весьма незначительна» К

Согласно официальным данным, помощь, полученная Израилем от США по государственной линии, превысила за период 1949—1977 гг. 11 миллиардов долларов143. В 1978 г. США обещали поставить Израилю самое современное оружие еще на 1,8 миллиарда долларов144. К этим суммам следует добавить помощь, поступающую по «частным каналам» (сбор средств сионистскими организациями, различные пожертвования и пр.), которая по некоторым оценкам достигает таких же огромных размеров. Поэтому масштабы выкачиваемых Израилем из США средств действительно можно назвать беспрецедентными: история международных отношений не знает второго такого случая, когда небольшая страна, навязывая другому государству «особые отношения», использовала бы их, чтобы переложить на налогоплательщика этого государства финансирование своих агрессивных планов и замыслов, как это произошло в отношениях между США и Израилем.

Такую политику Тель-Авив твердо намерен продолжать и впредь и не скрывает этого. Американский журнал «Тайм» не так давно привел на своих страницах слова представителя израильского посольства в Вашингтоне: «Если Картер вздумает оказать на нас давление с тем, чтобы добиться мирного урегулирования, то мы дадим ему решительный бой здесь, на американской земле. И я уверен, что мы не окажемся в проигрыше».

Целям и задачам агрессивной политики против арабских государств подчинена вся внутренняя жизнь Израиля. По военным расходам на душу населения Израиль занимает первое место в мире: на протяжении последних лет они составляют 470—490 долларов на человека; военные расходы достигли 51% годового бюджета. Внутри страны культивируются шовинизм и расизм, настроения массового военного психоза. Правители страны не скрывают, что в нужный момент они пойдут и на то, чтобы поставить на службу своим интересам ядерное оружие. Как сообщает американская печать, Израиль уже располагает таким оружиемх. Не случайно Израиль находится в числе немногих стран, отказавшихся подписать договор о нераспространении ядерного оружия.

Экспансионистская политика правящих кругов Израиля неоднократно осуждалась мировой общественностью, авторитетными международными организациями. Генеральная Ассамблея ООН и многочисленные органы этой организации неоднократно подвергали резкой критике незаконные действия оккупационных властей Израиля, направленные на аннексию арабских территорий, создание на них военизированных поселений, изгнание арабов с их земель, разрушение их жилищ.

Необходимость долгосрочного и конструктивного урегулирования арабо-израильского конфликта, ликвидации последствий израильской агрессии, естественно, была и остается одной из главнейших задач внешней политики Советского Союза. В ряде опубликованных заявлений Советского правительства о положении на Ближнем Востоке подчеркивается, что СССР решительно выступает за всеобъемлющее, радикальное политическое урегулирование ближневосточного кризиса. Основа такого урегулирования должна состоять из трех органически связанных между собой элементов. Речь идет о выводе израильских войск со всех оккупированных в 1967 г. арабских территорий, об удовлетворении законных прав арабского народа Палестины, в том числе его права на создание своего национального государства, а также о предоставлении международных гарантий безопасности и неприкосновенности границ всех государств Ближнего Востока.

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии товарищ JL И. Брежнев отметил: «На Ближнем Востоке сейчас нет войны. Но нет там и мира, а тем более спокойствия. И кто отважится поручиться, что пламя Еоенных действий не вспыхнет вновь. Такая опасность будет сохраняться, пока израильские армии остаются на оккупированных землях. Она будет сохраняться, пока лишены своих законных прав и живут в отчаянных условиях сотни тысяч палестинцев, изгнанных со своих земель, и арабский народ Палестины лишен возможности создать свое национальное государство. Прочный мир на Ближнем Востоке требует также, чтобы были гарантированы безопасность всех государств этого района, их право на независимое существование и развитие» К

В своих ответах на вопросы корреспондента газеты «Правда» 24 декабря 1977 г. товарищ JI. И. Брежнев вновь подчеркнул эту позицию СССР: «Советский Союэ был и остается последовательным сторонником всеобъемлющего урегулирования в этом районе мира с участием всех заинтересованных сторон, включая, разумеется, и Организацию освобождения Палестины. Урегулирования, которое будет предусматривать вывод израильских войск со всех арабских территорий, оккупированных в 1967 году; осуществление неотъемлемых прав палестинского арабского народа, включая его право на самоопределение, создание собственного государства; обеспечение права на независимое существование и безопасность всех государств — непосредственных участников конфликта: как арабских государств — соседей Израиля, так и государства Израиль; прекращение состояния войны между соответствующими арабскими странами и Израилем. Только при проведении в жизнь этих принципиальных положений мир на Ближнем Востоке будет действительно прочным, а не станет лишь шатким перемирием» 145.

Но в Тель-Авиве хотели бы по-своему решить весь комплекс ближневосточных проблем и обойти конструктивную программу установления мира на Ближнем Востоке, предлагаемую СССР и поддерживаемую всеми миролюбивыми силами. Из Израиля постоянно раздаются заявления официальных лиц о том, что Тель- Авив отказывается признать право арабского народа Палестины на самоопределение. На захваченных арабских землях продолжают существовать израильские военные поселения. Израильские власти, проводят политику иудаизации оккупированного Иерусалима и изменения его демографической структуры. Согласно сообщениям израильской печати, в Иерусалим, незаконно объявленный столицей Израиля, переведено значительное число правительственных учреждений. Эти действия властей Тель-Авива говорят о том, что установление на Ближнем Востоке «мира» по израильской модели означало бы продолжение оккупации арабских территорий, в том числе Иерусалима.

Доктрины воинствующего сионизма, найдя своих толкователей и исполнителей в лице нынешних расистских правителей Израиля, приобрели с момента создания израильского государства особо опасный характер. Можно с полным основанием утверждать, что разоблачение этих доктрин неизбежно ведет к ослаблению позиций милитаристских кругов Израиля, в то время как военно-политические провалы израильского руководства ослабляют действенность и сужают сферу воздействия идеологии, теории и политики международного сионизма, глобальная деятельность которого несет в себе угрозу всему человечеству. Жизнь наглядно и каждодневно подтверждает антигуманный, преступный характер сионистских концепций в целом. Это полностью относится также к политике мировых сионистских сил в вопросах ближневосточного урегулирования.

<< | >>
Источник: Е. Д. Евсеев. Идеология и практика международного сионизма. Критич. анализ. М., Политиздат. 271 с. (Акад. наук СССР. Ин-т философии).. 1978

Еще по теме Ближневосточный альянс империализма и сионизма —> угроза всеобщему миру и безопасности народов:

  1. СИОНИЗМ НА СЛУЖБЕ АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА
  2. Обеспечение государством безопасности деятельности, осуществление которой может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов Российской Федерации, как сфера государственного вмешательства в экономику
  3. Глава III НАЧАЛО КРУШЕНИЯ КОЛОНИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ИМПЕРИАЛИЗМА. ПОДДЕРЖКА СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ КОЛОНИАЛЬНЫХ И ЗАВИСИМЫХ НАРОДОВ
  4. ШАШИЗМ: АЛЬЯНС КОНСЕРВАТИЗМА И МОДЕРНИЗМА
  5. БОРЬБА СССР ЗА ПРЕКРАЩЕНИЕ ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ И ЗА РАЗОРУЖЕНИЕ В 60-е ГОДЫ. НАРОДЫ МИРА В БОРЬБЕ ЗА МИР И МЕЖДУНАРОДНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
  6. Палестина, Израиль16 и ближневосточный конфликт
  7. БЛИЖНЕВОСТОЧНАЯ ПРОФИЛОСОФИЯ
  8. Проблема ликвидации последствий израильской агрессии и политического урегулирования ближневосточного конфликта
  9. ПОСТУЛАТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО СИОНИЗМА
  10. Сионизм враг трудящихся
  11. Сионизм и антисемитизм
  12. ГЛАВА I ПРОИСХОЖДЕНИЕ СИОНИЗМА
  13. Глава 1 Основоположники марксизма-ленинизма об иудаизме и сионизме
  14. Теория и практика сионизма — вопиющее нарушение норм международного права
  15. Глава 8 Идеологические диверсии сионизма против социализма
  16. ШАГИ К МИРУ
  17. § 4. Как Бог относится к миру?