<<
>>

ОБЩЕСТВО СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

П: Если ты внесешь ясность в какую-то проблему, никто это не оценит. Вот, например, я насчитал: только в этих материалах более двадцати раз авторы самого различного социального положения и уровня образования говорили о справедливости, о справедливом общественном устройстве.
И хоть бы кто-нибудь разъяснил, что именно имеется в виду. Ф: Когда мы (я и мои знакомые) были студентами, получали грошовую стипендию, жили в свинских условиях и впроголодь, мы часами и со страстью обсуждали эту тему. Оклады доцентов и профессоров казались нам слишком высокими, вопиющей несправедливостью. Почему, - кричали мы, - так много благ дается этим людям, если они получили образование за счет общества?! Они обязаны отдавать силы обществу за более скромную плату! Сама работа на благо общества уже есть награда за их труд! И удовольствие от работы! Уважение! Почет! Потом .мы защитили дипломы и диссертации. Стали получать денег много больше. И другие блага возросли. И мы позабыли о былых разговорах. Мы уже воспринимали это как должное. Мы же трудились и трудимся! У нас же знания и способности, каких нет у большинства других! Мы заслужили! Теперь мы стали возмущаться баснословными зарплатами и прочими платами академиков, их бесплатными шикарными дачами, закрытыми распределителями, санаториями и прочими привилегиями. Но уже с меньшей страстью. Кое-кто из нас попадал в число этих избранников, кое-кто надеялся попасть, прочие разными путями урывали куски благ (совместительство, статейки, книжечки, публичные лекции и т.п.). П: Мы тоже на эту тему разговаривали во время войны в связи с наградами, званиями, должностями, личными судьбами. И делали какие-то выводы. Но ведь тут теперь речь идет не о справедливости в житейском и моральном смысле, а об обществе социальной справедливости. Тут уже претензия более серьезная и высокая. Что такое общество социальной справедливости? Ф: Мы студентов учили тому, что наше социалистическое (коммунистическое) общество и было таким.
П: И оно на самом деле было таким. Только вспомни, как вы этому учили?! Давали точные определения понятий? Ф: Ну что ты! П: Объясняли, что в силу законов Диалектики справедливость проявляется в форме массы несправедливостей, на основе справедливости вырастает несправедливость, справедливость переходит в свою противоположность - в несправедливость? Ф: Это никому и в голову не приходило! П: А ведь вы людей диалектике учили! Так что можно ожидать от легиона трепачей и дилетантов в обществе, в котором диалектика и учение о коммунистическом обществе оплеваны, растоптаны и отброшены. Ф: Ладно, теперь уж ничего нЬ исправишь. Представь себе, тебе нужно прочитать лекцию на эту тему студентам. Студенты - это я. И ты можешь говорить, не считаясь ни с чем, так сказать “на всю железку”. Что бы ты сказал? П: Вкратце, схематично, примерно следующее. Есть моральная и социальная оценка явлений как справедливых и несправедливых. Различие их видно из таких примеров. Продавать и покупать рабов и крепостных крестьян с моральной точки зрения считается несправедливым, а с точки зрения законов и обычаев рабовладельческого и феодального общества - нет. С моральной точки зрения наличие чудовищно богатых и бедных людей в современном западном обществе считается несправедливостью, а с точки зрения социальных и юридических норм этого общества - нет. Я ограничиваюсь здесь исключительно социальным аспектом темы. Подчеркиваю, понятия справедливости и несправедливости суть оценочные понятия. Явления оцениваются в этих понятиях относительно некоторых принятых, признанных, узаконенных норм данного человеческого объединения, а не вообще. Справедливо то, что укладывается в рамки этих норм, и несправедливо то, что выходит за эти рамки. Конечно, сами нормы могут оцениваться как справедливые или несправедливые. Но эти оценки приобретают смысл, когда тот или иной тип общественного устройства изживает себя, и сами его нормы подвергаются критике. Это говорит об относительности самих критериев оценки явлений как справедливых и несправедливых.
Оценочные нормы, как и всякие другие социальные нормы, в реальности осуществляются не механически и не с абсолютной точностью в каждом индивидуальном случае. Эти случаи разнообразны, так что неизбежны и отклонения от норм. А главное - в обществе одновременно действуют другие факторы, в силу которых отклонения от норм оказываются регулярными и неизбежными. Так что нормы справедливости реализуются лишь как тенденции и через массу отклонений. И сами нормы в совокупных условиях общества становятся источником отклонений. Обществом социальной справедливости называется такое общество, в котором в качестве всеобще значимых приняты и утверждены законодательно не просто какие-то, но вполне определенные нормы, а именно - социальные гарантии и права граждан. Они суть следующие: на оплачиваемую работу, на отдых, на бесплатное медицинское обслуживание, на образование, на жилье, на питание, на личную безопасность, на пенсию по старости и инвалидности. Принципом распределения граждан по местам работы является принцип “От каждого по способности”. Принципом распределения создаваемых обществом благ является принцип “Каждому по труду”, а в идеале - “Каждому - по потребности”. Эти нормы были реализованы в советском обществе. Общество социальной справедливости было построено фактически. Но одно дело - нормы, взятые сами по себе, абстрактно, да еще в идеологически неопределенном виде. И другое дело - их реальное осуществление. Общество социальной справедливости не есть тот земной рай, каким его изображала советская идеология. Ты прочитал тот раздел “Русского эксперимента”, в котором я писал о принципах распределения? Ф: Да. Так что не надо повторять. П: Соблюдение норм справедливого в социологическом смысле распределения людей по местам работы и жизненных благ не есть устранение социального и материального неравенства. Более того, на этой основе с необходимостью возникают такие отклонения от самих норм, которые сами становятся нормами жизни. И какое-то “равновесие” тут достигается в острой социальной борьбе. Нормы не действуют автоматически.
За соблюдение их в каждом индивидуальном случае приходится сражаться. Ф: А у нас к ним отнеслись как к чему-то такому, что должно было иметь силу само по себе. П: Возьмем теперь социальные гарантии и права. Право на рабочее место есть право на какое-то место, а не на то, на какое претендует индивид. Оно означало, что рабочих мест в стране создавалось достаточно для всех, в принципе безработицы в западном смысле не было. Аналогично в отношении прочих прав и гарантий. Люди так или иначе имели какое-то жилье - бездомных практически не было. Это право не гарантировало всем отдельные комфортабельные квартиры. Ф: Но люди так истолковали это право. И стали обращать внимание не столько на то, что шло грандиозное жилищное строительство и миллионы получали комнаты и квартиры бесплатно, сколько на то, что получали не все, получали неодинаково, квартиры уже не отвечали их представлениям о современном комфорте. П: И так во всем прочем. Как говорил сам Маркс, удовлетворенные потребности рождают новые. Установление норм социальной справедливости на некотором первоначальном уровне не исключило и в принципе не могло исключить явления, которые стали казаться несправедливостью в отношении к тем же самым нормам. И никакое общественное устройство не может устранить этот эффект. Но мало этого. Советское общество в конце брежневского периода стало вступать в стадию, когда именно социальные права и гарантии начали превращаться в препятствие в соревновании советского общества с западным, препятствием в осуществлении маниакальной цели советского руководства и привилегированных слоев догнать Запад. Эти права и гарантии оказались под угрозой их ограничения и даже ликвидации. Так что если бы катастрофа не произошла, все равно предстояла борьба за сохранение их. Ф: А у нас все воспринимали их как нечто само собой разумеющееся и незыблемое при всех обстоятельствах. Когда громили коммунизм, не думали, что тем самым разрушали именно общество социальной справедливости. П: Одним словом, нынешние антикоммунисты, выдвигая лозунг общества социальной справедливости, не могут придумать ничего другого в качестве такового, кроме отвергнутого коммунизма. Но тут есть одно “но”, если даже допустить, что будет неограниченная возможность для них строить общество социальной справедливости. Ф: Какое? П: В современных условиях Россия просто не в состоянии стать обществом социальной справедливости. Она могла сохраниться в этом качестве. Но раз уж она не уберегла его, то на создание чего-то аналогичного в нынешних условиях у нее просто нет сил и времени. Ф: Выходит, и коммунисты не имеют перспектив? П: Партии, считающиеся коммунистическими, могут одержать победу на выборах в “парламент”, коммунист может стать “президентом”. Но этого еще слишком мало, чтобы восстановить общество социальной справедливости. Ф: Значит, лозунг общества социальной справедливости не может стать лозунгом исторического процесса? П: Боюсь, что он может стать лишь лозунгом в выборной кампании, причем совсем непонятным массам населения или интерпретируемым в эклектическом духе - как некая смесь буржуазного либерализма и стыдливого социализма. Ф: Что-то вроде западной социал-демократии. Ельцин распустил Конгресс Народных Депутатов и Верховный Совет. Последний объявил импичмент Ельцину, т.е. объявил его государственным преступником и отстранил от власти. В присяге в качестве президента приведен вице-президент Руцкой. Руцкой назначил своих людей на должности министров обороны, безопасности и внутренних дел. Началось открытое размежевание сил. Ф: Теперь никакой компромисс невозможен. Скоро наступит развязка. П: Какая? Ф: Думаю, стрельба. В неудачное время ты приехал. П: А может быть, наобррот? Есть что посмотреть! Ф: Больше того, что показывают по телевидению и о чем пишут в газетах, все равно не увидишь и не узнаешь. П: Это верно. Если есть голова на плечах, из российских средств массовой информации можно узнать все, что нужнб для понимания сути событий. Ф: В эти дни в город лучше не соваться. Опасно. И кроме суеты, ничего не увидийь. Сиди дома, пиши книгу. Материалов для нее тут найдешь в изобилии. П: СуДя по сообщениям газет и телевидения, в городе идет довольно заметное брожение. Митинги. Какие-то стычки. Впечатление такое, что люди чувствуют приближение грозы и, как животные, мечутся в панике и беспорядке. Ф: Именно так и происходит на самом деле. П: Я все-таки поеду в город. Надо потолкаться среди людей. “Пощупать” события, так сказать, самому. Философ уехал в деревню, к жене. Вернулся поздно вечером. Писатель весь день провел'в городе. Побывал в самых “горячих” местах. То, что он увидел сам, действительно совпадало в общем и целом с тем, что показывали по телевидению и о чем писали в газетах, если отбросить пропагандистски тенденциозную интерпретацию событий. Но зато Писатель остро ощутил то, что нельзя было заметить в сообщениях газет и телевидения: в городе в подавляющей массе шла обычная, можно сказать - нормальная для условий постсоветской России жизнь, абсолютно равнодушная к приближающейся грозе, а предгрозовая тревога вспыхивала незначительными искорками в темной трясине равнодушия. Пожар из этих искорок никак не разгорался. И не столько потому, что ему препятствовали, сколько потому, что гореть было нечему. Писатель рассказал Философу об этом ощущении. Ф: Для нас это само собой разумеется. Эти очаги пожара создаются искусственно. Никакого яркого пожара не будет. Идет тление. Трясина! Конечно, что-то блеснет и громыхнет на миг. Но тоже без последствий. Все важные события так или иначе произошли. Все коммунистическое дискредитировано, очернено, оплевано. Кто будет его защищать?! Теперь все решает реальная власть, как ты сам превосходно обосновал теоретически. А народ это чувствует. Все предрешено! Я кое-что привез для закуски. А ты, надо думать, весь день не ел ничего. Давай-ка лучше выпьем, закусим и поболтаем по-стариковски!
<< | >>
Источник: Зиновьев А.. Русский эксперимент: Роман.. 1995

Еще по теме ОБЩЕСТВО СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ:

  1. § 1. Социальная справедливость в лоиндустриальном и индустриальном обществах
  2. Социальная политика как реализация социальной справедливости
  3. 1. Социальная система, социальная структура и социальная справедливость
  4. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ
  5. Крах программы создания «справедливого общества»
  6. «Абсурдность» социальной справедливости
  7. Ценность № 3. Социальная справедливость
  8. Принцип социальной справедливости
  9. § 3. Социальная справедливость как /мера равенства и свободы
  10. § 2. Российские модусы исторических типов социальной справедливости
  11. 2.5. Духовная сфера жизни общества. Мораль, справедливость и право как регуляторы общественной жизнедеятельности
  12. Глава III СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ В РОССИИ: ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ОБЩЕИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ
  13. § 3. Социальная справедливость в современную эпоху
  14. «Партия социальной справедливости»
  15. §1. Российская цивилизационная специфика социальной справедливости
  16. § 2. Западный и восточный типы социальной справедливости
  17. «Партия социальной справедливости»