<<
>>

Исходные данные для относительной и абсолютной хронологии периода


Единство культурного развития Южного Двуречья от Протописьменного и еще более ранних периодов к Раннединастическому и последующим очевидно; однако, как мы уже отмечали, на грани между этими двумя периодами лежит явственный и довольно резкий археологический рубеж.
Помимо отмирания прежних художественных стилей в области изобразительного искусства наиболее заметны изменения в области архитектуры. Вместо прежних тонких сырцовых кирпичей правильной формы («римхен») начинают применяться странные плоско-выпуклые («плано- конвексные») кирпичи. Меняется план храмов, причем святая святых и примыкающие вспомогательные помещения становятся как бы менее доступными для массы почитателей божества. На городище Варки были разрушены «нижние» (т. е. не поставленные на террасы) храмы и более не восстановлены. Конец первого этапа Раннединастического периода знаменуется сооружением оборонительных стен вокруг города.
Все эти изменения едва ли могут быть объяснены массовым вторжением семитоязычных пастушеских племен, да и само такое массовое вторжение вряд ли вероятно, хотя, конечно, какие-то племенные передвижения могли происходить и сыграть свою роль в исторических событиях того времени. Однако нам представляется, что главными причинами изменений, происшедших между Протописъменным и Раннединастическим периодами, были две: первая — это более резкое расслоение общества, приведшее к первым социальным конфликтам, вторая — наступление периода войн «номовых» государств друг против друга — либо с целью грабежа, таї: как в это время происходит громадный рост богатства, либо с целью овладения головными плотинами каналов и источниками водоснабжения.
тг Для восстановления истории Раннедпнастического периода (РД I — около 2750—2615 гг. до н. э.; РД II — около 2615—2500 гг. до н. э.;

РД III — около 2500—2315 гг. до н. э.) у нас имеются наряду с археологическими и более разнообразные, чем в предыдущий период, письменные источники, а главное — более удобочитаемые. Сюда относятся: от времени РД I, II, III—хозяйственные архивы и юридические документы, причем к концу периода поддающиеся уже вполне связному переводу; от времени РД II и III — надписи правителей, сначала посвященные только храмостроительству и оросительным работам, потом, сперва бегло, а затем и подробнее, упоминающие также военные и другие события. Кроме того, в нашем распоряжении есть составленный позже (XXI в. до н. э.) уже упоминавшийся «Царский список» [46].
«Царский список» мог бы дать нам хронологическую канву для истории Раннединастического периода, однако, для того чтобы его вообще можно было рассматривать как исторический источник, необходимо понять его происхождение и построение. Для этого надо ответить на следующие вопросы: зачем был составлен «Царский список», каковы были источники, которыми пользовался его автор, как он их использовал (т. е. каков был метод, примененный им при составлении списка), каково соотношение «Царского списка» с другими сохранившимися данными, какова вероятность наличия в нем ошибок и каков их характер.
Целью составления «Списка» было внушение мысли, будто единая царская власть, осуществлявшаяся над всей страной царями III династии Ура (2111—2003 гг.
до н. э.), божественного происхождения, что она якобы в начале времен спустилась с неба как некая эманация и через непрерывную последовательность законченных династий [‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡], каждая из которых была всякий раз единственной, перешла в конце концов к тому царю, при котором был составлен «Список» (вероятно, Ур-Намму, 2111—2094 гг. до н. э.; позднее «Список» был доведен до следующей династии — Ис- сина, — правившей в XX—XIX вв. до н. э.). В действительности же даже самого царского титула в начале Раннединастического периода не существовало и различные династии, упоминаемые «Списком» как правившие последовательно друг после друга, чаще всего правили параллельно. Это, несомненно, было в какой-то степени известно и автору «Списка», и он пользовался условным приемом: если из эпоса или из доступных надписей явствовало, что некий царь В из династии М победил царя А из династии N, то вся династия М помещалась в «Списке» после династии N. Правители, носившие в действительности другие титулы, всегда тоже названы в «Списке» «царями». Вообще же схема, по которой составлен «Царский список», следующая:
Б городе N А стал царем, х лет правил,
В — у лет правил,
С — z лет правил и т. д. п царей s лет правили.
Город N был поражен оружием, царственность его перешла в город М.
В городе М D стал царем и т. д.
Иногда рядом с именем царя приводится краткое описание его деяний, главным образом по эпическим преданиям, например: «Этана, пастух, поднявшийся на небо, стал царем, 1500 лет правил», или «Эн-Мен- барагесй, который согнул оружие Элама, стал царем, 900 лет правил», или: «В Э-Ане Мескианггашер, сын (бога) Уту, стал жрецом (эн) и

царем (лугаль), 324 года правил» и т. д. Конечно, чем позже, тем реже встречаются фантастические цифры продолжительности правлений и «справки» о царях сказочного содержания.
Заметим, что «Список», сообщая о переходе «царственности» от «по- раженного оружием» города N к городу М, никогда не утверждает прямо,, будто это событие произошло именно при последнем царе города N, хотя большинство читателей, несомненно, понимали дело именно таким образом. Но избранная формула не могла считаться бы искажающей истину и в тех случаях, если читатель знал точно, что столкновение между городами N и М задолго предшествовало окончательному падению династии N.
Далее, если один представитель династии N заведомо потерпел поражение от царя династии О и лишь другой, более поздний — от царя династии М, то составитель «Списка» помещал династию О после династии N и до династии М, но при этом указанная в «Списке» продолжительность правлений либо последних царей династии N, либо первых царей династии М искусственно «удлинялась», с тем чтобы они могли как бы «дотянуться» друг до друга «через голову» династии О. При этом, однако, синхронность О с концом N и с началом М прямо не оговаривалась. Любыми средствами автор «Царского списка» стремился добиться впечатления непрерывности единой линии правителей от потопа до III династии Ура («допотопные» династии, как полагают, были добавлены к «Списку» позднее). Источниками для составления «Списка», несомненно, послужили эпические и вообще устные предания отдельных «номов», однако не всех: правители такого важного «нома», как Лагаш, не были включены в «Список» по политическим соображениям, о которых будет сказано в гл. IV [§§§§§§§§§§§§§]. Лагашиты попытались впоследствии составить свой собственный царский список [IV, 73J. Он очень интересен для понимания того, как вообще составлялись подобные списки, так как действительная последовательность правителей Лагаша нам хорошо известна по многочисленным найденным там подлинным надписям и архивным документам. Оказывается, что к XIX в. до н. э. в Лагаше уже не помнили точного порядка своих: древних правителей XXVI—XXII вв.: некоторые были забыты вовсе, а имена или последовательность других перепутаны. Надо думать, что и устная традиция прочих «номов», которой пользовался составитель на полтораста лет более древнего урского «Царского списка», была ненамного достовернее.
Вероятно, автор «Царского списка» использовал также и надписи древних правителей, особенно те, которые хранились в самом Уре и в центральном святилище Шумера — Э-куре в Ниппуре; списывание древних надписей в Ниппуре считалось, по-видимому, и позже деломг достойным благочестивого и ученого писца. Но насколько недостаточен сам по себе этот источник, мы можем судить опять-таки по лагашокому списку: ведь в Лагаше сохранялось множество древних надписей — даже до нас дошли десятки!
Наконец, автор «Царского списка» мог в некоторых случаях пользоваться списками «датировочных формул». Начиная с РД III (а может быть, и раньше) в некоторых «номах» (например, в Уруке) была введена система датировки деловых документов по наиболее важному событию каждого года; чтобы разбираться во взаимном соотношении датированных таким образом документов, приходилось вести списки событий- датировок («датировочных формул») —нечто вроде первичной летописи.

Есть основание думать, что еще раньше, чем был составлен дошедший до нас «Царский список», составлялись по тем же (или таким же) источникам и более ранние списки правителей. Они-то главным образом и легли в основу канонического «Царского списка».
Анализ его показывает, что составитель использовал по крайней мере пять источников, которые могут быть реконструированы следующим образом.
  1. Кишский список царей. Видимо, он включал разнородные материалы и первоначально открывался эпическим героем Этаной. Затем к началу кишского списка (перед Этаной) был прибавлен перечень местных семитских родоначальников и тотемов (?), который по своему происхождению, видимо, не имел отношения к перечню «царей». Для всего кишского списка — как до, так и после Этаны — характерны фантастические цифры продолжительности правлений. Современному историку приходится заменять эти цифры приблизительным подсчетом по поколениям. К кишскому списку мы предположительно относим кроме I—IV династий Киша также династии Авапа и Хамази.

Б. Урукский список энов и царей. Ранняя часть списка, очевидно, легендарна, но в дальнейшем для него характерны правдоподобные цифры продолжительности правления «царей». Список базировался в основном на счете поколений с некоторыми поправками, где это было возможно и необходимо, а в конечной части (но не позже II династии Урука), вероятно, был использован перечень введенных к тому времени «датировочных формул».
К этому списку мы предположительно относим все династии Урука я Ура; к нему же восходит и один из вариантов списка царей Аккаде, правивших всей страной, в том числе и Уруком. Урукский и кишский списки, использованные в окончательном «Царском списке» вперемежку, в основном правильно отражают, каждый в отдельности, северную и южную исторические традиции, но перечисленные в том и другом списке лица правили в действительности параллельно.
  1. Какие-то дополнительные северные источники для династий Мари, Акшака, Аккаде. Это могли быть частично местные списки того же типа, что (А) и (Б), а также отдельные надписи, хранившиеся либо вНиппуре, либо в Уре, либо в Кише, а для династии Аккаде — «датировочные формулы». Эта линия (или линии) традиции, использованной составителем «Царского списка», наименее ясна.

Г. Официальный список вождей племени кутиев, господствовавших над Двуречьем. Он не входил в состав источников (А), (Б) и (В), так как отсутствует в некоторых изводах «Царского списка».
Д. Эпический и другой литературный материал, хронологически не привязанный к документальным источникам.
Современный историк может использовать лишь даты, восходящие к источнику (Г) и к источникам (Б) и (В) в их поздней части, да и то с осторожностью, памятуя о возможных ошибках составителя и искажениях при переписке. Пример исключения из «Царского списка» всех династий Лагаша заставляет подозревать, что в исходных данных «Списка» могли быть произведены и другие купюры по политическим мотивам. Там, где «Царский список» не основан на списках «датировочных формул», возможны пропуски отдельных имен, забытых устной традицией.
Дошедшие до нас подлинные надписи и документы, относящиеся к рассматриваемому периоду, позволяют установить одновременность (синхронизм) многих правителей, упомянутых в разных местах «Царского списка». При сопоставлении его реконструируемых источников с этими синхронизмами выясняется, что как кишский, так и урукский
источники, каждый в отдельности, дают практически непрерывный ряд правителей, если не считать небольших пробелов, которые образовались потому ли, что какие-то имена были забыты устной традицией, или потому, что какие-то правители были преднамеренно пропущены по тем или иным соображениям.
Таким образом, «Царский список» наряду с известными в настоящее время подлинными надписями и другими независимыми источниками позволяет в некотором приближении воссоздать сопоставительный список правителей различных «номов» и соответственно относительную хронологию Раннединастического периода.
Точкой отсчета для всей абсолютной хронологии Нижней Месопотамии и остальной Передней Азии начиная с середины II тысячелетия до н. э. и в глубь веков является древнее астрономическое наблюдение над восходом планеты Венеры по отношению к восходу Солнца, относящееся к правлению вавилонского царя Аммицадуки. Наблюдения вавилонских астрономов могут быть привязаны к абсолютной астрономической дате, но, к сожалению, одна и та же конфигурация отношения планеты Венеры к Солнцу повторяется каждые 275 лет, а кроме того, запись наблюдения позволяет толковать ее несколько по-разному, что дает дальнейшее расхождение на 64 года в ту или другую сторону. В настоящее время для определения даты правления Аммицадуки приняты астрономические датировки 1646—1626 гг. до н. э. ±64 (сдвиг на 275 лет неприемлем, по данным археологии) [**************]. В этой книге, следуя предложению западных исследователей С. Смита и М. Сидерского и советского ученого В. В. Струве [V—VII, 13; 90] и учитывая археологические данные синхронизмов с царями Ассирии и Египта, для времени правления Аммицадуки принята средняя датировка, т. е. именно 1646—1626 гг. до н. э. Конечно, неточности древних хронологических записей и наших документальных сведений допускают еще дополнительные небольшие колебания в определении более ранних дат; например, для Саргона Древнего, царя города Аккаде, на основании веских соображений нами принята датировка 2316—2261 гг. до н. э. [IV, 28, рец. Ь], хотя некоторые исследователи, опираясь даже на ту же исходную дату для Аммицадуки, находят возможным датировать его несколько раньше, например 2340—2285 гг. до н. э. Таким образом, начало царствования Саргона, по разным хронологическим системам, может определяться приблизительно от 2340 + 64 = 2404 гг. до н. э. до 2316—64 = 2252 гг. до н. э. Даты более ранние, чем правление Саргона, определяются либо радиоуглеродным методом, дающим довольно большой предел ошибок, либо приблизительно, по поколениям. Между Саргоном Древним и временем самого раннего из установленных синхронизмов в пределах РД периода (между Гильгамешем из I династии Урука и Акой, или Агой, последним правителем I династии Киша) в урукском источнике помещается 16—18 имен, а в кишском—15—16. Сравнение с разными позднейшими достоверными списками царей показывает, что 15—20 правлений обычно занимают, если исключить особо бурные и смутные времена, приблизительно 250—300 лет (т. е. 15—17 лет на одно правление). Это означает, что конец I династии Киша относится (если исходить из системы Смита—Сидерского—Струве) к какому-то моменту между ^ 2615 и —2550 гг. до н. э. (или между [2340 + 64 = 2404] +300 = = 2704 г. до н. э., что не вяжется с данными радиоуглеродных датировок, и [2316—64 = 2252] +250 = 2502 г. до н. э., что с археологической точки зрения, пожалуй, слишком поздно). Мы, вероятно, менее всего ошибемся, если условно примем для конца I династии Киша (он соответствует примерно также и концу периода РД I) округленную дату
— 2615 г. до н. э., которая неплохо согласуется и с радиоуглеродной датой для Протописьменного периода (слой IVa в Уруке —2815 г. ±85, но скорее ближе к 2900 г. до н. э., причем не исключена и несколько более ранняя дата).
<< | >>
Источник: М. А. КОРОСТОВЦЁВ и др.. ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. 1983 {original}

Еще по теме Исходные данные для относительной и абсолютной хронологии периода:

  1. § 3. Исходные данные для производства ССТЭ, их оценка, значение и пределы использования при проведении исследований
  2. Абсолютная хронология
  3. ИСХОДНЫЕ ДАННЫЕ
  4. Относительная хронология
  5. 2. Абсолютные и относительные правоотношения
  6. XV. Абсолютная и Относительная Этика
  7. ОТНОСИТЕЛЬНОЕ И АБСОЛЮТНОЕ ПЕРЕНАСЕЛЕНИЕ
  8. Истина: относительная или абсолютная?
  9. Общий план ответа на четвертое возражение: абсолютно ли необходимо для сохранения рода человеческого общество и абсолютно ли необходима для сохранения общества религия?
  10. Абсолютность и относительность пределов роста: альтернативы стратегии выживания
  11. § 1. Правое и левое: абсолютный (аксиологический) и относительный (физический) смысл этог
  12. § 10. Какие концепции могут представлять абсолютную, объективную, относительную и конкретную истины?
  13. § 2. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ БРАКА 533. Общие положения. Недействительность абсолютная и относительная.
  14. ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ ФИЛОСОФСКОЙ ИСТИНЫ И АБСОЛЮТНОСТЬ ИСТИНЫ ХРИСТИАНСКОЙ
  15. Истинность моделей в свете учения об объективной, абсолютной и относительной истине
  16. 116. Абсолютная недействительность и относительная недействительность.
  17. 5. Исходные положения для выявления параметров и критериев диагностичной цели
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -