<<
>>

Критика фактора причинности.

Проблема причинности, детерминизма, основоположная в человеческом познании и в философии с древнейших времен, в XVII —XVIII вв. приобрела мощное экспериментально-математическое наполнение и философское осмысление как в эмпиризме, так и в рационализме.
Самое трудное в таком осмыслении — выявление необходимости связи между устанавливаемой причиной и следующим за ней действием как в естественно-научном исследовании, так и, тем более, в человеческой жизни, которая у подавляющего большинства людей подчиняется достаточно стихийному методу проб и ошибок. В философско-рационалистическом методе Декарта (сходно и у Галилея) резко преобладал интуитивистско- дедуктивный процесс мысли, опытно-эмпирический компонент лишь подтверждал или отрицал точность такого рассуждения. В тотальной метафизике Спинозы провозглашалось тождество интуитивистско- рационалистической мысли субъекта с вещными связями объекта (порядок и связь идей совпадают с порядком и связью вещей — то, что в эпоху Гегеля было обобщено термином панлогизм).

Последовательность причин и действий, как и их результатов, невозможно — в однозначности их связи — установить чисто рационально. Тем более что Юм не признавал онтологического статуса математики. Правда, в отличие от Беркли он не подвергал критике Ньютона (за его «абсолюты»), а даже одобрял опытную компоненту его механицизма.

Но если вспомнить такого, можно сказать, фанатика опытного исследования природы, совершенно чуждого его математическому осмыслению, как Френсис Бэкон, то он усматривал в опытных кон- статациях, трактуемых чисто индуктивистски (правда, с попытками интеллектуалистического углубления), разрешение самых сложных вопросов исследования природы в интересах человека.

У Юма же фактор опыта ориентирован прежде всего и даже главным образом на феномен человеческой жизни. А в ней фактически все люди стремятся упреждать события.

Исходя из сложившихся привычек, ставших сплошь и рядом непреодолимыми склонностями, люди переносят пережитое прошлое на будущее. При этом они наблюдают последовательность событий, считая предыдущие причинами, а последующие за ними — их следствиями, укрепляясь в убеждении, что между ними существует необходимая связь. Она совершенно непреодолима в таких глобальных явлениях природы, как ожидание восхода солнца вечером уходящего дня на утро следующего. 581

Значительно сложнее связь событий в деятельности самих людей. Человек, зарядивший ружье, уверенно ждет выстрела, нажимая на курок, но конкретность ситуации, предусмотреть которую невозможно никаким умственным анализом, во многих случаях может привести к осечке. Отсюда и знаменитая формула Юма, гласящая, что «после этого не значит вследствие этого».

Бесчисленные факты переноса человеком своего прошлого опыта на будущее в более или менее сходной ситуации свидетельствуют о силе веры, ее превосходстве над рассудком-разумом. Английский язык позволяет Юму отличать веру как убеждение (belief) от религиозной веры (faith) с безусловной нерушимостью ее догматов, требующих беспрекословного подчинения.

Таким образом, вскрывая несостоятельность как рационалистического, так и эмпиристического выявления объективности причинности, Юм основным ее фактором делает человеческий субъект.

Здесь с необходимостью вторгается и фактор воли, коренящейся в сложной структуре человеческого организма. Естественно-научное исследование природы стремится раскрыть те силы, которые присущи телам и обусловливают их причинное взаимодействие. Беркли объявлял такие силы духами с их сверхъестественными способностями воздействия на тела. Юм как скептик-рационалист отвергал такие ориентации на сверхъестественность. Вместе с тем то, что ученые считали силами, присущими самим вещам, Юм трактовал как акты воли, усилия, посредством которых в процессе опыта происходит их объективация, перенос с субъекта на объект. В таком контексте целесообразность действий воли Юм объявил даже инстинктами. Тем самым, с одной стороны, философ в известной степени подрывал эффективность действий естествоиспытателей в их исследованиях, а с другой — как бы приближал деятельность человека к действиям животных.

<< | >>
Источник: В.В. Соколов. Философия как история философии. — М.: Академический Проект. — 843 с. — (Фундаментальный учебник).. 2010

Еще по теме Критика фактора причинности.:

  1. I Дидактические причины и факторы
  2. Дидактические причины и факторы обучения
  3. Адедиран Анна, Мореникс Алаби. ПРИЧИНЫ И ФАКТОРЫ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ МИГРАЦИИ ИЗ СТРАН ЗАПАДНОЙ АФРИКИ В РОССИЮ (НА ПРИМЕРЕ НИГЕРИИ), 2015
  4. Критика символических форм и культуры вместо кантовской критики разума
  5. ЗАКОНОМЕРНОСТИ ДЕЙСТВИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ОРГАНИЗМЫ. ЛИМИТИРУЮЩИЙ ФАКТОР. ЗАКОН МИНИМУМА ЛИБИХА. ЗАКОН ТОЛЕРАНТНОСТИ ШЕЛФОРДА. УЧЕНИЕ ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ОПТИМУМАХ ВИДОВ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ.
  6. Главы 3-4 О              критике Павлом апостолов Петра, Иоанна и Иакова; о позднейшем характере Евангелия, составленного Маркионом: критика и исправление всегда вторичны по отношению к своему объекту
  7. УОЛЦЕР Майкл. КОМПАНИЯ КРИТИКОВ: Социальная критика и политические пристрастия XX века. Перевод с англ. — М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги. — 360 с., 1999
  8. IV. ПОДЛИННАЯ СТРУКТУРА ПРИЧИННОСТИ. ПРИЧИННОСТЬ И СОЦИАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ
  9. КЛАССИФИКАЦИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ (факторов среды) (по Н.Ф.Реймерсу, 1990)
  10. Классификация факторов среды. Абиотические факторы
  11. Глава VI Что служит причиною блаженства добрых ангелов, и какая причина злополучия ангелов злых
  12. Первичные факторы (диапазоны 1-3, 4-5, 6-7, 8-10) Фактор А.
  13. «Фактор в факторе» — парламентские выборы в Карабахе
  14. 2. ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА
  15. БИБЛЕЙСКАЯ КРИТИКА
  16. Плюрализм критики
  17. Критика диалектики
  18. Языки социальной критики
  19. Национально-народная критика