<<
>>

Главы 3-4 О              критике Павлом апостолов Петра, Иоанна и Иакова; о позднейшем характере Евангелия, составленного Маркионом: критика и исправление всегда вторичны по отношению к своему объекту


I. Другое дело, если у Маркиона таинство христианской религии берет начало от ученичества Луки. Впрочем, если оно восходит к более раннему времени, то имеет, конечно, уже аутентичное обеспечение, благодаря которому оно дошло до Луки, дабы Лука мог быть принят посредством его свидетельства.
2. Ho ведь Маркион, натолкнувшись на Послание к Галатам Павла, бичующего даже самих апостолов как тех, кто неправильно подступает к евангельской истине,[757] и вместе с тем обвиняющего неких лжеапосто- лов,[758] извращающих Христово Евангелие, силится ниспровергнуть
те Евангелия, которые принадлежат собственно апостолам и выходят под их именем или под именем апостольских мужей, чтобы, надо думать, достоверность, которую у них отнимает, придать своему Евангелию. 3. Что же, даже если lt;Павломgt; были обвинены Петр, Иоанн и Иаков, которые почитались столпами,[759] причина этого была очевидна: создавалось впечатление, что они изменяют совместную трапезу из-за лицемерия.[760] Однако, поскольку сам Павел стал всем для всех, дабы приобрести всех,[761] и у Петра мог быть такой замысел совершения чего-либо отличного от того, чему он учил. Далее, если лжеапостолы и вкрались, то также названа и их сущность, требующих обрезания и lt; соблюдения gt; иудейских праздников.[762] Кроме того, не за проповедь, но за их образ действий они клеймились Павлом, который равным образом заклеймил бы их, если бы они заблуждались в чем-либо, касающемся Бога Творца или Его Христа. Нужно, стало быть, эти факты разбирать по отдельности. Если Маркион жалуется на то, что апостолы были заподозрены в лицемерии и притворстве вплоть до искажения Евангелия, то он уже и Христа обвиняет, обвиняя тех, кого избрал Христос. Если же апостолы составили безукоризненное Евангелие, будучи порицаемы только за непостоянство в совместных трапезах, а лжеапостолы исказили апостольскую истину, и отсюда пошли наши Писания,[763] то что будет подлинным документом, который lt;неgt;[764] подвергся переработке подделывателей? Тот, который просветил Павла, а за ним Луку? Ho[765] если этот документ был полностью уничтожен, будучи изглаженным из памяти как неким потопом, так и

наводнением фальсификаторов, то, стало быть, и у Маркиона нет его истинного. 5. Или, если именно тот будет истинным, т. е. апостольским, который имеется лишь у одного Маркиона, каким образом он (т. е. документ)[766] оказывается созвучным с нашим, который считается принадлежащим не апостолам, но Луке? Или если тот, которым пользуется Маркион, не должен приписываться Луке только из-за созвучия с нашим, имеющим, стало быть, также и название искаженное, но является апостольским, то уже, стало быть, и наш, который с ним созвучен, равным образом является апостольским. «Ho у него даже название искажено». IV. I. Следовательно, надо взяться за канат спора,[767] поскольку прилагаемые с той и с другой стороны усилия, будучи равными, не могут перевесить одно другое.
Я говорю, что мое lt;Евангелиеgt; истинно, Маркион — что его; я утверждаю, что lt; Евангелие gt; Маркиона поддельное, Маркион — что мое. Кто рассудит нас, если не довод времени, наделяющий авторитетом то, которое окажется более древним, и присуждающий искажение тому, которое будет уличено как более позднее? Ибо насколько ложь является повреждением истинного, настолько необходимо, чтобы истина предшествовала лжи. 2. Вещь будет предшествовать тому, что она претерпела, и материал — тому, что ему противоречит; в противном случае lt;будетgt; весьма нелепо нашему (если мы докажем, что наше — более древнее, а Маркиона — более позднее) казаться ложным прежде, чем у него появится от истины материал lt;для искажения gt;, и lt; Евангелию gt; Маркиона считаться вступившим в противоречие с нашим прежде, чем то было изда

но, и, наконец, то оценивать как более истинное, которое более позднее, после стольких и столь великих уже сочинений и свидетельств христианской религии, вышедших в свет, которые, разумеется, не могли бы быть изданными без евангельской истины, т. е. до евангельской истины. 3. Итак, что касается все-таки Евангелия от Луки, — так как его наличие у нас и у Маркиона выступает посредником lt;в нашем спореgt; относительно истины, — то наше lt; Евангелие gt; древнее Маркионова настолько, что ему даже сам Маркион некогда верил, когда даже деньги принес[768] вселенской Церкви в начале горения lt;своей gt; веры, извергнутые вскоре вместе с ним самим после того, как он отпал от нашей истины в свою ересь. Что теперь lt;нам делатьgt;, если маркиониты будут отрицать даже вопреки его собственному письму, что первой его верой была наша? Что, если и письмо не признают? 4. Конечно, «Антитезы» не только допускают это, но и показывают. Их подтверждения мне вполне достаточно. Ведь если Евангелие, которое у нас называется «От Луки» — посмотрим, не оно ли и у Маркиона, — есть то самое, которое Маркион антитезами обличает как искаженное защитниками иудаизма для присоединения его к Закону и пророкам, чтобы они могли посредством этого и Христа оттуда[769] вывести, то, разумеется, он смог бы обличать только то, что обнаружил. 5. Никто не бранит то, что грядет впоследствии, о котором не знает, что оно грядет. Исправление не предшествует проступку. Конечно, Маркион оказался первым и единственным исправителем Евангелия, пребывавшего разоренным со времен Тиберия до времен Антонинов, столь долго ожидаемый Христом, раскаявшимся уже в том, что Он поспешил послать апостолов без поддержки Маркиона! Как бы там ни было, ересь — дело человеческого безрассудства, а не божественного могущества, ересь, которая всегда именно так исправляет Евангелия — подделывая их, поскольку, если Маркион и ученик,

он, однако, не выше учителя;[770] и если Маркион — апостол, то Павел говорит: Я ли, они ли, мы так проповедуем,[771] — и если Маркион — пророк, то и духи пророков будут подвластны пророкам, ведь они — пророки не разорения, но мира} даже если Маркион — ангел, то его, по-другому проповедующего Евангелие, скорее нужно назвать анафемой,[772] чем проповедником Евангелия. Итак, исправляя, он подтверждает и то, и другое: и что наше lt;Еван- гелиеgt; более раннее, ведь он исправляет то, что обнаружил существующим; и что более позднее то, которое он, составив из исправлений нашего, присвоил и обновил.
<< | >>
Источник: Квинт Септимий Флоренс. Тертуллиан Против Маркиона в пяти книгах. 2010

Еще по теме Главы 3-4 О              критике Павлом апостолов Петра, Иоанна и Иакова; о позднейшем характере Евангелия, составленного Маркионом: критика и исправление всегда вторичны по отношению к своему объекту:

  1. Глава 19 Христа и Маркиона разделяют более 115 лет. До «Антитез» Маркиона не существовало разделения Закона и Евангелия, следовательно, новый бог Евангелия не был известен: его открыл не Христос, а выдумал Маркион
  2. Глава 20 Порицание Павлом Петра касается лишь образа действий последнего и не имеет отношения к извращению им евангельских истин
  3. Глава 2 Евангелие от Луки, которое фальсифицировал Маркион, нуждается в авторитете первых апостолов, поддержкой которых заручился Павел, учитель Луки
  4. К. Э. Циолковский в европейской традиции критики Евангелий.
  5. Глава 6 Критика утверждения Маркиона о              существовании двух неравных богов
  6. Глава I О              происхождении апостольства Павла; об              объекте проповеди Павла. В пятой книге речь пойдет об              искаженных Маркионом посланиях апостола
  7. Критика символических форм и культуры вместо кантовской критики разума
  8. Глава 5 Канонические Евангелия опираются на авторитет апостольских Церквей. Маркион, не исправив апостольские Евангелия, подтвердил их истинность
  9. УОЛЦЕР Майкл. КОМПАНИЯ КРИТИКОВ: Социальная критика и политические пристрастия XX века. Перевод с англ. — М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги. — 360 с., 1999
  10. Глава 6 Маркион убрал из Евангелия то, что противоречит его ереси, и сохранил то, что, как ему показалось, говорит в ее пользу. Именно сохраненное им и будет рассмотрено с учетом того, что Христос Маркиона не должен иметь ничего общего с Творцом
  11. VIII. КРИТИКА И КОНТРПРЕДЛОЖЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ КОПЕНГАГЕНСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ КВАНТОВОЙ ТЕОРИИ