<<
>>

ОТ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ К ЭТНИЧЕСКИМ КОНФЛИКТАМ

  В литературе, посвященной этничности и межнациональным отношениям, отсутствует сколько-нибудь удовлетворительный анализ того, в какой связи находятся между собой разнообразные идентичности, этнические различия, этнические противоречия и этнические конфликты.
Нерешенность этого вопроса вносит серьезную путаницу в дискуссию по этноконфликто- логии. В итоге при анализе межнациональных отношений не только меняется дискурс, но и ускользает ракурс понимания. Оттого и нарастает, как снежный ком, литература по конфликтологии, увы, не приносящая эффективных результатов - особенно в тех случаях, когда сознательно или по недомыслию этнические различия и противоречия выдаются за этнические конфликты.

Итог этой ошибки более чем плачевный и печальный. Вместо того чтобы спокойно и взвешенно принимать меры по созданию условий для развития этничности, этноличности, этнодеятельности и культурной самобытности народов, в том числе не противодействуя окультивированию различий, иные специалисты, вольно или невольно подражая Сталину, скоропалительно ставят вопрос о ликвидации этих различий, выдавая их если не за первоисточник, то по крайней мере за возбудителей межэтнических конфликтов.

Из-за того, что русские невесты в Краснодаре выходят замуж несколько раньше, чем в Омске, и не всегда за русского, а татары Башкортостана чаще, чем башкиры, приводят в дом русскую невесту, вовсе не следует, что первые должны идти войной на вторых, а вторые вооружаться против первых. На свободном рынке невест нет несправедливости.

В основе этнических конфликтов, понимаемых на групповом и личностном уровне, во-первых, как конфликт между разными по этнической принадлежности лицами или группами лиц и, во-вторых, как неполноценность или неадекватность национальной политики, т.е. как конфликт между государством и национальностями, лежит то или иное социальное противоречие.

В свою очередь, в основе этого противоречия лежит разное понимание людьми той или иной национальности своих интересов в разнообразных сферах жизни - от экономики до языка, от социального статуса до материального благополучия.

Наличие таких несовпадений во взглядах, концепциях, подходах, спросах и предложениях взрывает или потенциально угрожает взорвать несложив- шееся единство в некотором пространстве. Хотя не всякое различие взглядов и не всякое противоречие механически приводит к конфликту или является таковым. Наличие противоречия служит лишь предпосылкой возникновения конфликта, но не обязательно его возгорания.

Принципиальная разница между этническим конфликтом и этническим противоречием в сфере этногосударственных отношений весьма удачно, хотя и случайно, была раскрыта в одном из сентябрьских номеров "Независимой газеты". Статья известного ученого и политика из Казани В. Лихачева называлась "Баланс интересов России и Чечни". В кратком пояснительном резюме к публикации было сказано: "Для его (баланса.

- М.Г.) достижения необходимо избежать противоречий между правом на самоопределение и принципом территориальной целостности"70.

В названии статьи указаны содержание, суть, участники этнического конфликта (Россия и Чечня, точнее - мобилизованная часть чеченского народа), а в подзаголовке - концептуальная сущность этнического противоречия.

Источники для возникновения этнических противоречий могут быть разные. Чаще всего в операциональных определениях этнических конфликтов, разгорающихся под воздействием возникших противоречий, выделяется «неприятие сложившегося "статус кво" существенной частью представителей одной (нескольких) местных этнических групп»71.

Не подвергая сомнению приведенную дефиницию, можно добавить, что противоречие возникает не только из-за неприятия "статус кво", т.е. неприятия статической стороны дела или, иными словами, сложившейся на данный момент времени этнической или этнополитической ситуации. Не менее вероятно возникновение конфликтности в прямо противоположном случае - как реакции на "революционное" изменение ситуации. Понятно, что в зависимости от поставленного диагноза рецепты могут быть прямо противоположными. В первом случае преодолению конфликта могут способствовать меры, предусматривающие нарушение "статус кво", во-втором, наоборот - его восстановление.

Механизмом перехода "этнического противоречия" (при всей условности этого термина) в этнический конфликт служит              -

, в идеологическом обеспечении которой исключительно важная роль принадлежит теме несправедливости и этнической дискриминации, она инициируется этническими лидерами одной из этнических общностей или этнических групп и предпринимается с целью ревизии (пересмотра) или сложившейся на данный момент ситуации ("статус кво"), или, напротив, для сопро
тивления динамичным тенденциям, и в конечном счете - для восстановления "статус кво".

В эмбриональном состоянии ("этническое противоречие") этнический конфликт дислоцируется в лоне той или иной жизненной сферы (хозяйственной, управленческой, культурной, научной, бытовой и др.). Превращение этнического противоречия в этнический конфликт означает, что последний начинает самостоятельную жизнь. Предлагаемое в данной работе разграничение этнических противоречий и этнических конфликтов не является метафорой или тем более игрой в дефиниции. Выделение " эмбрионального состояния" этнического конфликта имеет принципиальное значение как в концептуальном, так и в методологическом и особенно - в методическом планах.

Угроза, исходящая от этнического противоречия, носит скорее внеэтни- ческий и относительно локальный характер и направлена прежде всего на дестабилизацию той или иной сферы или сегмента общества. Угроза, которую несет в себе этнический конфликт, более весома и более опасна, так как она, подобно Карабаху, Тирасполю или Чечне, ввергает в пропасть гражданское общество там, где оно есть, или блокирует попытки его создания там, где его нет.

Российская конфликтология - молодая научная дисциплина. И очень часто со свойственным молодости азартом она находит "этнические конфликты" там, где их, по существу, еще нет, а только лишь обнаруживаются в той или иной сфере жизнедеятельности некоторые болевые точки, которым придается этническая окраска. И подчас громоздкие инструментарии с десятками и сотнями вопросов и тестов, конструируемые начинающими конфликтологами, действительно отыскивают этнические конфликты и всевозможные национализмы там, где, по существу, только намечаются болевые точки. Сопоставление итогов социологических опросов, направленных на прямое и на косвенное выяснение напряженности в межнациональных отношениях, дает основание для вывода о провоцирующей роли той части "методик", в которых этнические конфликты или национализмы изучаются прямыми (лобовыми) вопросами. Еще одна немаловажная инструментально-методическая цель предлагаемого разграничения этнического противоречия и этнического конфликта состоит в более четком определении предмета исследования. В первом случае, когда этнический конфликт находится в эмбриональном состоянии, в центре исследовательского внимания находится сфера экономики, культуры или политики, где возникает напряжение. Во втором случае фокус смещается из сферы жизни на непосредственных участников, вовлеченных в конфликт. Смещение акцента с одного предмета на другой, чем грешат некоторые работы по конфликтологии, затрудняет использование научных выводов и рекомендаций в политической и практической деятельности.

Неотъемлемой составной частью этнической мобилизации одних выступает контрмобилизация других. В ответ на возникновение народных фронтов в Эстонии, Латвии, Литве, Молдове и некоторых других бывших союзных республиках - движений, основной целью которых стала защита интересов титульных национальностей, выступили интерцентры - движения сопротивления русских и нетитульного населения, для которого русский язык стал основным средством межличностного общения. По этой же модели

555

в ответ на возникновение Башкирского Народного центра ("Урал") в Уфе сформировалось самозащитное русское национальное движение, возглавляемое общественным объединением "Русь".

Следовательно, важным необходимым условием возникновения этнического конфликта является, во-первых, наличие "конфликтантов", т.е. участников конфликта, во-вторых, эскалация ("взаимовозбуждение") ими этнической и этнополитической мобилизации. В основу теории и практики этнополитической мобилизации титульных национальностей в Прибалтике, Молдове, Башкортостане были положены, во-первых, идея противодействия этноде- мографическим тенденциям, в результате которых менялось соотношение национальностей в пользу русского и русскоязычного населения, во-вторых, идея перелома этих тенденций и смена курса на изменение этнодемографи- ческого баланса в пользу титульных национальностей. Иными словами, на рубеже 80-90-х годов титульные национальности начали борьбу за изменение "статус КВУ', а русскоязычное население мобилизовалось за его сохранение.

Проведенный в марте 1996 г. в Башкортостане пилотажный анализ противоречий и содержания национальной политики, выступающих в тех или иных формах неудовлетворенности и недовольства различных групп населения, позволил выделить три блока противоречий, которые можно трактовать как предпосылки, как "болевые точки" в двух сферах: - -

, там, где республиканскими властями реализуется национальная политика, -              , там, где наиболее отчетливо проявляется несовпадение национальных интересов различных групп населения и возникают очаги неудовлетворенности и, -              , там, где переход от тоталитарного прошлого к демократическому (или мнимодемократическому) настоящему привносит новый разлад, расширяет маргинальность, углубляет кризис идентичностей.

Исследование показало, что "проколы" в национальной политике объясняются:

  • отсутствием качественной правовой базы по легитимному регулированию развития национальностей и отношений между государством и гражданами разных национальностей;
  • этноцентристской кадровой политикой, ведущей к диспропорциональности представительства национальностей в престижных и доходных сферах занятости и прежде всего - в сфере управления;
  • языковой политикой в том случае, если она манифестно или фактически создает приоритеты для развития языка одной национальности в ущерб развитию и распространению языков других национальностей;
  • дискриминационной национально-культурной политикой, ориентированной на сохранение и приумножение культурного наследия одной национальности и индифферентной (в лучшем случае) к сохранению самобытности национальной культуры других народов;

, - односторонней пропагандой и принятием государственных мер по возрождению одной из наций, что ведет к психологическому дискомфорту представителей других национальностей.

Уровни неудовлетворенности и недовольства людей разных национальностей в Башкортостане, как и в других регионах России формируются и определяются:

  • экономическим положением в республике и падением уровня жизни;
  • политической ситуацией и бездействием властных структур;
  • отсутствием условий для социально-профессиональной мобильности, переквалификации, обретения новых занятий и навыков;
  • растущим имущественным неравенством, ведущим к социальной поляризации и нарастающему социальному напряжению,
  • ходом реформ и в первую очередь - итогами грабительской приватизации;
  • суверенизацией, ведущей, во-первых, к конфронтации республики с Центром (Москвой), а во-вторых, к разному пониманию ее сути и задач.

Кризис этничности и процессы маргинализации создают серьезные предпосылки для складывания, формирования, нормального функционирования и взаимодействия национальной, конфессиональной, имущественной, гражданской идентичности, что также служит источником новых противоречий.

  1.  
<< | >>
Источник: Губогло М.Н.. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки / М.Н. Губогло; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. - М.: Наука,. - 764 с.. 2003

Еще по теме ОТ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ К ЭТНИЧЕСКИМ КОНФЛИКТАМ:

  1. Концептуализация этнического конфликта и его субъектов
  2. ПРИЗРАКИ И ПРИЗНАКИ ЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
  3. Этнические противоречия, предрассудки и дискриминация
  4. ETHNIE, ЭТНИЧЕСКИЙ, ЭТНИЧНОСТЬ, ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА, ЭТНИЗМ
  5. Этнические конфликты 1990-х гг. и развитие российской политической нации
  6. ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ЭТНИЧЕСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ             
  7. § 36. «КОНФЛИКТ ЦИВИЛИЗАЦИЙ»: ЭТНИЧЕСКИЙ РЕНЕССАНС КОНЦА XX ВЕКА
  8. Александр Осипов Правозащитный центр «Мемориал», Москва КОНСТРУИРОВАНИЕ ЭТНИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА И РАСИСТСКИЙ ДИСКУРС
  9. Диана Вукоманович КОСОВСКИЙ КРИЗИС: УПРАВЛЕНИЕ ЭТНИЧЕСКИМ КОНФЛИКТОМ (1981-1999)
  10. 1.3.4. Этнические процессы
  11. принципы этнической политики
  12. ЭТНИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ
  13. ЭТНИЧЕСКИЙ ФАКТОР
  14. ЭТНИЧЕСКИЕ ОБЩНОСТИ
  15. Этнические проблемы и трибализм