<<
>>

4. Диолектико проблемы нераспространения ядерного оружия

Основу сложившегося международного режима нераспространения ядерного оружия, как известно, составляет вступивший в силу в марте 1970 г. Договор о нераспространении ядерного оружия, одним из инициаторов заключения которого был Советский Союз.

В СССР нераспространение ядерного оружия всегда рассматривалось как одно из важнейших направлений в борьбе за мир и международную безопасность, как средство уменьшения опасности возникновения ядерной войны. Положительное значение такого подхода еще больше возросло на рубеже 70-х и 80-х годов, когда в результате действий воинствующих кругов США и их союзников произошло резкое обострение международной обстановки.

В соответствии с Договором о нераспространении государства, обладающие ядерным оружием, взяли на себя обязательство не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а государства, не обладающие таковыми, взяли встречное обязательство — не производить и не приобретать ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства. Договор является самым универсальным из всех действующих международных соглашений, направленных на сдерживание гонки вооружений. Число участников Договора составляет более 130 государств 136

Однако вне Договора все еще остается более 40 государств, в том числе две ядерные державы — Франция и Китай. Абсолютное же большинство государств, не присоединившихся к Договору, — это развивающиеся страны, как крупные — Индия, Пакистан, Аргентина, Бразилия, Чили, Алжир, Танзания, так и средние и малые — Мозамбик, Саудовская Аравия, Ангола, Джибути, Оман и др. Особняком стоят две «около- ядерные» страны — Израиль и ЮАР, отказывающиеся присоединиться к Договору.

Придание этому международному документу универсального характера, т. е. предельное расширение состава участников Договора, безусловно, является задачей первостепенной важности, ибо на практике это означает предотвращение так называемого горизонтального распространения ядерного оружия или недопущение появления новых ядерных государств. Решение этой задачи не так просто, как представляется на первый взгляд.

Проблеме нераспространения ядерного оружия присущ противоречивый, дуалистический характер. С одной стороны, всемерному развитию ядерной технологии, в частности атомной энергетики, присуща имманентность, проистекающая из общих тенденций научно-технической революции и прогресса. Свидетельство этому — бурное развитие мирной ядерной энергетики во всех трех группах стран — социалистических, капиталистических и развивающихся. Если в 1954 г. действовала только одна атомная электростанция мощностью 5 тыс. кВт, построенная в Советском Союзе, то на начало 1986 г. на планете в 26 государствах находилось в разной степени эксплуатации 350 энергетических реакторов (АЭС) суммарной мощностью значительно более 250 гВт (эл.). Удельный вес АЭС в странах, которые перешли на использование атомной энергии для получения электрической, составляет не менее 10—15%, а в ряде случаев значительно больше.

Среди 26 государств, к которым относятся указанные статистические данные, имеется 6 развивающихся стран и территорий: Аргентина, Бразилия, Индия, Пакистан, Южная Корея, а также Тайвань. Атомные электростанции впервые строятся в Мексике, на Филиппинах.

Строительство АЭС в Иране приостановлено. Если в 1970 г. в развивающихся странах не было ни одной АЭС, то ныне их действует 18 и строится еще 17. Объем технической помощи МАГАТЭ, адресованной развивающимся странам — членам Агентства, вырос за это время с 4 до 35,9 млн долл.137

Стремительное развитие атомной энергетики отразило не только устойчивый рост потребностей стран всех регионов в электроэнергии, но и постепенное повышение конкурентоспособности АЭС по сравнению с ТЭЦ, ГЭС и другими способами получения энергии. В немалой степени содействовали этому гигантский рост цен на нефть и нефтепродукты, начавшийся в 1974 г., открытие новых запасов урана, а также разработка высокоэкономичных типов атомных энергетических реакторов. По данным МАГАТЭ, накопленный опыт показал, что суммарные расходы на производство электроэнергии на атомных электростанциях составляют от 50 до 90% расходов на производство электроэнергии на станциях, работающих на каменном угле138.

Быстрому развитию атомной энергетики способствовали не только большая экономичность и начинающий ощущаться в некоторых районах мира дефицит органического топлива. Сопутствующим фактором стали и экологические проблемы.

Масштабы применения ядерной энергетики непрерывно расширяются. Весьма заметен прогресс в прикладных областях мирного использования ядерной энергии — в применении радиоактивных изотопов и излучений в промышленности, сельском хозяйстве, медицине, биологии. Использование ядерных материалов в значительной степени определяет лицо научно- технического прогресса.

Оценивая перспективы развития мировой энергетики, развивающиеся страны, и в первую очередь страны — члены ОПЕК, экономика которых строится главным образом на эксплуатации своих невосстана- вливаемых запасов нефти и природного газа, неизбежно должны были прийти к выводу о необходимости включить в перечень факторов, обязательных для будущего экономического развития, также и ядерную энергетику. Приобщение ведущих в экономическом отношении стран Азии и Латинской Америки к атомной энергетике, строительство АЭС, осуществление широких программ подготовки национальных кадров в этой области, создание научно-исследовательских и учебных атомных центров свидетельствуют о расширении географии атомной энергетики, темпов и масштабов ее развития.

Появление во все большем числе развитых и развивающихся стран ядерных объектов невоенного назначения, прежде всего энергетических, осуществляется в рамках системы контроля (гарантий) Международного агентства по атомной энергии и в соответствии с положениями Договора о нераспространении ядерного оружия. Договор и предусмотренная им система гарантий, осуществляемая МАГАТЭ, эффективно служат интересам всех стран мира — развитых и развивающихся, ядерных и неядерных, больших и малых. Около 80 государств — участников Договора о нераспространении ядерного оружия заключили с МАГАТЭ контрольные соглашения. Накопленный опыт свидетельствует о том, что установившаяся система международного контроля действенно обеспечивает предотвращение распространения ядерного оружия. Ведь за годы действия Договора не было зарегистрировано ни одного случая переключения в неядерных странах поставленных под гарантии ядерных материалов и установок с мирной ядерной деятельности на создание ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств или на военные цели. Это неоднократно отмечалось на важнейших международных форумах, в том числе на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, МАГАТЭ и на конференциях по рассмотрению действия Договора о нераспространении.

Договор о нераспространении ядерного оружия является, таким образом, уже 16 лет необходимой предпосылкой широкого международного сотрудничества в использовании атомной энергии в мирных целях, практическую пользу из которого извлекают и развивающиеся страны. Процесс развития ядерной энергетики, однако, таит в себе и вторую, потенциально опасную сторону. В данном случае имеются в виду не трагические последствия, связанные с возможными авариями на АЭС, как это имело место в Чернобыле. Авария в Чернобыле, безусловно, показала, что в условиях дальнейшего развертывания научно-технической революции вопросы надежности техники, ее безопасности приобретают первостепенное значение. Со всей остротой встал вопрос о необходимости создания международного режима безопасного развития ядерной энергетики. Но Чернобыль еще раз высветил и другое, еще более важное, что в мире наряду с проблемами мирного атома существуют проблемы атома военного. В плане нераспространения ядерного оружия опасность проистекает из того, что нельзя исключать возможность скрытого накопления материала для производства ядерного оружия в тех странах, которые сейчас его не имеют. Для создания ядерных зарядов может быть использован, в частности, плутоний, являющийся побочным продуктом эксплуатации мирных атомных энергетических установок. Объективный процесс развития атомной энергетики ведет к увеличению числа «околоядерных», или «пороговых», стран, т. е. таких, которые накопили научно-техниче- ский, военный и экономический потенциал, позволяющий освоить производство ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств. В настоящее время, согласно некоторым оценкам, около 30 государств, главным образом высокоразвитых в экономическом и научном отношении (Канада, Италия, Япония, Швеция, ФРГ, Швейцария и др.), в состоянии создать ядерное оружие. Однако большинство таких государств являются участниками Договора о нераспространении, соблюдают его положения и в связи с этим Договором или помимо него заключили соглашения о гарантиях с Международным агентством по атомной энергии.

Тревогу вызывает деятельность «пороговых» государств, стоящих вне Договора о нераспространении. Именно от «околоядерных» государств — неучастни- ков Договора исходит главная опасность распространения ядерного оружия. По существу не скрывают, своего намерения приобрести ядерное оружие военностратегические союзники Соединенных Штатов — ЮАР и Израиль. Проводимая ими политика открытой агрессии и экспансионизма, безусловно, не может оставлять безучастными соседние миролюбивые государства. Большую озабоченность вызывают также, ядерные устремления Пакистана. Понятно поэтому и объяснимо сдержанное отношение к возмржности.

присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия «прифронтовых государств» (Мозамбика, Анголы, Танзании, Замбии, Зимбабве, ряда других африканских стран), десяти арабских государств, Индии.

Периодически поступают сообщения о работах по созданию ядерного потенциала в Пакистане. Правительство этой страны упорно ведет дело к созданию предприятий так называемых чувствительных стадий ядерного топливного цикла, хотя это отнюдь не вызвано потребностями развития мирной атомной энергетики 139. Поэтапно вводится в строй завод по обогащению урана в Кахуте, создается завод по переработке отработанного ядерного топлива и выделению плутония в Равалпинди.

Самое деятельное участие в осуществлении ядерной программы Пакистана принимают специалисты из ФРГ, а также транснациональные и менее крупные корпорации из ФРГ, Великобритании, Италии и Швейцарии. Всезнающий западногерманский журнал «Штерн» сообщил, что директором опытной установки по обогащению урана в Кахуте является пакистанский ученый-атомщик Абдул Кадир Хан, много лет работавший в Европейском центре в Альмело (Нидерланды) и вывезший секретные данные об установке по обогащению урана. Через посольство Пакистана в Бонне были заключены и выполнены контракты на поставки вакуумных насосов фирмой «Лейбольд Хэ- рауз» в Ханау, генераторов корпорацией «Сименс», других материалов английской «Эмерсон электрик индастриал контролз» и канадской «Серабит электронике».

Контракт с Пакистаном на разработку проекта поставку оборудования и оказание технической помощи в переработке урановых руд и производстве обогащенного до 99% урана заключил в марте 1977 г. А. Ми- гуле, владелец западногерманского КБ «Кальт- хоф» 14°.

Нельзя не сказать и о том, что до настоящего времени не присоединились к Договору о нераспространении ядерного оружия две важные «около- ядерные» латиноамериканские страны — Бразилия и Аргентина. Бразилия и Аргентина заняты в настоящее время осуществлением крупномасштабных про грамм развития ядерной энергетики, в которых далеко не последнюю роль играют транснациональные монополии Запада. Ядерный рынок этих стран стал ареной ожесточенной конкуренции, отзвуки которой слышны по всему миру.

Ведущую роль в развитии бразильской атомной энергетики играет Западная Германия. Спустя год после начала секретных переговоров, в июне 1975 г., ФРГ и Бразилия подписали секретное соглашение «О сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии». Согласно условиям соглашения, рассчитанного на 15-летний период с последующим его продлением, западногерманская сторона обязалась поставить Бразилии предприятия полного ядерного топливного цикла. Программой сотрудничества предусмотрены ведение урановой разведки, строительство шахт, предприятий по переработке урановой руды в Бразилии, а также предприятий по обогащению урана, строительство до восьми атомных легководных реакторов мощностью 1300 МВт каждый (использующих обогащенный уран) для атомных электростанций, производство топливных элементов, а также установки по переработке отработанного ядерного топлива. В рамках соглашения создан ряд смешанных обществ, налажены обмен технической информацией и подготовка научно-технических кадров.

Соглашение в сфере ядерного топливного цикла, заключенное между ФРГ и Бразилией, является первой договоренностью такого масштаба на межправительственном уровне. Соглашение содержит выгодные положения для обеих сторон. Бразилия, не имеющая собственных обширных запасов нефти и газа и постепенно реализующая планы освоения гидроэнергетических ресурсов, получает дополнительный источник электроэнергии и рассчитывает превратиться в экспортера обогащенного урана, атомных реакторов и электроэнергии. Западная Германия помимо коммерческих выгод от обширных заказов на самое современное энергетическое оборудование (около 5 млрд долл.) получает доступ к залежам бразильского урана (около 2} тыс. т), которые она поможет освоить. «Политическим же итогом этой суммы слагаемых станет появление нового самообеспеченного ядерного государства, обладающего способностью создать атомное ору-

ззо

жие»,— считают шведские эксперты1419. Основания для беспокойства у шведских экспертов’ имеются, так как особенностью сделки было то, что ФРГ подрядилась поставить Бразилии «чувствительные» элементы ядерного топливного цикла, непосредственно ведущие к возможности создавать ядерное оружие.

Если анализировать эту договоренность в другом ракурсе, то совершенно очевидно, что международные соглашения и обмен в области мирного использования атомной энергии — это не только и не столько вопрос коммерции, сколько вопрос политики, вопрос поддержания всеобщего мира. И развивать такие связи, безусловно, можно, лишь заручившись действенными гарантиями того, что они не превратятся в канал распространения ядерного оружия. А этого можно добиться лишь при условии, что система гарантий МАГАТЭ будет применяться ко всей ядерной деятельности страны-получателя. В случае же с западногерма- но-бразильской сделкой гарантии МАГАТЭ применяются только к оборудованию, установкам и материалам, поставляемым Западной Германией, но не к технологии и материалам, которые будут создаваться в самой Бразилии. Со временем Бразилия приобретет возможность самостоятельно экспортировать ядерные материалы, оборудование, технологию или оказывать иные услуги в ядерной области. В связи с этим принципиально важно, чтобы бразильское правительство придерживалось всех существующих мер контроля МАГАТЭ за ядерным экспортом. Практическая значимость этого велика: Бразилия планирует ядерное сотрудничество с Колумбией и Чили; в 1980 г. было заключено десятилетнее соглашение о ядер- ном сотрудничестве с Ираком.

Сложный характер носят отношения Бразилии с Соединенными Штатами. В 1978 г. в США был принят закон о ядерном нераспространении, согласно которому были запрещены поставки ядерных материалов странам, подобным Бразилии, которые отказываются дать согласие на применение гарантий МАГАТЭ ко всей своей ядерной деятельности и всем своим мирным ядерным установкам (как импортируемым, так и собственного производства). Однако в 1981 г. администрация Картера, сделав специальное исключение из правила, разрешила поставить Бразилии партию обогащенного урана для первого ядерного энергетического реактора, построенного в стране в 1982 г. американской ТНМ «Вестингауз электрик корпорейшн» 142.

Аргентина располагает первым в Латинской Америке коммерческим ядерным энергетическим реактором. К 1997 г. планируется ввести в действие еще шесть ядерных энергетических реакторов. В стране имеется также четыре исследовательских реактора и опытная установка по изготовлению топлива. Располагая примерно 1000 физиков и инженеров, занятых в сфере ядерных исследований, Аргентина планирует превратиться в регионального поставщика исследовательских реакторов, тяжелой воды, ядерных материалов и технологии. Так, в 1979 г. аргентинцы поставили Перу небольшой исследовательский реактор. Целый ряд соглашений, предусматривающих поставку исследовательских реакторов и (или) подготовку специалистов, был заключен Аргентиной с Боливией, Колумбией, Уругваем и Венесуэлой. Аргентина согласилась с применением системы гарантий МАГАТЭ к конкретным материалам и установкам, импортируемым в страну по двусторонним соглашениям, но отказывается распространить систему гарантий МАГАТЭ на всю свою ядерную деятельность 143

В условиях когда со стороны некоторых государств имеют место попытки ослабления режима нераспространения, значение мер контроля за ядерным экспортом и реэкспортом резко возрастает. Необходимы строгие гарантии того, чтобы международное сотрудничество в области мирного использования атомной энергии, в том числе и сотрудничество с «пороговыми» государствами, не превратилось в канал распространения ядерного оружия.

Уместно напомнить, что крупные работы в сфере атомной энергетики осуществляет Индия. С момента начала деятельности в 1948 г., в том числе и после взрыва ядерного устройства в 1974 г., Индия неоднократно делала официальные заявления о своем намерении использовать атомную энергию исключительно в мирных целях.

У проблемы нераспространения ядерного оружия есть еще один важный аспект. В последнее время ряд неприсоединившихся государств все настойчивее выдвигают тезис о том, что главное сейчас — это выполнение участниками Договора, в первую очередь ядерными державами, взятых на себя по Договору о нераспространении, в частности по ст. VI, обязательств в области ограничения гонки ядерных вооружений. Действительно, в ст. VI Договора о нераспространении ядерного оружия содержится прямое обязательство всех государств-участников «в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о Договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем»144.

Разумеется, озабоченность неприсоединившихся стран по поводу отсутствия прогресса в решении проблемы ограничения гонки ядерных вооружений понятна. И причины отсутствия движения вперед в этой области ясны и однозначны. Если ст. VI не выполняется, то вина лежит на Соединенных Штатах и их союзниках по НАТО. Именно Соединенные Штаты несут главную ответственность за то, что гонка вооружений, в первую очередь ядерных, приобрела беспрецедентный размах, возросла ядерная опасность, а положение дел в области разоружения резко ухудшилось. Достаточно вспомнить заявление администрации Рональда Рейгана о выходе из Договора ОСВ-2, ее отказ прекратить испытания ядерного оружия и присоединиться к мораторию на ядерные взрывы, объявленному Советским Союзом, а также действия этой администрации по реализации программы СОИ и созданию нового класса оружия — ударных космических средств, что несовместимо с принципами, положенными в основу Договора между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны, заключенного в 1972 г. и ратифицированного обеими сторонами. Со своей стороны Советский Союз настойчиво и последовательно выступает за прекращение гонки вооружений и, являясь решительным сторонником осуществления'мер по ограничению ядерных вооружений — от частичных до самых радикальных,—делает все от него зависящее в этом направлении. Широкомасштабные и комплексные предложения на этот счет содержатся в Программе полной ликвидации ядерного и других видов оружия массового уничтожения до 2000 г., выдвинутой в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева 15 января 1986 г., в документах и решениях XXVII съезда КПСС, предложениях, представленных СССР в Рейкьявике.

Говоря о нераспространении ядерного оружия, некоторые неприсоединившиеся страны устанавливают жесткую увязку между так называемым горизонтальным и вертикальным нераспространением. Усилия по устранению ядерной угрозы, безусловно, должны предприниматься по двум направлениям — как против расползания ядерного оружия по планете, так и против дальнейшего количественного и качественного наращивания ядерных вооружений. Однако механически увязывать эти два направления борьбы за нераспространение ядерного оружия было бы ошибочно, так как подобный подход при всей справедливости требования выполнения ст. VI Договора в реальных условиях имеет сугубо негативистский смысд: ни разоружения, ни нераспространения в ядерной области. Эта позиция отдает явным троцкизмом времен Брест-Ли- товска: «ни войны, ни мира». Нигилизм такого рода доказал свою смертельную опасность для дела мира еще в 1918 г., а в современных условиях, отмеченных печатью опасной напряженности, последствия столь негативистского подхода могут оказаться самыми печальными.

Понятна обоснованность критики курса западных ядерных держав со стороны многих стран, которые требуют выполнения всех положений Договора, в том числе относительно ограничения ядерных вооружений. Вместе с тем было бы неправильно считать, что отсутствие прогресса в деле предотвращения наращивания ядерных арсеналов и их сокращения лишает смысла усилия по нераспространению. Тем более нельзя допускать попыток поставить нераспространение в зависимость от прогресса в деле ядерного разоружения. Последовательно выступая за принятие конкретных мер в области ограничения гонки вооружений и ядерного разоружения, мы решительно отводим попытки поставить на одну доску в этом отношении СССР и США.

Вполне очевидно, что появление ядерного оружия даже у одного из «пороговых» государств явилось бы серьезнейшей угрозой международному миру и безопасности, так как способно вызвать цепную реакцию попыток приобретения такого оружия . в различных районах мира — на Ближнем Востоке, в Латинской Америке или Южной Азии, последствия которой были предсказуемы исключительно в негативном направлении. В современных условиях наиболее эффективной мерой по укреплению режима нераспространения является предельное сокращение числа «около- ядерных» государств, в том числе и развивающихся, не являющихся участниками Договора о нераспространении.

Еще одной важной мерой, способной снизить опасность ядерной катастрофы, мерой, в которой развивающиеся страны могут принять самое деятельное участие, является создание безъядерных зон в различных регионах. Положительный пример в этом отношении подали страны Латинской Америки, заключившие в 1967 г. Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (Договор Тлателолко — по месту его подписания в Мексике), в котором содержатся обязательства государств-участников использовать ядерные материалы исключительно в мирных целях, а также предотвращать на своих территориях испытания, производство и приобретение любыми средствами ядерного оружия. Эффективность этого договора была бы еще выше, если бы его ратифицировали и ввели в действие Аргентина, Бразилия и Чили — крупнейшие страны региона.

Примеру латиноамериканских стран последовали страны — участницы Южнотихоокеанского форума, которые 6 августа 1985 г. приняли решение создать зону, свободную от ядерного оружия, в южной части Тихого океана. Подписали и ратифицировали договор о безъядерной зоне в южной части Тихого океана (Договор Раротонга) восемь стран: Австралия, Западное Самоа, Кирибати, Ниуэ, Новая Зеландия, Острова Кука, Тувалу и Фиджи. Подписали его Папуа — Новая Гвинея и Науру. Вступил в силу Договор 11 декабря 1986 г.

Страны, подписавшие этот документ, договорились о запрещении производства и приобретения ядерных взрывных устройств, недопущении размещения на своей территории ядерных взрывных устройств, а также испытания ядерных взрывных устройств. Запрещается также захоронение и сбрасывание радиоактивных отходов и других радиоактивных веществ в пределах безъядерной зоны.

К Договору Раротонга приложены три протокола, содержащие обращение к ядерным державам. Для полной реализации положений Договора первостепенное значение имеет реакция на него (протокол 1) со сгороны Вашингтона (ПЛАРБ которого посещают базу ВМС США в Кокберн-Саунд, Австралия), Парижа (продолжающего ядерные испытания на атолле Муруроа) и Великобритании145.

Советский Союз рассматривает создание безъядерных зон в различных районах мира как важную меру в борьбе за сужение сферы ядерных приготовлений. Исходя из этой принципиальной позиции, СССР с самого начала высказал положительное отношение к усилиям государств южной части Тихого океана по созданию безъядерной зоны и подписал протоколы 2 и 3 Договора Раротонга, содержащие обязательство не применять ядерное оружие и не угрожать его применением против стран — участниц Договора и обязывающие не испытывать никаких ядерных взрывных устройств в зоне действия Договора146.

Развивающиеся страны стали инициаторами постановки на сессиях Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций вопросов о создании зон, свободных от ядерного оружия, в других районах мира, в частности в Африке и на Ближнем Востоке. В 1960 г., после того как Франция провела первые испытания ядерного оружия в Сахаре, африканские страны поставили в ООН вопрос об объявлении Африки безъядерной зоной. В 1974 г. Иран взял на себя инициативу постановки в ООН вопроса о необходимости создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия.

Поддерживая стремление государств тех или иных регионов не допустить появления на своих территориях ядерного оружия, Советский Союз на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН последовательно голосует за резолюции в пользу создания безъядерных зон в .Африке и на Ближнем Востоке. Неприсоединившиеся страны рассматривают эти резолюции как одно из средств противодействия стремлению ЮАР и Израиля приобрести ядерное оружие. Многолетнее обсуждение в ООН проектов резолюций о создании безъядерных зон в Африке и на Ближнем Востоке со всей очевидностью говорит о том, что главным препятствием на пути воплощения в жизнь миролюбивых устремлений народов африканских и арабских стран остаются силы империализма, неоколониализма и агрессии во главе с Соединенными Штатами, настойчиво работающие через каналы военно-промышленных и транснациональных монополий над созданием единого глобального военно-промышленного комплекса Запада.

<< | >>
Источник: В. В. Жарков. ЗЛОВЕЩИЙ МОЛОХ. Транснациональный военный бизнес в действии. 1987 {original}

Еще по теме 4. Диолектико проблемы нераспространения ядерного оружия:

  1. Краткая характеристика ядерного оружия и очага ядерного поражения
  2. § 2. Создание советского ядерного оружия
  3. Московский договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой
  4. Вопрос о запрещении ядерного оружия и о сокращении вооружений в 1955—1958 годах
  5. Глава 2 НА ОЩУПЬ В ПОИСКАХ ПУТЕЙ СОКРАЩЕНИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ
  6. Задача полной ликвидации ядерного оружия во всем мире и недопущения переноса гонки вооружений в космос
  7. Проблемы развития ядерной энергетики
  8. Проблема запрещения атомного оружия и прекращения гонки вооружений в 1945—1954 годах
  9. § 6. Комплексные экспертные исследования оружия, следов его применения и проблемы их проведения
  10. § 5. Проблемы формирования и выделения новых видов криминалистической экспертизы оружия и следов его применения
  11. Проблемы ограничения и сокращения стратегических межконтинентальных вооружений и ядерных вооружений в Европе
  12. Ядерное оружие и обычные средства поражения
  13. Распространители оружия
  14. ДВАЖДЫ НА КРАЮ ЯДЕРНОЙ ПРОПАСТИ
  15. 2.2.3. геополитика ядерной эры
  16. Ядерные реакторы
  17. 9. Судебно-баллистическая экспертиза Исследование оружия
  18. Цепная ядерная реакция
  19. г)              Советский ракетно-ядерный щит: затраты и результаты
  20. § 3. Объекты криминалистической экспертизы оружия и следов его применения
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -