<<
>>

§ 3. Объекты криминалистической экспертизы оружия и следов его применения

Каждому виду экспертизы, составляющему род криминалистической экспертизы оружия и следов его применения, присущ свой круг объектов. Исходя из этого они могут быть классифицированы соответственно на объекты: судебно-баллистической экспертизы; криминалистической экспертизы холодного, метательного оружия и следов его применения; взрывотехнической экспертизы; криминалистической экспертизы зажигательного оружия и следов его применения; криминалистической экспертизы новых (нетрадиционных) видов оружия и следов его применения.

Наиболее обширную группу составляют объекты су- дебно-баллистической экспертизы.

Ранее уже отмечалось, что с развитием данной экспертизы постоянно расширялся и круг ее объектов, прежде всего, за счет появления в экспертной практике новых видов оружия и стреляющих устройств, у которых наблюдалась конструктивная близость к огнестрельному оружию как типичному судебно-баллистическому объекту. А, как известно, при появлении новых объектов или их существенном качественном изменении в теории и практике любого вида судебной экспертизы всегда возникает проблема достаточности специальных знаний и, соответственно, компетенции эксперта, исследующего эти объекты. Поэтому вполне закономерным для данной ситуации был вопрос: достаточно ли специальных знаний специалиста (эксперта) - баллиста для исследования этих новых для экспертной практики объектов или же здесь нужны специалисты совершенно иного профиля? Особенно остро этот вопрос встал с появлением в экспертной практике ствольного газового оружия.

Очевидно, что образцы огнестрельного, ствольного газового и пневматического оружия характеризуются конструктивным и функциональным подобием друг другу. Так, все они имеют общую целевую предназначенность - стойкое или временное поражение цели, в том числе и живой, заключающееся в лишении «возможности организма человека или иного живого объекта выполнять определенные функции в результате воздействия на его телесную оболочку или внутренние органы»1*7.. Целевая предназначенность всегда реализуется в определенной конструкции объекта. Поэтому общая целевая предназначенность огнестрельного, ствольного газового и пневматического оружия предопределяет и их общую конструкцию. Так, практически все образцы ствольного газового и газобалонного оружия из-

шЗырянов В. Ю. Указ. соч., 1996. С. 9

готавливаются в соответствии с определенными моделями огнестрельного.

Различные стреляющие устройства как объекты судебно-баллистического исследования, имея общие с огнестрельным оружием конструктивные и функциональные признаки, как правило, служат лишь основой для изготовления последнего и в «чистом виде» обычно не исследуются.

Таким образом, на наш взгляд, вполне логичен вывод о том, что на основе специальных знаний специалиста (эксперта) - баллиста наряду с огнестрельным оружием могут исследоваться и объекты, имеющие подобную ему конструкцию и принцип действия.

Такой точки зрения придерживается подавляющее большинство ученых и практиков. И в этом плане диссонансом звучали слова В. Ю. Владимирова о том, что «эксперты-баллисты, считая ствольное газовое оружие своим объектом, явно выходят за рамки своей компетенции, что, согласно статье 67 УПК РСФСР, является основанием для отвода эксперта»12*. Исходя из утверждения названного автора получается, что не остается ничего другого, как создавать учение о газовом оружии и на его основе формировать новый вид экспертизы и соответственно нового субъекта- носителя специальных знаний, компетентного проводить исследование ствольного газового оружия.

Конструктивная близость огнестрельного, газового и пневматического оружия подтверждается также «Европейской рамочной конвенцией о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами» от 28 июня 1978 года. Более того, названная Конвенция в понятие огнестрельного оружия включает пневматическое и газовое. В частности, в приложении к ней говорится: «Для целей настоящей Конвенции термин "огнестрельное оружие" означает: I. Любой предмет, изготовленный и при-

'“Владимиров В. Ю. Указ. соч. С. 9.

способленный в качестве оружия, из которого могут быть выпущены свинец, пуля или другой снаряд или вредоносное газовое, жидкое или иное вещество с помощью взрывного, газового или воздушного давления или других способов. и соответствующий одному из перечисленных ниже описаний:

lt;...gt; любое оружие или иное устройство, представляющее опасность для жизни или здоровья людей посредством выброса веществ, токсичных, едких или одурманивающих; длинноствольное оружие с использованием газа для выброса заряда; короткоствольное оружие с использованием газа для выброса заряда; длинноствольное, пневматическое оружие; короткоствольное, пневматическое оружие...»139.

Представляется, что с учетом происшедших в «объектной» области судебно-баллистической экспертизы процессов интеграции (отмеченных выше) и дифференциации (выделением ранее из судебно-баллистической экспертизы взрывотехнической), а также с началом формирования новых, предложенных нами направлений экспертных исследований оружия и следов его применения (экспертиз зажигательного оружия, новых (нетрадиционных) видов оружия) судебно-баллистическая экспертиза будет «разгружена» от несвойственных ей объектов. Например, к таковым мы относим огнеметы и различные пиротехнические средства (40 и 30-мм отечественные реактивные осветительные патроны увеличенной дальности; 30-мм отечественные реактивные сигнальные патроны различных огней (дымов); наземные сигнальные патроны (пусковые устройства с патро-

' "Европейская рамочная Конвенция о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами (СЕД Xs 101). Страсбург. 28 июня 1978 гг .а.

нами) различных огней (дымов) и т. п.), которые, конечно же, должны рассматриваться в качестве объектов криминалистической экспертизы зажигательного оружия, подобных ему устройств и следов их применения. Очевидно, постоянно действующая тенденция количественного и качественного изменения объектов судебной экспертизы будет вынуждать нас систематически производить их «ревизию».

С учетом современного уровня развития судебно-бал- листической экспертизы круг ее объектов представляется следующим: стрелковое огнестрельное оружие заводского, кустарного и самодельного изготовления, его части, принадлежности, заготовки, схемы, чертежи, фотоснимки; боеприпасы к стрелковому огнестрельному оружию, их части и компоненты снаряжения; объекты, конструктивно и (или) функционально подобные огнестрельному оружию, и патроны к ним: разного рода стреляющие устройства, могущие использоваться в качестве огнестрельного оружия (ракетницы, строительно-монтажные пистолеты, устройства для забоя скота и т. п.); объекты, имитирующие огнестрельное оружие, но не пригодные для нанесения огнестрельных повреждений (стартовые или сигнальные пистолеты и револьверы, муляжи, макеты, игрушки и т. п.); ствольное газовое (газово-шумовое, газово-сиг- нальное, комбинированное, то есть газово-огнестрельное) и пневматическое (газобалонное) оружие, патроны (снаряды) к нему, их части и компоненты снаряжения; следы выстрела на стреляных гильзах, снарядах (пулях, картечи, дроби), иных частях (компонентах) боеприпасов, пораженных преградах, оружии, стрелявшем, окружающей обстановке; инструменты, приборы, используемые для изготовления (ремонта) оружия, патронов, снаряжения боеприпа

сов, а также их следы на перечисленных судебно-баллистических объектах; материалы, применяемые для изготовления оружия, патронов и их составных компонентов (например, пуль, картечи, дроби, пыжей, прокладок и т. п.); материалы уголовного дела (протоколы осмотра места происшествия и фотоснимки к ним; заключения судебно-медицинского эксперта по результатам исследования трупа с огнестрельными повреждениями и др.); материальная обстановка места происшествия (как правило, в случаях установления направления выстрела и места нахождения стрелявшего).

В редких случаях объектами судебно-баллистической экспертизы могут быть гранатометы (подствольные и иные), а также другие образцы огнестрельного оружия, не относящиеся к стрелковому.

Естественно, указанный перечень объектов не может быть исчерпывающим и находится в состоянии «подвижности» в зависимости от достижений науки и техники.

Применительно к криминалистической экспертизе холодного (метательного) оружия спорным является вопрос отнесения к числу ее объектов следов применения холодного оружия. Здесь обозначились, в принципе, две точки зрения. Согласно первой, следы применения холодного оружия, а также некоторых образцов метательного оружия должны рассматриваться в рамках трасологии и соответственно трасологической экспертизы130. Вторая точка зрения наиболее убедительно отстаивается А. С. Подшибяки-

""Cm., например: Виноградов И. В., Кочаров Г. И., Селиванов Н. А. Экспертизы на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1967. С. 78-79; Дьяконов П. Экспертиза холодного оружия // Соц. Законность, 1982. № 9. С. 45; Тихонов Е. Н. Криминалистическая экспертиза холодного оружия. Учеб. пособие. - Барнаул, 1987. С. 16-17; Соколов Л. Ф. Уголовный закон об оружии. Учеб. пособие. - Омск: OBIUM МВД СССР. 1976. С. 11; Холодное оружие и бытовые ножи / Под общ. ред. А. И. Устинова. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1978. С. 116-119; Шляхов А. Р. Указ. соч., 1979. С. 21 и др.

HbiMljl В частности, он считает, что следы применения132 холодного оружия должны «изучаться в криминалистическом учении о холодном оружии»133. Однако в разделе монографии, посвященном экспертному исследованию холодного оружия, А. С. Подшибякин ограничивается лишь вопросами исследования названного вида оружия, не касаясь следов его применения134. Такая позиция представляется непоследовательной. На наш взгляд, вполне логично рассматривать в рамках названного экспертного исследования также и следы применения холодного оружия. Тем более что в этом плане А. С. Подшибякин, по нашему мнению, совершенно справедливо отрицая возможность включения следов применения холодного оружия в трасологию, приводит достаточно убедительный аргумент: «Следы оружия на пуле и гильзе тоже исследуются методами трасологии, но большинство криминалистов не выступает за исключение этого материала из криминалистической баллистики»135. Действительно, если исходить из подобной посылки, то, в принципе, следы применения любого оружия необходимо рассматривать в рамках трасологической экспертизы. He отрицая, что судебно-трасологическая отрасль знания применительно к экспертному исследованию следов применения оружия (в частности, холодного, метательного, огнестрельного и др.) является смежной наукой, мы все же предлагаем исходить здесь, прежде всего, из специфики этих следов. А специфика данных следов, как свидетельствует экспертная практика, предполагает исследовать их в рамках той экспертизы, объектами которой являются предметы, оставившие эти следы, то есть оружие. На наш

"'Cm.: Подшибякин А. С. Указ. соч., 1980. С. 58-63; Указ. соч., 1997. С. 18-20 и др.

'¦“А. С. Подшибякин выделяет также следы владения и пользования холодным оружием (см.: Подшибякин А. С. Указ. соч., 1997. С. 61-65).

'"Там же. С. 19.

' 'Там же. С. 141-159-

"Там же. С. 19-20.

взгляд, положение, при котором следообразующие объекты изучаются в рамках одной традиционной криминалистической экспертизы, а следы, оставленные ими, - в рамках другой, тоже традиционной криминалистической экспертизы, вряд ли можно считать нормальным и эффективным для практики экспертного исследования названных следов (естественно, речь не идет о следах на теле человека, являющихся объектом судебно-медицинской экспертизы). Нет необходимости доказывать, что эффективное исследование следов невозможно без изучения механизма следооб- разования, которое может быть успешным лишь при максимуме сведений о следообразующем объекте (в данном случае - оружии). А такие сведения, как известно, содержатся в учении об оружии и следах его применения и базирующейся на нем соответствующей судебно-экспертной отрасли знания. Поэтому вполне логично следы применения оружия рассматривать в совокупности с ним и в рамках той экспертизы, объектом которой оно является.

Исходя из изложенной позиции в круг объектов современной криминалистической экспертизы холодного, метательного оружия, сходных с ним предметов, а также следов его применения можно включить: холодное и метательное оружие заводского, кустарного и самодельного изготовления, его части, принадлежности, заготовки, чертежи, схемы, фотоснимки; снаряды (метаемое снаряжение) к метательному оружию (стрелы, болты и т. п.), их части; сходные с холодным и метательным оружием предметы: различные предметы хозяйственно-бытового и производственного назначения, используемые для нанесения повреждений (кухонные, разделочные и тому подобные ножи; спортивные снаряды для фехтования; напильники; шило; цепи; бейсбольные биты и др.); сувениры, муляжи, макеты, игрушки, имитирующие холодное и метательное оружие и проч.;

инструменты, приборы, используемые для изготовления, ремонта холодного и метательного оружия, а также их следы на оружии; материалы, применяемые для изготовления холодного и метательного оружия; следы применения холодного и метательного оружия на пораженных преградах (обычно это повреждения на одежде); следы определенных частей метательного оружия на применявшихся для стрельбы из него снарядах (метаемом снаряжении); материалы уголовного дела, относящиеся к предмету экспертизы (в основном это заключение судебно- медицинского эксперта по результатам исследования повреждений на теле трупа, нанесенных холодным либо метательным оружием) и др.

К объектам взрывотехнической экспертизы можно отнести: различные образцы минно-взрывного оружия заводского, кустарного и самодельного изготовления, его части, детали, заготовки: штатные боеприпасы взрывного действия (инженерные мины: противопехотные, противотанковые, объектные и т.п.; ручные гранаты: Ф-1, РГ-42, РГД-5, РГО, РГН и др.; гранатометные выстрелы: ВОГ-17, ВОГ-25, ПГ-26 и т. д.); заряды разминирования; подрывные заряды; самодельные взрывные устройства; средства взрывания: капсюли-детонаторы, электродетонаторы, запалы, зажигательные трубки и проч.; средства передачи инициирующего импульса: огнепроводные и детонирующие шнуры, зажигательные фитили, стопин; промежуточные детонаторы; замедлители, датчики цели, корпуса и т. п.; взрывчатые вещества (в том числе конструктивно оформленные заряды BB): литые и прессованные шашки, брикеты, насыпные патроны, самодельные взрывчатые смеси, взрывоспособные вещества и смеси, их компоненты;

документы, фиксирующие изображение либо сведения о минно-взрывном оружии, его составных частях и взрывчатых веществах, смесях (фотоснимки, чертежи, эскизы, схемы, описания, реЦепты изготовления ВУ и BB и т. д.); устройства и предметы, имитирующие минновзрывное оружие и его составные части; инструменты, приборы, оборудование, использовавшиеся для изготовлений минно-взрывного оружия, его составных частей и взрывчатых веществ, а также следы их контактного взаимодействия друг с другом; материалы, вещества, изделия, применявшиеся для изготовления минно-взрывного оружия, е^о составных частей, взрывчатых веществ; следы применения минно-взрывного оружия, его составных частей, взрывчатых веществ: остатки и фрагменты взорванного минно-взрывного оружия или его составных частей; не прореагировавшие частицы BB и продукты взрыва; следы воздействия взрыва на предметах окружающей обстановки; травмы на теле человека и животных и т. п.; материалы уголовного дела, имеющие отношение к предмету экспертизы; материальную обстановку места взрыва и др.

Круг объектов формирующейся криминалистической экспертизы зажигательного оружия нам видится следующим: различные образцы ручных стреляющих (пучковых) комплексов (устройств) направленного термического действия с зажигательными-боеприпасами (веществами) к ним заводского, кустарного и самодельного изготовления, их части, детали, заготовки: ранцевые и реактивные огнеметы (РПО «Шмель», моделей А ЗБ РПО «Рысь» и т. п.), гранатометы с зажигательными гранатами, зажигательные артиллерийские снаряды, мины и др.; заводские, кустарные и самодельные образцы автономных зажигательных боеприпасов (устройств): зажига

тельные фугасы, мины, ручные зажигательные гранаты, бутылки с зажигательной смесью и т. п.; конструктивно оформленные заряды зажигательных веществ со средствами инициирования: термитные шашки, шары, пакеты и т. п.; графические и иные документы, фиксирующие изображение либо сведения о зажигательном оружии (фотовидеоснимки, чертежи, схемы, эскизы, описания и др.); устройства и предметы, имитирующие зажигательное оружие; инструменты, приборы, оборудование, а также материалы, вещества, изделия, использовавшиеся или применявшиеся для изготовления зажигательного оружия или его составных частей; следы применения зажигательного оружия; материалы уголовного дела, относящиеся к предмету экспертизы и др.

Поскольку становление криминалистической экспертизы новых (нетрадиционных) видов оружия находится в самой начальной стадии, круг ее предполагаемых объектов может быть назван лишь ориентировочно. Так, из нетрадиционных видов оружия, которые должны стать объектами названной экспертизы, в настоящее время в экспертной практике встречаются в основном электрошокеры и искровые разрядники.

Общим (родовым) объектом для всех названных видов экспертиз, составляющих род криминалистической экспертизы (то есть экспертизы оружия и следов его применения), является оружие как самостоятельная категория. Поэтому остановимся на его более детальном рассмотрении.

Как известно, при производстве криминалистической экспертизы оружия и следов его применения в качестве объектов исследования представляется достаточно широкий круг различных предметов и устройств. Однако не каждый такой предмет либо устройство может считаться

оружием и соответственно быть объектом названной экспертизы. Поэтому для определения родового объекта экспертизы принципиально важное значение имеет решение, как минимум, двух вопросов: что в принципе считать оружием в криминалистической экспертизе и любое ли оружие может быть объектом экспертизы. Причем эти вопросы взаимосвязаны друг с другом. От решения одного из них зависит решение другого.

Исторически сложилось так, что создаваемое человеком оружие с течением времени начинало использоваться не в соответствии с теми целями, с которыми оно изначально задумывалось (например, в военных, охотничьих, спортивных и других целях). Определенные виды и образцы постоянно создающегося и обновляющегося оружия стали активно применяться для совершения преступлений и, соответственно, представлять собой объекты экспертно-криминалистического исследования.

Современный арсенал вооружений, накопленный человеком в течение длительного времени, включает в себя большой ассортимент различных видов оружия, начиная от исторически первых - холодного, метательного, и заканчивая современными средствами массового поражения - ядерным, химическим, биологическим и другим оружием.

Однако не все виды и образцы оружия, составляющие современный арсенал вооружения, используются в преступных целях. Многолетняя практика борьбы с преступностью показывает, что из всего существующего сегодня многообразия оружия в криминальных целях, за редким исключением, используется лишь индивидуальное оружие1™.

ivTlo основным отличительным характеристикам военные специалисты подразделяют современное оружие на различные группы, в частности, по количеству обслуживающею персонала они различают индивидуальное и групповое оружие (Cm.: Военный энциклопедический словарь. 2-е изд. - М.: Воениздат, 1986. С. 522).

Прежде всего, это обусловлено его портативностью, маневренностью, относительной простотой конструкции и, как правило, большей доступностью в плане приобретения либо изготовления, а также возможностью его скрытого хранения, ношения и применения.

Индивидуальное оружие иногда называют оружием индивидуального применения, что, в принципе, одно и то же137. В конце XIX - начале XX века оно составляло основную массу вооружения. В дореволюционной Рос«ии индивидуальное оружие отождествлялось с ручным, и в системе военной подготовки преподавался «Курс ручного оружия»ш.

В настоящее время систему индивидуального оружия составляют, прежде всего, такие исторически сложившиеся виды оружия (то есть традиционные), как холодное, метательное, огнестрельное, пневматическое, минно-взрывное, зажигательное. В экспертной практике перечисленные виды оружия встречаются как заводского изготовления, так и самодельного. Например, на экспертно-криминалис- тическое исследование в ЭКП МВД России поступает в среднем около 67 % заводского и 33 % самодельного (включая обрезы) огнестрельного оружия.

С развитием науки и техники, открытием новых источников энергии становится возможным создание принципиально иных видов оружия. В последние десятилетия в перечень современного вооружения наряду с традиционным оружием вошли и некоторые новые (нетрадиционные) виды оружия, включая оружие массового поражения. В частности, список разновидностей индивидуального оружия (в том числе используемого в преступных целях)

’’Плескачевский В. М. Оружие в криминалистике, Понятие и классификация, - М.: ООО -НППКЦ ВОСХОД», 1999. С. 323.

'11Cm,. например, Потоцкий H., Юрлов В. Курс ручного оружия. - СПб, 1905; Будаевский И. Курс ручного оружия, - СПб, 1910; Федоров В Курс ручного оружия. - СПб, 1912,

пополнился и продолжает пополняться сравнительно недавно появившимся газовым и электрическим (электрошоко вые устройства и искровые разрядники) оружием. Причем этот список не является исчерпывающим, и вскоре в него могут войти, например, лазерное и электромагнитное оружие, которое, несомненно, будет применяться при совершении преступлений и явится объектом экспертного исследования.

В целом, отечественная и зарубежная статистика, отражающая состояние и уровень вооруженной преступности в обществе, отмечает тенденцию к постоянному расширению круга оружия (включая нетрадиционное оружие и оружие массового поражения), применяемого в криминальных целях.

С появлением новых видов оружия и вовлечением его в незаконный оборот в теории и практике криминалистической экспертизы еще актуальнее становится вопрос о том, что считать оружием.

Как известно, оружие может изучаться представителями различных отраслей знания (военными специалистами, криминалистами, правоведами и др.). При этом в содержание понятия оружия представители разных отраслей знания вкладывают свой специфический смысл, обусловленный, прежде всего, стоящими перед ними целями и задачами изучения оружия. Так, у военных специалистов эти цели и задачи определяются потребностями эффективной вооруженной борьбы, а у криминалистов (включая экспер- тов-криминалистов) - потребностями практики раскрытия и расследования преступлений, связанных с оружием. Очевидно, что не может быть и единого, удовлетворяющего всех понятия оружия. Поэтому В. М. Плескачевский совершенно справедливо, на наш взгляд, выделил понятие оружия в криминалистике. Конечно, такой «отраслевой» подход к пониманию оружия не означает, что при формировании его понятия не должны учитываться те или иные

положения из той суммы знаний об оружии, которые накоплены в других отраслях, например, у военных специалистов. Думается, что подобный принцип должен соблюдаться при формулировании понятия оружия как самостоятельной категории, так и его отдельных видов и разновидностей. В этом отношении, на наш взгляд, заслуживает внимания мнение А. С. Сенцова и О. А. Мокринского о том, «что одним из перспективных направлений в исследовании и научной проработке понятия огнестрельного оружия является комплексное изучение особенностей его содержания на основе достижений двух наук: уголовного права и криминалистики, - путем объединения усилий специалистов в этих двух отраслях знаний»134.

В разработку понятия оружия в криминалистике наиболее заметный вклад внес В. М. Плескачевский. В частности, он определяет его как «материальное средство индивидуального применения, конструктивно и функционально предназначенное для нанесения летальных повреждений человеку или животному, а также специального разрушения преград»Отмечая несомненные достоинства предложенного В. М. Плескачевским понятия оружия в криминалистике, следует заметить, что одна из его посылок, на наш взгляд, небесспорна. Речь идет об ограничении автором в определении оружия его поражающего действия летальным исходом. Однако, несмотря на то что В. М. Плескачевским в понятие оружия включается такой его признак, как конструктивная и функциональная предназначенность для нанесения летального поражения человеку или животному, он, в принципе, допускает и возможность причинения оружием несмертельных повреждений. На наш взгляд, автор

№Сенцов А. С.. Мокринский О. А. Огнестрельное оружие как предмет контрабанды: уголовно-правовой и криминалистический аспекты // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Всерос. «круглый стол», 20-21 июня 2002 года. Сб. материалов - Ростов-на-Дону, 2002. С. 254.

'"’Плескачевский В. М. Указ соч. С. 323.

совершенно справедливо отмечает: «Очевидно, требуют специального осмысления по материалам исследований конкретных объектов такое поражающее действие, как нанесение полной, необратимой слепоты лазерным лучом, или же стойкая, серьезная душевная болезнь в результате действия ультразвука или психотропных химических веществ. Очевидно, объекты, способные наносить повреждения такой степени, должны быть также признаны оружием»1,1. С учетом сделанного В. М. Плескачевским пояснения мы полностью разделяем его мнение о том, что «очевидно, это определение оружия не может претендовать на окончательную сформули- рованность, но в настоящее время может использоваться в криминалистике в качестве рабочего инструмента» мг.

В развитие мысли В. М. Плескачевского о необходимости дальнейшего совершенствования понятия оружия в криминалистике попытаемся изложить свое видение этой проблемы.

Прежде всего требуется уточнение в определении поражающей способности объекта, по которой он будет признаваться или не признаваться оружием в криминалистике. Очевидно, что эту способность нельзя ограничивать лишь летальными повреждениями.

Аналогичного мнения придерживаются и другие авторы. Так, Д. А. Корецкий, полемизируя с В. М. Плескачевским, который предлагает аэрозольные упаковки и газосигнальные пистолеты и револьверы не считать оружием, справедливо, на наш взгляд, возражает ему. «Исходя из традиционного понимания оружия как средства причинения смерти или тяжкого вреда здоровью с таким подходом можно было бы согласиться. Однако он игнорирует юридическую реальность и умножает число сущностей, подлежащих правовому объяснению: какие последствия порожда-

'“Плескачевский В. М. Указ. соч. С. 324. '“Там же. С. 324.

ет незаконный оборот "боевых химических средств борьбы с беспорядками”, какая норма уголовного или административного закона распространяется на эти средства...»14’.

О              необходимости расширительного толкования поражения как признака отнесения объекта к категории оружия говорит и А. В. Семенов. В частности, он пишет: «Считаем, что в настоящее время не обязателен летальный исход в результате получения поражения. Достаточно нанести такое телесное повреждение человеку, чтобы он лишь на время потерял ориентацию в окружающей его обстановке и этого времени достаточно для достижения цели (нападения или обороны)»44.

На наш взгляд, в криминалистике (в том числе и в криминалистической экспертизе) оружием должны считаться такие устройства, предметы (материальные средства) индивидуального применения, которые конструктивно и функционально предназначены для причинения, в частности, живой цели, не только летальных, но и несмертельных повреждений. В подтверждение изложенного тезиса приведем следующие доводы. Традиционные виды оружия, изначально создаваемые для причинения летальных поражений, в принципе, обладают потенциальной способностью наносить и несмертельные повреждения и при определенных условиях могут рассматриваться в качестве «нелетального» оружия. Все зависит от целей и обстоятельств их применения. Так, в одном и том же экземпляре огнестрельного оружия возможно применение боеприпасов и патронов травматического действия. Однако от этого оно не перестает быть ору-

м‘Корецкий Д. А. Указ. соч., 2002. С. 402.

"Семенов А. В. Поражение как признак отнесения объектов к категории оружия // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Bttpoc. «круглый стол-. 20-21 июня 2002 года Сб. материалов - Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России. 2002. С. 438.

жием в криминалистике и, в частности, объектом эксперт- но-криминалистического исследования. Отдельные исторически сложившиеся виды оружия, в частности, пневматическое, вначале задумывалось и создавалось как оружие летального действия, но в дальнейшем, ввиду бурного развития огнестрельного оружия и «неконкурентоспособности» с последним, пошло по пути развития как спортивного оружия и оружия самообороны, конструктивно не предназначенного для причинения летальных повреждений. Однако независимо от этого оно традиционно рассматривается в криминалистике и криминалистической экспертизе в качестве оружия. Некоторые новые (нетрадиционные) виды оружия, в частности, газовое, являющееся достаточно распространенным объектом экспертно-криминалистического исследования и конструктивно не предназначенное для причинения летальных повреждений, на законодательном уровне признаны оружием145, и не считаться с подобными реалиями в экспертно-криминалистической практике было бы ошибочным. С учетом ранее отмеченной тенденции развития современного оружия (постепенное увеличение доли новых видов оружия в имеющемся сегодня арсенале вооружения) становится все очевидней перспектива широкого использования преступным элементом при совершении правонарушений новых (нетрадиционных) видов оружия, основанных на иных, чем у традиционного оружия, принципах поражающего действия, но также позволяющих эффективно достигать целей нападения (активной защиты). He замечать, что подобные объекты относятся к источникам повышенной опасности (иногда в неменьшей степени, чем некоторые образцы традиционного оружия) и отказывать им в «праве» быть оружием было бы также ошибочным.

”''См.: Закон Российской Федерации -Об оружии-¦ от 13.11.1996 г.

С расширением границ поражающей способности объектов, признаваемых оружием, естественно, возникает вопрос о ее нижнем пределе. Возможно ли определить четкую, вполне конкретную величину (например, математическую) нижнего предела поражающей способности оружия в криминалистике и криминалистической экспертизе? Учитывая конструктивное многообразие оружия, используемого в преступных целях, и постоянное расширение его круга за счет перманентно возникающих новых (нетрадиционных) видов, думается, что нет. На наш взгляд, указанный предел поражения может быть определен лишь в самом общем виде и обязательно должен соотноситься с расстройством здоровья (стойким или временным). При этом степень расстройства здоровья должна быть такой, чтобы обеспечивалось достижение целей нападения или активной защиты (вооруженной борьбы).

По нашему мнению, конкретная величина нижнего предела поражения должна устанавливаться применительно к каждому отдельному виду оружия исходя из специфики его конструктивного или функционального действия. Попытки однозначного отнесения активно создаваемых в последнее время и используемых в практике правоохранительных органов средств поражения к специальным средствам, несмотря на то что некоторые из них вполне могут быть отнесены к оружию, представляются нам ошибочными. На наш взгляд, подобное во многом является следствием порочной советской практики распространения правового режима регулирования на средства поражения исходя лишь из идеологических пристрастий государства, без строгого научного подхода, в том числе и к оценке их поражающих характеристик. И здесь весьма примечательно, что начало разрушению такой порочной практики было положено Федеральным законом РФ «Об оружии», который, как правильно заметил Д. А. Корец- кий, «вместо термина "специальные средства самооборо

ны" ввел понятие "гражданского оружия самообороны", стерев тем самым грань между понятиями спецсредств самообороны и оружием»116.

На наш взгляд, своеобразной разделительной чертой между оружием и специальными средствами (имеются в виду средства активной обороны и средства обеспечения специальных операций'47) должно стать их различное целевое назначение. Так, у оружия (применительно к живой цели - человеку) целевое назначение заключается в конструктивной или функциональной предназначенности для его поражения, которое должно быть обязательно связано с расстройством здоровья (стойким или временным), обеспечивающим при этом достижение целей нападения и активной обороны (вооруженной борьбы). У названных же специальных средств оно несколько иное: конструктивная или функциональная предназначенность для такого воздействия на человека, которое препятствует совершению им активных целенаправленных действий и при этом не связано с расстройством здоровья.

Итак, с учетом изложенного под оружием как объектом экспертно-криминалистического исследования нужно понимать такие устройства и предметы (материальные средства) индивидуального применения, которые конструктивно и функционально предназначены для поражения живой или иной цели, способного приводить к нарушению целостности объекта поражения (в том числе до прекращения существования) либо стойкому или временному расстройству его функций и обеспечивать тем самым достижение целей нападения и активной обороны (вооруженной борьбы).

Определившись с понятием оружия, дадим краткую характеристику (с отражением историко-правового аспек-

’"Корецкий Д. А. Указ. соч., 2002. С, 402,

|,;См : Спецередства. Учеб. пособие, - М., 1991, С. 3.

та) наиболее распространенных «оружейных» объектов экспертно-криминалистического исследования.

Очевидно, что из существующего в настоящее время многообразия оружия в криминальных целях раньше всех стало применяться холодное оружие как наиболее древнее по возникновению. Его становление происходило параллельно с метательным оружием, метаемым непосредственно рукой человека.

Холодное оружие представлено тремя основными ветвями: клинковым (с рукоятью, древком и устройством для крепления к стволу), неклннковым (ударно-раздробляю- щим) и комбинированным.

Использованию в оружейном деле металла предшествовал длительный период совершенствования уже известных человеку образцов холодного оружия из камня, кости, дерева. Этот временной промежуток, разделяющий каменный и бронзовый века, принято называтъ эпохой шлифованного камня.

Совершенствование холодного оружия осуществлялось по мере роста общего уровня производства, который характеризовался, прежде всего, использовавшимися для изготовления оружия материалами и умением их обработки. При этом качественные характеристики оружия определялись в основном потребностями военного дела. Конечно, на развитие холодного оружия значительное влияние оказывали социальный, региональный и национальный факторы. В целом, эти составляющие определяли «стратегию» развития и совершенствования холодного оружия, сказываясь, как на выборе соответствующего материала для изготовления оружия, так и на специализации его производства. Стало изготавливаться специализированное военное оружие, чем было положено начало новому этапу истории оружия (бронзовые, а позднее железные мечи, топоры, кинжалы, копья и др.),4К. Военный опыт, в свою очередь, оказал

’“Советская военная энциклопедия. TC - М.: Воениздат, 1978. С. 124

влияние на преимущественный выбор вида оружия для ведения боевых действий.

Становление клинкового холодного оружия с рукоятью, вероятнее всего, началось с развития и совершенствования lt;- первоножа* - острого скола (ножевидного отщепа) камня.

Постепенно развитие технологии приводит к созданию большого разнообразия универсальных ножей различных типов, многие из которых трансформируются в боевые14.

Безусловно, первые ножи создавались человеком для охотничьих и хозяйственно-бытовых целей. Позднее, спустя столетия, они положат начало боевому клинковому оружию с рукоятью. В целом, в развитии и совершенствовании ножей прослеживается три основных направления: хозяйственно-бытовое, охотничье и военное (боевое).

Из всего многообразия ножей к холодному оружию относятся лишь боевые и определенная часть охотничьих150.

Ножи дали толчок развитию и становлению других разновидностей коротко- и среднеклинкового холодного оружия: кинжалов, стилетов, кортиков, тесаков, штыков и штык-ножей.

Раньше всех как оружие начал употребляться кинжал. Он берет свое начало с неолитического периода151.

Тенденция к усилению поражающей мощи коротко- и среднеклинкового холодного оружия привела к созданию длинноклинкового оружия: мечей, шпаг, палашей, сабель, ятаганов, шашек.

Из всех названных разновидностей длинноклинкового холодного оружия первым появился меч (примерно в середине второго тысячелетия до нашей эры). Первые его об-

’"Асмолов К. В. История холодного оружия. Восток и Запад. Ч. I . - М.: Здоровье народа, 1993. С. 168.

“Сумарока А. М., Стальмахов А. В., Егоров А. Г. Холодное и метательное оружие: криминалистическая экспертиза. Учебник / Под ред. А. Г. Егорова. - Саратов: СЮИ МВД России, 2000. С. 38.

''Асмо.лсе К. В. Указ. соч. С. 169; Горелик Н. В. Указ. соч. С. 15-27.

разцы имели тупой конец и были чисто рубящим холодным оружием. В колюще-рубящее холодное оружие меч превратился с появлением металлических защитных доспехов.

Даже утратив свое боевое назначение, меч еще длительное время производился с некоторыми, больше декоративными. чем конструктивными, изменениями в Германии, Италии и других странах мира как охотничье оружие - охотничий меч, который впоследствии был преобразован в охотничьи тесаки и ножи152.

Меч явился «прародителем» всех остальных разновидностей длинноклинкового холодного оружия. Прямыми «наследниками» мечей следует считать шпаги и рапиры.

Вероятно, первым шагом первобытного человека к дистанционному поражению животного была попытка, с одной стороны, удлинения руки с помощью палки, с другой, - утяжеления и упрочения одного из ее концов с использованием камня. Это положило начало развитию клинкового холодного оружия с древком и ударно-раздробляющего холодного оружия, а также становлению метательного. Первыми их образцами были копье, дубина и топор. Последний многократно усилил мощь рода и перевел вооруженность человека на качественно иной уровень153. Co временем эти образцы начали делаться не только в расчете на непосредственное поражение животного (человека), но и для метания в цель. Появляются соответственно метательное копье (дрот, сулица, фрамея, пилум и другие разновидности), метательная палица (булава), топоры (томагавки и т. п.).

Становление другой самостоятельной ветви холодного оружия - неклинкового (ударно-раздробляющего) - происходило параллельно с клинковым. Ударно-раздробляю- щее холодное оружие конструктивно произошло от тол-

'"2Schobel I Lagdwaffen und lagdgerat Historischen Museums zu Dresden. - Berlin: Militarverlag der DDR (VEB), 1976. S. 20-58.

'' Кооецкий Д. Оружие: правовой режим. - Ростов-на-Дону: «Молот*, 1995. С. 22.

стой палки (ветки, корневища и т. п.) и камня, в процессе дачьнейшего приспособления и развития которых сформировались три конструктивные группы названного оружия: с жестким соединительным элементом (стержнем) между рукоятью и ударной частью: дубины (дубинки), палицы, булавы, перначи, шестоперы, тонфы; с гибким соединительным элементом (подвесом) между рукоятью (петлей) и ударной частью: кистени, боевые бичи,нунчаки; без соединительного элемента, помещающиеся непосредственно на кисть руки: кастеты, явары, наладонники, битки131.

Комбинированное холодное оружие можно рассматривать как результат проявления тенденции к универсальности оружия. Комбинированным холодным оружием принято считать такие конструкции, в которых объединены основные элементы клинкового и неклинкового оружия. Стремление в одной конструкции воплотить достоинства различных видов холодного оружия иногда приводило к созданию достаточно оригинальных образцов. Комбинированное холодное оружие заводским способом производилось лишь за рубежом. Причем некоторые его образцы состояли на вооружении и использовались как боевые. Примером могут служить американские стилеты-кастеты времен Первой мировой войны и сменившие их на вооружении траншейные кинжалы-кастеты «Марк-1». Помимо боевых, во Франции выпускались и гражданские образцы комбинированного холодного оружия: стилеты-кастеты. В нашей стране комбинированное холодное оружие изго-

‘“’Оружие последней группы более просто в изготовлении, является, как правило, результатом деятельности преступников и не имеет отношения к исторически сложившимся типам холодного оружия. Эти типы холодного оружия в основном изготавливаются самодельным способом. Исключение составляют лишь кастеты, которые за рубежом выпускались и заводским способом.

тавливалось лишь самодельным способом и исключительно в криминальных целях.

Холодное оружие могло комбинироваться также с метательным и огнестрельным, образуя промежуточный класс между видами оружия, в частности, холодным, метательным и огнестрельным.

В качестве представителя промежуточного класса между холодным и метательным оружием необходимо рассматривать ножи с метаемыми клинками, из которых, как правило, один гостоянный, другие (другой) - метаемые с помощью пружины.

Образцом современного «холодно-огнестрельного» оружия является отечественный нож разведчика НРС-2, в рукоятке которого содержатся узлы огнестрельного оружия. За рубежом достаточно распространены полицейские стреляющие дубинки.

Интересно отметить, что с появлением огнестрельного оружия и завоеванием им лидирующего положения в системе вооружений еще достаточно длительное время на работе конструкторов-оружейников сказывалось «магическое» влияние холодного оружия. Так, в XVII веке можно было часто встретить образцы комбинированного оружия, сочетавшего в себе холодное с огнестрельным: кинжал-пистолет, шпага-пистолет и т. п.

Пик развития холодного оружия приходится на средние века, которые можно назвать периодом «расцвета» этого оружия. До XVI века оно оставалось основным видом вооружения армий всех стран мира. К названному времени в арсенале вооружений находились практически все известные сегодня виды холодного оружия, действие которых основано исключительно на мускульной силе человека: ножи различных типов, кинжалы, мечи, шпага, палаши, стилеты, кортики, шашки, сабли, ятаганы, тесаки, боевые топоры, бердыши, алебарды, протазаны, многозубцы (вилки, трезубцы и др.), копья всех разновидностей, палицы, булавы,

перначи, шестоперы, боевые бичи, кистени и др.13!Правда, «исторический век» у каждого вида холодного оружия оказался различным. Некоторые из них, выполнив свою «миссию», в дальнейшем оказались невостребованными человеком, другие - успешно служат ему до сих пор.

Наиболее длительный «исторический век» оказался у ножей ввиду их универсальности. Многие типы ножей по сей день активно используются человеком в различных сферах деятельности (хозяйственно-бытовой, охотничьей, военной и др.). Исключением не является и криминальная деятельность.

Таким образом, от приспособления камня (кости, дерева) и его обработки до производства совершенных конструктивных образцов из высококачественных специальных сталей - таков эволюционный путь исторически первого вида индивидуального оружия - холодного. Накопленный

'“Подробнее о холодном оружии см.: Государственный стандарт РФ (ГОСТ P 51215-98) -«Оружие холодное. Термины и on ре делен ия». - М., 1998; П. Фон Винклер. Указ. соч.; Устинов А. И., Портнов М. Э., Нацвалад- зе Ю. А. Ножи, кинжалы, кортики, тесаки, стилеты, штыки. - М., 1994; Устинов А. И., Портнов М. Э., Денисов Е. Н. Холодное оружие. - М., 1961; Устинов А. И„ Филиппов В. В. Криминалистическое исследование некоторых видов холодного оружия народов Востока. - М., 1984; Тихонов Е. Н. Криминалистическая экспертиза холодного оружия. - Барнаул, 1987; Ac молов К. В. История холодного оружия. Восток и Запад. Ч. I. - М., 1993, Ч. 2. - 1994; Трубников Б. Г. Определитель оружия и вооружения. - СПб: Полигон, 1998; Холодное оружие и бытовые ножи. / Под общ. ред. А. И. Устинова. - М., 1978; Аствацатурян Э. Г. Оружие народов Кавказа. - М., 1995; Плескачевский В. М. Указ соч. С. 72-238; Сумарока А. М., Стальмахов А. В., Егоров А. Г. Указ. соч. С. 11-64; Попенко В'Н. Холодное оружие. Энциклопедический словарь. - М., 1996; Попенко В. Н. Древнее оружие Востока. - М., 1993; Попенко В. Н. Холодное оружие Востока и Запада. - М., 1992; Попенко В. Н. Холодное метательное оружие. - М., 1993; Момот В. Традиционное оружие ниндзя. Т. 2. - Киев, 1997; Подшибякин А. С. Холодное оружие. Уголовно-правовое и криминалистическое исследование. - Саратов, 1980; Жан- Ноэль Мурэ. Ножи мира. / Пер. с англ. Улановского И. - М., 1997; Оружейный двор. Выи. I. - М., 1994. С. 42-43; Оружейный двор. Вып. 3. - М., 1996. С. 12-13; С к рыл ев И. Ножи из Ворс мы для настоящих мужчин. / Оружие, 1999. № 9 С. 44*46 и др.

опыт и приобретенные на этом пути знания подготовили почву и послужили исходной базой для создания других, более совершенных видов оружия.

Анализ практики показывает, что в настоящее время объектами экспертного исследования из всего многообразия холодного оружия обычно являются его короткоклинковые образцы (ножи, штык-ножи, штыки, стилеты), а также некоторые разновидности из группы неклинкового (ударно-раздробляющего). К последним могут быть отнесены кастеты, нунчаки, кистени, дубинки.

Большую часть холодного оружия составляют его самодельные образцы (около 70 %).

В последние годы доля холодного оружия в общей массе «оружейных» объектов экспертного исследования несколько снизилась и сейчас составляет приблизительно одну треть. При этом нужно учитывать, что на экспертное исследование в целом представляется достаточно большое количество предметов, в отношении которых ставится вопрос об относимости их к холодному оружию. Однако большая часть из этих предметов обычно не признается холодным оружием (как правило, это различные предметы хозяйственно-быто- вого назначения, имеющие конструктивное сходство с определенными типами холодного оружия).

Хотя холодное оружие, а также следы его применения стали рассматривать в качестве вещественных доказательств по уголовным делам раньше, чем огнестрельное, исследование холодного оружия при этом, как правило, ограничивалось лишь его осмотром и обычно не требовало помощи специалистов. Следы же его применения традиционно рассматривались врачами (судебными медиками). Такое положение сохранялось до тех пор, пока в законодательном порядке не был ограничен оборот холодного оружия. У нас в стране впервые уголовная ответственность за изготовление, хранение, сбыт и ношение холодного оружия беЗ надлежащего разрешения была введена 29 марта 1935 года Поста

новлением ЦИК и CHK СССР «О мерах борьбы с хулиганством». По сути, с этого времени холодное оружие становится объектом пристального внимания криминалистов (в том числе и экспертов), ввиду возникновения настоятельной потребности в установлении групповой принадлежности объектов при решении вопроса о том, являются ли они предметом или орудием совершения преступления. Для ответа на этот вопрос потребовались специальные познания и, как следствие, привлечение соответствующих специалистов. В качестве таковых стали выступать специалисты-криминалисты. Однако на начальном этапе (1930-1940 гг.) специалисты-криминалисты такими познаниями практически не обладали из-за отсутствия научной базы - соответствующей отрасли криминалистической техники, и понадобились несколько десятилетий, огромные усилия научных и практических работников для ее создания1*. В итоге, в теории и практике криминалистики был накоплен большой теоретический материал, солидный экспертный опыт, подготовлены необходимые методические, практические и учебные пособия для следователей, судей, экспертов и оперативных работников, введены соответствующие учебные дисциплины для подготовки названных специалистов в системе средних и высших юридических образовательных учреждений'57.

В настоящее время сформулированы научные основы криминалистической экспертизы холодного оружия, а методика ее проведения относится к числу наиболее разработанных™. В частности, она явилась одной из первых стандартизированных экспертных методик в нашей стране.

,я'Одной из первых отечественных работ, в которых излагалась методика исследования холодного оружия, явилась работа А. Н. Самончика. Криминалистическое исследование холодного оружия. - М.: НИИМ МВД СССР, 1959.

‘"Тихонов Е. Н. Криминалистическая экспертиза холодного оружия. Учеб. пос. 2-е изд.. доп. и перераб. - Барнаул, 1987. С. 9-10.

' ''Cm.: Подшибякин А. С. Холодное оружие. Криминалистическое учение. - М.: ЮрИнфор, 1997.

Соответствующая работа в этом направлении проводится и дальше. В частности, Госстандартом России по согласованию с МВД России и другими ведомствами, учреждениями и организациями, участвующими в обороте холодного и метательного оружия, на основании статьи 31 Закона «Об оружии» разработана и представлена на утверждение Правительству Российской Федерации «Федеральная программа государственной стандартизации гражданского и служебного оружия и патронов к нему на 1998-1999 ггgt;, включающая в себя разработку 17 ГОСТов, регламентирующих конструкцию и технические характеристики холодного, метательного оружия и конструктивно сходных моделей, а также ГОСТы, регламентирующие термины и определения в этой области, и «Методику испытаний холодного и метательного оружия, а также конструктивно сходных с ним изделий на соответствие криминалистическим требованиям»'*[41].

Вместе с тем, опыт последних пяти лет экспертного исследования холодного оружия показал, что используемая сейчас в ЭКИ МВД России методика испытаний гражданского, холодного, метательного оружия и изделий, конструктивно сходных с таким оружием, на соответствие криминалистическим требованиям вызывает у экспертов- криминалистов, проводящих исследование холодного оружия, много нареканий и нуждается в совершенствовании. Эти многочисленные замечания, на наш взгляд, в наиболее концентрированном виде изложил А. С. Гобеев: «В целом методику сертификационных испытаний некорректно использовать при криминалистических исследованиях. Она основана на требованиях, соответствующих российским ГОСТам, которыми предусмотрено изготовление лишь от

дельных типов клинкового холодного оружия, разрешенного к ограниченному обороту на территории России. Большинство типов клинкового холодного оружия данными ГОСТами не охвачено, так как они не производятся на территории России. Распространение требований ГОСТов на все типы клинкового холодного оружия, особенно самодельного, вызывает возражения»,м.

Другое древнейшее оружие - метательное, очевидно, также очень рано стало применяться в криминальных целях. Однако по сравнению с холодным оружием оно не получило широкого распространения ни в качестве средства совершения преступления, ни в качестве его предмета. Поэтому метательное оружие гораздо реже встречается в экспертной практике как объект исследования.

Толчком к становлению метательного оружия послужило стремление человека к дистанционному поражению цели (животного и др.). Решение проблемы дистанционного поражения цели, начавшееся с удлинения руки с помощью палки, перешло в качественно иную плоскость - от поражения непосредственно к поражению на значительном расстоянии от человека. Одними из первых образцов метательного оружия были «ручное копье», метательная палица, бумеранг, метательные топоры.

Однако становление метательного оружия, метаемого непосредственно рукой, шло и по другому направлению. Так, следующую его самостоятельную линию развития составляли: обычный нож, используемый для метания; метательный одноклинковый нож; метательный многоклинковый нож; еюрикен; чакра161.

Существенного прогресса в эволюции метательного оружия удалось достичь с использованием человеком для дистанционного поражения цели дополнительных (меха

нических) устройств, позволявших накапливать энергию и тем самым существенно повышать (относительно прежних образцов оружия с использованием непосредственно мускульной силы человека) поражающие способности возникших метательных комплексов, представлявших собой не что иное, как новые образцы метательного оружия.

Из метательного оружия, основанного на использовании энергии, аккумулированной при помощи упругого (гибкого) тела, сейчас в экспертной практике можно встретить арбалет и гораздо реже - лук.

Лук появился в отдаленные времена каменного века, скорее всего, в период палеолита. Древнейшие раскопки в различных регионах земного шара подтверждают существование лука у разных народов, не имевших общения друг с другом. С большой вероятностью можно предполагать, что он был изобретен многими народами (племенами) в разное время независимо друг от друга.

В каждом регионе создавались свои образцы лука и стрел к нему. Это зависело от уровня технического развития региона и преобладавших там материалов. Древнейшим вариантом лука считается простой. Азиатский составной лук считался лучше простого и являлся уже значительным шагом вперед. Историки полагают, что составные луки существовали за 2000 лет до нашей эры'в2.

Различали боевые и охотничьи луки. Из боевых луков стрельба могла вестись на дистанции до 400 м.

Современные луки изготавливаются из композитных материалов и снабжаются дополнительными приспособлениями, устройствами, облегчающими их использование, а также повышающими меткость стрельбы. В настоящее время подавляющее большинство луков составляют спортивные. Они изготавливаются по очень точной технологии с использованием хорошо выдержанных сортов дерева, стекло- углепластика, которыми армируются плечи луков. Рукоятки обычно делаются из магниевых сплавов. Из известных производителей современных спортивных луков можно назвать фирмы «Хойт» (США) и «Ямаха» (Япония). Динамические характеристики луков названных фирм оцениваются очень высоко. Например, начальная скорость полета стрелы, выпущенной из них, может достигать 80-90 м/с.

Современные луки делаются в разборном и неразборном вариантах. Отечественной промышленностью выпускаются неразборные луки двух типов: учебные и спортивные.

В последние годы получили распространение охотничьи луки. Некоторые их образцы могут одинаково использоваться как в охотничьих, так и в спортивных целях. Примером служит составной лук «Kompound Bear Super - 45», выпускаемый американской фирмой «Bear Archeru Inc.»

Стрелы, применяемые в современной спортивной стрельбе, существенно отличаются от их ранних вариантов. Очевидно, что эволюция стрел, как и луков163, напрямую связана с научно-техническим прогрессом. Так, стрела прошла длительный эволюционный путь от деревянной, оперенной перьями птиц, до современной металлической, армированной углепластиком, с перьями из синтетических мягких материалов, древко которой представляет собой легкую, прочную трубку, изготавливаемую методом прессования или протяжки из легких металлических сплавов.

В процессе эволюции лук трансформируется в более совершенное метательное оружие - арбалет. Объективно действовавшая тенденция усиления поражающей мощи лука заставляла человека постоянно увеличивать силу его натяжения. Это, в свою очередь, предполагало определенные требования к уровню мышечного развития лучника, которое, естественно, не было беспредельным. Поэтому для облегчения натягивания тетивы стали пользоваться специальными инструментами, приемами стрельбы из лука. Однако они оказывались недостаточно эффективными. Наиболее оптимальным вариантом решения этой проблемы явилось крепление лука к ложе. Такая конструкция получила название арбалет.

В настоящее время с точностью утверждать о месте и времени появления арбалетов невозможно. Большинство исследователей сходятся во мнении, что они появились в V-VI веках до нашей эры в Древней Греции или Древнем Китае1154. Вероятнее всего, арбалет возник как станковая система, которая, разветвившись, дала два типа оружия: его ручной вариант и крепостную систему1*5. Прямым непосредственным предшественником арбалета в Европе, скорее всего, явился античный станковый либо ручной «механический лук» - гастрофетш. На Руси арбалеты, называвшиеся самострелами, появились гораздо позже - около XII века нашей эры. Они стали широко использоваться в качестве боевого и охотничьего оружия. В Европе арбалеты как боевое оружие впервые появились во французских войсках.

.г Первые образцы арбалетов, несмотря на удобство стрельбы из них и меткость, все же уступали хорошим лукам по таким показателям, как увеличенный вес, меньшая скорострельность и дальнобойность, дороговизна. Все это заставляло совершенствовать конструкцию арбалетов. Совершенствование шло прежде всего по пути создания различных приспособлений в целях облегчения натяжения тетивы. Известно несколько типов подобных приспособлений: I) стремя, прикреплявшееся к переднему торцу ложи для фиксирования арбалета одной ногой при натяжении тетивы; крюки (обычно два) для тетивы, соединенные с веревочными петлями, скобами или боковыми ручками для рук; специальные рычаги (например, типа «козьей ноги»);

. 4) реечный механизм с зубчатым колесом и рукояткой и др.

Увеличение точности стрельбы обеспечивалось введением в конструкцию арбалета (как впоследствии и огнестрельного оружия)167 мушки и целика с прорезью (реже - диоптра), шнеллера. В арбалетах (видимо, впервые для ручного оружия) решалась и проблема многозарядности. Они изготавливались с магазинными коробками, укреплявшимися сверху над ходом тетивы и несколько сбоку от линии прицеливания. Много лет спустя это будет повторено в некоторых образцах огнестрельного (магазинного) оружия. Более того, арбалеты изготавливались и со стволом (медным или железным) для метания свинцовых пуль, что еще больше увеличивало их конструктивное сходство с огнестрельным оружием. Подобный арбалет в Западной Европе получил название аркебуз. Кроме того, такой важнейший конструктивный элемент огнестрельного оружия, как спусковой механизм, предварительную «апробацию*- прошел на арбалетах. Некоторые детали этих спусковых механизмов затем с успехом использовались в огнестрельном оружии.

Подавляющее большинство арбалетов служит для метания стрел и незначительная часть - свинцовых пуль и камней. Арбалеты и аркебузы, уступая по пробивной способности некоторым образцам огнестрельного оружия[42], но положительно отличаясь от них меткостью и бесшумностью стрельбы, еще длительное время использовались в войсках параллельно с огнестрельным оружием. Так, в Западной Европе они находились на вооружении до конца XVI века, а в качестве охотничьего оружия применялись еще в XVIII веке.

В настоящее время арбалеты используются в основном как спортивное (чаще всего) и охотничье оружие, а в конструктивно измененном варианте - в качестве ружей для подводной охоты[43]. В последнее десятилетие, ввиду гораздо большей распространенности арбалетов (относительно прежних лет), они стали чаще встречаться и в отечественной экспертной практике в качестве объекта исследования.

. • Возвращение арбалетов началось примерно с середины XX века. В ряде европейских стран с 50-х годов названного столетия стал активно развиваться арбалетный спорт. Спортивные модели, в свою очередь, послужили образцами для создания боевых арбалетов, появившихся на вооружении войск специального назначения.

Вобрав достижения новых технологий, современный арбалет существенно отличается от своих предшественников. Так, его пластмассовое или деревянное ложе имеет приближенную к огнестрельному оружию пистолетную рукоятку, или выступ шейки, регулируемый по длине приклад (как постоянный, так и прикладной) с «щекой» для лучшей прикладки при прицеливании. На изготовление дуги лука идут специальные сплавы либо композит (стеклопластик), тетивы - особо прочные синтетические материалы. Спортивные образцы арбалетов дополнительно снабжаются штангами с балансировочными грузиками.

Метательное оружие, хотя и является древнейшим, но как самостоятельный вид было выделено Законом РФ «Об оружии» от 13.11.96 года. Первым «промежуточным» шагом к выделению метательного оружия в самостоятельный вид послужил Закон РФ «Об оружии» от 20.05.93 года, в котором оно было названо холодным метательным оружием. До выхода в свет названных законов многие образцы метательного оружия традиционно рассматривались в качестве разновидностей холодного оружия. Поэтому их экспертное исследование проводилось с использованием тех же способов, приемов и средств, что и в отношении холодного оружия (естественно, с учетом специфики объекта исследования). Так, установление групповой принадлежности названных объектов происходило в рамках криминалистической экспертизы холодного оружия. При этом на

них распространялось действие той же статьи УК РСФСР (ст. 218), которая ограничивала оборот холодного оружия.

С появлением Закона РФ «Об оружии» от 13.11.96 года и вступлением в действие с 01.01.97 года Уголовного кодекса Российского Федерации[44] значительно активизировались усилия по изучению метательного оружия как объекта судебно-экспертного исследования. В частности, разрабатываются методики экспертного исследования луков, арбалетов, сюрикенов, ружей для подводной охоты и других разновидностей метательного оружия. Однако данные методики еще не позволяют решать весь спектр возникающих вопросов, и прежде всего, в плане определения достаточно точных и научно обоснованных показателей поражающих характеристик различных образцов этого вида оружия.

Самым распространенным объектом судебно-эксперт- ного исследования является ручное огнестрельное оружие (составляет более половины в общей массе «оружейных» объектов экспертного исследования).

В настоящее время трудно с точностью сказать, где и когда оно впервые было изготовлено. Некоторые исследователи приходят к выводу, что ручное огнестрельное оружие впервые появилось у арабов в XIII веке и от них пришло в Европу[45]. Ряд историков утверждают, что «порох китайцы изобрели довольно давно, но использовали для устройства безобидных фейерверков. В огнестрельном оружии его стали применять только европейцы на рубеже XIII-XIV веков - причиной тому была специфика экономического и социального уклада европейских государственных образований»[46]. По мнению П. фон Винклера,

«ручное огнестрельное оружие появляется впервые около 1425 года в виде короткой (до двух футов) железной трубки с длинным, около метра, хвостом, упиравшимся при стрельбе в землю»173. Однако большинство исследователей отмечает, что ручное огнестрельное оружие получило распространение в Европе в XIV веке'71. Видимо, XIV век и следует признать точкой отсчета времени его появления в Европе.

Ручное огнестрельное оружие явилось логическим завершением развития и совершенствования метательного оружия - аркебузов. Как справедливо отметил известный оружиевед В. Е. Маркевич, «от них были заимствованы для ружей ложа, спуск, шнеллер, мушка, прицел, диоптр, круглая пуля, а впоследствии, пожалуй, и магазинная коробка»1'5. В принципе, для «превращения» аркебуза в ручное огнестрельное оружие оставалось только поменять энергию сжатой пружины (натянутой тетивы), использовавшуюся в аркебузе для метания снаряда, на энергию взрывчатого разложения пороха.

Конструкция первых образцов ручного оружия была весьма примитивной, что делало его на начальном этапе развития недостаточно «конкурентоспособным» с такими видами оружия, как лук и арбалет.

Выявившиеся несовершенства огнестрельного оружия и определили основные тенденции его развития: облегче-

|7!П. фон Винклер. Указ. соч. С. 182.

171Cm.. например, Жук А. Б. Винтовки и автоматы. - М., 1988 С. 7; Блюм М. М., Шишкин И. Б. Охотничье ружье. Справочник. 2-е изд., перераб и доп. - М.: Arpon ром издат, 1987. С. 5; Маркевич В. Е. Указ. соч. С. 61; Стрелковое оружие / Худ. обл. М. Д. Драко. - Мн., 1997. С. 4; Советская военная энциклопедия. Т.6. - М., 1978. С. 124; Изметинский Н. Л., Михайлов Л. Е. Ижевские ружья. Ижевское оружие. Tl. - Ижевск: Изд. Удмуртского ун-та. 1995. С. 40; Пастухов И. П., Плотников С. Е. Указ. соч. С. 9 и др.

17 iCm.; Маркевич В. Е. Указ. соч.; Менков А. Колесцовый замок и Леонардо да Винчи / Магиум, 2000. № 10 (октябрь). С. 39-43; Schobel Jagdwaffen. - Berlin. «MV», 1989 и др.

ние веса, уменьшение калибра, повышение маневренности, скорострельности, дальности и меткости стрельбы.

Совершенствование огнестрельного оружия на начальной стадии шло как по линии механизма воспламенения, так и ствола. Его калибр постепенно уменьшался, менялась технология изготовления стволов. На смену деревянным и клепанным из отдельных металлических полос стволам стали приходить витые, а позднее литые стволы. Однако революционный шаг в их усовершенствовании был сделан в 1498 году венским оружейником Гаспаром Цольнером. Им был изготовлен нарезной ствол. Нарезы первоначально делались прямые, а несколько позднее появились винтовые.

В XV веке у огнестрельного оружия появляется фитильный замок, вытесненный затем кремниевым, который в течение более двух столетий использовался в конструкции оружия1™.

Необходимо также отметить еще одно новшество: введение в этот период штыков, одеваемых на ствол оружия. Это нововведение, явившееся следствием тенденции к универсальности оружия, в последующем существенно повлияло на тактику боя. Изобретателем штыка считается француз Багинет (1641 г.). В российских войсках штык был введен Петром I в 1709 году1".

Существенной модернизации подвергся и снаряд. Круглая пуля постепенно вытесняется цилиндро-кони- ческой, обладающей лучшими баллистическими характеристиками. Прообразом современных пуль явилась пуля Г. Дельвиня (1830 г.). Для облегчения процесса заряжания стволов с винтовыми нарезами предлагались различные варианты пуль - свободно досылаемые цилиндро-

itkCm. Маркевич В. Е. Указ. соч. С. 99-101; Коваленко В. С. В зоне огня - мишени. - Мн.: Полымя, 1989. С. 10; Пастухов И. П., Плотников С. Е. Указ. соч. С. 22 и др.

,:7См. Маркевич В. Е. Указ. соч. С. 99-101; Коваленко В. С. Указ соч. С. 10; Пастухов И. П., Плотников С. Е. Указ. соч. С. 22 и др.

конические, саморасширяющиеся, компрессивной системы и т. п.|7Я

С появлением ударных составов на основе гремучей ртути (конец XVIII века) начинается новый этап в эволюции огнестрельного оружия[47]. Изобретение ударных составов значительно ускорило развитие огнестрельного оружия. Оно достигло гораздо большего совершенства, чем за все минувшие столетия своего существования. Кремниевое оружие постепенно вытесняется ударно-капсюльным.

Из ранних попыток решения проблемы скорострельности огнестрельного оружия, которая оказалась наиболее перспективной и реализовалась в револьверах, следует назвать конструирование ружей барабанного типа, первые образцы которых известны с XVI века. Наиболее совершенными образцами оружия барабанного типа считались системы (револьверы) Э. X. Коллиера (1818 г.) и С. Кольта (1836 г.)Т В частности, С. Кольт в своем капсюльном револьвере гармонично соединил в одно целое все известные изобретения в области оружия барабанного типа18'. По сути, с этого времени в оружейном деле начинается «эпоха» револьверов.

Революционным новшеством в развитии огнестрельного оружия явилось изобретение унитарного боеприпаса (патрона), который ознаменовал собой новый этап в эволюции

оружия - этап казнозарядного оружия и тем самым существенно приблизил решение проблемы скорострельности.

Наиболее совершенными оказались унитарные металлические патроны с различными вариантами расположения в них воспламенительного состава: патроны кольцевого воспламенения и центрального боя (1861 г.), которые до настоящего времени используются со стрелковым оружием[48]. С 60-х годов XIX века наибольшее распространение получили патроны центрального боя. Практически все боевое оружие начали создавать под этот патрон. Причем появление данного патрона обусловило и совершенствование всего оружия. Так, на момент появления унитарного металлического патрона все казнозарядные винтовки делились на три группы: ударно-капсюльные, заряжаемые бумажным патроном без капсюля (картузом); игольчатые со скользящим затвором, заряжаемые унитарным бумажным патроном; винтовки под унитарные металлические патроны.

Очевидные преимущества казнозарядного оружия под

унитарный металлический патрон перед шомпольным, а также казнозарядным ударно-капсюльным и игольчатым заставили многие государства в срочном порядке осуществлять перевооружение своих армий. Оно шло в основном в двух направлениях: переделка старых образцов оружия на новые, более совершенные системы (переделочные ружья); принятие на вооружение и массовое изготовление современных образцов оружия под металлические унитарные патроны.

В этот период времени создается ряд оригинальных и разнообразных конструкций, как переделанных из ста

рых образцов оружия, так и совершенно новых. Их основные отличия состояли в затворе. Из всего многообразия затворов лучшими оказались продольно скользящие, для отпирания и запирания ствола поворачиваемые с помощью рукоятки вокруг своей продольной оси.

К концу XIX века выявились очевидные преимущества магазинных винтовок. В частности, они позволили решить задачу многозарядности и существенно продвинулись по пути повышения скорострельности. Многие государства в спешном порядке принимали их на вооружение.

Россия с некоторым опозданием также приступила к проектированию магазинной винтовки. В 1891 году на вооружение Российской армии принимается 7,62-мм винтовка С. И. Мосина, сменившая состоявшую до этого на вооружении 10,67-мм однозарядную винтовку Бердана образца 1870 года. Новая винтовка отличалась простотой конструкции, надежностью, отличными баллистическими характеристиками и по своим качествам превосходила все иностранные образцы того времени. Удачная конструкция винтовки позволила ей находиться на вооружении до окончания Второй мировой войны1*3.

Вершиной конструкторской мысли оружейников явилось создание самозарядного и автоматического оружия, открывшего новый этап в его эволюции. Этому способствовало появление бездымного пороха, лри сгорании развивавшего большее давление, не образовывавшего дыма (в том числе большого налета продуктов его сгорания на частях оружия), что существенно влияло на баллистичес-

|к,Подробнее о винтовке С. И. Мосина см.: Наставление по стрелковому делу. Винтовка обр. 1891/30 гг. и карабины обр. 1938 г. и обр. 1944 г. - М.: Воениздат, 1961; Пастухов И. П., Плотников С. Е. Указ. соч. С. 45-47, 51-54; Федоров В. Г. Эволюция стрелкового оружия. Ч. I. - М., 1939. С. 280-282; Энциклопедия техники «TM*. Вып. 2, 1993. С. 35-36; Жук А. Б. Указ. соч.. 1988. С. 48-50; Болотин Н. Н. Советское стрелковое оружие. - М.. 1990. С. 42-50: Справочник по судебной баллистике. Нарезное оружие отечественного производства. - М., 1963. С. 65-68; Маркевич В. Е. Указ. соч. С. 332-337; Ашурков В С. Мосин С. И. - создатель русской винтовки. - М., 1951 и др.

кие качества оружия. Кроме того, стало возможным уменьшить размеры патронов и калибр оружия с одновременным повышением его убойной силы и дальности стрельбы.

Во многих странах мира начались активные разработки пулеметов, самозарядных и автоматических пистолетов, винтовок, пистолетов-пулеметов. Оружейниками предлагались различные принципы их автоматики: использование энергии отдачи (системы с отдачей свободного или полусвободного затвора; с отдачей затвора и ствола при его коротком и длинном ходе); использование энергии части пороховых газов, отводимых из канала ствола; использование реакции врезания пули в нарезы и трения при ее движении по каналу ствола1*4.

Перед Первой мировой войной во многих странах мира велись усиленные разработки самозарядных и автоматических винтовок. Простейшим путем казалась переделка магазинных винтовок в самозарядные либо автоматические. Однако такие попытки во многом оказывались безуспешными, так как создававшиеся образцы оружия отличались сложностью конструкции и достаточно большим весом и больше напоминали ручные пулеметы[49]

Велась также успешная работа по созданию автоматического короткоствольного огнестрельного оружия. Предприни

мавшиеся попытки автоматизации револьверов не дали желаемых результатов. Практика показала, что они становились громоздкими, теряли простоту конструкции, технологичность, надежность работы механизмов. В центре внимания оказались пистолеты. Появилось множество систем автоматических пистолетов, таких как системы Маузера, Браунинга, Манлихера, Рота, Штейра, Фроммера, Борхардта, Люгера, Кольта, Веблея, Бергмана. В начале XX века пистолеты характеризовались безотказностью, высокой поражающей способностью, завершенностью конструкции и оптимальной компоновкой узлов, наличием самовзводных ударно-спуско- вых механизмов, затворных задержек, более совершенных предохранительных устройств. Современные образцы пистолетов, в принципе, мало чем отличаются от созданных к названному периоду времени, так как почти все их конструктивные возможности оказались уже исчерпанными[50].

На пути замены магазинных винтовок выявились два наиболее перспективных направления развития автоматического оружия: разработка автоматических систем под пистолетные патроны (пистолеты-пулеметы); разработка промежуточного патрона, то есть по мощности меньшего, чем винтовочный, и больше писто

летного, и создание под него автоматических образцов оружия (автоматы, штурмовые винтовки).

Пистолет-пулемет как портативное автоматическое оружие, стреляющее пистолетными патронами-непрерыв- ным огнем, ведет отсчет времени с 1915 года.

Накануне Великой отечественной войны и в ее начальный период под 7,62-мм пистолетный патрон (к пистолету TT обр. 1930-1933 гг.) конструируются пистолеты-пулеметы Дегтярева, Шпагина, Судаева (соответственно ППД, ППШ, ППС). Из известных зарубежных пистолетов-пуле- метов того периода можно назвать 9-мм пистолеты-пулеме- ты МП-34, МП-38, Беретта, Штейр, Суоми М-31; 11,43-мм Томпсон it др.'8Т

Россия явилась родиной первого автомата (в ряде стран такой вид оружия именуется штурмовой винтовкой). Его создатель - известный российский конструктор-ору- жейник В. Г. Федоров. В 1913 году им был предложен 6,5-мм автомат, который мог вести как непрерывный, так и одиночный огонь. />Первый отечественный промежуточный патрон калибра 7,62 мм появился в 1943 году. Всемирно известный россий-

'“Подробнее о пистолетах-пулеметах см.: Федоров В. Г. Указ. соч. С. 59-60; Жук А. Б. Указ соч., 1988. С. 100-148; Тихонов Е. Н. Ручное длинноствольное и среднествольное огнестрельное оружие. Пос. для экспертов. - М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1979. С. 28-45; Справочник по судебной баллистике. Отечественное нарезное огнестрельное оружие. - М., 1963. С. 53-64; Филиппов В. В., Титоренко Б. А., Комаров А. А. Указ. соч. С. 48- 70; Мурахов- ский В. И., Федосеев С. Л. Указ. соч. С. 94-141; Болотин Д. Н. Указ. соч. С. 127-170; Жигалов Н. Ю., Королев В. В., Ручкин В. А., Ярмак В. А. Судебно-баллистические характеристики современных пистолетов-пулеметов ПП-90, «Кипарис» и следов, оставляемых ими на пулях и гильзах / Экспертная практика, № 40. - М., 1996. С. 63-68; Стрелковое оружие / Худ. обл. М. В. Драко. - Мн.: ООО «Попурри», 1997. С. 125-162; Маркевич В. Е. Указ. соч., 1995. С. 547-559; Ярочкин В. И. Указ. соч. С. 48-51; Федосеев С. Самый знаменитый -gt;Немец». / Оружие, 1999. № 8. С. 2-11; Монетчиков С. Лучший на той войне. / Оружие, 1999. № 8. С. 38-47; Кораблин В. Суперновое оружие России - пистолет-пулемет «Вереск» 9x21. / Мастер Ружье, 1999. №37/38.0 22-27 и др.

ский конструктор-оружейник М. Т. Калашников в 1946 году создает под него свой знаменитый автомат (АК-47). В 1949 году он принимается на вооружение нашей армии. В последующие годы автомат неоднократно модернизировался (АКМ, АК-74, AK серии 100 и др.) и сейчас является основным стрелковым оружием не только нашей армии, но и армий ряда зарубежных стран.

Тенденция функциональной целесообразности оружия со временем приводит к все большей его специализации. В конструктивном плане это особенно наглядно проявилось на примере развития стрелкового огнестрельного оружия. В начальный период своего развития оно было многофункциональным: одно и то же оружие без всяких конструктивных изменений одинаково успешно применялось в военных, охотничьих и спортивных целях. Этот период был достаточно длительным. Co временем все отчетливее начала проявляться специализация оружия на военное я охотничье. Причем на дальнейшее развитие и совершенствование того и другого в равной мере оказывала влияние последовательная череда возникавших научных открытий, изобретений, технических решений, их поступательное движение происходило по одним законам научно-технического прогресса и, следовательно, им были присущи одни и те же основные этапы развития, но с определенными поправками на специализацию.

Специализация на военное и охотничье огнестрельное оружие начала происходить на рубеже XV и XVI веков и окончательно сформировалась примерно к середине века. Первые оличия охотничьего оружия от военного состояли в более тщательном, качественном изготовлении механизмов охотничьего оружия (прежде всего замков и стволов), его портативности, маневренности, богатой отделке11®.

"“Cm.: Блюм М. М., Шишкин И. Б. Указ. соч. С.5; Маркевич В. Е. Указ. соч. С. 114-119; Жук А. Б. Указ. соч., 1988. С. 14; Изметинский Н. JI., Михайлов Л. Е. Указ. соч. С. 41 и др.

Интересно отметить опережающий характер развития охотничьего огнестрельного оружия по сравнению с военным. Следует согласиться с мнением ряда авторов о том, что «вплоть до XX века охотничье оружие опережало в своем развитии огнестрельное военное, которому, увы, никак нельзя отказать в быстром и постоянном совершенствовании»1®9. В. Е. Маркевич объясняет это тем, что «провести в жизнь и скорее пустить в эксплуатацию изобретение в области огнестрельного оружия было гораздо легче и проще по охотничьей линии, чем по линии громоздкой военной организации»[51].

В отличие от военного охотничье оружие до начала XX века выпускалось преимущественно с гладкими стволами. Вообще, современная система охотничьего оружия сложилась в начале прошлого столетия. «В последующие десятилетия, - отмечали М. М. Блюм и И. Б. Шишкин, - уже известные системы оружия совершенствовались, появлялись новые сорта сталей, порохов, новые типы пыжей, но главное оставалось неизменным»[52].

Итак, современная система охотничьего огнестрельного

AW

оружия включает : «переламывающиеся» (гладкоствольные, нарезные, комбинированные) ружья;

2) «помповые» (или с подвижным цевьем Кольта-Эллиота) ружья; оружие, перезаряжающееся скобой-рычагом Генри Б. («винчестеры»); оружие с продольно скользящим затвором: неавтоматическое, автоматическое (самозарядное), смешанного типа (с самозарядно-ручным приводом).

Специально изготовленные спортивные ружья известны, как минимум, с XVII века. Однако выделение спортивного огнестрельного оружия в самостоятельную разновидность оружия начало происходить значительно позже. Так, в спортивных соревнованиях по стрельбе вплоть до конца века зачастую использовалось еще военное и охотничье оружие. Во второй половине XZX века выпуск спортивного огнестрельного оружия значительно увеличивается и начинается его массовое производство.

Бурное развитие спортивного оружия вообще и огнестрельного в частности начинается с первой четверти века. В нашей стране и за рубежом создается большой арсенал спортивных ружей, винтовок, пистолетов и револьверов. Основную массу составляло спортивное огнестрельное оружие и незначительную часть - пневматическое.

В настоящее время систему спортивного огнестрельного оружия образуют две группы: огнестрельное гладкоствольное (спортивные ружья для стендовой стрельбы); нарезное спортивно-тренировочное и целевое (винтовки, пистолеты и револьверы).

Конечно, специализация ручного огнестрельного оружия не свелась к выделению лишь боевого (военно- го), охотничьего и спортивного оружия. Например, наряду с ними сложилось также гражданское огнестрельное оружие самообороны и служебное огнестрельное ору- жие. В нашей стране эти виды ручного огнестрельного

оружия получили признание в последние годы, что и было закреплено действующим Законом «Об оружии» от 13.11.96 года.

Ранее мы отметили, что холодное и метательное оружие по сравнению с огнестрельным гораздо раньше стало использоваться в преступных целях. Однако исторически сложилось так, что ручное огнестрельное оружие стало объектом более пристального внимания криминалистов, судебных экспертов и правоведов. Видимо, это объясняется его большей общественной опасностью, а также более сложным и специфичным характером оставляемых им следов. Причем первоначальными объектами судебно-экс- пертного исследования явилось не само огнестрельное оружие, а следы его применения, в частности, огнестрельные повреждения. Их первыми исследователями стали судебные медики. В основном решались вопросы, связанные с установлением дальности, направления выстрела, места расположения стрелявшего и жертвы, другие обстоятельства применения огнестрельного оружия. В России эти исследования совпадают по времени с участием врачей в осмотрах трупов и приходятся на середину XVII века. Co второй половины XIX века активно использовалась помощь известных ученых-медиков. В это же время в химических лабораториях производились первые криминалистические исследования порохов и остатков выстрела.

Позднее круг объектов исследования пополнился самим огнестрельным оружием (его частями), боеприпасами (их компонентами), приборами, инструментами и принадлежностями для изготовления оружия и снаряжения боеприпасов. Наконец, объектами экспертного исследования стали следы применения огнестрельного оружия на пулях и гильзах.

Первые судебно-баллистические идентификационные исследования за рубежом начали проводиться в конце XIX века. В России в 1908 году была выполнена первая су-

дебно-баллистическая экспертиза по идентификации огнестрельного оружия по следам на пулях, а в 1913 году - по следам на гильзах.

Таким образом, к моменту формирования судебной баллистики как самостоятельной отрасли криминалистической техники'93 в качестве объектов экспертного исследования уже рассматривались огнестрельное оружие и его части; боеприпасы и компоненты их снаряжения; приборы, инструменты и приспособления для изготовления оружия и снаряжения боеприпасов; следы выстрела на пораженных преградах, оружии, пулях, гильзах, пыжах.

Постепенно происходило накопление специальных знаний, практического опыта, готовились научные кадры, создавались необходимые приборы, закладывались научные основы самостоятельной отрасли знаний - судебно- баллистической экспертизы. Закономерным итогом такого развития стало появление нового субъекта судебной экспертизы - эксперта-баллиста.

Конечно, на этом этапе уровень развития его специальных знаний еще не позволял глубоко и полно исследовать объекты экспертизы, решать многие практические вопросы.

В последующем шло активное развитие как теории, так и практики решения экспертных задач, связанных с исследованием огнестрельного оружия и следов его применения. Можно выделить три основных направления: исследование огнестрельного оружия, исследование боеприпасов, исследование следов выстрела. В каждом направлении решались как идентификационные, так и диагностические задачи. Для этого периода характерно количественное расширение и качественное изменение некоторых объектов судебно-баллистической экспертизы. Проводятся исследования следов выстрела не только на пораженной преграде, оружии, стреляных гильзах, снарядах, пыжах, но и на са-

|Ч,См.: Черваков В, Ф. Судебная баллистика. - М.: Юриздат, 1937.

мом стрелявшем и предметах окружающей обстановки. Помимо огнестрельного оружия (как заводского, так и самодельного изготовления) и патронов к нему, круг объектов исследования расширяется за счет огнестрельных и неогнестрельных стреляющих устройств (ракетниц, строи- тельно-монтажных пистолетов, ружей и пистолетов для подводной охоты и др.), патронов к огнестрельным стреляющим устройствам.

В этот период ведется активная разработка методик экспертного исследования не только огнестрельного оружия и следов его применения, но и подобных ему по конструкции огнестрельных стреляющих устройств.

В 1970-1980 годах перечень объектов судебно-баллис- тического исследования пополняется новым (нетрадиционным) видом оружия - газовым, а несколько позже - электрическим (электрошокерами и искровыми разрядниками).

Последнее десятилетие характеризуется существенным качественным изменением основных объектов судебнобаллистического исследования - огнестрельного оружия и боеприпасов к нему. В частности, происходит их значительная модернизация. Поэтому перед экспертами-крими- налистами, работающими в области судебной баллистики, ставятся задачи обнаружения, фиксации, изъятия и исследования следов, возникающих при стрельбе из новых образцов оружия, изучения механизма образования признаков, используемых в целях определения модели оружия и его идентификации, а также разработки иных приемов, методов и методик исследования, которые с наибольшим эффектом могли быть применены в экспертной практике.

В последние годы объектами судебно-экспертного исследования все чаще становятся взрывные устройства (ВУ). В. М. Плескачевский предлагает называть их оружием взрывного поражающего действия. В частности, он пишет: «Следует подчеркнуть, что термин "взрывное устройство" в настоящее время получил большое наполнение

с включением в него объектов, оружием не являющихся. Поэтому необходимо выделить из него оружие взрывного поражающего действия»™.

В целом, мы разделяем позицию автора. Действительно, в обозначении исследуемой категории объектов (взрывных устройств) должен обязательно присутствовать термин «оружие». На это ориентируют Большая советская энциклопедия и Советская военная энциклопедия, в которых названные объекты также рассматриваются в качестве оружия - минно-взрывного[53]. В частности, под ним понимают «оружие, не требующее средств для придания ему движения и устанавливаемое в местах возможных действий противника»[54]. На наш взгляд, в целях унификации терминологии, касающейся определения оружия, в криминалистике и судебной экспертизе целесообразно исходить из системы уже давно сложившихся понятий, принятых в военном деле для обозначения традиционных (то есть исторически сформировавшихся) видов оружия, каковым и является минно-взрывное.

Создание минно-взрывного оружия явилось следствием объективно действовавшей тенденции усиления поражающей способности оружия. В частности, она заставила человека изыскивать для его создания новые, более эффективные источники энергии. Человек остановил свой выбор на таких энергоносителях, как взрывчатые вещества (ВВ), исторически первым представителем которых был дымный порох. Он явился первым ВВ, энергию которого люди использовали в оружии-. При этом многие источни- ки однозначно указывают на то, что порох в первую оче

редь положил начало созданию минно-взрывного оружия, а уже потом послужил толчком к изготовлению огнестрельного.

Здесь следует отметить, что первые образцы минновзрывного оружия, явившиеся предшественниками раннего огнестрельного оружия, объединяли с последним единый источник энергии, на котором они основывались (дымный порох), а также механический характер их поражающего действия (имеется в виду осколочное и пулевое повреждение цели). В последующем, с открытием и использованием бризантных BB различия между названными видами оружия существенно увеличились.

Историческими предшественниками оружия, использующего для поражения цели энергию BB (минно-взрыв- ного), явились мины (пороховые фугасы).

Ручные пороховые гранаты стали использоваться в боевых действиях по осаде и защите крепостей в XVI веке, а с XVII века они уже активно применялись в полевом бою специально подобранными для этих целей гренадерами.

К началу XX века появились практически все известные на сегодня бризантные ВВ. В силу своего огромного разрушительного действия они полностью вытеснили дымный порох и стали широко использоваться в качестве заряда BB при изготовлении минно-взрывного оружия, в частности, инженерных мин и ручных гранат[55].

Массовый промышленный выпуск инженерных мин и ручных гранат был освоен в начале XX века. Сейчас они производятся в большом ассортименте. Особенно боль

шим разнообразием отличаются инженерные мины11'9. Они могут классифицироваться по различным основаниям, например, назначению, характеру поражения, времени срабатывания, способу приведения в действие средства взрывания. К наиболее распространенным отечественным инженерным минам относятся: противопехотные - ОЗМ-4, ПМД-6, ПМД-бМ, ПОМЗ-2, ПОМЗ-2М, ПМН; противотанковые - ТМ-41, ТМ-57, ТМ-62М, ТМ-62Д, ТМ-72 и др.

Несколько меньшим разнообразием характеризуются ручные гранаты[56]. Они могут классифицироваться по тем же основаниям, что и инженерные мины. Отечественной промышленностью в большом количестве выпускались следующие типы ручных осколочных гранат: Ф-1; РГД-33; РГ-42; РГД-5; РГН и РГО. Начиная с 1985 года на вооружении нашей армии состоят лишь два последних типа гранат. Из ручных противотанковых гранат можно выделить РПГ-40, РПГ-43, РПГ-6, РКГ-3.

С появлением в арсенале вооружений минно-взрывного оружия наряду с применением в боевых целях его начали

использовать и при совершении преступлений. В настоящее время трудно сказать, где и когда был впервые осуществлен криминальный взрыв с использованием этого вида оружия или его раннего предшественника - порохового фугаса.

Государство на разных этапах своего развития предусматривало в законодательстве правовые нормы, принимаемые для предотвращения опасности, которая могла возникнуть при ненадлежащем обращении с минно-взрывным оружием или в результате его использования в преступных целях.

Так, в России ответственность за хранение более дозволенного срока пороха, как исторически первого представителя взрывчатых веществ, вводилась с 1864 года. Уставом start="0" type="1"> наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В советском законодательстве ответственность за «изготовление, хранение, покупку и сбыт взрывчатых веществ и снарядов» была введена Постановлением ВЦИК и CHK РСФСР от 20 марта 1933 года «Об изменении статьи 182 Уголовного кодекса» (Речь идет об УК 1926 года)[57].

В Уголовном кодексе РФ, вступившем в действие с января 1997 года (в отличие от предыдущего УК РСФСР), введено понятие «взрывное устройство» (как одна из разновидностей минно-взрывного оружия) в качестве самостоятельного предмета преступления, конструктивного признака его состава (ст. 222, 223, 225, 226)20-.

Первыми объектами судебно-экспертного исследования, аналогично огнестрельному оружию, явились следы применения минно-взрывного оружия (продукты взрыва),

а также компоненты его снаряжения (заряд ВВ). Анализ литературных источников показывает, что в России первые попытки научного исследования BB и продуктов взрыва относятся к середине XlX века. Эти исследования проводились по заданиям следственных органов в химической лаборатории Российской Академии наук[58].

В силу некоторых специфических свойств минновзрывное оружие по сути с момента своего появления было по «достоинству» оценено и стало главным оружием террористов. В конце XIX века и в начале XX века в России редкий террористический акт обходился без использования минно-взрывного оружия (обычно его самодельного аналога). С освоением промышленного производства этого вида оружия в преступных целях начали все активнее использовать его заводские образцы - ручные гранаты и инженерные мины.

В дореволюционной России еще не существовало четких методических рекомендаций (равно как и специализированных экспертно-криминалистических учреждений) по судебно-экспертному исследованию минно-взрывного оружия, его самодельных аналогов, следов их применения и компонентов снаряжения. Для оказания помощи следователям в расследовании преступлений, совершенных с использованием названного вида оружия, обычно привлекали военных специалистов (как правило, саперов либо артиллеристов). В этот период происходило интенсивное накопление эмпирического материала, требовавшего научного осмысления.

В послереволюционный период (до начала Великой отечественной войны) количество преступлений, совершаемых с использованием минно-взрывного оружия, несколько снизилось. В это время сколько-нибудь заметных изменений в технико-криминалистическом обеспечении

раскрытия и расследования указанной категории преступлений не произошло.

С началом Великой отечественной войны резко возросло число случаев использования минно-взрывного оружия в диверсионных целях. Судебно-следственная и экспертная практика остро ощутила потребность в разработке эффективных методик экспертно-криминалистического исследования минно-взрывного оружия и следов его применения. В структурах государственной безопасности начались интенсивные работы (в основном закрытого характера) по разработке таких методик.

В этот период объектами экспертного исследования являлись не только штатные образцы (инженерные мины, подрывные заряды, ручные гранаты и т. п.), но и оригинальные, специально изготовленные для диверсионных целей образцы минно-взрывного оружия.

После окончания войны и до конца 1980-х годов в нашей стране минно-взрывное оружие и следы его применения в экспертной практике исследовались сравнительно редко. К этому времени уже был накоплен значительный эмпирический и теоретический материал по исследованию названного вида оружия и следов его применения. В частности, имелся ряд разработок, посвященных как судебноэкспертному исследованию BB и продуктов взрыва, так и тактике и методике проведения отдельных следственных действий по делам о криминальных взрывах. Был также окончательно решен вопрос о признании минно-взрывного оружия и следов его применения объектами криминалис- тического исследования.

С распадом СССР наметилась устойчивая тенденция роста преступлений, связанных с использованием миннО' взрывного оружия. Пик этого роста пришелся на вторую половину 1990-х годов. За последние пять лет число таких преступлений увеличилось вдвое. Например, в 1999 году в России было совершено 972 криминальных взрыва, в том

числе взрывы домов в Москве и Волгодонске, унесшие жизнн сотен людей. Определилась опасная тенденция увеличения преступлений откровенно террористической направленности, ведущая к социальной напряженности в обществе, страху и неуверенности. В настоящее время в стране ежесуточно изымаются десятки единиц минно-взрывного оружия (штатных боеприпасов, самодельных взрывных устройств, конструктивно оформленных зарядов BB со средствами взрывания и др.).

Анализ экспертной практики показывает, что среди объектов взрывотехнической экспертизы (за исключением взрывчатых веществ и продуктов взрыва) взрывные устройства составляют около 38 %, средства взрывания - 39 %, пиротехнические средства - 23 %. При этом из общей массы взрывных устройств на В У заводского изготовления приходится в среднем до 70 %м, самодельного изготовления - 30 %. Однако эти показатели в разных регионах страны могут существенно варьировать. Так, для регионов, приближенным к «горячим» точкам или на территории которых имеются крупные армейские склады, характерен достаточно высокий процент ВУ заводского изготовления, поступающих на судебно-экспертное исследование. Для глубинных районов страны, где наблюдается минимальная дислокация войск, наиболее типично преобладание самодельных взрывных устройств. В целом, минно-взрыв- ное оружие среди всех «оружейных» объектов судебноэкспертного исследования составляет около 6 %.

Увеличению доли этого вида оружия в числе «оружейных» объектов судебно-экспертного исследования способствует отсутствие должного контроля со стороны государства за его оборотом. Лидирующее место среди причин незаконного оборота минно-взрывного оружия занимают

-"Среди изымаемых взрывоопасных объектов промышленного изготовления до 50 % составляют ручные гранаты (см.: Колотушкин С. М. Указ. соч. С 207).

вооруженные конфликты на территории России и ее границах. В частности, до сих пор полностью не перекрыт его ввоз с территории Чеченской республики. В Волгоградской и Ростовской областях, а также Краснодарском и Ставропольском краях в 2000 году количество изъятых единиц минно-взрывного оружия по сравнению с 1999 годом возросло в 1,4 раза.

Увеличение доли минно-взрывного оружия в общем количестве «оружейных» объектов экспертного исследования на практике породило и другую проблему. В сложившейся ситуации подразделения органов внутренних дел оказались неподготовленными к ведению активных и эффективных действий по раскрытию и расследованию все увеличивающегося числа преступлений, связанных с использованием мишго-взрывного Оружия. Одна из основных причин подобного - нерешенность проблемы надежного технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования данной категории преступлений. В немалой степени это вызвано специфичностью и сложностью, исследуемых объектов, а также опасностью для жизни при работе с ними. В целом, судебно-следственная и экспертная практика показывает, что еще требуются значительные усилия в методическом, научно-техническом и организационном плане по повышению эффективности криминалистического и судебно-экспертного исследования этой категории объектов.

Зажигательное оружие в качестве объекта исследования в судебно-следственной и экспертной практике встречается гораздо реже. Одной из причин этого, как справедливо отмечал В. М. Плескачевский, является отсутствие в действующем УК РФ статьи, предусматривающей уголовную ответственность за незаконный оборот зажигательного оружия2"5. Позиция законодателя в этом плане

'^'Плескачевский В. Kf. Указ. соч., 1999. С. 308.

вызывает удивление. Трудно объяснить, почему самостоятельный, исторически сложившийся вид - зажигательное оружие, являющееся не меньшим источником повышенной общественной опасности, чем огнестрельное оружие, оказался вне рамок действия Уголовного кодекса РФ. Ликвидация названного правового пробела в действующем законодательстве, безусловно, благотворно сказалась бы на практике борьбы с «вооруженной» преступностью.

На наш взгляд, этим целям в значительной степени способствовало бы также расширение в Федеральном законе «Об оружии» от 13.11.96 года круга объектов регулирования путем включения в преамбулу названного Закона наряду с гражданским, служебным, боевым ручным стрелковым и холодным оружием и зажигательного оружия.

Отсутствие правовой урегулированности оборота зажигательного оружия отрицательно сказывается и на разработке научных и методических основ его судебно-экспертного исследования. Негативное влияние на это оказывает также наличие в криминалистике и судебной экспертизе очень скудной информации о зажигательном оружии, несмотря на то что оно относится к исторически сложившимся видам.

Зажигательное оружие, своими корнями уходящее в глубокую древность, создавалось на стыке двух отраслей: пиротехники и взрывного дела. Пройдя длительный исторический путь от примитивных зажигательных составов до современных реактивных огнеметов,. оно как самостоятельный вид прочно заняло свою нишу в системе современных вооружений. Вообще, зажигательное и минновзрывное оружие функционально близки друг другу. Оба вида оружия объединяет, прежде всего, характерное для них термическое поражающее действие, а для некоторых образцов зажигательного - наличие и фугасного действия. Эволюционное развитие зажигательного и минно-взрыв- ного оружия, в отличие от некоторых других видов оружия, шло по пути их сближения. Например, отдельные об

разцы современных боеприпасов ствольной артиллерии сочетают в себе элементы зажигательного и минно-взрывного оружия: осколочно-зажигательные, бронебойно-за- жигательные снаряды и др.

Военные специалисты определяют зажигательное оружие как боевые средства для поражения живой силы и военной техники противника, создания пожаров[59]. Данное оружие основано на использовании зажигательных веществ и включает в себя зажигательные боеприпасы и ог- несмеси, а также средства их доставки к цели.

Хотя зажигательные вещества известны с древнейших времен, но широкое применение они получили в XX веке с бурным развитием химической промышленности. Впервые огнеметы стали массово применяться во время Первой мировой войны. В последующие годы шел активный процесс их развития, открывались новые типы зажигательных веществ.

В настоящее время в зависимости от химического состава различают две группы зажигательных веществ: вещества, горящие с использованием кислорода воздуха (напалм и др.); вещества, содержащие окислители, которые способны гореть без доступа воздуха (термиты и проч.)[60].

Современное зажигательное оружие наряду с зажигательными веществами и смесями включает также и широкий арсенал средств их боевого применения708. Мы не сильно погрешим против истины, если скажем, что проблема исследования зажигательного оружия в криминалистике и судебной экспертизе была затронута, да и то, как нам думается, не в должной мере, лишь в монографии В. М. Плес-

качевского209. Он - один го первых, кто попытался дать понятие зажигательного оружия как объекта исследования и определить нижний конструктивный и функциональный предел, отличающий его от иных зажигательных устройств. В частности, Плескачевским сделан следующий вывод: «Ta- ким образом, можно заключить, что пороговым устройством, с которого можно начинать отсчет зажигательного оружия, является стеклянная бутылка, наполненная бензином и снабженная специальным фитилем, один конец которого погружен в бензин, или же специальной капсулой с инициирующим химическим веществом. В таком объекте уже усматриваются достаточная конструктивность и функциональность, указывающие на определенное целевое назначение, не связанное с хозяйственно-бытовыми целями»210.

Нет необходимости доказывать, что основы судебноэкспертного исследования (особенно классификационного характера) любого вида оружия базируются, прежде всего, на понятии этого вида оружия и его классификации. Учитывая методологическое значение указанных категорий для формирования основ криминалистической экспертизы зажигательного оружия, остановимся на их детальном рассмотрении. Тем более что в криминалистике и судебной экспертизе вообще отсутствует классификация зажигательного оружия, используемого в криминальных целях. Имеются лишь отдельные сведения о некоторых образцах штатного зажигательного оружия, взятые из военных источников211.

Понятие «зажигательное оружие», используемое военными специалистами (как уже было отмечено ранее), собирательное. Оно включает в себя различные средства боевого применения зажигательных веществ и смесей. К этому необходимо добавить также разного рода самодельные аналоги названных средств, используемые в преступных целях. Однако в каждом случае под зажигательным оружием следует понимать средство применения зажигательных веществ и смесей, которое конструктивно и функционально должно обеспечивать их доставку на объект поражения и (или) воспламенение (то есть эффективный перевод в боевое состояние) на этом объекте для достижения определенных целей. Поэтому исходя из того, что в основе любого зажигательного оружия лежат зажигательные вещества и смеси и оно конструктивно и функционально представляет собой средство их боевого применения на объекте поражения, представляется не совсем точным определение этого вида оружия, предложенное В. М. Плескачевским. В частности, он определяет его как «устройство, конструктивно и функционально предназначенное для летального поражения человека или разрушения преград за счет рассчитанного термического воздействия на поражаемый объект»212. He трудно заметить, что под такое определение попадают и объекты, не являющиеся зажигательным оружием, например, электронагревательные приборы (устройства) с высоким термическим действием и подобные им конструкции.

На наш взгляд, зажигательное оружие как объект судебно-экспертного исследования - это средство применения зажигательных веществ и смесей, конструктивно и функционально предназначенное для их доставки и (или) эффективного перевода в боевое состояние (воспламенение) на объекте поражения с целью причинения

человеку смертельных повреждений или разрушения преград за счет термического (токсического) воздействия на них.

В конструктивном плане объект, определяемый как зажигательное оружие, должен состоять из емкости (корпуса), заполненной определенным объемом зажигательного вещества или смеси и снабженной средством инициирования (капсюлем-детонатором, электродетонатором, огнепроводным шнуром, зажигательным фитилем, капсулой с инициирующим химическим веществом и т. п.). Емкость (корпус) может отсутствовать, если используется конструктивно оформленный заряд зажигательного вещества (например, термитная шашка) со средством инициирования. При этом объект, определяемый как зажигательное оружие, должен не иметь прямого производственного или хозяйственно-бытового назначения, быть предназначенным для поражения цели за счет термического (токсического) действия и обладать таким набором составных частей (конструкцией), который позволяет использовать его по назначению. Минимально достаточным объемом (количеством) зажигательного вещества или смеси в объекте, относимом к зажигательному оружию, на наш взгляд, следует считать такой, при переводе которого в боевое состояние (воспламенение) обеспечивается причинение человеку смертельных повреждений термического (токсического) характера. При этом необходимо иметь в виду, что «основными поражающими факторами зажигательного оружия являются выделяемые при его применении тепловая энергия и токсичные для человека продукты горения (выделено мной. - В. Р.)»2'3. Очевидно, что в определении зажигательного оружия делать упор лишь на его термическое действие на поражаемый объект, будет не совсем верно.

¦1 'Защита от оружия массового поражения / Под ред. В. В. Мяенико- ва. - М., 1989, С. 360.

Таким образом, обязательными конструктивными элементами зажигательного оружия будут являться указанный нами заряд (объем) зажигательного вещества или смеси и средство инициирования, в комплексе позволяющие использовать это оружие по назначению. В подавляющем большинстве случаев к названным конструктивным элементам зажигательного оружия добавляется еще емкость (корпус), начиная от обычных стеклянных бутылок и заканчивая специально изготавливаемыми для этих целей корпусами из определенных металлов (сплавов).

Важное, как теоретическое, так и прикладное, значение для экспертной практики имеет классификация индивидуального зажигательного оружия.

В зависимости от конструктивных особенностей оно может быть классифицировано на 3 группы: ручные стреляющие (пусковые) комплексы (устройства) направленного термического действия с зажигательными боеприпасами (веществами) к ним; автономные зажигательные боеприпасы (устройства); конструктивно оформленные заряды зажигательных веществ со средствами инициирования.

К первой группе относятся ранцевые и реактивные огнеметы, гранатометы с зажигательными гранатами. Следует отметить, что отдельные типы зажигательных боеприпасов могут использоваться со стрелковым и артиллерийским огнестрельным оружием (патроны с пристрелочно-зажигательными, бронебойно-зажигательными и тому подобными пулями; зажигательные артиллерийские снаряды, мины и др.). Безусловно, в этом случае нет оснований рассматривать такое оружие в качестве зажигательного. В. М. Плес- качевский «к числу зажигательного оружия индивидуального использования, представляющего интерес для криминалистического оружиеведения» безосновательно, на наш взгляд, относит пристрелочно-зажигательные и бронебой-

но-зажигательные пули2". Очевидно, что отнесение пуль к категории зажигательного оружия ошибочно, и это освобождает нас от каких-либо комментариев здесь.

Автономные зажигательные боеприпасы (устройства) способны, подобно инженерным боеприпасам, срабатывать в автономном режиме, то есть без использования специальных пусковых (стреляющих) устройств для их отстрела. ' Они могут устанавливаться на объекте поражения вручную или доставляться к нему, например, с помощью авиации. К ним могут быть отнесены огневые (зажигательные) фугасы, мины, зажигательные авиабомбы, ручные зажигательные гранаты и т. п.

Некоторые виды зажигательных веществ (например, термиты) выпускаются в виде конструктивно оформленных зарядов (по аналогии с BB). Такие конструктивно оформленные заряды зажигательных веществ, снабженные соответствующим средством инициирования, рассматриваются нами в качестве третьей группы зажигательного оружия.

Во всех трех названных группах зажигательного оружия могут быть выделены образцы заводского, кустарного и самодельного изготовления. Отечественная и зарубежная судебно-следственная и экспертная практика показывает, что самодельным способом обычно изготавливаются разного рода автономные зажигательные боеприпасы (устройства). Как правило, они представляют собой стеклянные емкости (чаще бутылки), наполненные смесью зажигательных веществ (горючей смесью, в которую обычно входят определенные нефтепродукты) и снабженные средствами инициирования. В качестве последних зачастую используются спички, зажигалки, привязываемые к бутылкам, наполненным горючей смесью и содержащим разного рода фитили2’5;

;'1 Плескачевский В. М. Указ. соч., 1999. С. 307.

¦'’Major joserh stotfel л us (ret). Explosives and homemade BOMBS. Charles с thomas. Publisher. Springfield. Illinois. Second Edition, second Printing, S. 228-232.

огнепроводные шнуры; капсюли-детонаторы; электродетонаторы; запалы; стеклянные ампулы или иные капсулы с инициирующим химическим веществом и т. п.

Классификация зажигательного оружия может проводиться и по иным основаниям.

Конечно, зажигательное оружие относится к числу малораспространенных объектов судебно-экспертного исследования. Однако в последние годы наряду с использованием в криминальных целях самодельных аналогов этого вида оружия (обычно бутылок с разного рода зажигательной смесью) все чаще отмечаются случаи изъятия либо противоправного применения штатных образцов. Речь идет, прежде всего, о реактивных огнеметах. Так, в практике работы ЭКУ ГУВД Волгоградской области (с 1997 по 2001 год) проводилось 4 судебно-экспертных исследования (3 экспертизы и I исследование) огнеметов РПО-А, а также I экспертиза следов применения зажигательно-дымового патрона (ЗДП). Примечательно, что в регионах, находящихся в непосредственной близости от «горячих» точек, подобных исследований значительно больше. В целом же штатное зажигательное оружие в общей массе «оружейных» объектов экспертного исследования составляет менее чем 0,1 Тем не менее, факты исследования таких объектов в судебно-следственной и экспертной практике делают еще острее проблему разработки понятия, классификации зажигательного оружия и методики его криминалистического и судебно-экспертного изучения.

Пневматическое оружие в качестве объекта судебноэкспертного исследования встречается также достаточно

'"'Дать какую-либо статистику в отношении самодельного огнестрельного оружия весьма затруднительно, так как по сложившейся в настоящее время практике оно исследуется в рамках пожарно-технической экспертизы вместе со сложно-поджигающими устройствами, четких разграничительных критериев с которыми, к сожалению, еще не разработано.

редко, литя оно, как и зажигательное, относится к исторически сложившемуся виду.

Пневматическим, как известно, принято считать оружие, использующее энергию сжатого воздуха, пара или газообразного вещества. Если в подобном оружии для метания снаряда используется давление предварительно сжатого воздуха, его называют пневматическим оружием, если используется давление газообразного вещества - газобаллонным (хотя последнее является разновидностью пневматического). Относясь к группе оружия, предназначенного для дистанционного поражения цели, пневматическое оружие по своей конструкции и другим характеристикам настолько отлично от иных видов, входящих в эту группу (например, исторически сложившихся образцов метательного оружия - пращи, лука, арбалета и др.), что законодатель совершенно справедливо, на наш взгляд, выделил его в самостоятельный вид оружия - пневматическое (в том числе газобаллонное)[61]. Учитывая позицию законодателя и общепризнанность сложившегося названия, думается, не совсем корректно относить пневматическое оружие к метательному неогнестрельному (или метательному). Здесь нужно принимать во внимание также и сформировавшийся в нашей стране и за рубежом военно-историчес- кий подход к пониманию исторически сложившихся видов оружия (в том числе метательного)[62]. Так, Д. С. Коровкин утверждает, что «пневматическое метательное оружие, в свою очередь, будет подразделяться на следующие под- виды: ружья, винтовки, пистолеты, револьверы» , хотя несколькими страницами раньше он, по сути, пришел к иному

выводу. В частности, он отметил, что к настоящему моменту многие из групп метательного оружия выделились в «самостоятельные "условные классы" предметов, имеющие собственные давно устоявшиеся общепринятые названиям» (выделено мной. - В. Р.)ш,

Прообразом пневматического оружия явилась духовая трубка для выдувания стрел.

Идея использования сжатого воздуха для выбрасывания снаряда значительно позже была реализована в более совершенном пневматическом оружии - духовом (пневматическом) ружье. «Человек давно подметил полезные свойства, которыми обладает этот бесплатный материал (окружающий воздух. - В. Р.), - писал В. Христич. - Его применение шло рука об руку с ростом знания и технического искусства людей, и довольно рано образовало интересующую нас область - пневматическое оружие»[63].

Изобретателем первого пневматического ружья в Европе считают нюрнбергского оружейника Гуттера (1430 г.)[64]. С этого времени разные оружейники проявляют активный интерес к созданию пневматического оружия.

Наиболее совершенным образцом боевого пневматического ружья того периода явилось ружье Жирардони образца 1780 года[65].

Предпринимавшиеся впоследствии попытки модернизировать ружье Жирардони оказались безуспешными. Получавшиеся образцы пневматического оружия уже уступали бурно развивавшемуся в то время огнестрельному оружию. Поэтому пневматическое оружие в качестве военного и охотничьего не получило применения. Его дальнейшее развитие пошло по пути спортивного оружия, а позднее -

гражданского оружия самообороны. Причиной этого явилась его малая эффективность и неспособность создать конкуренцию огнестрельному оружию.

Современные технологические возможности привели к определенному возрождению пневматического оружия, причем не только как спортивно-тренировочного средства, но и как оружия охотничьего и самозащиты^.

Наибольшее развитие пневматическое оружие получает в середине XX века. Появляются пневматические винтовки с начальной скоростью снаряда около 800 м/с. Фирма «Щи- мел Армз» выпускает первое короткоствольное газобалон- ное оружие.

У нас в стране и за рубежом в настоящее время в качестве спортивно-тренировочного оружия и оружия самозащиты в широком ассортименте выпускаются пружинно-поршне- вые и газобалонные винтовки, пистолеты, револьверы, а также винтовки с поршневым механизмом (насосом) фирмы «Кроссман»[66]. Производятся также различные модели газо- балонных пневматических и гидропневматических ружей для подводной охоты22ь. Распространены два конструктив

ных типа названного оружия: с ручным отведением поршня, сжатием пружины и соответственно воздуха (пневматическое) и со специальным зарядным баллончиком, в котором находится сжатый углекислый газ (газобалоннное). Первыми отечественными образцами газобалонного оружия явились винтовка МЦ 110-2 и пистолет МЦ 100-2.

Ведутся также активные разработки экспериментальных образцов охотничьего пневматического оружия с высокой начальной скоростью полета пули.

В конструктивном плане пневматическое оружие, естественно, за исключением духовых трубок, на всем протяжении своего развития находилось под влиянием огнестрельного оружия. К моменту появления первых образцов пневматического оружия уже накопился определенный опыт и знания в конструировании ручного огнестрельного оружия, и, конечно, они были с успехом использованы при разработке пневматического. В частности, были заимствованы конструктивная форма, способ управления, схема компоновки частей и механизмов оружия, принцип устройства его отдельных деталей и механизмов и др. Более того, современные образцы газобаллонных пистолетов и револьверов обычно повторяют ранее известные модели короткоствольного огнестрельного оружия (то есть пистолетов и револьверов).

Экспертная практика показывает, что пневматическое оружие нередко служит основой для изготовления самодельного огнестрельного[67].

Выборочный анализ практики работы отдельных ЭКП МВД России свидетельствует, что на долю пневматического оружия приходится в среднем от I % до 3 % от общего количества объектов судебно-баллистического исследова

ния. Так, в ЭКУ ГУВД Воронежской области с 1999 по 2001 год на исследование поступило 52 единицы пневматического оружия, что составляет свыше 2 % от общего числа исследовавшегося ручного стрелкового оружия.

Однако с появлением современных образцов газобаллонного оружия возможность использования их в качестве орудий преступления значительно возросла. Так, поражающие свойства некоторых образцов современного газобаллонного оружия приближаются к соответствующим характеристикам огнестрельного оружия самообороны и вполне отвечают принятому в судебной баллистике минимальному критерию убойной силы.

Поэтому имеющиеся на сегодня методические рекомендации по судебно-экспертному исследованию пневматического оружия не охватывают всего спектра решаемых вопросов и явно отстают от современного уровня развития названного вида оружия. Подобное отставание, на наш взгляд, характерно и для правового регулирования пневматического оружия. Представляется, что с учетом современных тенденций его развития назрел вопрос о необходимости включения в УК РФ статьи, предусматривающей уголовную ответственность за незаконный оборот таких образцов этого оружия, поражающие характеристики которого превышают минимальное значение убойной силы, принятое в настоящее время в судебной баллистике (0,5 Дж/мм2).

Из оружия новых (нетрадиционных) видов в судебноэкспертной практике чаще всего встречаются ствольное газовое и электрическое (электрошокеры и искровые разрядники).

До середины XX века существовавшие виды индивидуального оружия, в принципе, являлись оружием летального действия. С целью уменьшения числа человеческих жертв и временного выведения из строя живой силы (противника, правонарушителя и др.) в ряде стран приступили к разра

ботке и выпуску отдельных образцов индивидуального оружия и специальных средств нелетального действия. В многовековой истории оружия начался новый период его развития, который соответствующим образом сказался и на практике борьбы с «вооруженной» преступностью.

Одним из первых видов индивидуального оружия, предназначенных для нелетального воздействия, явилось газовое.

Газовое оружие самообороны (пистолеты и револьверы) впервые начало появляться за рубежом в 50-х годах столетия™. Несколько раньше оно поступило на вооружение специальных (полицейских) подразделений. В нашей стране длительное время в полицейских ситуациях применялось боевое оружие. Однако опыт зарубежных стран показал неэффективность, а зачастую и непригодность такого оружия для решения специфических задач в сфере охраны правопорядка. Особенно наглядно это проявлялось при захвате заложников, для освобождения которых требовалось оружие (специальные средства) нелетального действия. Поэтому в начале 1970-х годов в СССР было принято решение о его создании[68]. Первой попыткой создания газового оружия специального назначения явилась разработка 26-мм патрона с гранатой, содержащей раздражающее вещество CN, отстреливаемого из сигнального пистолета СПШ. Эта попытка оказалась неудачной. Позднее был разработан газовый гладкоствольный помповый карабин ССК-26. Однако для увеличения точности стрельбы стали использовать 23-мм нарезной ствол. В результате появился газовый нарезной карабин специального назначения КС-23 с подвижным цевьем. Он выпускался в комплекте с двумя надствольными

мортирками: «Насадка-6» калибра 36 мм и «Насадка-12» калибра 82 мм. В 1991 году этот карабин был модернизирован и выпускался в укороченном варианте под индексом КС-23 M «Дрозд». В последующем были разработаны и приняты на вооружение подразделений МВД России 23-мм газовые карабины специального назначения КС-23К и ОЦ-28, а также 23-мм однозарядный пистолет «Туляк»[69].

Ведется также разработка газового автоматического оружия на базе современных боевых образцов, в частности, пистолета-пулемета 01Д-02 «Кипарис», приспособленного под газовый патрон 9 х 26 мм. Новая модель, предназначенная для служб охраны правопорядка, называется ГМС-70023'.

Одним из первых законодательных актов, регламентировавших применение газового оружия специального назначения (спецсредств) против правонарушителей в нашей стране, стал Закон РСФСР от 18 апреля 1991 года «О милиции» (ст. 14). До этого возможность использования спецсредств, в частности, ирритантов для пресечения беспорядков оговаривалась в закрытых для печати ведомственных актах.

Разработка и выпуск отечественного газового оружия самообороны начались гораздо позже. В числе первых нормативных актов, разрешивших приобретение, хранение и использование гражданами газовых пистолетов и револьверов в качестве специальных средств самообороны, стоит Указ Президента РФ Xe 1341 от 8 ноября 1992 годаш. Вышедший в 1993 году Закон РФ «Об оружии» уже офици

ально вводит в обиход понятие «газовое оружие». Названным Законом детально регламентируется оборот газового оружия на территории страны. До принятия этого Закона газовое оружие иностранного производства уже нередко использовалось населением страны в качестве средства самозащиты, а также как средство совершения преступлений. В этой связи В. Ю. Владимиров справедливо заметил: «Однако еще до принятия данного закона газовое оружие, в основном иностранного производства, получило весьма широкое распространение у населения как средство самозащиты, а также у уголовно-преступного элемента как

•j

средство совершения насильственных преступлении» .

В начале 1990-х годов отечественная промышленность осваивает выпуск газовых пистолетов, револьверов и различных аэрозольных распылителей. В настоящее время производится достаточно широкий ассортимент газового оружия, в частности, пистолеты ИЖ-76, 6П36, 6П36-8, 6П37, 6П42, 6П42-8, 6П42-9, ШЗПМ-Oi; револьверы ГР-005, ГР-205 «Айсберг», ГР-207 «Айсберг», МЦРГ-1, РГ-7,5 «Бизон-1», РГ-01 «Форманта-5,7», РГ-9, РГ-22, РГ-31, ГР-92, T03-105 и др.1'34 Кроме того, на отечественный рынок поступило большое количество различных моделей газовых пистолетов и револьверов зарубежного про- изводства2Щ.

-‘"Владимиров В. Ю. Криминалистическое исследование газового оружия. Автореф. дисс.... канд. юрид. паук. СПб, 1996. С. 4.

j iCm.: Тобольская E., Татарских С. Газовое оружие России / Мастер Ружье, 1997. JVs 3. С. 42-48; Кононаев А. В., Лесников В. А., Филиппов В. В. Указ. соч. С. 7-41; Кокин А. В. Указ. соч. С. 4-13,86-113; Андреев В. В., Владимиров В. Ю., Катков И. Д. Газовое оружие самообороны (криминалистические и судебно-медицинские аспекты). Учеб.-метод. пособие. / Под ред. П. Сальникова. - СПо: С.-Петербургский ЮИ МВД России, 1997 и др.

^gCm.: Оружие самозащиты. Каталог-справочник. - Москва-Кемерово: Империал, 1992. С. 20-71; Лесников В. А. Криминалистическое исследование «газо шумовых» пистолетов, револьверов и патронов к ним. - М., 1995. 18-85; Кокин А. В. и др. Указ. соч. С. 14-81, 114-161; Жигалов Н. Ю., Ручкин В. А., Шапочкин В. И., Степанов Г. Н. Указ. соч. С. 114-134 и др.

Отечественные и зарубежные газовые пистолеты и револьверы, как правило, являются точными копиями выпускавшихся или выпускающихся образцов огнестрельного оружия, кроме того, у этих видов оружия используется один и тот же принцип выбрасывания метаемого элемента - огнестрельность. Поэтому при стрельбе из газового оружия с очень близкого расстояния, как и при стрельбе из огнестрельного, возможно нанесение механического повреждения поражаемой преграде (например, у потерпевшего может наступить летальный исход). А в тех случаях, когда применяется газодробовое (комбинированное) оружие, механические повреждения выражены еще сильнее. Однако такая конструктивная близость газового и огнестрельного оружия еще не дает основания считать газовые пистолеты и револьверы разновидностью огнестрельного оружия. В частности, В. А. Лесников утверждает: «Так называемые газовые пистолеты и револьверы представляют собой разновидность огнестрельного оружия, которое поражает цель не пулей или дробью, а струей распыленных химических веществ, направленной из ствола под воздействием энергии, образованной в результате подрыва порохового заряда»236 В. М. Плескачевский газовые пистолеты и револьверы вообще не считает оружием, а относит их к газопоражающим, химическим по характеру действующего вещества объектам”7. На наш взгляд, следует исходить из позиции законодателя, который выделяет газовые пистолеты и револьверы ввиду специфики их поражающего действия в самостоятельный вид оружия и определяет его как «газовое»”8.

В настоящее время газовые пистолеты и револьверы широко используются населением страны в качестве средства самозащиты и во многих случаях - при совершении преступлений.

Первые случаи использования газового оружия в противоправных целях отмечены в нашей стране в 1970-1980-х годах. В качестве орудий преступления применялись газовые пистолеты и револьверы, попадавшие к нам контрабандным путем из-за рубежа. С этого периода времени газовое оружие начинает рассматриваться в качестве объекта судебно-экспертного исследования. Однако отечественные криминалистика и судебная экспертиза оказались не готовыми дать какие-либо рекомендации по их исследованию. Так, еще не были разработаны признаки для определения газового оружия, критерии его оценок и классификации, методические основы исследования. Лишь с появлением Закона РФ «Об оружии» от 20 мая 1993 года, официально вводившего в обиход понятие «газовое оружие», выпуском отечественной промышленностью газовых пистолетов и револьверов в широком ассортименте и их активным применением для самообороны и в преступных целях появляются первые методические рекомендации по исследованию газового оружия.

В настоящее время-ствольное газовое оружие (в основном пистолеты и револьверы) перестало быть редкостью в практике работы экспертно-криминалистических подразделений. На его долю приходится около 13 % от общего количества судебно-баллистических объектов экспертного исследования. Например, из 369 единиц ручного стрелкового оружия, поступивших в 2002 году на исследование в ЭКУ ГУВД Волгоградской области, 40 составляли ствольное газовое оружие.

Определенная часть ствольного газового оружия переделывается в самодельное огнестрельное. Так, около 18 % последнего изготавливается из газовых пистолетов и револьверов.

Причиной тому, что газовое оружие стало одним из достаточно часто встречающихся объектов судебно-эксперт- ного исследования, послужил и факт наличия в Уголовном кодексе РФ статей 222 и 223, предусматривающих уголовную ответственность за незаконное приобретение, сбыт, ношение и изготовление этого вида оружия.

Однако сегодня далеко не все Вопросы экспертного исследования газового оружия получили окончательное разрешение и требуют к себе внимания ученых и практиков, занимающихся проблемами судебной экспертизы.

' Другими «представителями» нетрадиционных видов оружия, которые в последние годы стали объектами судебно-экспертного исследования, явились электрошоковые устройства и искровые разрядники.

Они, как п газовыеттеголегьг, револьверы, были признаны в нашей стране в качестве гражданского оружия самообороны с выходом Закона РФ «Об оружии» от 20 мая 1993 года. Неудивительно, что в настоящее время в стране имеют оборот преимущественно электрошокеры зарубежного изготовления («Pocket 90», «NovaXR 5000», «Thunder» и др.), выпуск которых был начат за рубежом в 1970-х годах339.

С 1990-х годов производство электрошоковых устройств начинает осваивать и отечественная промышленность. В частности, ОАО «НИИСт^ли» предлагаются электрошоковые устройства «Ж№4», суммарное время работы которых от одной зарядки аккумулятора или одной батарейки - не менее одного часа. Предусматривается напряжение на электродах до 85.кВ, что считается вполне достаточным для воздействия на нападающего через пальто или плащ. Мощность заряда составляет не менее 3 Дж. Их форма и размеры - от «пейджера» до «зонтика»21”.

2:"См., например, Оружие самозащиты. Каталог-справочник. - Москва- Кемерово: Империал. 1992. С. 102-105; Плескачевский В. М. Указ. соч.. 1999. С. 308-314; Ярочкин В. И. Указ. соч. С. 95-96.

¦""Мастер Ружье, 1999. № 31. С. 27.

Тем не менее, в отечественных криминалистике и судебной экспертизе до сих пор отсутствуют научные и методические основы исследования электрошоковых устройств. Более того, все еще остается спорным вопрос: можно ли считать электрошоковые устройства оружием, в частности, электрическим24

В Законе РФ «Об оружии» от 20 мая 1993 года говорилось об оружии, поражающее действие которого основано на использовании электрической энергии (ст. 6). В действующем Федеральном законе «Об оружии» от 13.11.96 года речь идет только об электрошоковых устройствах и искровых разрядниках без указания на их относимость к электрическому оружию (ст. 3).

На наш взгляд, электрошоковые устройства - это раз- новнтостъ электрического оружия, одна часть которого может выпускаться как нелетальное оружие, то есть не приводящее к летальному исходу (если энергия электрического разряда менее 10 Дж), другая - как оружие летального действия. Тот факт, что электрошоковые устройства с самого начала конструировались как нелетальные средства полицейского принуждения со строго дозированным уровнем воздействия на человека, вряд ли можно рассматривать как серьезный аргумент непризнания их разновидностью индивидуального электрического оружия самообороны212.

Хотя действующим Федеральным законом «Об оружии» разрешается оборот лишь таких электрошоковых устройств и искровых разрядников, у которых выходные параметры соответствуют требованиям государственных стандартов Российской Федерации (ст. 3), однако при

'"Cm.: Ручкин В. А. Электрошоковые устройства: оружие или специальные средства самозащиты // Криминалистика: актуальные вопроси теории и практики. Всерос. «круглый стол» 15-16 июня 2000 года. Сб. тезисов. - Ростов-на-До ну: РЮИ МВД России, 2000. С. 187-189 ’’ Плескачевскип В. М. Указ. соч. С. 310.

совершении преступлений не исключается применение и образцов, способных приводить к летальному исходу. С увеличением числа подобных случаев возникнет необходимость в дополнении УК Российской Федерации статьей, предусматривающей уголовную ответственность за их противоправное использование. Введение подобной статьи, безусловно, привело бы к тому, что электрошоко вые устройства стали гораздо чаще рассматриваться в качестве объекта экспертно-криминалистического исследования.

<< | >>
Источник: Ручкин В. А.. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения: вопросы теории, практики и дидактики.. 2003

Еще по теме § 3. Объекты криминалистической экспертизы оружия и следов его применения:

  1. § I. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения как учебная дисциплина
  2. § 2. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения как важнейшая процессуальная форма использования специальных знаний
  3. § 5. Проблемы формирования и выделения новых видов криминалистической экспертизы оружия и следов его применения
  4. § 2. Формы подготовки специалистов в области криминалистической экспертизы оружия, следов его применения и пути их совершенствования
  5. Ручкин В. А.. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения: вопросы теории, практики и дидактики., 2003
  6. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ОРУЖИЯ И СЛЕДОВ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ КАК КОМПОНЕНТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ЭКСПЕРТА-КРИМИНАЛИСТА
  7. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ОРУЖИЯ И СЛЕДОВ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ В СИСТЕМЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В БОРЬБЕ С «ВООРУЖЕННОЙ» ПРЕСТУПНОСТЬЮ
  8. § I. Содержание и формы использования специальных знаний в области криминалистического и судебно-экспертного исследования оружия и следов его применения при раскрытии и расследовании преступлений
  9. Тема 5. Криминалистическое исследование оружия, боеприпасов, взрывных устройств, взрывчатых веществ и следов их применения.
  10. § 6. Комплексные экспертные исследования оружия, следов его применения и проблемы их проведения
  11. § 4. Основные тенденции и направления развития и совершенствования оружия как одного из основных объектов экспертизы
  12. I. Криминалистическая экспертиза 1. Судебно-техническая экспертиза документов
  13. 4. Судебно-трасологическая экспертиза Исследование следов и орудий взлома
  14. 9. Судебно-баллистическая экспертиза Исследование оружия
  15. XII. Комплексная криминалистическо- автотехническая экспертиза
  16. 3.2. ПРИМЕНЕНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ СИЛЫ, СПЕЦИАЛЬНЬГХ СРЕДСТВ И ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ
  17. Глава 2. ОБЪЕКТЫ СУДЕБНОЙ СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И ОБЪЕКТЫ ЭКСПЕРТНОГО ПОЗНАНИЯ
  18. Тема 9. Криминалистические версии. Планово-организационное обеспечение криминалистической деятельности и прогнозирования.
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -