<<
>>

§ 6. Комплексные экспертные исследования оружия, следов его применения и проблемы их проведения

Наряду с формированием и выделением новых видов судебных экспертиз одним из следствий влияния научно- технического прогресса в области судебной экспертизы и ускорения процессов интеграции и дифференциации знания в практической экспертной деятельности является все более широкое развитие комплексных исследований.

«Расширение возможностей судебной экспертизы, - писал Р. С. Белкин, - прямо связано с повышением эффективности комплексного исследования объектов экспертизы. В этом проявляется влияние такого глобального процесса современности, как интеграция научного знания, взаимо-

-Uiir.

проникновение научных методов познания» .

Из всех тенденций развития научного знания на возникновение и распространение комплексных исследований объектов судебной экспертизы наиболее значимое влияние оказывает интеграция научного знания. Интеграция знаний специалистов различного профиля существенно расширяет границы познания исследуемых объектов, открывает новые перспективы развития экспертизы. «В связи с этим, - справедливо отмечает Т. В. Толстухина, - на передний план выдвигается задача синтеза наук,

"'Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т.: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. С. 116.

служащих базой для развития комплексных специальных экспертных познаний в рамках создания общей теории и совершенствования практики судебной экспертизы?306.

В судебной экспертизе интеграция реализуется как по предмету, так и по объекту исследования. По мнению Т. Э. Суховой, в основе формирования комплексной экспертизы лежит сложная, отражающая единство различных сторон явлений действительности диалектическая взаимосвязь предметной и объектной интеграции знания. В частности, она пишет: «Одна только предметная интеграция знания не позволяет практически овладеть достаточно сложным объектом в целом. Для этого требуется сплав знаний обо всех сторонах данного объекта, их органическое единство.

Во многих случаях, если иметь в виду именно практическую сторону дела, знание отдельных «срезов» объекта оказывается лишь частным средством достижения главной цели - подчинения его человеческому контролю и управлению. И наука должна ориентироваться на выработку комплексных знаний об особо сложных и важных объектах»*'7.

Вообще, на нынешнем этапе развития науки комплексный подход к исследованию различных процессов, явлений характерен не только для судебной экспертизы, но и для многих других отраслей знания. Современную науку нельзя представить без проведения комплексных исследований. «На уровне науки в целом, - отмечал

О.              И. Иванов, - комплексность, с нашей точки зрения, проявляется, во-первых, в формировании и развитии общенаучной стратегии (относительно новой методологической ориентации) - в комплексном подходе: во-вторых, в становлении комплексных исследований как особом ти-

¦"Голстухина Т. В. Современные тенденции развития судебной экспертизы на основе информационных Texnaionfji. Автореф. дисс.... докт. юрид. наук. - М., 1999. С. 4.

^Сухова Т. Э. Указ. соч. С. 189.

пе научного поиска, опирающегося на принципы комплексного подхода; в-третьих, в комплексировании как особой деятельности в науке, направленной на объединение наук, дисциплинарных знаний и действий представителей разных научных специальностей в целях многостороннего и целостного изучения сложно организованных объектов и сложных комплексных проблем»308.

Комплексные экспертные исследования значительно расширяют возможности судебной экспертизы, в частности, предполагают привлечение новых методов, обеспечивающих требуемую точность исследований, позволяют отвечать на ранее не разрешимые вопросы, расширяют круг объектов экспертизы. При этом следует отметить, что расширение круга объектов экспертизы является не только следствием широкого использования в ней комплексных исследований, но и, в свою очередь, обусловливает активное применение и развитие последних в экспертной практике.

Это обстоятельство имеет весьма важное значение, если учесть, что в последние десятилетия наблюдается стремительное расширение круга объектов криминалистической экспертизы оружия и следов его применения, нередко сопряженное и со значительным качественным изменением данных объектов. Подобное ведет к тому, что их экспертное исследование на основе лишь базовых знаний по полученной специальности в рамках одного вида экспертизы становится невозможным и требует знаний из других смежных наук. «Любой специалист (в том числе и работник государственного экспертного учреждения), начинающий систематически проводить экспертные исследования, - справедливо указывал Н. С. Романов, - даже по истечении незначительного времени своей практической деятельности сталкивается с проблемой несовпадения полученных по профилю специальности знаний и задач

“Иванов О. И. Принципы комплексного подхода в социально- экономических исследованиях. - Л., 1981. С. 59.

экспертизы»*19. Поэтому все усложняющиеся задачи экспертизы зачастую становятся разрешимы в полном объеме только в результате проведения комплексного экспертного исследования.

Вопрос о допустимости комплексной экспертизы в течение длительного времени в уголовном процессе и криминалистике был предметом дискуссии. Наибольшие возражения он вызывал у ученых-процессуалистов в связи с казавшейся им опасностью выхода экспертов за пределы своей компетенции и соответственно нарушения принципа персональной ответственности эксперта за данный им вывод310. Однако практика не подтвердила подобных опасений. В настоящее время комплексная судебная экспертиза доказала свою эффективность, и ее необходимость не вызывает сомнений как у практиков, так и у ученых-криминали- стов и процессуалистов. Более того, теперь ее проведение предусмотрено в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (ст. 201). Законодательное закрепление комплексной экспертизы явилось логическим завершением процесса прочного вхождения ее в судебно-следственную и экспертную практику, а также признанием того, что в условиях научно-технического прогресса и усиливающейся интеграции и дифференциации знаний производство судебной экспертизы должно носить не только единоличный, но и комиссионный характер. He в последнюю очередь это связано с существенными потребностями судебноследственной практики в решении вопросов, относящихся к смежным отраслям знаний..«Практика убеждала, - справедливо заметил М. Н. Ростов, - что объединение знаний,

"Романов Н. С. Закономерности и механизм формирования предмета судебной экспертизы и предмета отрасли судебно-экспертных знаний // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 21. - Киев, 1980. С. 35.

“'"См.: Paxyнов Р. Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе. - М., 1953. С. 217; Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. - М.. 1958. С. 243.

опыта и усилий экспертов разных специальностей существенно расширяет возможности судебной экспертизы»3".

Являясь одним из перспективных направлений расширения возможностей судебной экспертизы, комплексные экспертные исследования в последние годы имеют устойчивую тенденцию к росту в общей массе судебно-эксперт- ных исследований. Особенно это касается таких сложных объектов исследования, как боеприпасы, взрывные устройства, некоторые виды оружия (зажигательное, газовое и др.). Например, доля комплексных экспертных исследований боеприпасов и взрывных устройств в последние годы существенно возросла.

Однако, несмотря на большую востребованность комплексных экспертных исследований в судебно-следственной практике и, как следствие, достаточно пристальное внимание к проблеме комплексности исследования различных ученых (Т. В. Аверьянова, В. Д. Арсеньев, Р. С. Белкин, А. И. Винберг, Ю. Г. Корухов, В. Е. Корнау- хов, М. Г. Любарский, Н. Г. Малаховская, В. С. Митричев,

Н.              П. Майлис, Ю. К. Орлов, А. Я. Палиашвили, И. Л. Пет- рухин, М. Н. Ростов, Т. А. Седова, Н. А. Селиванов,

А.              Р. Шляхов, В. И. Шиканов и др.), некоторые аспекты названной проблемы до сих пор остаются спорными. В этой связи М. Н. Ростов совершенно справедливо отметил, что «длительное время многие аспекты проблемы комплекности в судебной экспертизе остаются спорными лишь в силу неупорядоченности терминологии - различного содержания, вкладываемого в понятия, связанные с комплексностью»312. Спорными остаются и критерии чет-

3uPoctob М. Н. Некоторые аспекты обоснования объективной необходимости «эксперта-интегратора» // Актуальные проблемы теории и практики судебной экспертизы. Сб. науч. тр. - М.: ВНИИСЭ, 1989. С. 35-36.

mPoctob М. Н. Комлексность в научной и практической деятельности // Актуальные вопросы судебно-экспертного исследования материалов, веществ и изделий. Сб. науч. тр. - М.: ВНИИСЭ, 1983. С. 17.

кого разграничения форм комплексного экспертного исследования313.

В настоящее время после длительных дискуссий в криминалистике и судебной экспертизе принято выделять три основные формы комплексного экспертного исследования: комплексную экспертизу; комплекс исследований в рамках одной экспертизы; комплекс экспертиз по одному и тому же уголовному делу.

В уголовно-процессуальном законе комплексной считается экспертиза, «в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей» (ст. 201 УПК РФ). При этом интересно отметить, что статья 23 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 5.04.2001 года, регулирующая порядок производства комплексной судебной экспертизы, называется «комиссия экспертов разных специальностей». Определение комплексной судебной экспертизы, приводимое в статье 201 УПК РФ, конечно, не позволяет четко отграничить ее от других форм комплексного экспертного исследования, в частности, комплекса исследований в рамках одной экспертизы, в которой также могут участвовать эксперты разных специальностей. Здесь нег необходимости доказывать, какое важное практическое значение имеет четкое разграничение ком-

!"См., например: Корухов Ю.' Г. Теоретический, методический и процессуальный аспекты комплексных исследований // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. Матер. Всесогоз. науч.-практ. конф. (Рига, 5-6 декабря 1984 г.). - М.: ВНИИСЭ, 1985. С. 30-36; Седова Т. А. Понятие комплексной экспертизы и комплексного исследования // Там же, С. 40-45; Корнаухов В. Е. Комплексное судебноэкспертное исследование свойств человека. - Красноярск: Изд. Красн. ун-та, 1982. С. 57-69; Абакиров К. К. Вопросы нормативной регламентации комплексной экспертизы // Информационный бюллетень № 11. - М.: Академия управления МВД России, 2000. С. 26-31 и др.

плексной судебной экспертизы от комплекса исследований в рамках одной экспертизы.

Проведенный анализ криминалистической и уголовно-процессуальной литературы также свидетельствует об отсутствии однозначной совокупности критериев, позволяющей четко отграничить эти две формы комплексного экспертного исследования.

На наш взгляд, для комплексной судебной экспертизы характерны следующие отличительные признаки. Наличие общего предмета исследования - своего рода «пограничных» фактов, устанавливаемых в процессе совместного, обычно ситуационного анализа. Одновременное совместное участие в производстве экспертизы экспертов разных специальностей либо одного эксперта, обладающего разнопрофильными знаниями. Применение при производстве экспертизы специальных знаний из смежных областей. Формулирование по итогам совместного исследования (кооперации знаний специалистов разного профиля) общего вывода. />Представляется, что одним из критериев разграничения комплексной экспертизы от иных форм комплексного экспертного исследования является наличие именно общего предмета исследования, а не объекта.

Выделение же в качестве существенного отличительного признака комплексной экспертизы наличия общего объекта исследования, по нашему мнению, ошибочно314. При производстве комплексной экспертизы объекты исследования могут быть как общими, так и различными. На это правильно обратил внимание М. Н. Ростов: «Наличие одного общего объекта не является обязательным признаком комплексного исследования вообще и комплексной

"‘См., например, Галкин В. М. Средства доказывания в уголовном процессе. Ч. III. - М.: ВНИИСЭ, 1968. С, 59: Седова Т. А. Указ соч. С. 41 и др.

экспертизы, в частности. Наличие одного общего конкретного объекта, исследуемого с позиций различных отраслей знания, - нередкий, но все-таки частный случай комплексного исследования»315. При производстве комплексной экспертизы эксперты разных специальностей решают вопросы, которые относятся к единому для них предмету исследования316.

Другой важнейший признак комплексной экспертизы - участие в ней экспертов разных специальностей. Здесь следует иметь в виду два обстоятельства. Участие экспертов разных специальностей в производстве комплексной экспертизы должно быть одновременным и совместным. Только такое участие делает возможным формулирование общего вывода317. Комплексная экспертиза может выполняться и одним экспертом, обладающим разнопрофильными знаниями. В этой связи Р. С. Белкин писал: «В гносеологическом аспекте производство комплексной (в современном ее понимании) экспертизы одним экспертом возражений вызывать не может, поскольку процесс познания в принципе не связан с числом познающих субъектов; он детерминирован качеством субъекта познания и разрешающими возможностями средств познания»318.

Существенные разногласия в теории и практике криминалистики и судебной экспертизы вызывает характер специальных знаний, применяемых при производстве комплексной экспертизы. Здесь обозначились две основные позиции. Большинство авторов сходится во мнении, что при

"'Ростов М. Н. Теоретические и общеметодические аспекты комплексного криминалистического исследования боеприпасов к охотничьим ружьям с целью установления общности их происхождения. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1980. С. 11.

!|ЬАбакиров К. К. Указ. соч. С. 30.

illHa это обстоятельство особое внимание обращал Ю. Г. Корухов (см.: Корухов Ю. Г. Указ. соч. С. 32).

"“Белкин P С. Указ. соч., 1985. С. 38.

производстве комплексной экспертизы используются специальные знания из смежных областей3'9. Другая группа авторов полагает, что при комплексной экспертизе могут применяться специальные знания, взятые из разных наук, необязательно смежных320. Наиболее предпочтительной нам представляется первая позиция. Действительно, смежность знаний, используемых в комплексной экспертизе, является необходимым условием ее проведения. «Возможности комплексной экспертизы, - справедливо отмечал Ю. Г. Корухов, - не случайно ограничиваются решением вопросов из области смежных наук, поскольку подразумевается наличие не только узкой специализации у каждого эксперта, но и определенных его познаний в смежной области (областях)*321. На решение вопросов, относящихся к пограничным областям экспертных знаний, как важнейшее условие производства комплексной экспертизы, указывала и Н. П. Майлис3".

Одним из важнейших признаков комплексной экспертизы следует рассматривать наличие общего вывода, фор-

jisCm,: Ростов М. Н. Указ. соч. 1980. С. 12; Корухов Ю. Г. Указ. соч., 1985. С. 33-34; Шляхов А. Р. Теоерия и практика комплексных исследований в судебно-экспертных учреждениях системы МЮ СССР // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. Матер. Всерос. науч.-практ. конф. (Рига, 5-6 декабря 1984 г.). - М., 1985. С. 6; Pac- сейкин Д. П. Расследование преступлений против жизни. - Саратов: Изд. Сарат. ун-та, 1965. С. 27: Яковлев Я. М. Комплексная криминалистическая и судебно-медицинская экспертиза при расследовании преступлений против жизни и здоровья // Проблемы судебной экспертизы, № 5. - М.: ВНИ- ИСЭ, 1961. С. 61; Петрухин И. Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1964, С. 147 и др.

uoCm., например: Шиканов В. И. Комплексная экспертиза и ее применение при расследовании убийств. - Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд., 1976. С. 72-73; Абакиров К. К. Указ. соч. С. 30 и др.

“'Корухов Ю. Г. Указ. соч., 1985. С. 33-34.

“Майлис Н. П. Пограничные задачи комплексных экспертиз (трасологической я автотехнической, трасологической и КЭМВИ) // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. Матер. Всесоюз. науч.-практ. конф. (Рига, 5-6 декабря 1984 г.) - М.: ВНИИСЭ, 1985. С. 123-126.

мулируемого по итогам совместного исследования, которое является здесь не чем иным, как кооперацией знаний специалистов разного профиля. В этой связи Т. В. Аверьянова правильно пишет: «Будет ли такая интеграция осуществлена одним из них, официальным или фактическим лидером данной группы, либо интеграцию осуществят коллективно все субъекты исследования - принципиального значения не имеет: важно, чтобы орган, назначивший экспертизу, получил не сумму отдельных выводов, а решение общей экспертной задачи (выделено мной. - В. Р.)»т. При этом следует еще раз подчеркнуть, что общий вывод невозможен без одновременного совместного участия в производстве экспертизы экспертов разных специальностей, использующих специальные знания из смежных областей. Необходимость формулирования при производстве комплексной экспертизы общего вывода - это ее основное отличие от комиссионной экспертизы с однородным составом участников324.

Таким образом, комплексную судебную экспертизу можно определить как проводимое в установленной уголовно-процессуальным законом форме сложное исследование с одновременным совместным участием в нем экспертов смежных специальностей или одного эксперта с разнопрофильными знаниями для решения общей экспертной задачи на основе специальных знаний из смежных областей с формулированием по итогам исследования общего вывода.

На практике комплексную судебную экспертизу нередко смешивают с комплексом исследований, проводимых в рамках одной экспертизы. Однако наряду с общими для них признаками у этих двух форм комплексного экспертного исследования есть и существенные различия. По нашему мнению, для комплекса исследований, прово-

Аверьянова Т. В. Указ. соч., 1994. С. 120-121. “Седова Т. А. Указ. соч., 1985. С. 45.

димых в рамках одной экспертизы, специфичным является наличие одного и того же объекта исследования (обычно вещественного доказательства, которое может представлять собой сложную материальную систему, состоящую из ряда составных частей, могущих, в свою очередь, рассматриваться в качестве самостоятельных объектов исследования), изучение которого осуществляется разными методами с последующим суммированием собранной информации в целях получения более полной картины об исследуемом объекте, то есть максимально возможного объема информации о нем. Сближает же две названные формы комплексного экспертного исследования совместное участие в них экспертов разных специальностей (либо одного эксперта с разнопрофильными знаниями) и формулирование по итогам исследования общего вывода. При этом, в отличие от комплексной экспертизы, здесь совместное участие экспертов разных специальностей, на наш взгляд, может быть не обязательно одновременным, а в качестве участвующих в исследовании экспертов обычно выступают эксиерты-методники, с выделением из их числа эксперта- интегратора. Однако наличие в составе участников экспер- та-интегратора присуще также и комплексной судебной экспертизе. В этой связи вряд ли можно согласиться с мне- нием Т. А. Седовой о том, что «нет необходимости в участии эксперта-интегратора в комплексной экспертизе - она всегда должна проходить в обстановке совместного обсуждения хода и результатов исследований и совместного фор- мул провал ия выводов» .

Еще одной формой комплексного экспертного исследования, как мы уже отмечали, является комплекс экспертиз но одному и тому же уголовному делу. На наш взгляд, подобный комплекс экспертиз допустимо рассматривать как форму комплексного экспертного исследования лишь

в том случае, когда результаты предыдущих экспертиз, входящих в названный комплекс, используются при формулировании выводов последующих. И при этом, как правильно указывал А. Р. Шляхов, имеет место комплекс экспертиз, «если эксперты решали эти вопросы, действуя в пределах своей компетенции, но без совместных исследования и оценки полученных результатов»326.

В судебно-следственной и экспертной практике борьбы с «вооруженной» преступностью используются все три рассмотренные нами формы комплексного экспертного исследования оружия и следов его применения. Думается, что законодательная регламентация комплексной судебной экспертизы усилит тенденцию роста этой формы комплексного экспертного исследования «оружейных» объектов и, прежде вдето, сложных в конструктивном н фунхцмоналъ- ном планах.

В настоящее время при необходимости судебно-экс- пертного исследования оружия и следов его применения назначаются и проводятся различные комплексные экспертизы. Они могут классифицироваться по различным основаниям, например, видам используемых знаний и ведомственной принадлежности. По первому основанию различают межклассовые, межродовые и межвидовые комплексные судебные экспертизы. Исходя из ведомственной принадлежности они бывают межведомственными, внутриведомственными и межлабораторными327.

В практике судебно-экспертного исследования оружия и следов его применения обь;чно проводятся такие межклассовые комплексные экспертизы, как ме д ико - кри м и на -

“Шляхов А. Р. Указ. соч., 1985. С. 7.

™См.: Шляхов A. R Указ. соч., 1985. С. 12; Грановский Г. Л. О понятиях и основах классификации задач комплексных экспертиз // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. Матер. Всес.оюз. науч.-практ. конф. (Рига, 5-6 декабря 1984 г.). - М.: ВНИИСЭ, 1985. С. 69-73.

листическая, инженерно-техническо-криминалистичес- кая, инженерно-технолого-криминалистическая.

Безусловно, наиболее распространенной из названных экспертиз является медико-криминалистическая, которая может проводиться для установления целого ряда «пограничных» вопросов. В частности, ее рекомендуется назначать в целях определения: положения оружия в момент его функционального действия (выстрела, взрыва, воспламенения, разряда, удара и т. п.) относительно потерпевшего; возможности производства выстрела (нанесения удара и т. п.) потерпевшим в себя; взаимного положения потерпевшего и нападавшего в момент нанесения повреждения на теле и одежде; групповой принадлежности (реже - идентификации) холодного или метательного оружия по следам на теле и одежде потерпевшего; количества экземпляров холодного (метательного) оружия и последовательности нанесения повреждений; огнестрельного характера повреждения на теле и одежде потерпевшего и отношения его к пулевым, дробовым или осколочным; дистанции, а также вида (модели) оружия, которым было нанесено повреждение; направления, последовательности и количества выстрелов; факта причинения повреждения снарядом после прохождения им определенной преграды или рикошета; мощности и типа взрывного устройства по характеру повреждений на потерпевшем; расстояния от взрывного устройства до пострадавшего в момент взрыва; физических и иных свойств (характеристик) электропоражающего устройства по степени воздействия на потерпевшего; типа зажигательного оружия, его мощности и направления действия по характеру ожогов на пострадавшем и др. В последние годы при проведении антитеррористической операции в Чеченской Республике зачастую возникает потребность в исследовании следов оружия, его частей и принадлежностей (затыльника приклада, спускового крючка, ремня) на теле задержанного. По нашему мнению, такие

исследования должны носить комплексный характер (в том числе и в форме комплексной медико-криминалис- тической экспертизы) с участием судебного медика и экс- перта-криминалиста.

Следует заметить, что ряд перечисленных выше вопросов нередко удается решить в полном объеме в рамках одного класса (рода, вида) судебной экспертизы: судебно-медицинской328; судебно-баллистической, взрывотехнической и др. Все зависит от характера проявления следов применения того или иного вида оружия на потерпевшем. Зачастую эти следы бывают настолько специфичными, что «извлечь» из них требуемую информацию удается лишь путем объединения знаний, опыта и усилий экспертов разных специальностей, для чего и приходится проводить комплексную медико- криминалистическую экспертизу.

При судебно-экспертном исследовании минно-взрыв- ного и зажигательного оружия, его составных частей и следов применения также целесообразно проводить межклассовую комплексную экспертизу, в частности, инженер- но-техническо-криминалистическую, обычно с участием экспертов взрывников и пожаротехников, реже - экспертов по технике безопасности. Необходимость кооперации их знаний и опыта обусловливается спецификой функционального действия минно-взрывного и зажигательного оружия и характером образуемых при этом следов. Так, применение этих видов оружия, как правило, сопровождается пожарами. В подобных случаях возникает ряд «пограничных» вопросов, решить которые удается лишь путем назначения комплексной инженерно-техническо-крими- налистической экспертизы. Ее целесообразно проводить для установления: факта первичности взрыва или пожара по имеющимся следам термического действия; вида (раз-

5jsCm.: Судебно-медицинская экспертиза. Справочник для юристов. - М.: Юрид. лит., 1985. С. 35-53; Попов В. Л., Шигеев В. Б., Кузнецов Л. Е. Судебно-медицинская баллистика. - СПб: Гиппократ, 2002. С 462-533 и др.

новидности) и особенностей функционального действия применявшегося оружия (взрывного устройства) по его термическим следам на окружающей обстановке; наличия среди обнаруженных на месте происшествия объектов (веществ, остатков и т. п.) составных частей или компонентов снаряжения боеприпасов термического (зажигательного) действия либо поджигающих устройств; факта использования в конструкции взрывного устройства принципа термического (зажигательного) действия; причинно-следст- венной связи между взрывом и имевшим место пожаром и др. «Предмет комплексной судебно-взрывотехнической и пожарно-технической экспертизы, - правильно указывает Ж. А. Успанова, - образуют фактические данные о причинах взрыва и пожара, характере взаимодействия факторов взрыва и пожара, причинной связи наступивших последст-

HJ              !Ой

вии со взрывом и пожаром» .

Комплексная межклассовая инженерно-технолого- криминалистическая экспертиза обычно проводится при расследовании преступлений, связанных со взрывами на промышленных объектах, когда не ясно, что послужило причиной взрыва: нарушение технологического процесса взрывоопасного производства или умышленный подрыв штатного либо самодельного взрывного устройства. Здесь интеграция специальных знаний в форме комплексной экспертизы для изучения причины взрыва, его последствий, причинно-следственной связи взрыва с обусловившим его деянием возможна между взрывотехнической, инженернотехнологической, металловедческой, пожарно-технической экспертизами, экспертизой по технике безопасности*”.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 года № 5

“Успанова Ж. А. Комплексные экспертизы при расследовании преступлений, связанных со взрывами на промышленных объектах. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - М.. 1994. С. 14.

'"Там же, с. 13.

«О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» (п. 12) судам рекомендуется иметь в виду, что «ответственность по статьям 222, 226 УК РФ наступает за незаконный оборот, хищение либо вымогательство не только годного к фу н к ци онал ь н ом у использованию, но и неисправного либо учебного оружия, если оно содержало пригодные для использования комплектующие детали или если лицо имело цель привести его в пригодное состояние и совершило какие-либо действия по реализации этого намерения»331. Однако, прежде чем доказывать умысел обвиняемого (подсудимого) в приведении оружия в пригодное состояние, важно знать, а воз* можно ли в принципе привести данное оружие в состояние пригодности к стрельбе. Поэтому в подобной ситуации органы следствия и суды зачастую вынуждены ставить перед экспертами вопрос «Возможно ли оружие, не пригодное к производству выстрелов, привести в состояние пригодности к стрельбе?». Как показывает практика, этот вопрос находится в «пограничной» сфере, и ответ на него во многих случаях можно дать, лишь кооперируя специальные знания эксперта-криминаписта и специалиста в области оружейного производства. Такую кооперацию специаль- ных знаний рекомендуется осуществлять в рамках комплексной инженерно-технолого-криминалистической экспертизы.

Комплексное экспертное исследование оружия и еле- дов его применения может проводиться и в форме межро- довой комплексной экспертизы. Здесь интеграция специальных знаний обычно происходит между традиционными криминалистическими экспертизами (трасологической,

“'Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных уст- ройстВ". - Российская газета, 19 марта 2002 г.

судебно-баллистической, экспертизой холодного и метательного оружия) и криминалистическими экспертизами материалов, веществ и изделий - КЭМВИ (объектов волокнистой природы, металлов и сплавов, резины и пластмасс и др.). В состав комиссии экспертов, проводящих подобную межродовую комплексную криминалистическую экспертизу, рекомендуется включать эксперта-траднцион- ника, специализирующегося на производстве трасологических экспертиз и экспертиз оружия (обычно огнестрельного, холодного и метательного), и эксперта-материаловеда (как правило, волокноведа и металловеда). Названными экспертами при производстве межродовой комплексной криминалистической экспертизы, как правильно подчеркивает Н. П. Майлис, могут решаться четыре группы задач: классификационные, идентификационные, диагностические и ситуационные332. Так, при решении этих задач возможно установить: групповую принадлежность объекта (например, вид или разновидность холодного оружия); единый источник происхождения; тождество конкретного оружия, которым нанесено повреждение, в частности, на одежде; факт его контактного взаимодействия с одеждой; особенности такого взаимодействия и условия процесса следообразования; последовательность образования повреждении и др.

На практике такие комплексные экспертизы относятся к числу наиболее распространенных и в основном проводятся в случаях, когда на исследование в качестве вещественных доказательств представляются одежда потерпевшего и орудие (оружие), которым предположительно причинены на ней повреждения. Здесь «трасолог изучает характер отображения свойств орудия в повреждениях на одежде, эксперт-волокновед - особенности перехода на орудие микрочастиц волокон и характер их концов, а экс

перт-металловед - следы металлизации в местах повреждений одежды»'^. Если наряду с одеждой исследуются так* же повреждения на теле человека, то в состав комиссии экспертов дополнительно включается судебный медик, и подобная экспертиза уже становится межклассовой комплексной медико-криминалистической.

В качестве орудий причинения повреждений очень часто используются различные виды оружия (обычно холодное или метательное). В целях повышения эффективности комплексной (межклассовой и межродовой) экспертизы в состав комиссии экспертов целесообразно включать такого эксперта-криминалиста, который имеет опыт проведения не только трасологических экспертиз, но и криминалистических экспертиз того вида оружия, которым предположительно нанесены повреждения. В результате такого подбора специалистов удается получить максимально возможный объем криминалистически значимой информации о взаимодействовавшем комплексе: оружие - одежда - тело человека, вплоть до установления конкретного экземпляра оружия. Подобному комплексному экспертному исследованию, несомненно, присущи черты комплексной экспертизы. В этой связи Н. П. Майлис правильно пишет: «Эксперт по исследованию волокон независимо от количества обнаруженных волокон и точности их локализации не может самостоятельно решить вопрос о механизме следового контакта. В рассматриваемом случае экспертная задача решается в основном трасологом, который, как правило, является интегратором данных, полученных участниками комплексной экспертизы, и компонует совместные выводы»334. Действительно, в подобной ситуации роль эксперта-

“'Клочкова В. Н. Комплексное исследование колото-резанных повреждений на одежде и теле человека. // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. Матер. Всесоюз. науч,- практ. конф. (Рига, 5-6 декабря 1984). - М.: ВНИИСЭ, 1985. С. 128-129.

'""Майлис Н. П. Указ. соч.. 1985. С. 126.

интегратора лучше всего выполнит указанный выше эксперт-криминалист.

Интеграция специальных знаний может происходить также между криминалистической экспертизой оружия и следов его применения (судебно-баллистической, взрывотехнической, экспертизой метательного, зажигательного и другого оружия) и видеофоноскопической экспертизой. В подобной ситуации мы будем иметь дело с межродовой комплексной криминалистической экспертизой. На практике потребность в ней возникает в случаях установления вида (модели и, возможно, конкретного экземпляра) оружия по имеющимся видеокадрам и фонограммам. По нашему мнению, здесь решаются «пограничные» вопросы, ответы на которые должны давать совместно эксперт-криминалист и специалист в области видеофоноскопии.

Так, при определении групповой принадлежности огнестрельного оружия по звуку выстрела иногда целесообразно проводить межродовую комплексную криминалистическую экспертизу с участием эксперта-баллиста и специалис- та-фоноскописта. Для успешного решения этой общей экспертной задачи имеются все предпосылки. «В настоящее время, - справедливо отмечают А. В. Стальмахов, А. М. Cy- марока и А. Г. Сухарев, - существует объективная возможность определения модели оружия по звуку выстрела, базирующаяся на дифференциации звуковых импульсов с использованием современной электронной техники»*35. Использование названной техники в сочетании с опытом и возможностями эксперта-баллиста в установлении вида оружия по звуку выстрела**5, даст желаемый эффект - объ-

1С’Стальмахов А. В.. Cyмарона А. М., Сухарев А. Г, Возможность определения I-PvnnoBoii принадлежности огнестрельного оружия по звуку выстрела. // Криминалистическая экспертиза: трасологические и судебно-баллистические исследования. Межвузов. сб. нэуч. статей / Под ред. Б. Н. Морозова. - Саратов: CBIIl МВД РФ. 1997. С. 49.

’"Cm.: Кустанович С. Л. Судебная баллистика. - М.: Госюриздат. 1956. С. 249 -251.

ективный вывод о групповой принадлежности применявшегося оружия.

При анализе видеокадров вооруженного преступника, сделанных в необычном ракурсе, в затрудненных для нормального восприятия условиях и тому подобных, в целях установления вида (модели) оружия рекомендуется назначать межродовую комплексную криминалистическую экспертизу с участием эксперта-криминалиста, специализирующегося на производстве экспертизы оружия и следов его применения, и специалиста в области видеозаписи. На наш взгляд, только при одновременном совместном участии в исследовании названных специалистов достижим объективный вывод.

Судебно-экспертное исследование оружия и следов его применения может проводиться и в форме межвидовой комплексной криминалистической экспертизы с интеграцией специальных знаний между судебно-баллистической, взрывотехнической экспертизами, экспертизой холодного (метательного) оружия и др. Типичным примером подобного рода комплексной экспертизы может служить экспертиза по установлению групповой принадлежности комбинированного оружия, сочетающего в себе различные виды оружия, например, холодного и огнестрельного. Это обстоятельство побудило А. С. Подшибякина и Н. В. Черенкову высказать мнение о выделении «единого, комплексного судебно-экспертного исследования оружия и, соответственно, об оружиеведческой экспертизе»3”.

Комплексную межвидовую экспертизу комбинированного оружия целесообразно проводить также для определения его исправности, особенностей функционального действия, идентификации конкретного экземпляра названного оружия по совокупности оставленных им следов. Вообще, для современного этапа наряду с совершенствова

нием существующих видов оружия характерно создание принципиально новых образцов, основанных на иных поражающих факторах либо сочетающих в себе особенности функционального действия различных типов оружия, что, как правило, ведет к усложнению конструкции и зачастую требует ее комплексного судебно-экспертного исследования. Примером может служить реактивный пехотный огнемет (в частности, РПО «Шмель-А»), в котором соединены функциональные особенности и поражающий эффект огнестрельного, минно-взрывного и собственно зажигательного оружия. Иначе говоря, создание подобного образца потребовало специальных знаний из области судебной баллистики, взрывного дела и пиротехники. Данное обстоятельство и предопределило комплексный характер исследования названного оружия и следов его применения, которое может проводиться в форме как межклассовой комплексной экспертизы с участием экспертов: взрывотехника, пожаротехника (пиротехника) и реже - баллиста, так и межвидовой комплексной экспертизы в составе эксперта-взрывотехника и эксперта-баллиста. Представляется, что прежде, чем произойдет выделение криминалистической экспертизы зажигательного оружия в самостоятельный вид, судебно-экспертное исследование этого вида оружия и следов его применения преимущественно будет носить комплексный характер.

Другой формой комплексного экспертного исследования оружия и следов его применения, как мы уже отмечали, является комплекс исследований в рамках одной экспертизы. В процессе такого исследования используется совокупность разных методов, применяемых в процессе проведения одного вида экспертизы (например, судебно-баллистической) различными экспертами в отношении одного и того же объекта, зачастую представляющего собой сложносоставную систему, с формулированием общего вывода путем синтезирования ведущим экспертом (экспергом-интегратором)

суммы частных выводов. Типичным примером этой формы комплексного экспертного исследования оружия и следов его применения служит комплексное исследование патронов к гладкоствольному охотничьему оружию, в процессе которого конструкцию патрона, способ снаряжения, судебно-баллистические характеристики и так далее изучает экс- перт-баллист, а отдельные компоненты снаряжения патрона (дробь, порох, инициирующий состав капсюля, прокладки, пыжи) - эксперты других специальностей: физики, химики, материаловеды. Затем отдельные результаты названного исследования синтезируются (обычно экспертом-баллистом). и формулируется общий вывод (как правило, об источнике происхождения компонентов снаряжения патрона). В этой связи М. Н. Ростов пишет: «Несмотря на разнообразие форм вопросов, которые ставят следователи и судьи перед экспертами при назначении экспертизы боеприпасов к охотничьим ружьям, криминалистическая сущность этих вопросов может быть сведена к двум основным задачам: I) установить, имеют ли компоненты снаряжения патрона, использованного для производства выстрела на месте происшествия, признаки, указывающие на источник их происхождения; установить, имеют ли компоненты снаряжения патрона, использованного на месте происшествия, и боеприпасы, изъятые у подозреваемого (обвиняемого), признаки, свидетельствующие об общности их происхождения и указывающие на его источник»338.

Комплекс исследований может проводиться и в отношении других сложносоставных объектов криминалистической экспертизы оружия и следов его применения: взрывных устройств; стрелкового, метательного и холодного оружия; пораженных преград со следами выстрела или взрыва и т. п.

Очень часто комплекс исследований имеет место при производстве взрывотехнической экспертизы самодельного

взрывного устройства. Практика показывает, что при изготовлении самодельных взрывных устройств используется широкий ассортимент самых различных материалов, веществ и изделий: металлы, пластмассы, стекло, изделия кабельной промышленности, компоненты и элементы радиоаппаратуры, элементы часовых механизмов, химические источники тока, фрагменты В У промышленного изготовления, самодельные BB и т. п.”'1 Это обстоятельство требует от эксперта-взрывотехника комплекса знаний в различных областях науки и техники, что, конечно же, не всегда возможно. Поэтому, чтобы получить информацию об общем источнике происхождения элементов обнаруженного или взорванного самодельного ВУ и изъятых у различных лиц аналогичных элементов ВУ, установить способ их производства, использованное оборудование, квалификацию (навыки) изготовителя, необходимо провести комплекс исследований в рамках взрывотехнической экспертизы с участием ряда экспертов различных специальностей. Общий вывод по результатам частных выводов здесь синтезирует эксперт-взрывотехник, выступающий в качестве ведущего эксперта.

Аналогичный комплекс исследований может проводиться и в отношении холодного, метательного, огнестрельного, газового и другого оружия, представляющего собой сложную составную систему. Обычно он проводится для установления общего источника происхождения представленных на исследование частей оружия либо двух и более экземпляров оружия.

Следует признать положительной практику широкого использования комплекса исследований, проводимых

‘Хм.: Дильдин Ю. М., Мартынов В. В., Семенов А, Ю„ и др. Основы криминалистического исследования самодельных взрывных устройств. - М.: ЭКЦ МВД СССР, 1991; Контемиров В. Т., Ручкин В. А., Шапочкин В. И. и др. Указ. соч. С. 34-38; Ручкин В. А., Гераськин М. Ю. Комплексное экспертное исследование самодельных взрывных устройств и их фрагментов, изымаемых с мест криминальных взрывов. // Экспертиза на службе следствия. Тезисы докл. науч.-практ. конф. - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1998. С. 83-85

в рамках судебно-баллистической экспертизы в отношении следов выстрела на пораженной преграде, оружии и стрелявшем. Такое комплексное исследование с участием баллиста, химика и физика позволяет дать более точный ответ об огнестрельном характере повреждения; расположении входного и выходного повреждений; дистанции выстрела; конструкции пули, нанесшей повреждение; типе пороха, использовавшегося для снаряжения патрона; наличии продуктов выстрела на стрелявшем и топографии их отложения; модели применявшегося оружия и др.

Комплекс исследований целесообразно проводить также в рамках экспертизы холодного (метательного) оружия, судебно-баллистической и взрывотехнической экспертиз с участием опытного трасолога, специализирующегося в области механоскопии, для изучения следов производственных механизмов на оружии с целью установления способа его изготовления; примененных для этого инструментов, оборудования; профессиональных навыков изготовителя. В ряде случаев здесь нельзя обойтись лишь специальными знаниями эксперта-криминалиста, и требуется помощь специалистов, сведущих в технологии производства соответствующего вида (модели) оружия (специалистов-технологов). Такие ситуации зачастую возникают при судебно-баллистическом исследовании огнестрельного оружия незаводской сборки34".

Эксперты разных специальностей могут осуществлять комплексное исследование оружия и следов его применения путем их последовательно-параллельного изучения в процессе раздельного проведения комплекса самостоятельных экспертиз в рамках одного уголовного дела. Здесь следует заметить, что проблема эффективного использования этой формы комплексного экспертного исследования

’"'См.: Латы шов И. В. Теоретические и методические основы криминалистического исследования огнестрельного оружия незаводской сборки. Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. - Волгоград, 1997.

выходит за рамки судебной экспертизы и тесно соприкасается с таким разделом криминалистики, как методика расследования отдельных видов преступлений. Исследуя названную проблему, Т. А. Седова пишет: «В пособиях по методике расследования, как правило, не изложены вопросы организационного и тактического плана по производству комплекса экспертиз: о моменте их назначения, последовательности, объеме, координации и взаимодействии следователя и экспертов и т. д. Особенно остро эти проблемы встают при производстве комплекса судебно-медицин- ских, биологических, химических экспертиз и КЭМВИ. Еще более усложняются они тем, что современные методики исследования ряда объектов (например, установление контактного взаимодействия, конкретного единичного объекта) разработаны только в рамках КЭМВИ. Все это настоятельно требует незамедлительного рассмотрения данных вопросов на межведомственном уровне»141.

Анализ судебно-следственной и экспертной практики показывает, что комплекс судебных экспертиз в рамках одного уголовного дела как одна из форм комплексного экспертного исследования оружия и следов его применения, как правило, оказывается эффективным при расследовании убийств и причинения вреда здоровью определенной тяжести. Здесь при комплексном экспертном исследовании оружия и следов его применения наиболее оптимальным представляется следующий комплекс судебных экспертиз (в порядке очередности их проведения): судебно-медицин- ские - криминалистические (оружия и следов его применения на одежде) - КЭМВИ - судебно-биологические.

Исследование объектов экспертизы должно носить последовательно-параллельный характер. Первыми (в зависимости от обстоятельств дела) проводятся судебно-медицинские экспертизы трупа (судебно-медицинское осви

детельствование живого лица), а также повреждений на нем, причиненных оружием (включая установление наличия в раневом канате разного рода частиц, перешедших с оружия, и их исследование судебным медиком в пределах своей компетенции). По получении результатов судебно- медицинских экспертиз целесообразно назначение и проведение криминалистической экспертизы (экспертиз) оружия, которым предположительно нанесены повреждения на теле потерпевшего, и следов, оставленных на его одежде. При этом параллельно с указанными исследованиями оружия и следов его применения эксперты-материаловеды подвергают изучению следы металлизации (включая смазку) вокруг повреждения и микроволокна, оказавшиеся на оружии (обычно холодном либо метательном). То есть здесь проводится серия криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий.

При наличии на оружии следов крови либо других выделений человека назначается и проводится судебно-био- логическая экспертиза. Если к моменту назначения экспертизы обвиняемый известен, то судебно-биологическая экспертиза может включать и генотипоскопическую.

При таком последовательно-параллельном характере исследования «оружейных» объектов зачастую удается установить групповую принадлежность применявшегося оружия, в редких случаях - даже его конкретный экземпляр (обычно холодного или некоторых разновидностей метательного). а также криминалистически значимую информацию о некоторых элементах взаимодействовавшего комплекса: оружие - одежда - тело человека.

Комплекс экспертиз по одному уголовному делу достаточно эффективен также при расследовании преступлений, связанных со взрывами на промышленных объектах (в том числе в результате применения минно-взрывного оружия). В этой связи Ж. А. Успанова справедливо утверждает: «Вместе с тем остается актуальным проведение при рассле

довании взрывов комплекса самостоятельных экспертиз, проводимых в определенной последовательности, когда результаты одних экспертиз используются для выводов последующей экспертизы. Такое взаимодействие происходит между судебно-взрывотехнической экспертизой и трасологической, химической экспертизами, экспертизой горючесмазочных материалов и нефтепродуктов, экспертизой взрывчатых веществ и взрывных устройств»342.

Рассматривая различные формы комплексного экспертного исследования оружия и следов его применения, нельзя не отметить, что эффективность их использования в уголовном судопроизводстве в значительной мере определяется степенью разрешенности ряда общих проблем, стоящих перед комплексным исследованием в судебной экспертизе в целом.

Прежде всего к ним относится, на наш взгляд, проблема разработки методических основ решения задач комплексной экспертизы, то есть выработка общего алгоритма действий экспертов разных специальностей в процессе кооперации их специальных знаний в форме комплексной экспертизы.

На большой практический и теоретический интерес разработки этой, своего рода общей методики проведения комплексной экспертизы указывал Г. Л. Грановский «Такая методика, - отмечал он, - будет содействовать интеграции научного знания и свидетельствовать о единстве всех знаний, диффренцированных на различные экспертные науки и объединяемых в процессе проведения комплексных исследований»343.

Как известно, одним из проявлений дифференциации знания в судебной экспертизе является все более узкая специализация экспертной деятельности, которая может

‘"Устинова Ж. А. Указ. соч. С. 13. "’Грановский Г. Л. Указ. соч. С. 72-73.

вести к профессиональной самоизоляции и отгораживанию экспертов разных специальностей друг от друга, узковедомственному подходу при решении общих экспертных задач. В этой связи T B. Аверьянова правильно ставит вопрос «о необходимости владения экспертом минимальным объемом знаний из тех смежных областей науки (криминалистики, физики, химии, биологии, медицины и др.), которые не только повысили бы эрудицию эксперта, но и позволили ему на высоком профессиональном уровне решать экспертные задачи, в том числе пограничного характера (например, при производстве комплексных экспертиз»^. В значительной степени этому способствовала бы, по нашему мнению, разработка общей методики решения задач комплексной экспертизы. Она стала бы своего рода фундаментом, методологической основой интеграции специальных знаний из различных областей, кооперируемых для решения «пограничных» задач.

В определенной взаимосвязи с указанной проблемой находится другая - выявление и научный анализ «пограничных» задач судебных экспертиз. «Классификация экспертиз при всей очевидной ее плодотворности, - указывал

А.              Р. Шляхов, — это путь дифференциации, который имеет вместе с тем и определенные слабые стороны: он не показывает пограничных зон в предметных науках, не обозначает смежных вопросов разного рода экспертиз»^5.

Выявление и научный анализ «пограничных» задач судебных экспертиз, в свою очередь, будет способствовать решению следующей проблемы комплексного исследования в судебной экспертизе - совместной разработке экспертами разных специальностей (в том числе и различных ведомств) комплексных методик решения наиболее актуальных «пограничных» задач.

“Аверьянова Т. В. Указ. соч., 2001. С. 32. “'Шляхов А. Р. Указ. соч., 1985. С. 17.

Определяя перспективы развития методик комплексного экспертного исследования. М. П. Чавчанидзе справедливо, на наш взгляд, отмечает: «При этом не исключается, что по мере разработки теории и методик некоторых видов комплексных экспертных исследований соответствующие методики будут утрачивать свой комплексный характер, а «разнородные» знания в своей новой, интегративной форме станут содержанием теории новой разновидности (рода, вида) судебной экспертизы»340.

Требует дальнейшего совершенствования и проблема организации проведения комплексных межведомственных экспертиз. В частности, остаются не до конца урегулированными и соответственно не четко прописанными в имеющихся инструкциях следующие ее аспекты: порядок направления объектов экспертизы в судеб- но-экспертные учреждения различных ведомств и критерии отбора ведущего из них; .              подробные правила организации работы комиссии экспертов из разных судебно-экспертных учреждений; порядок исчисления общего срока производства комплексной межведомственной экспертизы; условия и порядок назначения (либо выбора) ведущего эксперта в комиссии экспертов; условия, при которых судебно-экспертные учреждения отказываются от проведения исследований; порядок заявления ходатайств со стороны ведущего судебно-экспертного учреждения и его действий в случае отказа в удовлетворении заявленных ходатайств и др.

Вопросы четкой организации проведения комплексных межведомственных экспертиз тесно связаны с проблемой законодательной регламентации комплексной экспер-

шЧавчанидзе М. П. Комплексная экспертиза как одна из форм комиссионной экспертизы // Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. Матер. Всесоюз. науч.-практ. конф. (Рига, 5-6 декабря 1984 г.). - М.: ВНИИСЭ. 1985. С. 46.

тизы в целом. В этой связи Р. С. Белкин писал: «Насущные потребности экспертной практики настоятельно требуют законодательного решения таких вопросов: I) объем компетенции в смежных областях знания экспертов, участвующих в производстве комплексной экспертизы; 2) порядок •формирования выводов участников комплексной экспертизы; 3) порядок производства межведомственных комплексных экспертиз, определение в этом случае ведущего судебно-экспертного учреждения (подразделения); 4) правовой статус ведущего эксперта (эксперта-интегратора) как Организатора и руководителя деятельностью комиссии экспертов, определение его функций, прав и обязанностей... 5) возможность проведения комплексной экспертизы одним экспертом, профессионально владеющим знаниями в нескольких областях науки или техникй»™7.

В настоящее время проблема законодательной регламентации комплексной экспертизы, на наш взгляд, решена половинчато. Законодатель, с одной стороны, предусмотрел в новом УПК РФ проведение этой экспертизы (ст. 201), с другой - детально не прописал условия и порядок ее назначения, организации и производства (что особенно важно для межведомственной комплексной экспертизы), а также возможных субъектов комплексной экспертизы, их статус, функции и порядок формулирования ими общего вывода. Учитывая все возрастающее значение в современных условиях комплексных исследований вообще и комплексных экспертиз в частности, нам представляется оправданной более детальная регламентация в законе указанных выше организационно-правовых аспектов комплексной судебной экспертизы. Реализация на законодательном уровне названных предложений, несомненно, будет способствовать повышению эффективности комплексных экспертных исследований в уголовном судопроизводстве.

<< | >>
Источник: Ручкин В. А.. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения: вопросы теории, практики и дидактики.. 2003

Еще по теме § 6. Комплексные экспертные исследования оружия, следов его применения и проблемы их проведения:

  1. § I. Содержание и формы использования специальных знаний в области криминалистического и судебно-экспертного исследования оружия и следов его применения при раскрытии и расследовании преступлений
  2. § 5. Проблемы формирования и выделения новых видов криминалистической экспертизы оружия и следов его применения
  3. § 3. Объекты криминалистической экспертизы оружия и следов его применения
  4. Тема 5. Криминалистическое исследование оружия, боеприпасов, взрывных устройств, взрывчатых веществ и следов их применения.
  5. § I. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения как учебная дисциплина
  6. § 2. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения как важнейшая процессуальная форма использования специальных знаний
  7. § 2. Формы подготовки специалистов в области криминалистической экспертизы оружия, следов его применения и пути их совершенствования
  8. Ручкин В. А.. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения: вопросы теории, практики и дидактики., 2003
  9. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ОРУЖИЯ И СЛЕДОВ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ КАК КОМПОНЕНТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ЭКСПЕРТА-КРИМИНАЛИСТА
  10. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ОРУЖИЯ И СЛЕДОВ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ В СИСТЕМЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В БОРЬБЕ С «ВООРУЖЕННОЙ» ПРЕСТУПНОСТЬЮ
  11. Исследование следов выстрела
  12. 3.2. ПРИМЕНЕНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ СИЛЫ, СПЕЦИАЛЬНЬГХ СРЕДСТВ И ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ
  13. 4. Судебно-трасологическая экспертиза Исследование следов и орудий взлома
  14. 9. Судебно-баллистическая экспертиза Исследование оружия
  15. ПОНЯТИЕ ДУХОВНОГО ОПЫТА И ЕГО СПЕЦИФИКАЦИИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
  16. Вместо заключения: современный этап модернизации и некоторые проблемы его исследования
  17. Задание 6. Комплексное исследование психомоторики спортсменов1
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -