<<
>>

Глава 9 Об              избрании рыбарей и об очищении прокаженного (ср.: Евангелие от Луки, 5:1—15)


I. Почему из стольких родов занятий Он обратил внимание на рыбную ловлю, чтобы от нее призвать в апостольство Симона и сыновей Зеведеевых[818] (ведь не может казаться простым то событие, которому предстояло стать основой для повествования), говоря Петру, устрашенному огромным уловом: He бойся, ибо отныне будешь

ловцом людей?[819]2.
Ибо, сказав это, Он дал им понять исполнившееся пророчество, что Он есть Тот, Который возвестил через Иеремию: Вот, Я пошлю многих рыбарей, и они будут ловить их,[820] — т. е. людей. Затем они (рыбари), оставив лодки,[821] последовали за Ним, поняв, что именно Он есть Тот, Кто начал совершать вещи, о которых сказал. Иное дело, если Он пожелал избрать lt;кого-нибудьgt; из судовладельцев,'1 собираясь сделать когда-нибудь апостолом судовладельца Маркиона. 3. Мы уже установили в пику «Антитезам», что основному положению Маркиона ничуть не содействует предполагаемое им различие между Законом и Евангелием, поскольку и это различие было установлено Творцом и даже предсказано в обетовании нового Закона, нового Слова и Нового Завета. Ho так как он (Маркион) весьма решительно ссылается на некоего своего lt;нахо- дившегосяgt; при Нем (Христе) ооутаАтясорсх; («сострадателя») и ouv- (лсойцЕчч}; («соненавистника»)[822] при очищении[823] прокаженного,[824] то я не прочь с ним («сострадателем и соненавистником») встретиться и

замену. Однако утверждается, что, во-первых, характер внешних свидетельств в пользу opyicGei; менее выразителен, чем характер свидетельств в пользу стЯлухУюОец. Во-вторых, два пассажа в Мк., в которых Христос представлен гневным (3: 5) или негодующим (10: 14), не побудили переписчиков исправить текст (см.: MetzgerB. М. A textual commentary on the Greek New Testament. Stuttgart, 1994. P. 650). На последнее замечание можно возразить, что в Мк. 3:5 и 10:14 было бы весьма сложно (гораздо сложнее, чем в Мк. 1:41) заменить слова |дет' opyfjq «с гневом» и riyavdicrrioev «вознегодовал» словами с противоположным значением: «И, воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении сердец их lt;...gt;» (Мк. 3:5); «увидев lt;тоgt;, Иисус вознегодовал и сказал им: пустите детей приходить ко Мне» (Мк. 10: 14). Текстологи предполагают, что чтение оруювец либо было подсказано формой ёцРрцдграцЕУСх; («рассердившись») в Мк. 1:43, либо возникло из-за путаницы между похожими словами в арамейском (ср.: сир. ethraham, «он сжалился» и ethraem «он разгневался»), см.: Metzger В. М. Op. cit. Р. 65. Проанализируем эти два объяснения замены переписчиками олХоухуизвец на орую9ец. В Евангелии от Марка форма от глагола epPpipaoOai встречается только в двух местах (Мк. 1:43 и 14:5. Cm.: Schmoller A. Op. cit. S. 163). В М/с. 14:3- рассказывается, что, когда женщина, разбив сосуд, возлила на голову Христу, находившемуся в это время в доме Симона-прокаженного, драгоценное миро, «некоторые, вознегодовав (ayavatcroGvTet;)» (другое чтение: «ученики Его негодовали, Sienovoovro»), lt;...gt; роптали на нее (evep- pi(amvro). Наличие параллелизма в Мк. I: 41-43 (оруюОец и ёрРрч1Г|- oanevoq) и в Мк. 14: 3-5 (ayavaicroOvTe*; [или SienovoCvxo] и ёуеРрцквуто) позволяет предположить, что в данном случае мы имеем дело не с заменой переписчиками «onXayxvioGei;» на «бруювец » под влиянием встречающейся ниже формы «ё|$р1цг|ааре\юlt;;», а с использованием составителем греческого, а возможно, еще арамейского текста определенного набора слов в определенных контекстах. Так, в Мк. 10: 13-14 вместе с глаголом, имеющим значение «гневаться» (ftyavaictrioev), появляется слово со значением «порицать, укорять» (ёяетця|оау). Создается такое впечатление, что появление одного слова автоматически вызывает появление

другого. Известно, что евангельские изречения на арамейском языке играли «каламбурами, ассонансами, аллитерациями и рифмоидами» (см.: Аверинцев С. С. От берегов Босфора до берегов Евфрата. М., 1987. С. 20). Этим объясняются некоторые кажущиеся странными сочетания, например, о падении сына (Ьега) и быка (beira) в колодец (Ьёга); греческие переписчики заменяют «сына» на «осла» (Лк. 14: 5) (см.: Аверинцев С. С. Указ. соч. С. 21). Вопросы возникают и при чтении нашего пассажа. Например, почему о том, что Христос «был рассержен» (e(oJ3pi(xnc5a|xevoq) на прокаженного, сказано после слов о том, что Он его очистил? Исследователи переводят это причастие как «движимый глубоким чувством к нему» (см.: Роджерс-Младший К. Л. Новый лингвистический и экзегетический ключ к греческому тексту Нового Завета. СПб., 2001. С. 151). Причина некоторых шероховатостей, вероятно, кроется в несохранив- шемся арамейском варианте Евангелия, обороты которого при переводе на греческий, утратив свое звучание и специфику, оказались несколько неуклюжими и непонятными. Допустив, что чтение оруизвец возникло из-за путаницы между похожими словами в арамейском (сир. ethraham «он сжалился» и ethraem «он разгневался»), мы оказываемся вынужденными отнести это чтение ко времени составления греческого текста, т. е. к эпохе формирования новозаветного канона, оправдав переписчиков, которые едва ли, занимаясь своим делом, стали бы принимать в расчет арамейские слова. Отметим также, что в Евангелии от Марка формы от отamp;аух^еобш, кроме Мк. 1:41, встречаются три раза. Во всех этих случаях, кроме Мк. 1:41, при них имеется объект: «сжалился над ними» eojiXaYxvio0r| en атогх; (6: 34), «жаль Мне народа» олЛяуху(^о|да1 era xov o$jov (8:2), «сжалившись над нами» олХхгух\ас0еЪ;ёф’ трш; (9:22). Объект при глаголе ontaryxvi?ea0ai есть также в Мф. 9:36; 14:14; 15: 32; 18: 27; Лк. 7:13. Нет объекта при этом глаголе в Лк. 10:33 и 15: 20 в конструкции «увидев/увидел его, сжалился» и в Мф. 20: 34, где можно предположить влияние исправленного варианта Мк. 1:41. Заметим, что в Новом Завете объект отсутствует, кроме Мф. 5:25 и Откр. 12:17, как раз после форм глагола opyi^eaGai, см.: Мф. 18: 34; 22: 7; Лк. 14: 21; 15: 28; Еф. 4:26; Откр. 11: 18. He утверждая, что чтение OpyiaGeiq (это чтение

объяснить ему, прежде всего, смысл иносказательного закона, который на примере недопустимости прикосновения к прокаженному, более того, необходимости удаления его от любого общения[825] не позволял контактировать с запятнанным грехами человеком, с каковыми людьми и апостол также запрещает принимать пищу.[826] Ведь тот, кто вступает в общение с грешником, приобретает язвы грехов как бы от прикосновения. 4. И, таким образом, Господь — желая, чтобы был глубже понят Закон, обозначающий духовное через плотское, и на этом основании не ниспровергая, но скорее воздвигая тот, который хотел сделать воспринимаемым более непосредственно — прикоснулся к прокаженному, от которого Бог, разумеется, не осквернился бы, будучи недоступным для порока, даже если человек и мог бы оскверниться. Стало быть, необходимость соблюдения Закона и недопустимость прикосновения к нечистому не будет приписываться Тому, Которого это прикосновение не запятнает. 5. То, что это более соответствует моему Христу, я утверждаю, показывая, что оно не соответствует твоему. Ведь если он прикоснулся к прокаженному как противник Закона, обращая предписание Закона в ничто посредством пренебрежения нечистотой, каким образом мог бы оскверниться тот, у кого не было тела, которое оскверняется? Ведь призрак не мог бы оскверниться. Следовательно, тот, кто не мог оскверниться, будучи призраком, будет недоступным для порока уже не по божественной силе, но по ничтожеству призрака; и не может казаться презирающим нечистоту лишенный того, что пятнается; и, таким образом, не может казаться ниспровергающим Закон тот, кто избежал нечистоты из-за своего при

зрачного состояния, а не благодаря явленной силе. 6. Если же Елисей, пророк Творца, очистил одного лишь прокаженного Наамана- сирийца[827] из стольких прокаженных израильтян, то и это не говорит
об              инаковости Христа, словно бы лучшего в том отношении, что, будучи чуждым, Он очистил прокаженного израильтянина, которого его собственный Господь не мог очистить: ведь тем фактом, что сириецлегче подвергся очищению, знаменуется то, что язычники более склонны+[828] к очищению во Христе — свете тех,[829] что покрыты семью пятнами главных пороков: идолопоклонством, богохульством, человекоубийством, прелюбодеянием, развратом, лжесвидетельством, обманом. 7. Вот почему семикратно, словно по одному разу для каждого наименования, он омыл lt;егоgt; в Иордане:[830] и чтобы очищение всей седмицы предсказать, и потому что сила и полнота одного омовения предрекалась лишь для Христа, грядущего утвердить в землях как lt;действенноgt; краткое слово,[831] так и омовение. В самом деле, Маркион и в этом находит противопоставление: Елисей нуждался в веществе, использовал воду и притом семикратно; Христос же — одним лишь словом и, произнеся его единожды, сразу явил исцеление. Словно я не осмелюсь и само слово отстаивать как принадлежащее Творцу: того следует скорее считать виновником любой вещи, кто является первым. 8. Разумеется, невероятно, чтобы могущество Творца, которое однажды Словом произвело столь великую глыбу мира, создало словом средство от одного лишь порока![832] На основании чего скорее распознается Христос Творца, если не на основании силы слова? Ho «потому Христос является иным, что lt;действуетgt; иначе, чем Елисей, что господин[833] могуще
ственнее своего слуги».[834] Что ты, Маркион, утверждаешь? Разве дело совершается рабами точно так же, как самими господами? Неужели ты не боишься навлечь на себя позор, если ты потому отрицаешь принадлежность Христа Творцу, что Он оказывается могущественнее слуги Творца, что[835] Он оказывается большим по сравнению с ничтожностью Елисея, если только Он действительно больший? Ведь исцеление одинаково, хотя действие и отличается. Что более значительного явил твой Христос по сравнению с моим Елисеем? Более того: что великого явило слово твоего Христа, произведшее то же, что и река[836] Творца? 9. В соответствии с этим разворачивается также и остальное. Ибо Он запретил ему разглашать lt;случившее- сяgt; в той мере, в какой это дело относилось к избеганию человеческой славы, и приказал исполнить установленный порядок в той мере, в какой это дело относилось к соблюдению Закона: Ступай, покажись священнику и принеси дар, который предписал Моисей.[837] Ведь иносказательные положения Закона как имеющего значение пророчества Он сохранял в создаваемых Им lt;егоgt; образах, знаменовавших, что человек, бывший некогда грешником, как только он оказывается очищен словом Бога, должен принести дар Богу в храме, т. е. принести молитву и благодарение в церкви через Христа Иисуса, вселенского Священника Отца. 10. Поэтому Он прибавил: Чтобы было вам во свидетельство,° — без сомнения, этим Он свидетельствовал, что Он не нарушает Закон, но исполняет;[838] этим Он свидетельствовал, что Он есть именно Тот, о Котором было возвещено, что Он примет на Себя их немощи и болезни.[839] Это столь
соответствующее и необходимое объяснение свидетельства льстец своего Христа Маркион старается не допустить, ссылаясь на кротость и мягкость lt;этого Христаgt;. Ведь Маркион говорит: «Он так повелел как добрый, кроме того, как знающий,[840] что всякий, кто был освобожден от проказы, исполнит обряды Закона». 11. Следовательно, он напрасно сошел в качестве намеревающегося ниспровергнуть Закон, уступая исполнителям его. Напротив, как знающий их характер, он скорее должен был заранее воздействовать на тех, которых следовало отвратить от Закона, если он для этого пришел.[841] Что далее? Упорствовал ли он в доброте, т. е. в позволении соблюдать Закон, или нет? Если, будучи добрым, он продолжал так поступать, то он никогда не станет ниспровергателем Закона и не будет считаться принадлежащим другому богу, откладывая ниспровержения Закона, благодаря каковому lt;ниспровержениюgt; можно было бы заявлять о нем как о Христе другого бога. 12. Если он не оставался добрым, приступив впоследствии к ниспровержению Закона, то ложным будет свидетельство, которое он [впоследствии][842] представил им при исцелении прокаженного; ведь он отступился от доброты, когда стал ниспровергать Закон. Он уже стал злым, когда сделался разрушителем Закона, если он был добрым, когда был снисходительным к нему. Ho и тем, что он допускал послушание Закону, он подтвердил его благость. Ибо никто не терпит повиновения злу.
Стало быть, он зол и в том случае, если допустил послушание дурному Закону, и еще хуже в том случае, если пришел ниспровергателем благого Закона. Далее, если он, как знающий, что всякий, кто освободится от проказы, так поступит, предписал принести дар, то мог и не предписывать то, что, как он знал, будет сделано добро
вольно. Почему он не промолчал, дабы человек повиновался Закону лишь по своей воле? Ведь тогда он мог бы в известной мере казаться проявившим свое терпение. 14. Ho он использует даже свой авторитет, подкрепленный весом свидетельства. Свидетельства чего, если не признания Закона? Конечно, не имеет значения, каким образом он подтверждает Закон: или как добрый, или как не имеющий никакой цели, или как терпеливый, или как переменчивый — только бы мне столкнуть тебя, Маркион, с твоей позиции. Вот Он предписывает исполнить Закон. 15. Чем бы ни руководствовался Он, предписывая это, тем же самым Он мог руководствоваться и при произнесении речения: Я пришел не нарушить Закон, но исполнить.’ Для чего, следовательно, тебе потребовалось выскабливать из Евангелия то, что lt;все равноgt; оказывается нетронутым? Ведь ты признал Его по доброте сделавшимто, что, как ты отрицаешь, Он сказал. Итак, известно, что Он сказал lt;этоgt;, ибо lt;Он этоgt; и сделал, и что ты, скорее, выскоблил слова Господа из Евангелия, чем наши lt;христиане ихgt; вставили.
<< | >>
Источник: Квинт Септимий Флоренс. Тертуллиан Против Маркиона в пяти книгах. 2010

Еще по теме Глава 9 Об              избрании рыбарей и об очищении прокаженного (ср.: Евангелие от Луки, 5:1—15):

  1. Глава 35 Об обличении и прощении брата, об исцелении прокаженных, о Царствии Божьем и др. (ср.: Евангелие от Луки. Гл. 17)
  2. Глава 27 Об              очищении чаши, о неудобоносимых бременах, о              «горе», произнесенном Христом (ср.: Евангелие от Луки, 11: 29—52)
  3. Глава 13 О              ночной молитве на горе, об избрании двенадцати апостолов, о пришествии множества иноземцев (ср.: Евангелие от Луки, 6:12—19)
  4. Глава 11 Об              избрании мытаря, об Иоанне Крестителе, о              назывании Христа Женихом, о              новом вине и старых мехах, о притчах (ср.: Евангелие от Луки, 5: 27—39)
  5. Глава 2 Евангелие от Луки, которое фальсифицировал Маркион, нуждается в авторитете первых апостолов, поддержкой которых заручился Павел, учитель Луки
  6. Глава 7 Анализ Евангелия Маркиона (ср.: Евангелие от Луки, 4: 31—37). О              сошествии Христа, о месте Его сошествия, о              Его учении в синагоге, о свидетельстве демона
  7. Глава 31 О              приглашении гостей на ужин (ср.: Евангелие от Луки, 14:12—24)
  8. Глава 22 О              преображении Христа и ветхозаветных пророчествах об этом (ср.: Евангелие от Луки, 9: 28—36)
  9. Глава 34 О              разводе, Ироде, богаче в преисподней и лоне Авраама (ср.: Евангелие от Луки, 16:18—31)
  10. Глава 32 О              Том, Кто потерял овцу и драхму (ср.: Евангелие от Луки, 15: 4—10)
  11. Глава 37 О              спасении Закхея, о притче про рабов (ср.: Евангелие от Луки, 19:1—27)
  12. Глава 43 О              женщинах у гроба и о явлении Христа ученикам (ср.: Евангелие от Луки, 24:1, 4, 9,13—19, 21, 25, 38-43, 47)
  13. Глава 26 О              молитве Господней, об изгнании бесов, об              отвержении Матери (ср.: Евангелие от Луки, 11:1—28)
  14. Глава 38 О              крещении Иоанна и денарии кесаря, о              вопросе саддукеев и др. (ср.: Евангелие от Луки, 20:1—8, 22—44)
  15. Глава 10 Об              исцелении расслабленного и отпущении грехов, о              наименовании «Сын Человеческий» (ср.: Евангелие от Луки, 5:17—26)
  16. Глава 18 О              вере сотника, о причине соблазна Иоанна, о              раскаянии грешницы (ср.: Евангелие от Луки, 7: 2—50)