<<
>>

Глава II ИСТОРИЧЕСКИЕ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ТИПЫ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Социальная справедливость как принцип организации и поддержания социальной системы и как ценность, регулирующая взаимодействия между членами сообщества, находится в постоянной динамике, реагируя на институциональные изменения.
Процесс ее формирования, как мы выяснили, имеет объективную основу в виде макро- и микроинститутов, что, впрочем, не означает его автоматизма и спонтанности. Н. Элиас, описывая объективный исторический характер общественных отношений, отмечает, что в истории действуют не безжизненные машины и не автоматы из стали и железа, а влияния одних живых людей на других. В то же время «ни один отдельный человек, каким бы ни был масштаб его личности, сколь бы могущественной ни была его сила воли, сколь бы проницательным ни был его ум, не может вырваться из специфической закономерности человеческого переплетения, исходя из которой он действует. Ни одна даже очень сильная личность не может, будучи, например, императором в огромной феодальной державе с чисто натуральным хозяйством, преодолеть силы центробежных тенденций, соответственно возникающих в стране такого большого размера; он не может одним махом превратить свое общество в абсолютистское или тем более в индустриальное; он не способен неким актом своей воли разом подчинить себе растущее распределение труда и военные сословия, монетаризацию и тотальную трансформацию имущественных отношений, которые необходимы для того, чтобы образовались прочные центральные институты. Он был и остается связанным закономерностями конфликтов между крепостными и феодалами на стороне вторых, между конкурирующими мелкими и крупными феодалами — на стороне первых»129. Люди вынуждены учитывать объективный характер воздействия исторически сформировавшихся институтов, несмотря на несоответствие того или иного социального факта индивидуальным и групповым интересам. Кроме того, развитие общества представляет собой преемственную связь поколений, которые, по уже приводившемуся выражению М. Блока, шествуют гуськом, т. е. дети вступают в контакт со своими предками только через посредство родителей130. Благодаря межпоколенческой коммуникации достигается общность в духовной жизни, в том числе и в ценностных представлениях. Занимаясь социологическим анализом эволюции идей, мы должны пройти между своеобразными Сциллой и Харибдой. В древнегреческой мифологии Харибда — чудище в виде страшного водоворота, трижды в день поглощающего и извергающего черные воды узкого пролива, на другом берегу которого обитает шестиглавая Сцилла. Даже Посейдон не в силах спасти человека, оказавшегося между ними. Такой Харибдой для нас выступают объективные институциональные условия формирования идей, а Сциллой — самостоятельность духовной жизни, ее активное влияние на становление социальных институтов, в том числе и макроуровня. Лишь немногим удается безопасно проплыть между этими препятствиями и не очутиться в «водовороте» упрощенных детерминистских трактовок духовных явлений или же не впасть в соблазн объяснения жизни духа из самого духа.
В особенности это касается социальной справедливости, связь которой с социальными институтами проступает более отчетливо, чем у прочих ценностей. Выясняя содержание принципов социальной справедливости в том или ином обществе в конкретный момент времени, недостаточно выявить идеи формальной справедливости и изучить общественное мнение. В результате мы получим мозаичную картину представлений с огромным количеством различных «цветов» и «оттенков». Однако задача исследователя сводится не только к сбору информации, но и к ее упорядочиванию. Для того чтобы избежать субъективных индивидуальных и групповых уклонов в интерпретации эмпирической информации, необходимы критерии ее систематизации. Так же как в случае с детской игрушкой мозаикой, нужны контуры желаемого, помогающие освоить яркость и изобилие имеющихся в нашем распоряжении цветов. Ранее мы предложили схему, отражающую влияние институциональных образований на становление идей справедливости: единая линия эволюционных изменений всего человечества, социокультурный (цивилизационный) контекст данного сообщества и актуальный дискурс. Эти три рода факторов соотносятся между собой как категории общего, особенного и единичного. Вместе с тем живая история любого народа никогда не укладывается в теоретическую схему. Так, решение какой-либо актуальной задачи может отодвинуть на задний план справедливые запросы эпохи и востребовать социальные формы, не вполне вписывающиеся в социокультурную специфику. И все же, в силу единых закономерностей эволюции человеческого общества, обусловленных сменой производственных технологий и соответствующих производственной деятельности способов организации социальной и политической жизни, можно вычленить основные исторические типы социальной справедливости. Они будут служить определенным эталоном при исследовании жизни сообщества в тот или иной период и выступать в качестве стратегического указателя эволюции критериев социальной справедливости. Исторический тип социальной справедливости включает в себя требования социальной справедливости к содержанию формальных институтов, вытекающие из организации макроинститутов. Данный теоретический конструкт слишком схематичен и упрощен, поэтому он должен быть скорректирован с учетом социокультурной специфики, придающей ему своеобразное преломление. Методом «наложения» исторических и цивилизационных типов социальной справедливости как своеобразной кальки мы можем изучать динамику социальной справедливости и выявлять ее стратегические требования. Одновременно нужно помнить, что социальная справедливость находится в процессе постоянного становления. Становление характеризуется двумя противоположными моментами — изменчивостью и постоянством. Первый аспект — изменчивость — означает непрерывную текучесть, в которой невозможно строго отделить один момент от другого, потому что при его фиксации он снимается и предоставляет место другому моменту. Количественное нарастание изменчивости приводит к ее качественному нарастанию и переходу из одного качественного типа становления в другой. Эта непрерывная линия развития содержит разного рода неподвижные узлы, которые не задерживают само становление, а означают превращение одного его типа в другой. Всякая линия становления, хотя мыслится эволюционно, содержит то или иное количество скачков, отнюдь не мешающих непрерывному становлению, а только демонстрирующих его разные революционно возникающие типы. Итак, становление социальной справедливости — это непрерывная эволюция, сопровождающаяся прерывными качественными скачками. Основная историческая тенденция в развитии идей социальной справедливости состоит в увеличении критериев социального равенства и расширении социального пространства действия этих критериев, а также в универсализации ограничителей свободы, т. е. распространении на все большее количество социальных групп и индивидов одинаковых ограничений. Невероятно сложные функции социальной справедливости, заключающиеся, с одной стороны, в легитимации существующего общественного устройства и поддержании социального порядка, а с другой — в придании социальной значимости как можно большему количеству индивидов, требуют от нее постоянного контроля над соблюдением наиболее оптимального баланса между коллективностью и индивидуальностью, общественными и частными интересами. Представляя собой ценность, т. е. являясь продуктом духовного творчества, социальная справедливость, подчиняясь за конам духа, облекается в идею. Я. Э. Голосовкер замечательно сформулировал сущность идеи как способа духовного освоения мира. Он называл идеи смыслообразами, внутренними образами воображения. Ученый подчеркивает, что речь идет не о едином индивидуальном образе, а о последовательной совокупности индивидуальных образов одного логического смысла, создающей целокупный образ. «Поражает то обстоятельство, что воображение народа или множества особей, принадлежащих к разным векам, коллективно работает творчески так, что в итоге перед нами возникает законченная картина логического развития смысла целокупного образа — до полного исчерпания этого смысла. Налицо все комбинации в рамках данного смысла. В результате мы можем построить логику движения определенного целокупного образа. Переходя по конвейеру единичных образов как бы от одной фазы к другой, мы можем проследить всю метаморфозу отдельных смыслов такого целокупного образа до полного исчерпания этого целокупного смысла. Смысл "виденья" (зрение) исчерпал себя. Смысловая кривая как бы замкнулась»131. На основе ценностей, в том числе и социальной справедливости, происходит мысленно-реальное конструирование сообщества. По мнению Б. Андерсона, все сообщества крупнее первобытных деревень, объединенные контактом «лицом к лицу» (а может быть, даже и они), — воображаемые. Сообщества следует различать по тому стилю, в котором они воображаются132. Итак, мы попытаемся проследить эволюцию смыслообра- зов социальной справедливости «по вертикали» — в общем ходе истории и их специфику «по горизонтали», т. е. цивилизационное своеобразие. Сформулированная таким образом проблема представляет для исследователя сверхзадачу в силу многоликости истории. Поэтому, вероятно, нам удастся лишь наметить общие контуры и тенденции, которые впоследствии могут быть развиты и уточнены.
<< | >>
Источник: Аргунова В. Н.. Социальная справедливость: ценностно-институциональный анализ. 2004

Еще по теме Глава II ИСТОРИЧЕСКИЕ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ТИПЫ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ:

  1. Глава III СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ В РОССИИ: ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ОБЩЕИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ
  2. §1. Российская цивилизационная специфика социальной справедливости
  3. § 2. Западный и восточный типы социальной справедливости
  4. § 2. Российские модусы исторических типов социальной справедливости
  5. 1. Социальная структура и ее исторические типы
  6. Глава I СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ КАК ЦЕННОСТЬ
  7. 3. Формационный и цивилизационный подходы в историческом познании
  8. 129. В чем особенности цивилизационного подхода к периодизации исторического прочеспа ?
  9. Глава 13 Карательные действия Божьей справедливости преследуют благую цель: удержать человека от греха. Справедливость являет Бога и Отцом, и Господом
  10. 2.6. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА. ФОРМАЦИОННЫЙ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОДЫ К ИСТОРИИ
  11. Социальная политика как реализация социальной справедливости
  12. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ
  13. ГЛАВА 5 КУЛЬТУРНЫЕ КОДЫ И ТИПЫ СОЦИАЛЬНОСТИ: КОЛЛЕКТИВИЗМ, ИНДИВИДУАЛИЗМ, ПЛЮРАЛИЗМ