<<
>>

СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 70-х ГОДОВ

Советско-американские отношения занимают особое место в современных международных отношениях, хотя, разумеется, СССР и не сводит свою внешнюю политику только к ним. Вместе с тем от состояния советско-американских отношений сегодня зависит исключительно много и в вопросах войны и мира.

С этой точки зрения наша страна и подходит к этим отношениям. Коммунистическая партия и Советское правильство неоднократно подчеркивали и подчеркивают, что на СССР и США лежат особые обязательства и ответственность по поддержанию всеобщего мира и безопасности, по ограничению и ликвидации вооружений, в первую очередь ядерных, по урегулированию различных кризисных ситуаций, спорных международных проблем и т. д. Коммунистическая партия Советского Союза считает, что политика обеих держав должна ориентироваться на доверие, взаимопонимание и сотрудничество, а не на вражду, несущую с собой угрозу как для советского и американского, так и для других народов.

Позитивные сдвиги в советско-американ- Начало советско-амери- ских отношениях в 60-е годы (подписание

канского диалога договоров о прекращении ядерных испы

таний в трех средах, о мирном использовании космоса и о нераспространении ядерного оружия, ряд мер по улучшению взаимных контактов и др.) вызвали в Соединенных Штатах раздумья относительно будущего этих отношений и о том, как адекватно ответить на «вызов разрядки», преподнесенный им не только странами социалистического содружества, но и их собственными союзниками в Европе. Пришедшая к власти в США в январе 1969 года новая республиканская администрация президента Р. Никсона, продолжая по целому

ряду направлений прежний империалистический курс США, начала, однако, зондаж относительно возможности расширения и углубления советско-американского диалога.

Попытки Вашингтона строить свои отношения с другими государствами, и прежде всего с СССР и странами социализма, «с позиции силы» всегда тормозили возможности советско- американских переговоров даже по жизненно важным для обеих держав и всего человечества вопросам. Негативно сказывалось на них и постоянное желание правящих кругов США получить какие-либо односторонние преимущества, выгоды, навязать советской стороне свои условия, неравноправные соглашения. Это в полной мере проявилось во время советско-американских дипломатических контактов в конце 60 — начале 70-х годов. Тем не менее администрация Р. Никсона не только осознала наличие мощных факторов, которые, выражаясь словами американского президента, диктовали необходимость перехода «от эры конфронтации к эре переговоров», но и все больше убеждалась в невозможности обойти или игнорировать их. «Сегодня ни Соединенные Штаты, ни Советский Союз, — признал Р. Никсон в своем обращении к стране по радио 25 февраля 1971 г., — не имеет явного ядерного преимущества... Америка никому не будет, уступать в силе.., но сила, которой наша страна гордится больше всего, — это сила нашей решимости создать мирный мир...».

В Вашингтоне не могли не считаться с такими объективными факторами, как установление примерного равенства в соотношении сил между СССР и США; наличие опасности термоядерной войны, ставящее под сомнение «выживание» Америки; активная борьба советской дипломатии за реализацию Программы мира, выдвинутой XXIV съездом КПСС; явный провал американской интервенции во Вьетнаме и глубокий кризис американского общества, вызванный этой позорной авантюрой; обострение противоречий между США и другими капиталистическими странами по вопросам мирового развития, включая взаимоотношения Восток — Запад; мощный нажим на американское правительство различных общественных антивоенных организаций; усиление внутриполитической борьбы в США.

Большое значение для начала диалога СССР — США имело то, что в американской администрации и во внешнеполитическом аппарате нашлись реалистически мыслящие деятели, сумевшие в тот период подняться над узкоэгоистическими интересами своего 'класса.

Еще при администрации Л. Джонсона было выражено намерение США начать переговоры с Советским Союзом об ограничении стратегических вооружений. Новые условия помогли их реализовать, и в ноябре 1*969 года эти переговоры открылись. Они проходили в течение двух последующих лет попеременно в Хельсинки и Вене. 30 сентября 1971 г. было подписано Соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между СССР и США, в котором стороны предусмотрели

ряд мер по предотвращению случайного или несанкционированного применения ядерного оружия, находящегося под их контролем. Одновременно было подписано соглашение по усовершенствованию линии прямой связи между руководителями СССР и США, установленной еще в 1963 году. Линия была продублирована на основе системы спутниковой связи.

В мае 1972 года состоялся официальный визит Р. Никсона в Советский Союз. Ито- „%Ве“иРИКаНСКИе гом переговоров американского президен-

соглашения 1972 года та с советскими руководителями ЯВИЛСЯ

ряд важных документов, из которых выделяются «Основі взаимоотношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки», подписанные Л. И. Брежневым и Р. Никсоном 29 мая 1972 г. В этом документе впервые в истории советско-американ- ских отношений стороны зафиксировали в качестве основополагающего принцип мирного сосуществования, подчеркнув, что «в ядерный век не существует иной основы для поддержания отношений между ними». Советский Союз и Соединенные Штаты обязались делать все возможное для избежания военных конфронтаций и предотвращения возникновения ядерной войны. С этой целью они приняли на себя обязательства регулировать разногласия мирными средствами, с помощью переговоров, воздерживаться от применения силы или угрозы ею. Стороны признали, что любые, даже косвенные попытки получения односторонних преимуществ несовместимы с целями подписанного соглашения.

СССР и США констатировали, что на них, как и на других странах — постоянных членах Совета Безопасности ООН, лежит особая обязанность «делать все от них зависящее, чтобы не возникало конфликтов и ситуаций, способных усилить международную напряженность». Они взяли на себя обязательство продолжать прилагать усилия по ограничению гонки вооружений как на двусторонней, так и многосторонней основе. Особое внимание было обращено на проблему ограничения стратегических вооружений. Конечной своей задачей, говорилось в документе, СССР и США считают решение проблемы всеобщего и полного разоружения.

«Основы взаимоотношений» заложили также политическую и договорно-правовую базу для дальнейшего развития обоюдовыгодного сотрудничества между СССР и США в торгово-экономической, научно-технической и культурной областях.

Дали свои результаты и советско-американские переговоры об ограничении стратегических вооружений, проходившие на основе признания обеими сторонами принципа равенства и одинаковой безопасности.

26 мая 1972 г. между СССР и США были подписаны бессрочный Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) и Временное (сроком на пять лет) соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений. Последнее получило название ОСВ-1, поскольку обе стороны выразили намерение продолжать активные переговоры с целью уточнения параметров ограничения стратегических вооружений и выработки нового договора на постоянной основе.

Договор об ограничении систем противоракетной обороны предусматривал, что ни Советский Союз, ни Соединенные Штаты не будут развертывать территориальную систему ПРО, то есть прикрывающую всю их территорию. В договоре допускалось, чтобы у СССР и США имелось лишь по два района, радиусом 150 км (столица и одна из баз межконтинентальных баллистических ракет), прикрываемых средствами ПРО, в том числе не более 200 противоракет с ограниченным числом радиолокационных станций (РЛС), предназначенных для обслуживания ПРО. Средства ПРО сверх указанного количества подлежали ликвидации. Это означало, что США отказывались от осуществления программы, принятой в марте 1969 года, — «Сейфгард», — которая в случае ее полного осуществления привела бы к развертыванию 14 комплексов ПРО и дала бы новый импульс гонке стратегических вооружений.

Договор запрещал создавать, испытывать и развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильного наземного базирования (в том числе определенные типы РЛС, противоракеты, оснащенные многозарядными боеголовками, и др.). Стороны обязались также не передавать другим государствам и не размещать на их территории системы ПРО.

Эти главные положения дополнялись другими статьями и согласованными заявлениями. В частности, в целях укрепления положений договора согласованное заявление «Д» запрещает развертывание систем и компонентов ПРО, основанных на иных, чем существовавшие на момент подписания договора, физических принципах, кроме как в установленных договором районах ПРО — сперва в двух, а затем, согласно дополнительному протоколу 1974 года, лишь в одном. Более того, развертывание новых, необычных систем и компонентов ПРО в разрешенном районе могло быть осуществлено только после предварительных консультаций сторон о конкретном их ограничении и внесения в текст договора согласованных поправок. Как показывает последующее развитие советско-американских отношений, данная предусмотрительность была отнюдь не лишней (см. гл. VII).

Подписанное вместе с Договором по ПРО Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений предусматривало «замораживание» сроком на пять лет количества стационарных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет наземного базирова ния (МБРНБ) и пусковых установок баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) в тех количествах, какими СССР и США располагали летом 1972 года. На этот же срок запрещалось строительство подводных лодок сверх находившихся в строю и в стадии строительства к моменту подписания соглашения. Стороны обменялись также данными о количестве ракет. У США имелось большое количество ракет с разделяющимися головными частями (РГЧ) индивидуального наведения, но это компенсировалось несколько большим числом пусковых установок ракет у СССР (2290 и 1710). Стороны согласились на данную пропорцию также с учетом того факта, что США имели трехкратное превосходство в стратегических бомбардировщиках, которые оставались вне рамок соглашения. Контроль за соблюдением соглашения, как и Договора по ПРО, предусматривался с помощью национальных технических средств.

Договор по ПРО и Временное соглашение ОСВ-1 явились крупными шагами на пути к уменьшению угрозы ядерной войны и укреплению международной безопасности. Эти документы вместе с «Основами взаимоотношений» зафиксировали и облекли в международно-правовую форму основные принципы, на которых возможно и необходимо строить отношения между СССР и США. При их реализации открывались перспективы к сотрудничеству двух великих держав по многим направлениям, и прежде всего в деле дальнейшего ограничения гонки вооружений и разоружения. Необыкновенно важным был накопленный опыт решения сложных военно-технических вопросов за столом переговоров.

Подписание этих важнейших соглашений способствовало развитию сотрудничества в торгово-экономической, культурной и иных сферах. Уже во время визита президента Р. Никсона в Москву в 1972 году были заключены советско-американские соглашения о сотрудничестве в деле исследования космоса, охраны окружающей среды, здравоохранения и др.

В октябре 1972 г. были подписаны соглашение по некоторым вопросам морского судоходства, а также советско-американское соглашение о торговле и кредитах, которое предусматривало предоставление сторонами друг другу режима наиболее благо- приятствуемой нации, ликвидирующего дискриминацию в отношении советских товаров на американском рынке. Взаимосвязанным с ним было соглашение об урегулировании расчетов по ленд-лизу, которое призвано было устранить эту проблему из советско-американских отношений. СССР обязывался выплатить США в счет частичного погашения ассигнований по ленд-лизу 722 млн. долларов (без процентов) в срок до 2000 года. Однако впоследствии вступление этих соглашений в силу было заблокировано американской стороной.

В ходе официального ответного визита Дальнейшее развитие J1. И. Брежнева в США 22 июня 1973 г.

советско-американского стороны подписали важный документ сотрудничества ~ r J

в решении военно**полити- «Основные принципы переговоров о даль- ческих вопросов нейшем ограничении стратегических на

ступательных вооружений». СССР и США обязались продолжать «активные переговоры с тем, чтобы выработать постоянное соглашение о более полных мерах по ограничению стратегических наступательных вооружений, а также их последующему сокращению». Важным положением данного документа была договоренность о том, что ограничения могут касаться как количественной стороны, так и качественного совершенствования вооружений. Стороны подтвердили признание принципа равной безопасности и заявили о том, что ни прямо, ни косвенно не будут стремиться к получению односторонних преимуществ. Завершить подготовку соглашения и подписать его предполагалось в 1974 году.

25 сентября 1973 г. в Женеве возобновились советско-американские переговоры по ограничению стратегических вооружений. Однако реализовать достигнутую договоренность там не удалось. Позиция США, определяемая в значительной мере внутриполитическим положением в стране, в частности «уотергейтским скандалом», а также возросшей активностью американских «ястребов», стала жесткой и неконструктивной.

В ходе очередного визита в Москву президента США Р. Никсона летом 1974 года Советское правительство стремилось преодолеть возникшие разногласия. Была достигнута договоренность, что разработка соглашения по ограничению стратегических вооружений должна быть завершена «по возможности в скором времени», во всяком случае до истечения срока действия Временного соглашения. Стороны определили срок действия нового соглашения— до 1985 года.

Одновременно был подписан дополнительный протокол к Договору по ПРО 1972 года. Протокол предусматривал дальнейшее сокращение числа районов размещения систем противоракетной обороны с двух до одного, а также сокращение количества противоракет и стартовых установок с 200 до 100 единиц для каждой стороны. СССР выбрал в качестве указанного района столицу— г. Москва; США — базу МБР Гранд-Форкс.

Был также заключен Договор об ограничении подземных испытаний ядерного оружия. Согласно этому договору, СССР и США взяли на себя обязательства начиная с 31 марта 1976 г. прекратить и не производить в дальнейшем подземных испытаний ядерного оружия мощностью свыше 150 килотонн, причем ограничиваться минимальным числом испытаний ниже указанного порога и проводить их в пределах объявленных испытательных полигонов. Советский Союз уже в то время был готов к прекращению любых испытаний ядерного оружия, однако правящие круги

Соединенных Штатов, прежде всего военные, отказывались согласиться на это.

Были достигнуты договоренности о мерах по заключению конвенции, касающейся «наиболее опасных, смертоносных химических средств ведения войны», о предпринятии необходимых шагов, «направленных на .устранение опасностей использования средств воздействия на природную среду в военных целях».

Стержневому направлению советско-американских отношений — мерам по устранению угрозы войны и прекращению гонки вооружений — было уделено основное внимание в ходе переговоров Л. И. Брежнева с новым президентом США Дж. Фордом, сменившим Р. Никсона после отставки последнего в августе 1974 года. Во время их встречи во Владивостоке в конце 1974 года была достигнута договоренность относительно процесса ОСВ. Стороны подтвердили в совместном заявлении намерение провести дальнейшие переговоры по ОСВ и заключить новое соглашение, которое, действуя по 31 декабря 1985 г., должно было включать соответствующие положения Временного соглашения 1972 года и основываться на принципах равенства и одинаковой безопасности сторон.

Владивостокская договоренность давала СССР и США, каждой стороне, право на суммарное количество пусковых установок баллистических ракет наземного и морского базирования, а также стратегических бомбардировщиков в 2400 единиц. При этом на пусковые установки наземных и морских баллистических ракет с РГЧ индивидуального наведения устанавливалось ограничение в 1320 единиц. Заключить Договор ОСВ-2 предполагалось до конца 1975 года, а затем — продолжить переговоры с целью заключения ОСВ-3.

Владивостокская договоренность впервые включила дальнюю бомбардировочную авиацию в ограничиваемое число носителей стратегического оружия, а также установила лимиты на развертывание ракет с РГЧ, то есть положила начало качественному ограничению гонки вооружений.

22 июня 1973 г. в Вашингтоне было подписано специальное Соглашение о предотвращении ядерной войны, являющееся бессрочным. Руководствуясь целями упрочения мира и международной безопасности и сознавая, что ядерная война имела бы опустошительные последствия для человечества, СССР и США согласились, что их действия будут направлены на предотвращение условий, способных вызвать опасные обострения их отношений, военные конфронтации и возникновение ядерной войны как между ними самими, так и между каждой из сторон с другими странами. В этой связи СССР и США обязались воздерживаться от угрозы силой или ее применения «против другой стороны, против союзников другой стороны и против других стран в обстоятельствах, которые могут поставить под угрозу международный мир и безопасность».

В ст. IV Соглашения говорилось, что в случаях, когда отношения между СССР и США либо между одним из этих государств и другими странами будут казаться чреватыми угрозой ядерного конфликта (или «если отношения между странами, не являющимися участницами настоящего соглашения, будут выглядеть как влекущие риск ядерной войны между СССР и США или между каждой из сторон и другими странами»), Советский Союз и Соединенные Штаты незамедлительно приступят к срочным консультациям друг с другом и «предпримут все усилия для предотвращения этого риска». Не будучи покушением на суверенные права других государств и народов, это положение, вытекающее из «Основ взаимоотношений» между СССР и США, явилось выражением особой ответственности двух держав за судьбы планеты.

Следует также добавить, что элементы такого подхода есть и в ряде других документов, подписанных в первой половине 70-х годов между СССР и другими западными державами, в частности в советско-французском Протоколе о политических консультациях от 13 октября 1970 г. Поэтому высказывавшиеся в западной прессе после подписания Соглашения о предотвращении ядерной войны мнения о том, что СССР и США взяли на себя в мире роль «двух самозваных полицейских», были лишены всякого основания.

Продолжавшийся в течение рассматри- Развитие сотрудничества ваемого периода советско-американский между СССР И США диалог охватил также и вопросы сотруд-

в других сферах ничества в области экономики, в области

науки и техники, в области культуры и спорта. Обсуждение этих вопросов происходило на самых разных уровнях — от членов правительства и парламентариев до руководителей ведомств, занимающихся конкретным претворением в жизнь взаимно согласованных вопросов.

В 1974—1975 годах впервые в истории отношений двух стран состоялся обмен официальными визитами парламентских делегаций СССР и США. В мае 1974 года США посетила делегация Верховного Совета СССР. В июле — августе 1975 года состоялись ответные визиты делегаций сената и палаты представителей США в Советский Союз. Имели место встречи представителей государственных и общественных организаций СССР и США, шел обмен научными, культурными, спортивными делегациями.

Москву посетили многие представители деловых кругов США. Ими был заключен ряд сделок с советскими учреждениями и предприятиями. Для нормализации и расширения экономического обмена между СССР и США было создано несколько государственных, общественных и частных организаций. В Вашингтоне было открыто торговое представительство СССР, в Москве — коммерческое бюро США, представительства более 20 американских корпораций и банков. Более активной стала и экспортно импортная деятельность Амторга, в состав которого вошли свыше 300 советских и американских фирм и организаций.

В результате совместных усилий внешнеторговых организаций СССР и компаний США общий объем советско-американской торговли начал заметно расти, достигнув в 1976 году суммы в 2,2 млрд. руб. США выдвинулись на второе место .среди западных торговых партнеров СССР, уступая лишь ФРГ. Советский Союз закупил на американском рынке машины, оборудование и другие промышленные товары более чем на I млрд. руб., импорт из США включал и значительное количество сельскохозяйственной продукции.

Советско-американская торговля, однако, серьезно отставала от возраставшего торгового сотрудничества СССР с другими западными странами. Дискриминация на американском рынке советских товаров, облагавшихся, по существу, запретительными пошлинами, тормозила развитие связей в области торговли. Затягивалась ратификация соглашения о торговле и кредитах, которое должно было ликвидировать это положение.

В первой половине 70-х годов продвинулось советско-американское сотрудничество в области науки и техники. По всем направлениям этого сотрудничества, предусмотренным соответствующими соглашениями, были созданы совместные органы, которые занялись разработкой программ конкретных исследований и деятельности по претворению соглашений в жизнь.

Американские ученые и инженеры неоднократно имели возможность убедиться в том, что обе стороны получают одинаковые выгоды от сотрудничества. Оно является естественным результатом современного научно-технического прогресса и международного разделения труда, когда ни одна страна мира не может в изоляции от других стран эффективно развивать все отрасли хозяйства, науки и техники.

Представитель одной из крупнейших американских корпораций «Дженерал электрик» Л. Стил выразил мнение многих американских бизнесменов, заявив, что научно-технические ресурсы Советского Союза очень велики, что в Советском Союзе ведутся масштабные и весьма эффективные исследования во многих перспективных областях металлургии, что СССР достиг в них больших успехов. «Дженерал электрик» проявила большую заинтересованность в развитии взаимовыгодного сотрудничества с СССР. Наряду с «Дженерал электрик» соглашения о сотрудничестве с советскими учреждениями подписали компании «Хьюлетт-Паккард», «Кайзер индастриз», «Зингер», «Интернэшнл телефон энд телеграф» и многие другие.

Советско-американские соглашения о сотрудничестве в деле мирного использования ядерной энергии предусматривали совместные действия в трех направлениях: управляемый термоядерный синтез, энергетические реакторы, исследования фундаментальных свойств материи. В рамках этих соглашений, в частнос- ти с участием советских ученых, развернулись работы в Национальной ускорительной лаборатории в США.

Успешно развивалось советско-американское сотрудничество в области здравоохранения. Медиками двух стран было проведено много встреч и конференций для взаимного ознакомления с работой друг друга, разработки комплексных программ совместных исследований. Специальное соглашение было достигнуто о сотрудничестве в области создания искусственного сердца. Широкий размах приняли совместные усилия по борьбе с одной из наиболее зловещих болезней человечества — раком.

По восходящей линии развивалось советско-американское сотрудничество в области сельского хозяйства. В 1973—1974 годах были составлены программы совместных исследований и работ по 20 темам, охватывавшим широкий круг вопросов растениеводства, животноводства, почвоведения, механизации, прогнозирования спроса и производства сельскохозяйственной продукции и т. д. Начался обмен делегациями и выставками. В реализацию соглашения о ’ сотрудничестве в сельском хозяйстве оказались вовлеченными множество предприятий, фирм, научных учреждений.

Советско-американское соглашение о сотрудничестве в области охраны окружащей среды стало одним из основных узлов всего комплекса международных усилий по борьбе с нарушениями экологического равновесия как в отдельных странах, регионах, так и во всем мире. В его реализации со стороны СССР приняло участие около 70 крупных научно-исследовательских, проектных институтов и промышленных предприятий. В соответствии с этим соглашением осуществлялось около 40 совместных проектов: оценка возможных изменений климата под влиянием человеческой деятельности; улучшение методов прогнозирования землетрясений; последствия для здоровья человека изменений внешней среды и ее загрязнения и т. д.

В результате работы совместной комиссии по сотрудничеству в деле исследований Мирового океана ученые СССР и США объединили усилия на таких важнейших направлениях, как крупномасштабное взаимодействие океана и атмосферы, океанские течения планетарных масштабов, геохимия и гидрохимия Мирового океана.

Неотрывное внимание и интерес вызвал совместный космический проект «Союз — Аполлон». В июле 1975 года советские космонавты Леонов и Кубасов и американские — Стаффорд, Слейтон и Бранд успешно провели серию совместных наблюдений и экспериментов, имеющих важное научно-техническое значение. Осуществление проекта свидетельствовало о больших возможностях сотрудничества СССР и США в деле освоения космоса.

Подписанные летом 1973 года «Общее соглашение между СССР и США о контактах, обменах и сотрудничестве» и конкретная программа такого сотрудничества на 1974—1976 годы достави ли много радости бесчисленным ценителям искусства в обеих странах. Яркими событиями стали, например, гастроли в США оперной и балетной трупп Большого театра, выставки сокровищ скифских курганов и живописи из собраний ленинградского Эрмитажа и др. В свою очередь, в СССР с успехом выступили ряд музыкальных ансамблей, драматический театр из Сан-Фран- циско, была организована выставка картин из музеев США и т. п.

Одной из новых форм сотрудничества в области высшего образования стали обмен молодыми учеными для прохождения 10-месячной научной стажировки (по 50 человек с каждой стороны ежегодно), ежегодный обмен 10 ведущими профессорами и преподавателями вузов для проведения научных исследований сроком от трех до шести месяцев. Большое значение имел и вошедший в практику с 1974 года обмен профессорами и специалистами для чтения лекций сроком от семестра до полного учебного года — в соответствии с пожеланиями принимающей стороны.

Расширилась также сфера непосредственных личных контактов и общения между советскими людьми и американскими в рамках туризма. Взаимно обогащая народы двух стран, эти контакты способствовали лучшему взаимопониманию, росту доверия и взаимного уважения.

В своей совокупности все подписанные между СССР и США документы — договоры, соглашения, конвенции, протоколы, совместные коммюнике и др., общее число которых превысило 60, — заложили солидную политическую и правовую базу для развития такого взаимовыгодного сотрудничества на принципах мирного сосуществования. В этом был основной позитивный итог развития советско-американских отношений в первой половине 70-х годов в условиях разрядки.

Прогресс, достигнутый в советско-аме- Противодействие США риканских отношениях в конце 60 —

развитию советско- первой половине 70-х годов, оказался,

американского г

сотрудничества однако, достаточно ограниченным и по

времени, и по масштабам. Сама администрация — Никсона, а затем и Форда — сдерживала этот процесс, пыталась извлечь из него односторонние выгоды, продолжить «качественную» гонку вооружений, навязать Советскому Союзу свои условия и правила «международного поведения», свою концепцию разрядки. Вашингтон под давлением справа все более отступал от согласованных между СССР и США принципов отношений. В США постепенно активизировались противники оздоровления отношений СССР и США и мировой ситуации в целом.

В начале поворота к разрядке в советско-американских отношениях антикоммунистические, антисоветские силы в США оказались в замешательстве: поворот в американской политике стало осуществлять правительство Никсона, который имел репу тацию ярого антикоммуниста. К тому же во внутренней и внешней политике в период пребывания на посту президента он предпринимал различные акции, отвечавшие устремлениям реакционных кругов США. Все это затрудняло предъявление Никсону стандартных обвинений в «умиротворении Советского Союза», когда он признал необходимость перехода от конфронтации к переговорам с СССР.

Однако постепенно противники разрядки наращивали свой потенциал. К середине 70-х годов сложилась влиятельная коалиция сил, сделавшая ставку на безоговорочное продолжение политики антикоммунизма и гонку вооружений. Эти силы активно поддерживал и финансировал военно-промышленный комплекс (ВПК). Один только факт признания необходимости разговаривать с Советским Союзом на языке равноправия и компромиссов расценивался ими едва ли не как «предательство» национальных интересов США.

Вопреки нормам международного права и взаимоотношений между суверенными государствами противники улучшения советско-американских отношений начали связывать их дальнейшее развитие с изменениями внешней и даже внутренней политики, законов СССР. Они широко пустили в ход ложь о том, что Советский Союз якобы получает «односторонние уступки» со стороны США в вопросах ограничения вооружений, торговли и т. д., что эти «уступки» должны «компенсироваться» отказом СССР от ряда своих принципиальных позиций. На Советский Союз пытались возложить «ответственность», например, за энергетический кризис, рост инфляции и другие экономические трудности США. Клеветнические заявления о якобы растущей военной угрозе со стороны СССР, требования усилить военные приготовления США и проводить жесткую линию в отношении социалистических государств сопровождались открытыми нападками на уже достигнутые или намечавшиеся позитивные сдвиги в советско- американских отношениях.

Позиция самой администрации, которая проявляла немало колебаний в отношении меры дальнейшего продвижения по пути улучшения отношений с СССР, не способствовала пресечению этой деятельности. «Меня очень беспокоит тенденция нынешней администрации относиться к русским со сверхподозрительностью...» — писал еще в 1971 году старейший американский дипломат, бывший посол в Советском Союзе Аверелл Гарриман. «Давление противников разрядки, — свидетельствовал американский историк, в прошлом дипломат Дж. Кеннан, — никогда, даже в момент ее наивысшего развития, не прекращалось в Вашингтоне: оно только подавлялось превосходящим престижем и авторитетом Белого дома. По мере же того, как власть никсоновской администрации ослабевала в 1973 и 1974 годах, силы, выступающие против разрядки, снова развертывали свои боевые порядки».

Особое недовольство сторонников военно-силового подхода к отношениям с СССР вызывали зафиксированные в двусторонних и многосторонних международных документах первой половины 70-х годов принципы мирного сосуществования между США и СССР. Понимая, что в основе этого лежит прежде всего военно-стратегическое равновесие, они стали уделять особое внимание подрыву этого равновесия, концентрировать свои атаки на центральном направлении советско-американских переговоров — подготовке нового соглашения об ограничении стратегических вооружений. «Оппозиция американских военных новому договору ОСВ, — вспоминал в своих мемуарах Р. Никсон, — окончательно выявилась в ходе заседания Совета национальной безопасности... 20 июня (1974 г.), когда министр обороны Шлессинджер представил проект Пентагона. Он сводился к бескомпромиссной, жесткой линии против любого соглашения ОСВ, которое не обеспечивало бы подавляющего преимущества США. Это был проект, который советская сторона, несомненно, отвергла бы».

Для того чтобы ^локировать политику администрации, проявлявшую склонность к курсу разрядки, реакция попыталась использовать так называемое «уотергейтское дело». Это скандальное дело возникло в результате налета в ходе избирательной кампании 1972 года на штаб-квартиру демократической партии в отеле «Уотергейт» — налета, предпринятого с целью выкрасть оттуда предвыборные документы. Как вскоре выяснилось, это было сделано с ведома президента Никсона. Дело получило широкую огласку. За обвинениями против незаконных и аморальных действий президента и его окружения стояли и те, кто был обеспокоен начавшейся нормализацией советско-американ- ских отношений и некоторым ограничением гонки вооружений.

Занявший после отставки Никсона в августе 1974 года пост президента Дж. Форд оказался еще более подвержен давлению справа. Он демонстративно отказался от употребления самого слова «разрядка». Несмотря на достигнутую во Владивостоке договоренность, переговоры по ОСВ-2 были фактически прерваны с марта 1976 года. Отчасти это было вызвано и планами президента, стремившегося остаться на новый срок в Белом доме и подыгрывавшего правым силам в США. Как признал впоследствии сам Дж. Форд, эти расчеты были ошибочными.

Единственным позитивным сдвигом в тот момент в советско- американских отношениях в области ограничения гонки вооружений и разоружения было подписание 28 мая 1976г. одновременно в Москве и Вашингтоне Договора о подземных ядерных взрывах в мирных целях, который должен был дополнить Договор 1974 года об ограничении подземных испытаний ядерного оружия. Однако ни один из этих договоров не был представлен на одобрение сената и не был ратифицирован США.

Все большее распространение в этот период в США стали получать нападки на Советский Союз и другие социалистические страны за их солидарность с революционными, национально- освободительными движениями.

Совпадение многих неблагоприятных и нежелательных для американского империализма перемен в мире с периодом смягчения международной напряженности способствовало распространению среди правящих кругов страны представлений, будто бы в основе этих перемен и поражений американского империализма лежат не объективные исторические закономерности и внутренние причины, как это было в действительности, а политика разрядки. Эти круги стали обвинять СССР и Кубу во «вмешательстве во внутренние дела» Анголы, стран Восточной и Южной Африки, а также в наращивании военной мощи с целью осуществления «глобальной экспансии». На Советский Союз стали возлагать «ответственность» за многочисленные провалы мирового империализма и колониализма — за поражение во Вьетнаме и за крах португальской империи, за сдвиг влево в ряде европейских государств, за борьбу коренного населения Южной Африки и' народов Центральной Америки за свои права и т. д.

В Вашингтоне начали усиленно настаивать на том, что «подлинные» сосуществование и разрядка возможны якобы лишь при условии отказа СССР от солидарности с народами, борющимися за национальное освобождение и социальный прогресс. Официальным выражением этого курса стала так называемая концепция «увязки» действий администрации в области советско- американских отношений с «поведением» СССР в отношении указанных народов (Ангола, Эфиопия и др.). Эти претензии были отвергнуты Советским Союзом. «Разрядка ни в коей мере не отменяет и не может отменить или заменить законы классовой борьбы. Никто не может рассчитывать на то, что в условиях разрядки коммунисты примирятся с капиталистической эксплуатацией, или монополисты станут сторонниками революции», — отмечалось в Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии. В этой связи категорически отвергались и многочисленные требования реакционных кругов, чтобы СССР отказался от идеологической борьбы, фактически капитулировав перед империалистической идеологией и политикой.

Недружественные действия официального Вашингтона по отношению к Советскому Союзу в этот период нашли конкретное воплощение в принятии американским конгрессом в декабре 1974

года поправки сенатора Г. Джексона и конгрессмена Ч. Вэника к законопроекту о торговой реформе, в которой говорилось о советско-американских торгово-экономических отношениях. В соответствии с соглашением 1972 года предполагалось распространить на СССР режим наибольшего благоприятствования в торговле и предоставить ему кредиты американского Экспорт- ногимпортного банка. Поправка Джексона — Вэника связывала это с требованием к СССР внести изменения в правила эмиграции советских граждан. При этом американский конгресс остав

ив лял за собой право постоянно контролировать выполнение Советским Союзом поставленных условий и соответственно решать вопрос о продлении или прекращении действия режима наибольшего благоприятствования. Сумма же кредитов Экспортно-импортного банка ограничивалась 300 млн. долл. на четыре года, что явно не соответствовало масштабам и перспективам развития советско-американской торговли. Ограничивалось и предоставление частных кредитов.

В Заявлении ТАСС от 19 декабря 1974 г. принятие данной поправки было расценено как грубое^ вмешательство во внутренние дела Советского Союза, как утрата американскими законодателями чувства реальности. В январе 1975 года Советское правительство официально уведомило Вашингтон, что не считает в этих условиях возможным ввести в действие торговое соглашение 1972 года и прекращает выплаты по взаимосвязанному с ним соглашению о расчетах по леНд-лизу.

Вступая на путь, ведущий к подрыву нормальных советско- американских отношений и самой разрядки, правящие круги США наносили ущерб своим собственным национальным интересам и безопасности, вели дело к новым кризисам и конфронтациям в мировой политике.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / том ТРЕТИЙ 1970-1987. 1987 {original}

Еще по теме СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 70-х ГОДОВ:

  1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОММУНИСТИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 60-х ГОДОВ
  2. Борьба за Галич в первой половине 30-х годов XIII в. Галицкая община и королевич Андрей
  3. СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
  4. УГЛУБЛЕНИЕ МЕЖИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ И БОРЬБА СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЗА МЕЖДУНАРОДНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 20 —НАЧАЛЕ 30-х ГОДОВ
  5. СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНЦЕ 50-х — 60-е ГОДЫ
  6. ГЛАВА ПеРвАЯ ПОЛИТИКА ПРАВИШЬСТВА ЮССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ОСВОЕНИИ СЕВЕРО-АМЕРИКАНСКИХ КОЛОНИЙ РОССИИ В КОНЦЕ XVUI - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX вв.
  7. СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И ПОЛИТИКА В ЕВРОПЕ. ПРОБЛЕМА РАЗОРУЖЕНИЯ
  8. Страны Индокитая после победы в войне с американским империализмом. Развитие их отношений с Советским Союзом
  9. § 2. Трактовки «славной революции» в английской историографии второй половины XVIII - первой половины XX века (Э. Бёрк, Дж. Расселл, Т. Б. Маколей, Г. М. Тревельян)
  10. АМЕРИКАНСКИЕ ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ 1948 - 1984 ГОДОВ
  11. первая половина 90-х годов
  12. Социально-экономическое развитие Испании во второй половине 70-х - начале 80-х годов
  13. 2.1. Бизнес-история и ее влияние на развитие американских экономических архивов в середине 20 - конце 30-х годов