<<
>>

Глава 13 Chohhsm и контрреволюция (Из истории сионизма в царской России) 177

Еврейская буржуазия западноевропейских стран и царской России приложила огромные усилия для вовлечения в политическую борьбу на своей стороне еврейского населения империи Романовых, рассматривая его как базу и источник людских ресурсов для своих организаций.

Сионизм давно осознал необходимость приобрести возможно более широкую опору не только среди буржуазии, но и в еврейских низах.

Именно на этом раннем этапе создавались основные идейно-политические концепции «еврейской исторической миссии», «единой духовной общности», «исторического феномена» и т. д. Идеологи еврейской буржуазии, как сионисты, так и их предшественники середины прошлого века, учитывали в своей деятельности особенности жизни угнетенных еврейских низов. Немалую роль в ней играли иудейская религия, раввинат — особый аппарат религиозного и социального принуждения,— а также своеобразная форма иудейского общежития — еврейская община с ее ярко выраженным духом кастовости, религиозного фанатизма и засильем богатой верхушки и клерикалов-талмудистов, то есть династических «знатоков» и «толкователей» так называемого «закона», охарактеризованного К. Марксом как закон иллюзорный, химерический, который противоречит условиям и требованиям реальной жизни.

Тем не менее еврейская буржуазия, движимая корыстными, торгашескими интересами, стремилась приспособить догматы иудейской религии к условиям современной жизни и предложила еврейским низам, своим единоверцам, «духовный» вариант религиознополитической самоизоляции, которая исключала любого форму объединения еврейских трудящихся с трудящимися иного вероисповедания в их общей классовой борьбе против эксплуататоров.

Предлагая еврейским трудящимся «внеклассовую» форму объединения, еврейская буржуазия рассчитывала использовать их в собственных — узкоклассовых — интересах для борьбы с другими конкурирующими группировками и группами за господствующее положение в системе капиталистических производственных отношений.

Политические организации еврейской буржуазии, уже составлявшей в системе отношений того времени замкнутую торгашеско-посредническую корпорацию, относятся к числу старейших в капиталистическом мире и появились в странах Старого и Нового Света еще в первой половине прошлого века в форме союзов и орденов масонского характера.

К ним относятся, например, тайный масонский орден «Бнай Брпт» (основанный в 1843 г. в Северной Америке и разросшийся к настоящему времени до размеров всемирной организации с отделениями и ложами числом более 4 тысяч примерно в 50 государствах). Его ложи были нелегально учреждены в России в 50—60-х годах XIX столетия и включали в свой состав крупнейших банкиров и предпринимателей — Поляковых, Бродских, Гинзбургов и других; Всемирный союз израилитов (ВСИ), основанный в 1860 г. во Франции под покровительством банкиров Ротшильдов и доньине действующий в государствах Западного и Восточного полушарий как влиятельная «теневая» организация сионистского капитала лоббистского характера. ВСИ является прообразом ВСО (Всемирной сионистской организации) и подготовил для ее появления не только почву и условия, но и организационные формы. Агентура ВСИ проделала немалую работу в еврейских общинах царской России, и через 13 лет после создания его первых ячеек в пределах империи руководство ВСИ в Париже приняло решение об учреждении до 40 местных комитетов в пограничных с Россией районах Германии и Австро- Венгрии. Эти комитеты в 1883 г. «образовали два пояса — левый, под наблюдением д-ра Брамбергера, рав вина Кенигсберга, и правый — под наблюдением раввина Занденберга в г. Лигнице»178.

Оба эти лица состояли членами Парижского комитета ВСИ, руководившего деятельностью местных комитетов организации. «Союз» поручил их ведению «русское дело», под которым понималась политика обособления российских евреев от окружающего населения и распространение в их среде настроений гетто. Местные комитеты по обеим сторонам границы создали непрерывную цепь постов вдоль нее, обеспечив возможность свободного перехода границы в обе стороны. Они выполняли в пределах «русского дела» определенные политические и экономические функции, состоявшие в вербовке и привлечении к сотрудничеству с «союзом» лиц различного общественного положения, для чего использовались раввины, подкуп или призывы принять участие в «распространении просвещения» среди евреев. Кроме того, комитеты ВСИ обеспечивали безопасность контрабандистов, сохранность контрабандных товаров и т. д.

На политической арене появились в те годы в качестве идеологов и будущих вождей международного сионизма одесский врач Лео Пинскер, торговый агент чаеторговца Высоцкого О. Гинцбург, давшие в своих писаниях синтез иудаистского обскурантизма и самоновейших по тем временам расистских доктрин о «высших» и «низших» расах. Приобретал известность и будущий сионистский философ и историк С. Дубнов. С именем этих лиц связано появление религиознополитических и псевдокультурных обществ, куда «гоям» вход был закрыт в силу их «религиозно-расовой неполноценности». При активной помощи клерикалов Пинскер основал и возглавил «Орден любящих Сион» («Ховеве Цион»), в короткий срок создавший свои отделения в ряде крупных городов «черты оседлости» и обеих столицах империи.

«Любящие Сион» установили прямые контакты с ВСИ, «Бнай Брит», «Англо-еврейской ассоциацией», тесно сотрудничали с «Обществом для распространения просвещения между евреями в России», под вывеской которого скрывался российский филиал ВСИ, созданный в Петербурге в 1863 г. Идеология «Любящих

Сион» прямо вытекала из догматов иудейской религии и была окрашена в религиозно-мистические тона, пронизана ненавистью и презрением к «язычникам», каковыми в соответствии с талмудом считаются все иноверцы.

В 1884 г. в члены «Ордена» вступил О. Гинцбург, возвратившийся из двухлетней заграничной поездки, во время которой он посетил Вену, Берлин, Бреславль. Известно, что именно тогда Гинцбург завязал официальные отношения с рядом влиятельных иерархов ВСИ, включая К. Неттера, который активно участвовал в основании и расширении деятельности этой организации. Через пять лет совместной работы с JI. Линекером в Одессе в рамках «Ховеве Цион» О. Гинцбург счел возможным выступить с критикой методов работы «Любящих Сион», которые, по его мнению, недооценивали значение объединенных действий и отдавали предпочтение индивидуализму. Статья О. Гинцбурга «Это — неправильный путь», подписанная именем Ахад Гаам (то есть один из народа), была опубликована в еврейской газете «Гамелиц» и вызвала среди ее читателей оживленную дискуссию. Ахад Гаам предлагал евреям осознать «свое предназначение» и обозначить себя в истории «активизмом», определением реальных задач «по руководству миром». Облеченный полномочиями, по-видимому, парижского центра ВСИ, Ахад Гаам основал конспиративное общество «Бнай Моше» («Сыновья Моисея») с жесткими правилами приема и особой формой ритуала посвящения, включая клятву-обязательство слепо исполнять приказания главы тайного общества. Хорошо знакомый с талмудической казуистикой, мистическими учениями и иудейской догматикой, Ахад Гаам был теснейшим образом связан с наиболее влиятельными представителями раввината через женитьбу на внучке Менахема Менделя, раввина из Любовиц, имевшего большую известность. Ахад Гаам в полной мере использовал это обстоятельство для утверждения авторитета собственной персоны как идеолога и политического лидера. Новое тайное общество стало быстро разрастаться. Ложи «Бнай Моше» появились во многих городах России, Австро- Венгрии, Франции, Англии, Германии и стран Ближнего Востока. Всемирный союз израилитов негласно оказывал поддержку действиям Ахад Гаама по расши рению «географии» его организации. Однако, несмотря на все усилия парижского комитета ВСИ, массовой базы в России он не смог создать, так как в глубинные слои еврейского населения не проник и действовал только в среде зажиточной его части. Деятельность ВСИ и связанных с ним тайных обществ в России 70 — 80-х годов XIX в. можно рассматривать как предсионистский этап буржуазно-националистической пропаганды. Имущие слои еврейского населения стали источником материальных средств, необходимых для деятельности различных националистических обществ и партий еврейской буржуазии.

Эти годы характерны усилением позиций капитали- стов-евреев в системе хозяйства царской России. Что касается тех стеснений и ограничений, которые создавались самодержавием в отношении еврейского населения, а также проявлений антисемитизма и погромов 80-х годов, то они не могли приостановить расширение сферы деятельности еврейской буржуазии в России, и к началу XX в. в ее руках оказались весьма прочные позиции на местном рынке Украины, Белоруссии, Польши и Литвы 179. Для сохранения и эащиты своих экономических позиций еврейская буржуазия принимала собственные политические меры, ставя целью нейтрализацию революционных настроений среди еврейских трудящихся при помощи антисоциалистической агитации и разжигания религиозной вражды и фанатизма. ^

С 1897 г., после Базельского сионистского конгресса и создания ВСО, начинается новый этап деятельности сионизма в России, который ознаменовался территориальным распространением и ростом численности сионистских обществ, политическим объединением еврейской буржуазии царской России с зарубежной. Политическое объединение сопровождалось экономическим в форме синдикатов, концернов, картелей, трестов. Особенно сильные позиции представители еврейской буржуазии ваняли в области финансов и банковского кредита. Типичными представителями финансовой олигархии в России были барон Гораций Гинзбург — один из владельцев ленских золотых приисков, где в 1912 г. имел место массовый расстрел рабочих, московский банкир JI. Поляков \ миллионеры Вавельс- берг, Варшавский, Высоцкий, Горвиц, Коган, Слиоз- берг и другие. Еврейская буржуазия оказывала сильное влияние на такое крупное коммерческое предприятие страны, как Русско-Азиатский банк, возникший в результате слияния Русско-Китайского и Северного банков и тесно связанный с правительственным аппаратом и иностранным капиталом. Под ее полным контролем находились Одесский купеческий банк, страховое общество «Волга». Влиятельные позиции были захвачены ею в Русско-Английском, Русско- Французском, Азово-Донском, Сибирском торговом, Варшавском коммерческом банках. Понятно, что, владея финансовыми рычагами банков, являясь собственницей тысяч промышленных и торговых предприятий, крупная еврейская буржуазия имела возможность оказывать воздействие и на политическую жизнь страны. Выходец из России американец Б. Смоляр в своей книге «Русское еврейство сегодня и завтра» (1971 г.) констатирует: «Аристократия русского еврейства играла важную роль в царской столице» 180.

Эту «аристократию денег» нисколько не трогали ни бедствия и нищета еврейских (низов, ни погромы, ни политические ограничения. Указывая на подобную ситуацию, сложившуюся в Западной Европе еще в XIX в., Карл Маркс писал: «Противоречие между политической властью еврея на практике и его политическими правами есть противоречие между политикой и денежной властью вообще. В то время как по идее политическая власть возвышается над денежной властью, на деле она стала ее рабыней» 181.

Особенно наглядно высказывание Маркса подкреплялось фактами реальной действительности самодержавной полукрепостнической России с ее антииудаист- скими законоположениями и пресловутой «чертой оседлости». Именно в России реальная власть еврейской буржуазии стояла несравненно выше ее формальных прав, ограниченных господствовавшими в стране православной церковью и монархией. Страх за свои позиции, которым угрожала назревавшая революция, предопределил и линию поведения сионистов в отношении идеологии и практики большевизма как подлинного выразителя коренных интересов российского рабочего класса и крестьянства.

Социализм был объявлен сионистами смертельным врагом; уже тогда они начали свои действия с целью всемерного ослабления влияния социалистических идей на рабочие массы. Еврейским рабочим предлагался «собственный» вариант социализма, конструировавшийся на базе все той же религиозно-расовой обособленности и «общности еврейских интересов». Вскоре после создания Всемирной сионистской организации был образован «Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России» — Бунд. Как объясняли сами сионисты рождение Бунда? «Наша цель... состоит в том,— говорили они,— чтобы создать специально еврейскую рабочую организацию»182. Сионистский лидер Жаботинский прямо заявлял о подлинном назначении Бунда и его тесных идейно-политических и организационных связях с сионизмом в работе «Бунд и сионизм», вышедшей в Одессе в 1906 г.

В то же время растущее вглубь и вширь социалистическое революционное движение пролетариата России вынудило сионистских лидеров скрепя сердце прибегнуть к ненавистной им социалистической фразеологии. Появились «социалистические фракции в сионизме». Характерно в этом отношении создание «Независимой еврейской рабочей партии» (НЕРП), фундамент которой заложили сионисты Вильбушевич, Чемерисский, Гольдберг и Волин,— все они ранее принадлежали официально к социал-демократической организации. В июне 1901 г. в Минске они объявили о создании новой партии, указав в ее программе, что НЕРП не выставляет никаких конечных политических целей. В партию могли вступить рабочие с любыми политическими убеждениями. Они должны были только признавать, что еврейское рабочее движение не имеет ничего общего с революционным и противоположно ему. НЕРП начала было ак-

TiiBHo расти, но вскоре трудящиеся массы распознали подлинное лицо политических провокаторов, и лидеры НЕРП оказались в роли «пастырей без стада». Впрочем, при содействии жандармского полковника Васильева НЕРП продолжала свою антиреволюционную агитацию. На жандармские деньги она вновь приобрела некоторый вес. «Независимцы» упорно старались отвлечь рабочих от политической революционной работы и всячески воспевали экономизм. В справке особого отдела департамента полиции отмечалось: «Лишь благодаря тому, что полковник Васильев дал свободу экономическому движению, в Минске могла создаться и окрепнуть «Независимая партия», которая окончательно (!) вырвала почву из-под ног революционеров» «...В настоящее время с деятельностью социал-демократов может бороться только независимая еврейская рабочая партия» 183,— подчеркивалось далее в справке.

Согласно совершенно секретному донесению Минского жандармского губернского управления, в городе были разбросаны воззвания НЕРП «К минским приказчикам», которые «не возбуждают рабочих ни против хозяев, ни против правительства», а обращаются к их «нравственному чувству». Из донесения явствовало, что и прокламации подобного вида, и деятельность НЕРП были инспирированы начальником жандармского управления полковником Васильевым, писавшим Зубатову, что он лично «руководит деятельностью партии» 184.

По примеру Минска «независимцы» начали свою провокационную деятельность в Одессе, выполняя роль агентуры царской охранки.

Вслед за созданием НЕРП в том же Минске под председательством члена исполкома ВСО С. Розенбаума состоялся так называемый «съезд рабочих кружков», выработавший план центральной организации, призванной объединять рабочие сионистские кружки под названием «Поалей Цион» («Рабочие Сиона»). Начальник минского жандармского управления с удовлетворением сообщал в своем донесении, что «сообщество «Поалей Цион» совершенно противоположно социал- демократическому движению... Членами «Поалей Циов» состоят преимущественно рабочие чистых профессий, как-то: приказчики, приказчицы, модистки и т. п.; а также интеллигентные труженики, ученики средних и высших учебных заведений и многие интеллигентные евреи и замужние еврейки» 185.

В 1904 г. значительная часть «Рабочих Сиона» объединилась в «Сионистско7социалистическую рабочую партию» (ССРП), программа которой исходила из «особого пути», провозглашая задачу создания «особого еврейского социалистического общества». ССРП проповедовала классовое сотрудничество с еврейской буржуазией и подобно другим сионистским организациям стремилась изолировать еврейских рабочих от общего революционного движения российского и международного пролетариата.

В конце 1903 — начале 1904 г. в Лодзи возникла некая организация «Кейрис» («Свобода»). Учредители ее называли себя «рабочими-сионистами». В этой организации была даже введена присяга: «Поднимем руки на Восток и присягаем Сиону, его знаменами и святой землею» и т. п.186 Вскоре эта организация превратилась в часть партии «Поалей Цион», которая официально оформилась в «Еврейскую социал-демо- кратическую партию» (продолжая именовать себя также «Поалей Цион». — Авт.) и заявила, что она ие ждет от революции радикального решения (еврейского вопроса) и поэтому не может «заниматься подготовкой к революции» 187. В 1906 г. на съезде в Полтаве была принята разработанная Б. Бороховым программа партии. Основная ее мысль сводилась к тому, что для евреев в странах их проживания, какие бы режимы там ни устанавливались, невозможно ни социальное, ни национальное автономное развитие. Организаторы партии открыто заявляли в проекте программы, что стоят на позиции «пролетарского сионизма», который, уточняли они, неотделим от «буржуазного сионизма» в процессе реализации сионистских целей. Поэтому считалось необходимым участвовать в деятельности ВСО и ее конгрессах. Сионистские теоретики писали: «Еврейская буржуазия нуждается в освободительной силе пролетариата для своих регулирующих функций в сти хийном процессе реализации сионизма» К Роль и функции агентуры сионизма в еврейских низах были, таким образом, довольно четко сформулированы в основных документах «Поалей Цион». Под руководством Борохо- ва группы поалейционистов активно действовали, в частности, в Крыму. Опорные базы «Рабочих Сиона» были созданы в Евпатории, Феодосии, Севастополе, Симферополе, Ялте и Керчи188.

В середине 1906 г. в Вильно была создана сионистская организация «Гатхио» («Возрождение»); ее «кредо» — борьба против социализма. «Гатхио» не тождественна организации «Возрождение», существовавшей среди еврейской интеллигенции в 1904—1905 гг. в Санкт-Петербурге (причем последняя специального .еврейского названия не имела). Впоследствии она преобразовалась в Социалистическую еврейскую рабочую партию189. Идеологи «серпистов» расценивали появление сионизма «как весеннее утро нашего возрождения» и ставили задачу «тесного сплочения отдельных частей еврейской нации, рассеянной по всему миру» 190.

Часть «возрожденцев» и поалейционистов в начале 1905 г. образовали новую партию «сионистов-социали- стов». Тем самым они намеревались создать политическую организацию под сионистским флагом для еврейских рабочих, многие из которых начинали к тому времени понимать значение социальной, классовой борьбы, примером для них служила революционная деятельность российских социал-демократов. Срочно нужен был какой-то противовес, и сионистские лидеры искали его в создании партии сионистов-социалистов (ПСС).

Учредительным съездом новой партии не было принято какой-либо определенной программы. Однако ее общее направление определилось после обнародования «Декларации», извещавшей о конституировании партии. Согласно основной доктрине партии сионистов-социалистов, до осуществления ее конечной цели, до приобретения «свободной территории» для поселения там «всех евреев», считались невозможными никакие реформы и улучшение жизни евреев в целом. Декларация включала в себя основные позиции сионизма и имела в виду организационное единение с ВСО, вплоть до выполнения требований ее устава. (Во-первых, уплата «шекеля», сбор средств в «еврейский национальный фонд»; во-вторых, участие в конгрессах ВСО и поддержание связей со всеми сионистскими учреждениями и обществами в России и за рубежом 191.)

В постановлении состоявшегося в апреле того же года первого съезда ПСС указывалось: вносить сионистские взгляды в ряды интернационального пролетариата и прежде всего влиять на пролетариат тех стран, куда направлены еврейская эмиграция и колонизация; далее, «бороться со стремлением РСДРП вовлечь в свои ряды еврейскую рабочую массу» и в связи с этим «вести активную пропаганду против ассимиляторской идеологии еврейской «искровской» интеллигенции, искажающей перед русским пролетариатом действительные цели еврейского пролетариата»192. На втором съезде в 1908 г. ПСС вырааила «горячее желание, чтобы партия возможно скорее приступила к эмиграционной работе» и поставила на очередь дня организацию информационных и переселенческих бюро в «эмиграционных странах», создание в России эмиграционно-колонизационных обществ.

На совещании в Нью-Йорке представителей сионистских псевдосоциалистических партий в апреле 1909 г. было объявлено о переименовании партии сионистов-со- циалистов в партию социалистов-территориалистов (то есть с вывески убрали слово «сионисты».— Авт.). Не случайно это произошло после Torov как 14 октября 1908 г. Международное социалистическое бюро констатировало, что «сионисты-социалисты» к Межбюро «в настоящее время не присоединены»193. Упомянутая ранее Социалистическая еврейская рабочая партия (СЕРП) была несколько удачливее и смогла благодаря широко объявленной приверженности к программе эсеров добиться того, что ЦК партии социалистов-революционе- ров выпустил обращение, тде он приглашал местные партийные организации эсеров «отнестись с должным вниманием к этому новому явлению»194. В 1907 г. сио нисты из числа членов ЦК партии эсеров повернули дело так, что ЦК ПСР рекомендовал своим деятелям войти с членами СЕРП в «духовное общение», поддерживать с ними идейную связь и установить единство в выступлениях местных организаций обеих партий. Характерным примером этого «единства» может служить то, что бывший представитель СЕРП, проживавший в Америке, Хаим Житловский, одновременно являлся одним из основателей партии эсеров и в августе 1908 г. присутствовал и играл заметную роль в происходившей в Лондоне конференции этой партии195. О близости ПСР и СЕРП говорит и тот факт, что в журнале «Социалист-революционер» (1911 г. № 2, стр. 179) была помещена статья «О кризисе еврейского социализма» под псевдонимом Сернист, где обосновывался переход «сернистов» в эсеры. Автором ее был незадолго перед тем перешедший в эсеры из СЕРП некто Фабрикант, который вскоре стал членом ЦК ПСР под кличкой Дальний (он же — Жон- сон) 196.

СЕРП имела кроме схожих с эсеровскими и собстген- ные программные положения откровенно сионистского характера. В них заявлялось о стремлении «создать национально-политическую автономию для евреев» во всех странах их проживания, причем существо ее излагалось следующим образом: 1) единицей национального самоуправления на местах признается еврейская национальная община; 2) ее орган — общинный совет; 3) отдельные, рассеянные по территории страны общины составляют областные общинные союзщ; 4) их органом является союзный общинной совет; 5) верховным органом еврейского самоуправления является Всероссийский еврейский национальный сейм (ввиду этого члены СЕРП называли себя «сеймовцами» и «сеймистами»); 6) исполнение решений сейма через особый исполком на началах обязательности для всех подчиненных ему органов еврейского самоуправления. Сей^ обращается с петициями и требованиями в общегосударственные, местные и другие учреждения, а также является и единственным представителем всероссийского еврейства по делам, носящим общенациональный характер197.

СЕРП делала ставку на создание экстерриториальных еврейских парламентов (сеймов) и планировала создание «вчерне» структур будущего еврейского государства в виде автономного еврейского сообщества в той или иной стране, включая Россию, на основе программы «национально-политической автономии» экстерриториального характера. Программа СЕРП рекомендовала своим членам «видеть отечество не в «государстве», а в международном еврействе» 198.

Насчитывая в 1909 г. до 12 тысяч членов, серпов- ские организации существовали в Екатеринославе, Вильно, в Крыму, Ростове-на-Дону, Харькове, Витебске, Могилеве, Смоленске, Киеве, Минске, Белостоке и еще ряде других городов Юго-Западного и Северо-Западного краев империи199.

Своими ближайшими союзниками серповцы считали «Рабочих Сиона», а среди них — сионистов-социали- стов, с которыми рассчитывали достигнуть «полного единодушия и сотрудничества» в борьбе за общие цели. «Полное единодушие» было достигнуто в 1917 г. После Февральской буржуазно-демократической революции произошло организационное слияние СЕРП и ПСС в Объединенную еврейскую социалистическую рабочую партию (ОЕСРП), прямо сомкнувшуюся с ВСО200.

В конце 1906 г. часть еврейских рабочих и интеллигентов, одобрив программу Польской социалистической партии, образовали отдельную группу, примкнувшую к ПСП и названную «Еврейской организацией ПСП». Члены организации делились по профессиональному признаку на цехи сапожников, портных, мастеров галантерейных изделий из кожи, извозного промысла, а также на союзы приказчиков, печатников, фармацевтов, дантистов, бухгалтеров; к ним примыкали врачи, адвокаты, инженеры, студенты.

Каждый сформировавшийся цех или союз выбрал от себя «форштеера» (представителя) и его помощника. Выбранные «форштееры» в свою очередь избрали шесть человек, которые вместе с седьмым, назначенным ЦК ПСП (левицы), образовал «Варшавский еврейский комитет ПСП». К нему и перешли все дела новой организации, которая, по сути дела, была совершенно отделена от ПСП и лишь в нужных случаях «вспоминала» о своем единстве с ПСП. У нее был собственный бюджет, касса пополнялась из собранных среди членов организации средств и внешних поступлений — из казны ВСО и ВСИ. Часть,активистов, входивших в специальные комитеты, была законспирирована от остальной массы членов организации.

Комитет интендантуры занимался приобретением транспорта, оружия, взрывчатых снарядов К Технический комитет оборудовал свои типографии, подыскивал частные типографии, согласные выполнить партийные заказы, ведал составлением прокламаций, брошюр, изготовлением партийных печатей, подлежавших замене каждые три месяца по форме и размеру. Агитационный комитет заведовал складами литературы, ее рассылкой, устной пропагандой на сходках и собраниях. Имелся еще комитет военно-революционной организации, занимавшийся пропагандой в войсках, изготовляя для этого специальную литературу. Членами этогс комитета могли быть и русские, а члены комитета других национальностей должны были хорошо владеть русским языком201.

Собрания комитетов проводились на частных квартирах, и их повестка дня не была известна рядовым членам «Еврейской организации ПСП».

Исходя из практических соображений борьбы, сионисты перед выборами во II Государственную думу образовали «Еврейскую народную группу» — «для защиты еврейских интересов» в Думе. В состав ЕНГ входило около 500 членов. Ее возглавил присяжный поверенный Винавер — видный член партии кадетов. Большим влиянием пользовался проживавший в Петербурге владелец ленских золотых приисков барон Гинзбург. В 1906—1907 гг. ЕНГ издавала журнал «Свобода и равенство». Отделения группы были созданы в Минске, Гродно, Ковно и Гомеле202.

Итак, к 1905—1906 гг., то есть в период бурного подъема революционного движения в России, усилиями сионистов были созданы различные, как правило, не имевшие широкой опоры в еврейских массах партии, фракции и группы националистического толка. Сионисты в это время пытались претворить в жизнь положения, разработанные руководством ВСО на базе принципа политического плюрализма и утвержденные всероссийским сионистским съездом в Гельсингфорсе в ноябре 1906 г. При этом разъяснялось, что плюрализм всего лишь форма и бояться его не следует, ибо суть везде сохраняется одна — сионизм. «Разделение сионистов на группы в их деятельности на конгрессах и вне их,— подчеркивал один из сионистских документов,— является необходимостью (курсив наш.— Авт.)» К Это положение отражало сложившийся уже в начале века курс сионистского руководства на создание многослойной и разветвленной организации во многих странах мира.

Применение принципа плюрализма в сионистской практике в России привело и к дроблению собственно сионистских организаций, которые разделились на пять групп. Четыре из них были представлены на V конгрессе ВСО, пятая образовалась вскоре после него. Основное ядро — герцлисты, то есть «строгие» последователи Базельской программы. «Их работа —сбор «шекеля», продажа акций Банка, еврейский фонд и распространение сионизма вширь...» Эту группу отличали прочная, централизованная организация и строгая дисциплин^. Далее следовали так называемые «культуртрегеры», добавлявшие к вышеназванному и работу духовного или «культурного» порядка. Третья группа —так называемая «социал-демократическая фракция», прикрываясь псевдодемократическими лозунгами, вела социальную демагогию для маскировки сути и привлечения «плебеев». Четвертая группа — «сионисты-социалисты», вербовавшиеся главным образом из молодежи. И наконец, пятую группу составляли сионисты-ортодоксы. В феврале 1902 г. в Вильно состоялось собрание раввинов и ортодоксальных сионистов. Но$ый центр по распространению сионизма среди евреев России на основах «ортодоксальной культуры» (читай: религии.— Авт.) и ее принципов получил название «Мизрахи».

Вместе с тем принцип, принятый на вооружение российскими сионистами, заключался в том, что принадлежность к сионизму не исключала, а предполагала иную деятельность сионистов. Опираясь на этот принцип, руководство ВСО стремилось расширить рамки организации. Исходя из него, сионисты вступали нередко в ряды социал-демократических и революционных партий, но, впрочем, не в качестве сионистов и, как правило, скрывая свои взгляды.

В апреле 1909 г. сионистские партии России, выступавшие под маской социалистов: СЕРП, «Поалей Цион» и сионисты-социалисты (социалисты-территориали- сты) — по инициативе последних собрались на съезд в Нью-Йорке для обсуждения вопроса об объединении не только усилий, но и самих организаций. Еще раньше представители этих трех партий совместно выработали программу съезда. Социалисты-территориалисты пригласили в Нью-Йорк и представителей Бунда, но те по неизвестным причинам не явились. Председатель съезда X. Житловский констатировал, что все три партии едины в основном, и предложил образовать единую партию. Представитель социалистов-территориалистов Сыр- кин поддержал это предложение. Леон Хазанович («Поалей Цион») заявил, что счастлив присутствовать на этом, по его мнению, историческом съезде. Единогласно была принята следующая резолюция: «Съезд находит, что желательно и теперь уже возможно соединить все три национально-социалистические партии в одну еврейскую национально-социалистическую партию».

Спектакль на съезде был разыгран, как по нотам: вначале для общественности демонстрировались разногласия {которых в природе не существовало), а затем было достигнуто единогласное, единодушное решение. Нью-йоркскую резолюцию провели в жизнь сразу же после Февральской буржуазно-демократической революции в России, когда была образована Объединенная еврейская социалистическая рабочая партия. В нее вошли СЕРП и социалисты-территориалисты.

Весьма далеки от истины утверждения сионистов о том, что сионизм внедрялся в еврейские массы России «легко и беспрепятственно». Ему нередко оказывалось открытое сопротивление, а его идеология и практика вызывали резкую критику со стороны многих евреев. Любопытно высказывание некоего Менделя Рубинштейна о сионизме и сионистах: «Обилие высоких слов из обихода сионистов застилало у многих глаза и туманило умы даже развитых людей... Мы не одиноки в протесте против сионизма... честного человека мы узнаем по его антисионистским воззрениям» 203.

Противники социально-религиозной обособленности еврейского населения России решили созвать в противовес сионистам свой съезд под именем «Всероссийский съезд еврейских деятелей». Но одно лишь сообщение о нем вызвало в стане сионистов сильнейшее беспокойство. По этому поводу один из главарей сионизма в России Коган-Бернштейн в своем циркуляре всем сионистским кружкам писал: «если можно спорить о степени вреда организации, проектируемой нашей молодежью, которую готовят нам самые заклятые враги, представители ассимиляции, двух мнений быть не может» 204. Иными словами, сторонникам ассимиляции объявлялась непримиримая война.

Коган-Бернштейн последовательно исходил из указаний на этот счет Герцля. «Наше своеобразное Эго достаточно известно и определенно,— говорил Герцль,— и вопреки всем унижениям слишком высоко, чтобы желать его гибели или уничтожения посредством ассимиляции. Поэтому в наше время хлопочут не столько о сохранении-развитии своей национальности, не только об ограждении от слияния с народами, но и о всякой борьбе с ними во всех областях — в религиозной, культурной, социальной и политической. Современный сионизм, несмотря на свои мягкие формы, есть проповедь и организация для национальной вражды» 205.

Из этой же герцлевской позиции, по существу, исходили в своей деятельности и рядившиеся в марксистские одежды бундовцы. Для бундовцев, как и для открытых сионистов, свойственна была идея еврейской национальной «специфичности», «самобытности еврейской экономики» и т. д.; неверие в способность пролетариата перестроить общество на основе братского сотрудничества трудящихся всех стран; едва скрытая солидарность с клерикалами по ряду важных вопросов.

В так называемых идишистских школах торжественно отмечались религиозные праздники и распевались еврейские религиозные песни. Свою националистическую программу Бунд собирался осуществлять в сою зе с еіврейской буржуазией, с клерикалами и сионистами. «В национальную еврейскую общину,— заявила бундовская газета «Векер»,— могут войти все, кто считает себя евреем, кто считает себя членом еврейской нации» *.

В. И. Ленин в статье «Положение Бунда в партии» отмечал, что сионистская идея еврейской нации — «совершенно ложная и реакционная по своей сущности» 206. В. И. Ленин резко осуждал бундовцев за их заскорузлое националистическое мещанство. Критикуя Бунд и его идейные позиции, где явно были видны сионистские тенденции, он указывал, что идея «еврейской национальности» откровенно антиреволюционна и противоречит интересам самого еврейского пролетариата, «создавая в нем прямо и косвенно настроение, враждебное ассимиляции, настроение «гетто»»207.

При этом Ленин четко разграничивал в своих работах по национальному вопросу такие понятия, как «ассимиляция естественная» и «ассимиляция насильственная». Отвечая на обвинение бундовцами большевиков в поддержке марксистского лозунга ассимиляции, он писал в «Критических заметках по национальному вопросу», в разделе «Националистический жупел «ассимиляторства»», о всемирно-исторической тенденции капитализма «к ломке национальных перегородок, к стиранию национальных различий, к ассимилированию наций, которая с каждым десятилетием проявляется все могущественнее, которая составляет один из величайших двигателей, превращающих капитализм в социализм.

Тот не марксист, тот даже не демократ, кто не признает и не отстаивает равноправия наций и языков, не борется со всяким национальным гнетом или неравноправием. Это несомненно. Но так же несомненно, что тот якобы марксист, который на чем свет стоит ругает марксиста иной нации за «ассимиляторство», на деле представляет из себя просто националистического мещанина». И далее: «Кто не погряз в националистических предрассудках, тот не может не видеть в этом процессе ассимиляции наций капитализмом величайшего истори ческого прогресса, разрушения национальной заскорузлости различных медвежьих углов — особенно в отсталых странах вроде России» 208.

Националистические, просионистские позиции бундовцев вполне закономерно привели их к .слиянию с сер- повцами (в последующем ОЕСРП) в рамках социал- демократического Бунда.

Итакг накануне Октябрьской революции 1917 г. еврейская буржуазия в России оказалась хорошо организованной. Она располагала довольно разветвленной системой партий и союзов, имела гибкий механизм, способный вступить в контакт почти с любой политической партией, начиная от октябристов и кадетов и кончая социал-демократами и социалистами-революционерами. Принцип «автономного еврейского общества», принятый всеми националистическими партиями еврейства, должен был способствовать расширению международных связей, коордийаций действий из единого сионистского центра через промежуточное руководящее звено в лице «Центрального комитета сионистской организации в России» 2. В результате сионистская паутина оказалась весьма цепкой, она удерживала под своим влиянием и контролем значительные слои еврейской интеллигенции и мелкой буржуазии. Лучшие же представители немногочисленного еврейского пролетариата вели непримиримую борьбу с сионизмом, объединялись вокруг партии большевиков, строящей всю свою деятельность на принципах пролетарского интернационализма.

<< | >>
Источник: Е. Д. Евсеев. Идеология и практика международного сионизма. Критич. анализ. М., Политиздат. 271 с. (Акад. наук СССР. Ин-т философии).. 1978

Еще по теме Глава 13 Chohhsm и контрреволюция (Из истории сионизма в царской России) 177:

  1. Глава 10. ПРОВАЛ ПОПЫТОК КОНТРРЕВОЛЮЦИИ ВОСПРЕПЯТСТВОВАТЬ ПОБЕДЕ ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ Действия российской и зарубежной контрреволюции в предоктябрьские дни
  2. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ. (стр. 152—177)
  3. 5. Как и почему победила Советская страна соединенные силы англо-франко-японо-польской интервенции и буржуазно-помещичье-белогвардейской контрреволюции в России?
  4. Раздел III. Советский период в истории России Глава 9. Октябрьская революция 1917 г. и гражданская война в России
  5. 3. Описание царской дороги (Геродот, История V, § 50, 52, 53, 54)
  6. Национальный вопрос и государственно- политические реалии в царской России
  7. Конституционные основы реформы политической власти в царской и советской России
  8. Система административно-территориального деленияи местного самоуправления в царской России
  9. Источники по истории царского и республиканского времени
  10. Глава 23[177] Доброта Маркионова бога лишена разумности
  11. ) Глава 6. ВОЗРАСТАНИЕ УСИЛИЙ АНТАНТЫ И США ПО СПЛОЧЕНИЮ РОССИЙСКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ
  12. ГЛАВА I ПРОИСХОЖДЕНИЕ СИОНИЗМА
  13. Глава 1 Основоположники марксизма-ленинизма об иудаизме и сионизме
  14. Глава XI Замечательные постройки екатерининского времени. — Исаакиевский собор. — Мраморный дворец- — Таврический дворец. — Памятник Петру Великому. — Резиденция в Царском Селе. — Ее заложение и благоустройство при Петре I и Елизавете Петровне. — Екатерина Великая В Царском Селе. — Заботы государыни о воспитании цесаревича Александра Павловича.
  15. ГЛАВА 1. ИЗ РАННЕЙ ИСТОРИИ НАРОДОВЛАСТИЯ В РОССИИ