<<
>>

Глава XI Замечательные постройки екатерининского времени. — Исаакиевский собор. — Мраморный дворец- — Таврический дворец. — Памятник Петру Великому. — Резиденция в Царском Селе. — Ее заложение и благоустройство при Петре I и Елизавете Петровне. — Екатерина Великая В Царском Селе. — Заботы государыни о воспитании цесаревича Александра Павловича.


Сознавая политическое величие России и ее развивающееся богатство, Екатерина II стремилась украсить Петербург зданиями, соответствующими значению столицы могущественной империи. В ее царствование исполнены или начаты весьма важные сооружения, составляющие до сих пор главные архитектурные достопримечательности столицы.

Мраморный Исаакиевский собор, по плану придворного архитектора Ринальди, был заложен в присутствии самой императрицы в 1768 году. Первоначально он был выстроен из дерева подле Адмиралтейства при Петре Великом, потом перенесен на место нынешне
го здания Сената, и в 1735 году сгорел от удара молнии. Екатерина II пожелала возобновить здание из мрамора, на месте, где оно находится и до сих пор. Изготовление мраморной облицовки поручено было кексгольмским каменоломням, но кроме того выписывался мрамор из Италии. Через пять лет после закладки выведен был нижний цоколь и начата кладка стен. Работа была громадная, так как под фундамент понадобилось вбить более 10,5 тысяч свай, трехсаженной длины и 12 вершков (около 0,5 м) в диаметре. Сам фундамент представлял сплошную массу гранита 4-аршинной (около 3 м) глубины. Задуманное по чрезвычайно широкому плану, сооружение требовало громадной затраты средств денежных и художественных, и затянулось надолго. Екатерине не пришлось видеть окончания своего величавого замысла. Собор был наскоро достроен при императоре Павле I, причем план Ринальди был упрощен, размеры собора сокращены, мрамор местами заменен простым камнем. При императоре Александре I вновь вернулись к проекту Ринальди, обновленному и дополненному архитектором Монферраном, и собор был перестроен.
Смольный собор, начатый по проекту Растрелли при Елизавете Петровне, стоял недоконченным. В царствование Екатерины II достройка его подвигалась медленно, и ограничивалась частными работами: отделкой чугунных фигур ангелов на фронтоне*, выполнением ваз из пудожского камня и пр. Завершение постройки и внутреннее украшение храма относится уже ко временам императора Николая I. Но устроенный при соборе воспитательный дом для девиц, первообраз девичьих институтов, привлекал заботы Екатерины, и она неоднократно посещала его со всем двором, принимала приветствия воспитанниц, беседовала с попечителями и наставницами, и слушала литургию в домовой церкви.
Некоторые другие, доныне существующие в столице храмы также сооружены в царствование Екатерины: церковь Владимирской Божьей Матери (на Владимирской площади), Андреевский собор на Васильевском острове** (впоследствии значительно перестроенный) , Никольский Морской собор (начатый при Елизавете Петровне) и др. Достраивалась также и Александро-Невская лавра.
Мы уже говорили, сколько стараний приложено было Екатериной II для внутренней отделки Зимнего дворца и постройки Эрмитажа.
При ней же возникли и другие дворцовые сооружения. В 1779 году был достроен вчерне Мраморный дворец на Дворцовой набережной, который Екатерина II купила у наследников графа Орлова и впоследствии передала в собственность своего второго внука, великого
князя Константина Павловича. Дворец этот, с нижним этажом из гранита, мраморной облицовкой второго и третьего этажей и с вызолоченными бронзовыми переплетами окон, представляет одно из замечательнейших зданий Петербурга. Внутри стены некоторых зал облицованы лапис-лазурью и яшмой.
Другой замечательный дворец екатерининского времени, Таврический, был первоначально построен князем Потемкиным, но затем Екатерина II купила его, поручила архитектору Старову перестроить и украсить здание, и в обновленном виде вновь подарила его князю. Главный корпус этого дворца представляет внутри одну громадную залу с двумя боковыми крыльями и двойным рядом колонн, как бы нарочно предназначенную для тех блистательных празднеств в честь Екатерины, какие давал здесь "великолепный князь Тавриды". Фасад дворца украшен портиком с 6 колоннами; над кровлей возвышается громадный купол.
Дворцы Каменноостровский и Елагинский также выстроены при Екатерине II. Первый предназначался для наследника престола великого князя Павла, и был любимой летней резиденцией его и по вступлении на престол. Елагинский в первоначальном виде принадлежал графу Орлову; при Александре I он был куплен в казну и перестроен.
Обширные строительные предприятия Екатерины, в которых она любила соединять величие, красоту и блеск, требовали большого числа даровитых архитекторов, художников и мастеров. Ряды их пополнялись преимущественно иноземными талантами; но все более чувствовалась необходимость создать рассадник художественного образования для русских дарований. С этой целью еще при Елизавете Петровне образована была, по мысли И.И. Шувалова, Академия художеств. Екатерина II, тотчас по вступлении на престол, обратила внимание на недостаточные денежные средства этого заведения, и в 1763 году дала ему новый устав и 60 тысяч рублей годового содержания. Затем задумано было выстроить для Академии роскошное здание по плану ее директора, даровитого архитектора Ко- коринова. В июле 1765 года состоялась торжественная закладка здания. Екатерина прибыла туда на катере по Неве. Для нее устроена была временная, богато украшенная пристань, с арками в виде триумфальных ворот. Положение первого камня руками императрицы сопровождалось пушечной пальбой. Затем, пройдя в смежное старое здание Академии, Екатерина присутствовала на торжественном акте, поздравляла академиков и слушала благодарственную речь, сочиненную Сумароковым. Торжество закончилось "хором вокальной и инструментальной музыки", а по отъезде императрицы — академикам предложен был от двора обед, сопровождавшийся тостами и пальбой.

Работы по сооружению академического здания продолжались быстро под наблюдением Кокоринова, и вскоре был закончен величественный фасад на Неву, с куполом над ним и с надписью над входом: "Свободным художествам".
В декабре 1770 года в Академии открылась аукционная продажа произведений ее учеников. Аукционы эти происходили два раза в неделю и пользовались сочувствием публики, которой нравилось приобретать недорогой ценой более или менее удачные художественные произведения. Прекратились эти аукционы только в 1830 гоДУ-
Было бы утомительно перечислять здесь все значительные сооружения, предпринятые в Петербурге в царствование Екатерины П. Упомянем лишь главнейшие, как-то: Государственный банк , нынешнее здание судебных установлений[‡‡‡‡], Обуховская больница[§§§§], Соляной городок, Горное училище, каменный Андреевский ры~ нок , Большой театр в его первоначальном виде, перестроенный затем после пожара 1817 года. При Екатерине же начата постройка здания Императорской Публичной библиотеки по проекту архитектора Соколова, оконченная в царствование Александра I.
Наконец, благоговению Екатерины к памяти Петра Великого и ее художественному вкусу Петербург обязан известнейшим из украшающих его памятников — конной статуей создателя новой столицы и преобразователя России. В 1765 году Екатерина приказала нашему послу в Париже найти там талантливого ваятеля для создания памятника Петру, достойного его славы. Между представленными художниками, выбор императрицы остановился на скульпторе Фальконе, который в следующем году приехал в Петербург и изготовил в малом виде модель. Одобрив ее, Екатерина II приказала отыскать громадную цельную мраморную глыбу, годную служить подножием. Вскоре явился крестьянин из деревни Лахты и сообщил, что у них, в 12 верстах от Петербурга, имеется подходящая гранитная скала, известная в той местности под названием "Гром-Камня". Название произошло оттого, что когда-то молния ударила в этот камень и произвела в нем расщелину. По преданию, на эту скалу всходил несколько раз Петр Великий, чтобы обозреть окрестности. Камень лежал на 15 футов (4,5 м) в земле и весь оброс мхом; в расщелине росли даже березки.
Перетащить эту гранитную глыбу в Петербург представляло нелегкую задачу. Объявлена была награда в 700 рублей тому, кто придумает легчайший способ передвинуть эту громаду. Зимой 1770 года приступили к делу. В январе Екатерина II ездила с двором в Лахту смотреть, как тащат камень. В ее присутствии 400 человек, под барабан, передвинули его на 200 сажен (425 м) на медных полозьях, по желобкам, в которых двигались медные шары. Через залив и Неву глыба была переправлена на плоскодонном судне в 180 футов (54 м) длиной.

Между тем Фальконе окончил гипсовую модель памятника в полную величину; голову Петра сделала французская художница
alt="" />
Памятник Петру I на Сенатской площади


Мария Колло. Чтобы дать возможность художнику вернее схватить движение коня, перед окнами мастерской Фальконе устроено было искусственное возвышение, на которое по нескольку раз в день въезжал вскачь искусный берейтор, попеременно на двух лучших лошадях царской конюшни.
Нужно было приступить к отливке группы, но с Фальконе вышли несогласия, и он отказался от работы. Пригласили из-за границы литейщика, который однако ничего не мог сделать. Фальконе снова взялся за отливку. В работу пущено было 11 тысяч пудов (176 т) бронзы, да 250 пудов (4 т) железа для равновесия группы. Отливка не вполне удалась: в самую решительную минуту расплавленная
медь потекла из глиняной формы. Фальконе в ужасе выбежал из мастерской; но русский рабочий, литейщик Хайлов, не растерялся, и с опасностью для жизни стал собирать вытекший металл и снова вливать в форму. Изъян удалось исправить, на что потребовалось два года. августа 1782 года состоялось наконец торжественное открытие памятника. На площади вокруг него собрано было 15 тысяч войска. Екатерина прибыла в Сенат, и смотрела с балкона, в короне и порфире, как пали холсты, прикрывавшие группу. Со слезами на глазах, она поклонилась бронзовому изображению великого Петра... последние годы царствования Екатерина II внимательно следила за окончанием работ по сооружению собора святой Троицы в Александро-Невской лавре. Собор этот заложен был еще при Петре Великом, в 1720 году, но работы подвигались очень медленно; в 1753 году здание едва было выведено вчерне, но оказалось так непрочно сложенным, что его пришлось разобрать. В 1776 году Екатерина приказала вновь заложить его, по плану архитектора Старова. Собор окончили в 1790 году и тогда же перенесли в него святые мощи Александра Невского из другой, меньшей церкви. Об украшении гробницы святого князя заботились две императрицы: Елизавета Петровна соорудила богатую раку из массивного серебра, которого пошло 90 пудов (около 1,5 т), а Екатерина II пожертвовала драгоценный покров с бриллиантами и лампаду из литого золота, с кистью из жемчуга.
Александро-Невский монастырь, переименованный императором Павлом I в 1797 году в лавру — один из богатейших в мире. Его составляют 12 церквей[*****] (из них позднейшая, во имя Сошествия святого Духа, построена в 1822 году), под сводами которых хранятся редкие драгоценности и покоятся гробницы многих исторических лиц. Главный собор, во имя святой Троицы, о котором мы только что упомянули, имеет иконостас из белого итальянского мрамора с бронзовыми вызолоченными украшениями. Образа обложены красным сибирским агатом; все они на медных досках, превосходной итальянской живописи. На карнизах и по стенам уставлены 20 сидящих фигур святых. По правой стороне помещается рака святого князя Александра[†††††]. В этом же соборе находятся: мраморный бюст митрополита Гавриила, под наблюдением которого строился собор, изваянный художником Козловским, лаписовый образ "Моления о чаше", подаренный папой Пием IV Екатерине II, религиозные изображения кисти Рафаэля, Рубенса, Ван-Дейка, Гверчино, русских художников Угрюмова, Уткина и др. Тут же хранятся четыре напре

стольные Евангелия московской печати XVII века, старинный золотой крест с драгоценными камнями, весящий около двух фунтов, драгоценные сосуды, митры, панагии и пр.
В ризнице и библиотеке Александро-Невской лавры хранятся многие достопримечательности: трость Петра Великого, янтарная трость Екатерины II, маршальский жезл Петра Великого, собрание старинных монет и пр.
Лавра представляет большое историческое значение и как усыпальница многих царственных особ и знаменитых русских людей. Здесь погребены: царица Прасковья, супруга брата Петра Великого, Иоанна Алексеевича; сестра Петра Великого — Наталья Алексеевна, сын его Петр Петрович; дочь Петра III — Анна; первая супруга Павла I — Наталья Алексеевна, и дочь его Ольга; дочери Александра I — Мария и Александра; и грузинская царица Дарья Георгиевна. Тут же гробницы графа Разумовского, графа Н.И. Панина, И.И. Бецкого, графа И.И. Шувалова, фельдмаршала князя А.В. Суворова[‡‡‡‡‡], и других. Над могилой Суворова вделана в стену бронзовая доска с простой надписью: "Здесь лежит Суворов". По преданию, надпись эту избрал сам великий полководец, во всем любивший простоту; другие же полагают, что ее придумал поэт Державин.
Кладбище Александро-Невской лавры также замечательно могилами многих знаменитых русских людей. Здесь погребены Ломоносов, Крылов, Гнедич, Глинка, Даргомыжский и многие другие.
Вся лавра, со всеми принадлежащими ей строениями и с кладбищем, окружена высокой каменной оградой, большая часть которой построена при Екатерине И.
С 1723 года до самой кончины государыни Елизаветы Петровны Петергоф сохранял свой статус главной загородной резиденции правящего монарха. Екатерина Великая первая отступила от этой традиции, сосредоточив усилия множества архитекторов и художников на благоустройстве почти исключительно одного Царскосельского ансамбля. В дальнейшем, своеобразное противостояние вкусов и взглядов членов августейшей фамилии выдвигало на передний план то одну, то другую резиденцию. Император Павел I, едва взойдя на российский престол, задался целью восстановить в прежних славе и блеске Петергоф, несколько запущенный в последние годы жизни его матери. Одно
временно, как мы знаем, в Петербурге для него возводился Михайловский замок, для отделки и украшения которого государь повелел брать из Царского Села все, что будет потребно и пригодно. Александр I, пообещав, что при нем "все будет, как при бабушке", успел не только восстановить то, что было предано запустению при Павле, но и сделать много нового, благодаря чему вошел в историю Царского Села как его благодетель и рачительный хозяин. В свою очередь, император Николай I заботился больше о Петергофе, и т. д.
Царское Село возникло не на пустом месте. Во времена Петра Великого здесь уже располагалось небольшое имение Сарицгоф, или, по-русски, Сарица. В 1707году царь в числе прочих земель пожаловал его светлейшему князу Меншикову, но уже спустя три года "передарил" царице Екатерине. В ближайшие годы старая усадьба была подновлена и меблирована. Вокруг нее быстро возникают новые деревни для размещения переведенных из-под Москвы "государевых крестьян ". Тогда-то и стали Сарскую мызу называть сперва Сарским, а затем, ближе к началу XIXвека, и Царским Селом.
В1718-1724 годах по проекту архитектора И. Браунштейна на месте старого господского дома здесь были выстроены "каменные палаты о шестнадцати светлицах" — вытянутое, приземистое здание в два этажа, внешне напоминавшее петергофские Верхние палаты, которые, впрочем, возводились в те же годы и тем же архитектором.
По завещанию Екатерины I имение перешло в собственность цесаревны Елизаветы Петровны. Здесь пришлось коротать ей долгие годы, довольствуясь почти исключительно одними скудными доходами от приписанных к усадьбе вотчин. Естественно, что все усилия ее сводились лишь к поддержанию стареющих построек в исправности с тем, чтобы не допустить их полного обветшания. Заново в это время были разбиты только фруктовые сады с оранжереями, и разбит зверинец, где для цесаревны, также любившей охоту, содержались олени и лоси.
Единственная роскошь, которую позволила себе цесаревна за двадцать лет своего заточения в Царском Селе, было возведение каменной Знаменской церкви на месте сгоревшей в 1827году Успенской. Из-за постоянного недостатка средств строительство небольшого, скромного храма растянулось на тринадцать лет, и было завершенро архитектором М. Земцовым лишь по воцарении Елизаветы на престоле.
В стенах этого храма долгое время хранилась чудотворная икона Знамения Божией Матери, полученная еще царем Алексеем Михайловичем в дар от кого-то из восточных патриархов. По 126

преданию, Петр Великий, умирая, благословил этой иконой свою дочь. Перед этим образом молилась она в ноябрьскую ночь 1741 года, прежде чем отправиться в Зимний дворец во главе роты пре- ображенцев...
Историки отмечают разительный контраст между скромными издержками императрицы на любимую вотчину прежде воцарения, и сказочными тратами на ее благоустройство и расширение

Арка между зданиями Лицея и Екатерининского дворца в Царском Селе


впоследствии, когда Елизавета буквально ничего не жалела наук- рашение своего "увеселительного замке'. Поистине, ни до, ни после ее царствования российская казна не знала столь опустошительных расходов на содержание императорских резиденций.
Лучшие архитекторы своего времени — М. Земцов, А. Квасов, С. Чевакинский, Б. Растрелли, сменяя один другого, неустанно трудились над расширением и отделкой интерьеров Большого дворца, увеличив его длину до 300метров за счет новых галерей и флигелей. Как и в петергофском дворце, здесь был надстроен третий этаж. В правом флигеле архитектор Растрелли устроил нарядную церковь во имя Светлого Христова Воскресения. Внутренняя же отделка дворца, по свидетельству современников, ослеп

ляла в равной мере и российских, и иностранных посетителей: верно уловив пристрастие императрицы, Растрелли вызолотил едва не все внутренние поверхности стен, и даже лепные украшения на фасаде.
В глазах Елизаветы Растрелли выгодно отличался от большинства прочих мастеров живым воображением и расторопностью. Схватывая на лету самые неопределенные замечания государыни, он быстро исполнял их, причем непременно угадывая ее вкус. Практически в одно и то же время он руководил строительством и украшением сразу трех грандиозных резиденций — Зимнего, Петергофа и Царского Села.
К сожалению, живое воображение обер-архитектора иногда оборачивалось печальными последствиями. Дворец в Царском, по замечанию великой княгини Екатерины Алексеевны, "шесть раз был разрушен до основания и вновь выстроен". От былой расчетливости цесаревны не оставалось, кажется, и следа...
Напротив, Екатерина, в бытность императрицею, всегда оставалась верна своим "разумным правилам". Некоторое время после воцарения она вовсе благоразумно воздерживалась от дорогих проектов. Средства на содержание резиденций были настолько урезаны, что архитектор и управитель Царского Села в отчаянии пророчили ей быстрый упадок и полное разрушение всего ансамбля. На самом деле, позолота на фасадах дворца и павильонов оказалась недолговечной, и Екатерине пришлось издержать немалую сумму только на то, чтобы заменить ее повсюду охрой.
Позже в царствование ее работы по перестройке Большого дворца были продолжены. По двум сторонам фасада добавили новые флигели, в правом из них в 1790-х годах были отведены покои для цесаревичей Александра и Константина Павловичей. Так как в старости Екатерина избегала лишний раз спускаться и подниматься по высоким лестницам, между этим флигелем и зданием дворца была устроена изящная арка-галерея, через которую она во всякое время могла свободно навещать любимых внуков.
В сравнении с пристрастиями Елизаветы, вкус Екатерины отличался большей сдержанностью и благородством. Регулярная планировка царскосельских садов и парков была заменена при ней более естественной — пейзажной, или английской. По берегам прудов перед дворцом и Большого озера выросли новые павильоны — Царская и Турецкая бани, "Зала на острову" в неоклассическом стиле, изнутри некогда сплошь покрытая живописной росписью, Мраморный мостик, Грот, и т. п.
Для цесаревича Александра, которого государыня прочила после себя на российский престол, неподалеку от Екатерининского дворца по проекту Дж. Кваренги был выстроен новый — Алексан- 128
дровский, в строгом классическом стиле, с величественной колоннадой и живописным английским парком вокруг.
...Рождение первого внука было огромным событием для Екатерины, о котором она с нескрываемой радостью писала своему корреспонденту Гримму: "У великой княгини только что родился сын, который в честь св. Александра Невского получил великолепное имя Александра. Но, Боже мой, что-то выйдет из мальчика?

Архитектор Дж. Кпаренги
Я утешаюсь тем мнением, что имя оказывает влияние на того, кто его носит, а это имя знаменито..." С несколько неожиданной для пожилой и больной женщины энергией, принялась императрица за воспитание ребенка, руководствуясь советами Руссо, основателя популярной в то время школы "естественного воспитания". Сам дворец для Александра, по ее первоначальной мысли, должен был представлять собой копию Фернейского замка в Швейцарии, где долгие годы жил сам Ж.-Ж. Руссо. У Гримма она просила разыскать рисунок фасада и внутренний план этого знаменитого в XVIII веке строения, однако на этом почему-то дело и встало.
5 В. Н. Авсеенко

Царское Село, где рос и воспитывался будущий император Александр, стало позже излюбленным местом его пребывания, где он предпочитал не только отдыхать, но и работать. "В Царском в один день успеваю сделать больше, чем во всю неделю в Петербурге", — признавался он, считая себя питомцем этих мест. Действительно, многие черты его характера можно понять всего за несколько прогулок по тенистым аллеям Царскосельских парков...
Так, создавая и перестраивая замечательные резиденции в пригородах столицы, российские монархи невольно заботились вовсе не только о себе, но прежде всего — о своих преемниках, а значит — и о будущем всей России.
<< | >>
Источник: В. Н. АВСЕЕНКО. ИСТОРИЯ ГОРОДА С.- ПЕТЕРБУРГА в ЛИЦАХ И КАРТИНКАX 1703-1903. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК. 1995

Еще по теме Глава XI Замечательные постройки екатерининского времени. — Исаакиевский собор. — Мраморный дворец- — Таврический дворец. — Памятник Петру Великому. — Резиденция в Царском Селе. — Ее заложение и благоустройство при Петре I и Елизавете Петровне. — Екатерина Великая В Царском Селе. — Заботы государыни о воспитании цесаревича Александра Павловича.:

  1. Глава VI Новый век петербургской архитектуры. — Постройки Бартоломео Растрелли. — Деревянный Зимний дворец. — Большой Зимний дворец. — Аничкове кий дворец. — Смольный монастырь. — Улицы.
  2. alt="" />Глава XV Император Павел I. — Постройка Михайловского замка. — Памятник Петру I. — Упразднение Городской Думы и учреждение Ратъауза. — Характер государя. — Его любимые резиденции: Гатчина и Павловск. — Заговор и цареубийство 11 марта 1801 года.
  3. Глава VII Петербургские события в царствование Елизаветы. — Придворная жизнь. — Праздники у барона Строганова и графов Шуваловых. — Благоустройство резиденции в Петергофе.
  4. Глава VIII Первый русский театр в Петербурге. — Волков. — Сумароков. — Ломоносов. — Кончина Елизаветы Петровны. — Характер императора Петра III Федоровича. — Воцарение на престоле императрицы Екатерины II Алексеевны.
  5. Глава IV Сооружения времени Николая I. — Исаакиевский собор. — Пожар и восстановление Зимнего дворца. — Александровская колонна. — Конные группы на Аничковом мосту. — Николаевский мост.
  6. Глава VII Важнейшие сооружения времен императора Александра II. — Памятники Крылову, Николаю I, Екатерине II. — Литература и искусство.
  7. ДВОРЕЦ МЭЙДЗИ
  8. Букингемский дворец, или Золоченая клетка
  9. Правление Елизаветы Петровны (1741-1761)
  10. Глава V Кончина императрицы Анны Иоанновны. — Россия в годы ее царствования. — Провозглашение императора Иоанна Антоновича. — Воцарение государыни Елизаветы Петровны. — Печальная судьба " Брауншвейгской фамилии".
  11. Глава X Внутренняя отделка Зимнего дворца. — Постройка Эрмитажа. — Собственные комнаты Екатерины II. — Меры против роскоши.
  12. Глава XIII Заботы Екатерины IIо городском благоустройстве. — Богадельни и больницы. — Народные школы. — Освещение улиц. — Полиция. — Пожары. — Наводнение 1777года.
  13. Глава I Жители покидают Петербург. — Бракосочетание царевны Анны Петровны. — Учреждение Академии наук. — Кончина императрицы Екатерины I. — Император Петр II Алексеевич
  14. Глава VIII Петербургские события царствования Александра II. — Сан-Стефанский мир и его влияние на настроения в обществе. — Злодеяние 1 марта 1881 года. — Сооружение Воскресенского собора на Екатерининском канале.
  15. Глава VI День Петра I. — Его двор. — Судьба князя Меншикова. — Роскошь вельмож. — Общественные развлечения: ассамблеи, праздники в Летнем саду, катанья по Неве. — Царская резиденция в Петергофе.
  16. Анисимов, Е.В.. Афродита у власти: Царствование Елизаветы Петровны / Евгений Анисимов. — М. : АСТ : Астрель,. — 605, 2010
  17. Глава IX Век Екатерины Великой. — Стремление придать Петербургу вид европейской столицы. — Требование каменных построек. — Устройство гранитных набережных.
  18. 38. Суд и процесс при Петре I.
  19. 39. Реформа местного управления при Петре I.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -