<<
>>

Адаптация

  В контексте социального понятие адаптации может быть бессодержательным, т. е. использоваться в таком широком и неопределенном значении, что больше сбивает с толку, нежели вносит ясность; (2) использоваться в оши-

бочных и логически несостоятельных объяснительных схемах, сродни тем, что характерны для функционализма; встречаться в очевидно ложных представлениях о динамических тенденциях человеческих обществ.

Обратимся к первому пункту: в своем изначальном и наиболее точном смысле понятие адаптации может использоваться в биологии, откуда оно происходит [16] и где обычно употребляется для обозначения изменений, происходящих с совокупностью наследственных факторов организмов в результате их взаимодействия с окружающей средой и естественного отбора качеств, необходимых для выживания. Однозначная трактовка адаптации в науках общественных возможна при условии, что она рассматривается в качестве общего понятия, описывающегося весь диапазон процессов, посредством которых люди реагируют и преобразуют свойства своего материального и физического окружения. Так, Р. Раппапорт (Rappaport) определяет адаптацию как «процесс, посредством которого организмы или группы организмов поддерживают состояние гомеостазиса внутри и между собой перед лицом краткосрочных колебаний и долговременных изменений в составе или структуре окружающей их действительности, прибегая к ответным изменениям собственного состояния, состава или структуры» [17]. Вместе с тем, для эволюционных теорий свойственно расширять это понятие настолько,что термин «адаптация» становится безнадежно аморфным и расплывчатым. Так, Хардинг (Harding) определяет адаптацию как «обеспечение и поддержание контроля над окружающей средой », что в принципе не вызывает никаких возражений. Затем, однако, он заявляет, что в эволюционной теории адаптация не только затрагивает отношения, существующие между обществами и природой, но и касается «взаимного приспособления первых».

Адаптация к природным условиям формирует технологию культуры и, как производное, ее социальные и идеологические компоненты. Вместе с тем адаптация к другим культурам может формировать общество и идеологию, которые в свою очередь влияют на технологию, определяя будущие направления ее развития. Итоговым результатом процесса адаптации является производство организованного культурного целого — объединенные технологии, общества и идеоло-

гии, — которое выдерживает двоякое избирательное

влияние природы, с одной стороны, и воздействие

внешних культур, с другой [18].

В данном случае понятие адаптации настолько размыто, что потенциально включает в себя все возможные источники преобразования и влияния на социальную организацию!

Подобное положение дел типично для эволюционных концепций в социальных науках (для сравнения см., например, определение понятия, предложенное Парсонсом). Причины этого достаточно просты. Там, где «адаптация » определяется с той или иной степенью точности — как в формулировке Раппапорта, — а то, что адаптируется, имеет четкие границы, понятие, рассматриваемое как общий механизм социальных изменений, является очевидно неадекватным. Если окружение представляет собой «естественную среду», «адаптация» к которой есть ответ на различимые изменения, происходящие в ней, приводящий к модификации существующих органических или социальных характеристик, то понятие адаптации слишком ограничено для того, чтобы претендовать на роль подобного механизма. Придать ему убедительности можно, расширив его содержание — охватив термином «окружение » другие общества (т. е. создав «социальное окружение»), и/ или причисляя к «адаптации» все более или менее значимые социальные процессы, содействующие поддержанию стабильности в обществе. Однако сделав это, мы получаем понятие столь неопределенное, что использование его для объяснения чего-либо кажется нам бесполезным.

Бессодержательность, сквозящая в этих формулировках, приводит к тому, что понятие адаптации широко используется в разного рода ложных «объяснительных схемах ».

Вряд ли имеет смысл утверждать, что общества или типы обществ, выжившие в установленный период времени, потому что они выжили, должны были выжить. Однако именно этим и занимается большинство объяснительных схем, апеллирующих к понятию «адаптация». Зачастую предполагается, что выживание социальной единицы можно объяснить с позиций ее превосходящих адаптивных возможностей. Но что стоит за последними? Если судить об этом, прибегая к вышесказанному, — все элементы, которые следует задействовать во имя того, чтобы данная еди-

ница выдержала испытание временем в то время, как другая нет. Вместе с тем, если «адаптация » понимается нами в более узком значении, предложенные трактовки также имеют недостатки, олицетворяя собой варианты функционализма [19]. Красноречивым примером является хорошо известная цитата из работы Гордона В. Чайлда (Childe), который:

...начинает с того очевидного факта, что человек не может жить без еды. Поэтому общество не может существовать, если его члены не обеспечены достаточным количеством продовольствия, необходимого для их выживания и воспроизводства себе подобных. Если какое-либо общество утвердило бы порядки или институты, появление которых привело к прекращению снабжения продовольствием (если, например, крестьяне в Египте принуждались бы к круглогодичным работам по строительству пирамид) или остановке воспроизводства (что могло бы быть следстви- ^              ем глобального и фанатичного следования обету

безбрачия), оно вскоре прекратило бы свое существование. Отсюда следует, что решающая роль в процессе определения мнений, верований и идеалов должна отводиться снабжению продовольствием. В этом случае методы обеспечения и поддержания жизни осуществляют аналогичный, но более конкретный контроль. Таким образом, способ, которым люди обеспечивают себе средства к существованию, «определяет» в конечном счете их убеждения и создаваемые ими институты [20].

Однако то, что очевидно для Чайлда, отнюдь не следует из его предположений. Определение функциональных потребностей общества или социальной единицы не позволяет сделать выводы относительно фактического влияния этих потребностей на формирование институтов, посредством которых они удовлетворяются.

В свете последнего из трех обозначенных нами вариантов, адаптация приобретает объяснительную силу в случае обнаружения динамики, достоверно интерпретирующей многообразие и последовательную преемственность основных исторически сложившихся типов человеческих обществ. Здесь эволюционные теории демонстрируют собственную эмпирическую несостоятельность. Подтверждением эво

люционной теории могло бы стать наличие у людей своего рода общего мотивационного стимула, побуждающего их «адаптироваться » к условиям внешнего окружения все более и более эффективно. Однако такой стимул отсутствует [21]. В качестве альтернативы можно предположить, что в человеческих обществах существует нечто, сродни естественному отбору. Именно это утверждали многие сторонники эволюционных подходов, работавшие в XIX в. Спенсер предпочитал понятию «естественный отбор » собственный термин — «переживание наиболее приспособленных», что, впрочем, одно и то же. Под «переживанием» он понимал скорее военное превосходство над другими обществами, нежели последствия приспособления к специфическим условиям окружающей среды. «Образование более обширных обществ посредством соединения меньших на время войны и разрушение или поглощение несоединенных меньших обществ соединенными большими есть, несомненно, процесс, посредством которого разновидности людей, более приспособленные к социальной жизни, устраняют менее приспособленные разновидности» [22]*. Несмотря на то, что сегодня эта и подобные ей точки зрения окончательно дискредитировали себя даже в глаза сторонников эволюционизма, они имеют под собой эмпирическую основу. Никто не станет отрицать влияние войны на процесс социального изменения. Вместе с тем военная мощь не обладает достаточной объяснительной ценностью, необходимой для превращения «адаптации» в жизнеспособный механизм эволюции. Если же мы начнем добавлять сюда иные факторы, то снова столкнемся с ситуацией, при которой понятие «адаптация » означает все и ничего одновременно.

<< | >>
Источник: Гидденс Э.. Устроение общества: Очерк теории структурации.— 2-е изд. —М.: Академический Проект. — 528 с.. 2005

Еще по теме Адаптация:

  1. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АДАПТАЦИИ
  2. 1. Механизмы адаптация живых организмов к среде обитания
  3. Адаптация не совместимость супругов в семье
  4. Проблема социализации и социально-психологической адаптации пожилых людей
  5. Особенности процесса адаптации
  6. Адаптация
  7. 8.3. ПРАВИЛО ДВУХ УРОВНЕЙ АДАПТАЦИИ
  8. Общие принципы и механизмы адаптации Адаптация
  9. Адаптация к экстремальным условиям
  10. 2.1.1.Физиологическая  адаптация.
  11. 2.3. Климатическая адаптация
  12. 5,4. Социальная адаптация
  13. 7.3. Профессионапьная адаптация
  14. Молодежь как социальная группа: стратегии профессионально-трудовой адаптации и социализации
  15. Роль идентичности в процессе адаптации личности в рамках социокультурной среды и сообщества
  16. 1.1. Биопсихосоциальные основы адаптации и адаптационный потенциал личности
  17. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ В ВУЗАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Курбонов Ф.А. (Барнаул)
  18. ПРОЦЕСС АДАПТАЦИИ КАК ВАЖНЫЙ АСПЕКТ УНИВЕРСИТЕТСКОЙ ЖИЗНИ Тамразян Н.А., Сиротина Т. В. (Барнаул)
  19. Теоретические аспекты социальной адаптации осужденных Бровский Павел Александрович аспирант Ивановский государственный университет, Иваново, Россия E-mail: piblis@bk.ru