<<
>>

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ [Случаи, когда суть вещи не может быть познана через доказательство]

Причина одних [вещей] — в чем-то ином, причина же других — не в чем-то другом. Так что ясно, что и суть некоторых [вещей] не опосредствована, и, стало быть, она начало; а что [такие вещи] существуют и что они есть,—это еле дут предположить или разъяснять каким-либо ипым способом, что как раз и делает математик, ибо оп предполагает и что именно есть единица, и что она есть.
Те же из [вещей], которые 25 опосредствованы, т. е. причина сущности которых есть нечто другое, можно объяснять, как мы сказали \ через доказательство, пе доказывая их суть.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ [Различные виды определения]

Но так как под определением разумеют речь о сути [вещи], то очевидно, что оно есть некоторая речь, указывающая, что обозначает имя, или другая речь зо касательно имени, например, что такое треугольник. Когда мы знаем, что [треугольпик] есть, мы спрашиваем, почему он есть. Но трудно так постигать [определение вещи], о которой мы не знаем, что она есть. Причина же этой трудности была уже указана раньше1, а именно что мы даже не знаем, есть ли [дан- на я вещь] или нет, разве только мы знаем это йривхо- 85 дящим образом. Рёчь же едина в двояком смысле: или в силу связанности, как, например, «Илиада», или в силу того, что одно [высказывается] о другом непривходящим образом.

Итак, одно из определений определения — это то, о котором только что сказано; другое определение — это речь, объясняющая, почему [вещь] есть. Таким образом, первое определение хотя и обозначает нечто, 94п но не доказывает его; второе же есть как бы доказательство сути [вещи], отличающееся от доказательства положением терминов. Ведь не одно и то же, скажем ли мы: «почему гром гремит?» или «что такое гром?» В первом случае на вопрос ответят: потому, что огонь потухает в облаках; на вопрос лее, что такое гром, от- 5 ветят: шум потухающего огня в облаках. Так что [в обоих случаях] одна и та же речь выражена различным способом: один раз — как связное доказательство, второй раз—как определение. (Кроме того, определение грома таково: шум в облаках; но это есть заключение доказательства сути грома.) Определение же неопосредствованного2 есть недоказываемое поло- ю жение о сути.

Итак, ддно определение есть недоказываемая речь о сути [вещи], другое же — силлогизм о сути [вещи], отличающийся от доказательства способом выражения3; третье — заключение доказательства сути [вещи]. Из сказанного, таким образом, очевидно, в каком случае 15 и для чего есть доказательство сути и в каком случае и для чего — нет; далее, сколькими способами дается определение и каким образом оно указывает суть [вещи] и каким — нет, а также определение чего есть и чего — нет; паконец, каково его отношение к доказательству и каким образом возможны [определение и доказательство] одного п того же и каким — нет.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

[Четыре вида причин как средних терминов]

го Мы полагаем, что знаем тогда, когда знаем причину. Причин же имеется четыреПервая — суть бытия [вещи]; вторая — то, при наличии чего необходимо есть что-то [другое]; третья — первое двигавшее; четвертая — «то, ради чего». Все эти причины обнару- живаются через средний термин. Ибо необходимость бытия одного при наличии другого не обнаруживается, когда взята лишь одна посылка; для этого необходимы по меньшей мере две посылки, и это получается, когда обе посылки имеют один средний термин. Если же этот один [средний] взят, то заключение необходимо. Это становится ясным также из следующего: почему угол, опирающийся на полуокружность, прямой? При наличии чего он прямой? Пусть А обозначает прямой угол, Б — половину двух прямых, В — угол, опирающийся на полуокружность. Тогда причиной того, что А—прямой угол — присуще В — углу, опирающемуся на полуокружность, будет Б, ибо Б равен А, а В равеп Б, так как [Б] составляет половину двух прямых. Поэтому если есть Б — половина двух прямых, то А присуще В, а это и значит, что угол, опирающийся на полуокружность, прямой. А этот [средний термин Б] есть то же самое, что суть бытия [Л], так как обозначает основание для [А]. Между тем уже было показано 2, что суть бытия [вещи] как причина есть средний термин.

Почему, [например], мидяпе вели войну с афинянами? Что было причиной ведения войпы с афинянами? То, что афиняне вместе с эретрийцами вторглись в Сарды; именно это первое двигавшее. Пусть А обозначает войну, Б — нападать первым, В — афиняпе. В таком случае Б, т. е. пападепис первым, присуще В — афинянам. Однако А присуще Б, ибо идут войной па того, кто первый нанес обиду. Поэтому А присуще Б, т. е. идти войной на того, кто первый совершил нападение. А это последнее, Б, присуще В — афинянам, ибо они первые совершили нападение; стало быть, средний термин и здесь есть причипа — первое движущее.

Для тех же случаев, где причина будет «то, ради чего», прпмер следующий: зачем он идет гулять? Чтобы быть здоровым. Для чего существует дом? Чтобы сохранить утварь. В одном случае «то, ради чего» есть здоровье, в другом — сохранение утвари. Но между вопросом, почему после обеда следует идти гулять, и вопросом, ради чего это следует делать, нет никакой разницы. Пусть В означает прогулку после обеда, Б — хорошее пищеварение, А — быть здоровым. Тогда прогулке после обеда должно быть присуще то действие,

15 что пища пе поднимается ко входу в желудок, а это и означает быть здоровым. В самом деле, прогулке, т, е. В, присуще, по-видимому, Б — хорошее пищеварение, а А — здоровье — присуще Б. Что же есть причина того, что А присуще В, т. е. ради чего? Ради Б — ради хорошего пищеварения. Но Б есть как бы определение А, ибо А будет именно так объяснено. ?0 Почему Б присуще В? Потому что находиться в таком состоянии означает быть здоровым. Стоит только переставить определения, и каждое станет понятнее. Но [порядок] возникновения здесь — обратный тому, который бывает при движущих причинах, ибо при движущих причинах средний термин ДОЛИЇЄН возникнуть «5 раньше, здесь же возникает раньше В — крайний, между тем как то, ради чего,— последнее [по времени].

Но одно и то же может быть и ради чего-то, и по необходимости, как, например, то, что свет проникает через светильник; необходимо ведь, чтобы то, что состоит из более мелких частей, проходило через поры большего размера, если действительно становится свет- ло благодаря тому, что [свет] проникает. Равным образом [свет] есть ради того, чтобы не спотыкаться. Итак, если вещь может через две причины быть, может ли она через две причины возникнуть? Например, если гром гремит из-за потухания огня, то необходимо, чтобы при этом происходило шипение и шум, и в то же время гром, как говорят пифагорейцы, гремпт ради угрозы тем, кто находится в Тартаре, дабы они испытывали страх. Такого рода случаев очень мпого, в осо- и бенности у того, что возникает и существует по природе, ибо природа порождает то ради чего-нибудь, то по необходимости. Необходимость же бывает двоякого рода: одна действует согласпо природе и влечению, Wa другая — насильственно и вопреки влечению, как, например, камень по необходимости движется кверху и кнпзу, однако не в сплу одной п той же необходимости. В отношении же того, что появляется по замыоду, одно никогда не появляется само собой, как, например, дом или изваяние, и не по необходимости, а ради чего-то; в другое Же бывает и случайно, как, например, состояние здоровья или благополучие. Больше всего [ради чего] бывает в тех случаях, когда нечто может быть и так и иначе, но возникает оно не случайно. Так что цель,

благо, ради чего что-то происходит, возникает или по природе, или искусственно. Ничто происходящее ради чего-то не возникает случайно.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ДЕВЯТАЯ [Случаи, когда суть вещи не может быть познана через доказательство]:

  1. Когда брак может быть признан недействительным
  2. ФЕОФАНА, МИТРОПОЛИТА НИКЕЙСКОГО, ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ТЕХ, КТО СЧИТАЕТ С ПОМОЩЬЮ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ ДОВОДОВ, ЧТО СУЩИЕ ВЕЩИ МОГЛИ БЫТЬ ИЗВЕЧНО, И ОПРОВЕРЖЕНИЕ ЭТОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, И ИЗОБЛИЧЕНИЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ МНИМОЙ В ТЕХ ЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ НЕОБХОДИМОСТИ
  3. Высший основной принцип не может быть доказан и не нуждается в доказательстве
  4. Когда эти вещи рассматривает человеческий ум, то по причине своей неумеренности он не может удержаться от волнений и переживаний, словно ударил барабан, зовущий в атаку
  5. Глава XII О ТОМ, ЧТО МЫ ПОЗНАЕМ ЧЕРЕЗ ВЕРУ, ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ИЛИ БОЖЕСТВЕННУЮ
  6. Глава II ВЕЩИ, МОГУЩИЕ БЫТЬ ОБЪЕКТОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  7. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ [Доказательство через приведение к невозможному по второй фигуре]
  8. Глава 8 Новый бог не может быть истинным
  9. III. Подлинные сущности могут быть познаны интуитивно
  10. htm - glava17 Проблема новой социальной педагогики [Нечто утопическое, но могущее быть реальным, быть может, бесполезное, но наводящее на размышления]
  11. 16. Период, когда имуществом считались только реальные вещи.
  12. Глава Vl О ЛЖИ, КОТОРАЯ МОЖЕТ БЫТЬ В СЛОЖНЫХ ТЕРМИНАХ И В ПРИДАТОЧНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ
  13. 10. Активные и пассивные субъекты обязательства; ими могут быть только субъекты права. Предприятие, как таковое, не может быть ни кредитором, ни должником.
  14. Глава I О ЗНАНИИ: ЧТО ОНО СУЩЕСТВУЕТ; ЧТО ПОЗНАВАЕМОЕ УМОМ БОЛЕЕ ДОСТОВЕРНО, ЧЕМ ПОЗНАВАЕМОЕ ЧУВСТВАМИ; ЧТО ЕСТЬ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ НЕСПОСОБЕН ПОЗНАТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ УМ. О ТОМ, КАКУЮ ПОЛЬЗУ МОЖНО ИЗВЛЕЧЬ ИЗ ЭТОГО НЕПРЕОДОЛИМОГО НЕЗНАНИЯ
  15. КНИГА 8 Глава XXV О том, что может быть общего у людей с ангелами
  16. Глава 4 «Ах, соблазни меня. А лучше даже дважды, а может быть разочек, как однажды...»