<<
>>

ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ К ПЕРВОМУ ТОМУ «ФРАНЦУЗСКОЙ МУЗЫ»

Еще существует во Франции, хотя и незаметно, довольно-таки большое количество людей, любящих и чувствующих поэзию, но любят они ее молча, для себя [...] так любят воистину; и, позволяя политике и полемике шумно торжествовать в салонах, они лишь тихо сетуют на будничную безучастность света, легкомысленного и расчетливого в одно и то же время.
К тому же, в результате удушливой атмосферы, в которой мечутся умы, многие поэтические произведения, блестящие по колориту и свежести, в последнее время остаются незамеченными на нашем литературном горизонте; имена даже авторов этих произведений дошли лишь, до слишком немногих друзей, так как суровое молчание либо беспечность объявлений в известных газетах не вызвало откликов публики, которая недоверчиво и рассеянно принимает новых знаменитостей и то- лишь тогда, когда о них возвещают трубы. Отсюда исходит недоверие читателей к поэтам, поэтов к читателям, что незаметно приобрело форму странного обычая — обходиться друг без друга. Постепенно любовь к поэзии, как и всякая другая, могла бы ослабеть и угаснуть за неимением пищи. «Французская муза» основана /главным образом для того, чтобы разжечь и поддержать этот священный огонь. Поэты, имена которых стали уже классическими, другие, более молодые поэты, зарекомендовавшие себя недавними победами и которые являются сегодня надеждой и честью сцены или лиры,— все они поочередно отдадут ей свою дань гармонии. Она примет также скромные приношения многих из своих учеников, еще мало известных публике, и будет счастлива предложить им арену для их первых шагов, на которой они могли бы прославиться однажды [...] Друзья словесности найдут во «Французской музе» поэзию наиболее значительную и самую разнообразную, которую вряд ли можно встретить в других периодических изданиях. На страницах [этого] журнала литературной критике будет также уделяться внимание: нельзя отрицать (и мы находим удовольствие в том, чтобы признать это), что в некоторых газетах [...] литературную критику осуществляют и с изобретательностью, й с должной эрудицией.
Ортодоксальные принципы языка и вкуса там находят ловких и пылких защитников, которые никогда не оставляли без внимания лженауку, чтобы не сразить ее: это отцы критики. Однако если и трудно соперничать с ними в направлении, ими избранном, обнаруживаются другие тропинки, которые можно попытаться с успехом сделать полезными, и, по крайней мере, нет опасности встретить их здесь. Хотя правила искусства незыблемы, как законы природы, облик литературы изменяется со временем, изменчивость также должна быть свойственна критике. Она состоит в том, чтобы почувствовать и определить новые отношения литературы, которая меняется вслед за вечным образцом прекрасного. Итак, Французская революция отбросила общество на неизвестные пути развития и без образца для подражания, литература, являясь выражением общества, в высшей степени испытала последствия этих сильных потрясений и странных новаций. Критика в силу своего метода или привычки, кажется, осталась позади всеобщего движения. Из этого следует, что критика не всегда в должной степени применима к современной литературе; так как, чтобы руководить ею, критике нужно идти в ногу с литературой. Упорядочить, а не парализовать ее молодое и свободное течение — вот чему посвятит свои усилия и заботу «Французская муза»; она появится перед авторами, вооруженная скорее жалом, чем уздечкой, стремясь охватить композицию произведения в целом, а не детально; оставляя безнаказанно вольности либо языковые огрехи, с которыми прекрасно расправятся •современные критики; зато в журнале проявят значительную требовательность к количеству, а также природе красот, ибо восхищение посредственностью — бич искусства. Мы будем держать публику в курсе как иностранной, так и отечественной литератур, окончательно убежденные, что узкий патриотизм в литературе — следствие варварства. Ни при каких обстоятельствах наши литературные суждения не будут продиктованы нашей политической приверженностью, не будут осквернены малейшей предвзятостью; мы различаем книги хорошие или плохие; впрочем мы станем обстоятельно говорить только о произведениях, заслуга и успех которых будут значительны, в интересах литературы. Наконец, вот уже в течение нескольких лет нет ни одной искусной руки, которая владела бы насмешливым пером моралиста [...] В каждый выпуск «Французской музы» будет входить статья о нравах либо сатирическая новелла [...] Мы хотим, чтобы достоверность явилась основной заслугой наших картин [...]
<< | >>
Источник: А. С. Дмитриев (ред.). Литературные манифесты западноевропейских романтиков. Под ред. а. М., Изд-во Моск. унта,. 639 с.. 1980

Еще по теме ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ К ПЕРВОМУ ТОМУ «ФРАНЦУЗСКОЙ МУЗЫ»:

  1. Из материалов „Французской музы“
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ
  3. Предисловие к первому изданию
  4. Предисловие к первому изданию
  5. Предисловие к первому изданию
  6. Предисловие к первому изданию
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ
  9. ПРЕДИСЛОВИЯ ПЕРЕВОДЧИКА К первому изданию
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ.
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ТОМУ
  12. О СОВЕТСКО-ФРАНЦУЗСКИХ ОТНОШЕНИЯХ Заявление представителям французско
  13. Не учи тому, что для ученика, пока он это учит, еще не нужно, и не учи тому, что для ученика впоследствии не будет более нужно!
  14. ИЗ ПОСЛЕСЛОВИЯ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ
  15. Братьям Гелиополиса К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ
  16. Предисловіе ко II тому.
  17. § 2 ... И тому подобные
  18. ПРИЛОЖЕНИЕ Карты к тому 10
  19. Приложение I КАРТЫ К ТОМУ 2
  20. 3. Права авторов дизайнерских и тому подобных проектов