<<
>>

§ 2. Роль ценностного сознания в функционировании и развитии разных отраслей науки

Методологический анализ роли ценностного сознания в работе ученого был бы недостаточно конкретным, если бы мы ограничились сказанным и не рассмотрели особенностей этой роли в разных областях науки, и на уровне различий между большими группами наук — естественными, техническими, общественными, гуманитарными, математическими, философскими, и на уровне различий между отдельными дисциплинами в пределах каждой из этих групп.
Ибо влияние ценностного сознания на функционирование науки определяется тремя факторами: удельным весом ценностного отношения к изучаемой наукой области бытия; соотношением единичного и общего в предмете познания каждой науки; потребностями практики, и производственной, и социальной, и педагогической, в информации, добываемой данной наукой. Рассмотрим все три фактора более внимательно.

Вряд ли нужно доказывать, что с тех пор, как бытие человечества вышло из первоначальной прямой и грубой зависимости от природы, значение социальных и культурных обстоятельств жизни людей имело для них несравненно большее значение, чем природные условия их существования, тем более что первые зависели от выбора человека, а вторые были объективной данностью, с которой приходилось мириться, как бы к ней люди ни относились. Солнце можно было обожествлять, на него можно было молиться, пытаться его заклинать, но изменить его реальную силу воздействия на жизнь было невозможно; поэтому к объективным формам бытия природы нужно было приспособиться, изменяя их в процессе труда в той мере, какая на каждой ступени истории оказывалась доступной техническому гению человечества. Естественно, что отношение к природе требовало все более широкого и последовательного преодоления мифологического ее восприятия, воснове которого лежит именно ценностное сознание, и развития того объективно-безоценочного познания закономерностей ее материального бытия, которое и призвана осуществлять наука, ибо только такое знание позволяет развиваться технике и технологии производства. Математика и явилась «идеальной» формой научного знания, что, отвлекая количественные и структурные отношения материальных объектов от особенностей их качественного и содержательно-субстратного существования, она достигла предельно возможного «очищения» объективного от субъективного, знания от ценностного отношения (предельно возможного — потому что освободившись от мистики чисел и структур и будучи неподвластна влиянию политических, этических и экзистенциальных ценностей, она сохранила и даже развила, как мы помним, в XX веке свою зависимость от цен- 102 -- - ? ностей эстетических). Такая безоценочность познавательной установки свойственна всем наукам о природе, обеспечивая объективность истин, добываемых в них тем субъектом познания, которого И. Кант назвал «трансцендентальным», ибо он освобождается от всякой субъективности отношения к познаваемому. Что же касается познания «социальной материи», явлений культуры, бытия самого человека, то тут возможности познающего субъекта обрести качество «трансцендентальносте» оказываются крайне ограниченными — они могут реализовываться только в тех познавательных ситуациях, в которых необходимо и возможно выявление количественных или структурных отношений в этой сфере бытия, то есть таких, в которых элиминируется конкретность индивидуального бытия человека, события, процесса, артефакта.

Ибо, как только мы имеем дело с познанием единичного, конкретно-человеческого и тем более уникального, неизбежно вступает в дело наше к нему ценностное отношение. Именно по этой причине В. Дильтей и неокантианцы противопоставили в свое время «науки о культуре» (или «о духе») «наукам о природе», считая, что если последние имеют целью «объяснение» познаваемого, то первые способны только на «понимание», а оно представляет собой герменевтическую процедуру, то есть особую форму ценностного осмысления постигаемого явления. Примеры подобных различий: психологическая наука, изучающая структуру человеческой психики, работает тем же безоценочным методом, что и биологическая наука, изучающая психическую активность животного (зоопсихология), а ученый, изучающий психологию конкретного исторического персонажа — Петра I или Николая I — не может «отключить» свое к нему отношение — политическое, нравственное, эстетическое — из этого исследования, даже если к тому и стремится в поисках «абсолютной объективности»; «добру и злу внимая равнодушно» мог описывать исторические реалии только летописец-документалист, как точно охарактеризовал метод Пимена А. С. Пушкин, но не ученый, и сам Пушкин, исследуя как ученый историю пугачевского бунта, не мог, да и не хотел, скрывать своего отношения к российскому бунту — «бессмысленному и беспощадному», по его оценке. Другой пример — ставшее классическим в искусствознании исследование Г. Вельфлина «Основные понятия истории искусства», методологическую основу которого автор определил как «историю искусства без имен», что означает — и без оценок, ибо выявление структурных инвариантов ренессансного и барочного произведений архитектуры, живописи, скульптуры потребовало отвлечения от эстетической, художественной, нравственной, религиозной ценностей каждого произведения; такой же строго научный, безоценочный подход был юз применен в «Исторической поэтике» А. Веселовского, в «Морфологии сказки» В. Проппа, в «Морфологии искусства» автора этих строк; когда же задачей искусствоведа, а особенно художественного критика, становится изучение своеобразия творчества определенного художника и каждого его произведения, тогда подобное отвлечение становится невозможным, ибо реальное бытие художественного творения состоит именно в реализации его ценностных свойств.

Таким образом, соотношение познания и ценностного осмысления различно в разных областях науки; отсюда позитивистское мышление делает вывод, что гуманитарное знание, впускающее в свое содержание ценностное отношение к познаваемому, нельзя вообще считать научным. Так, в англо-американской литературе сложилось противопоставление sciences и humanities (оно хорошо описано в брошюре Ч. Сноу «Две культуры» [3]; более основательной представляется уже упоминавшаяся позиция В. Дильтея и представителей неокантианства начала XX века В. Виндельбандта и Г. Риккерта, которые, различая «генерализирующий» метод наук о природе и «индивидуализирующий» метод наук о культуре, считали все же последние науками, поскольку их основная задача состоит в познании рассматриваемых ими явлений [4]. И действительно, труд историка, этнографа, культуролога, литературоведа является подлинно научным именно в той мере, в какой он, независимо от своих ценностных суждений, способен выявить объективно присущие предмету его исследования свойства, особенности его содержания, строения, функционирования, развития. Реализация этой способности и отличает не естественные науки от гуманитарных, а науку от публицистики, которая принадлежит не миру наук, а сфере идеологии, что бы при этом ни становилось предметом обсуждения публициста — события общественной жизни, портрет некоей личности или открытие физика, биолога, математика.

<< | >>
Источник: В.Л. Обухов , Ю.Н. Солонин , В.П. Сальников и В.В. Василькова. ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ: Учебник для магистров и аспирантов — Санкт-Петербургский университет МВД России; Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности; СПбГУ; СПбГАУ; ИпиП (СПб.) — СПб.: Фонд поддержки науки и образования в области правоохранительной деятельности «Университет». — 560 с.. 2003

Еще по теме § 2. Роль ценностного сознания в функционировании и развитии разных отраслей науки:

  1. § 3. Роль ценностного сознания в истории научного познания бытия
  2. Многообразие и противоречивость ценностных ориентаций науки как социального института. Сциентизм и антисциентицизм в оценке роли науки в современной культуре
  3. Глава 12. Роль формализма в развитии науки
  4. Ценностная интеграция пуританства и науки
  5. Ценностная интеграция пиетизма и науки
  6. Педагогика высшей школы как отрасль педагогической науки
  7. Социальная педагогика как отрасль педагогической науки
  8. 1.3. Система отраслей педагогической науки
  9. Глава 1. ПРЕДМЕТ И ОТРАСЛИ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
  10. § 9. Можно ли сравнить между собой роль пространства, времени, движения и материи в разных картинах мира?
  11. Глава 7 ЮРИДИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА - ОТРАСЛЬ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
  12. § 1. Умственное развитие и ценностные ориентации
  13. Б. Т. ГРИГОРЬЯН. ФИЛОСОФИЯ и ЦЕННОСТНЫЕ ФОРМЫ СОЗНАНИЯ (Критический анализ буржуазных концепций природы философии), 1978
  14. РАЗДЕЛ 9 Эпистемологический образ науки. Генезис науки и основные исторические этапы ее развития
  15. § 7. Роль и место мифологического сознания в философском мировоззрении
  16. Ь) РАЗДВОЕНИЕ НАУКИ И ФИЛОСОФИИ ЖИЗНИ В ДИЛЬТЕЕВСКОМ АНАЛИЗЕ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  17. ЧИКАГСКАЯ ШКОЛА политической науки, ее роль и значение
  18. Л. П. Огурцов Образы науки в буржуазном общественном сознании
  19. Роль науки и техники в культурной истории человечества
  20. Идеология Реформации и ее роль в становлении буржуазного общественного сознания;