§ 2. Молдавия в польско-турецких отношениях конца XVI — первых десятилетий XVII в.

Внешняя политика Молдавского княжества в 1595— 1620 гг. находилась в почти полной зависимости от польско-турецких отношений.

В І595 г. на юго-востоке Европы наблюдалась следующая расстановка основных политических сил.

Османская империя вела войну с Австрией и союзными ей Трансильванией и Валахией. Военная угроза нависла над собственно турецкими территориями, прекратилось снабжение Стамбула продовольствием, поступавшим из охваченных восстанием областей. Начались направленные против власти султана волнения в Малой Азии, Турция терпела неудачи и в войне с Ираном. Военные неудачи и угроза, голода вызвали беспорядки в империи. Однако отсутствие единства среди союзников по антиосманской коалиции значительно облегчило положение Порты. Прежде всего валашский господарь Михаил Храбрый (Михай-воевода) в этот период начинает все больше уходить из-под влияния Австрии, стремится проводить независимую от Священной лиги внешнюю политику.

Политика стран, участвовавших в конфликте, была сложна и подчас противоречива, большое влияние на нее оказывала постоянно менявшаяся политическая конъюнктура в регионе. Османская империя, отчаянно сопротивляясь противникам, одновременно старалась использовать любое противоречие между ними для их разъединения и ослабления. Михаил Храбрый в соответствии с собственными политическими планами в 1595 г. возобновил вассальные обязательства в отношении османов и заключил с ними мир18. Обезопасив себя на время со стороны Османской империи, валашский господарь пытался наладить союзные отношения с Речью Посполитой и Молдавией. Однако союз Валахии с Речью Посполитой был невозмо жен, так как каждая из сторон стремилась к распространению своей власти на одни и те же земли.

Габсбурги, видя непостоянство валашского господаря, с одной стороны, и стараясь преградить путь польской экспансии — с другой, пытались укрепиться в Трансильва- нии. Трансильванский князь Сигизмунд Батори в 1598 г. отрекся от престола в пользу Габсбургов. Воспользовавшись этим, Речь Посполитая с молчаливого согласия Порты выдвигает князем Трансильвании сенатора Речи Пос- политои"Андрея Батори. Условием своего согласия с этой акцией Порта ставит принесение Андреем Батори клятвы верности султану. Тогда, писал Сигизмунд III султану, страна эта сохранит свой прежний статус. Короля же султан просил помочь восстановить в Трансильвании порядок, быть добрым советчиком воеводе и способствовать сохранению мира19.

Таким образом, в сотрудничество между Варшавой и Стамбулом включалась и Трансильвания, которая фактически отказалась от антиосманской борьбы, причем Порта примирилась с польским ставленником на ее престоле. Сложившаяся к середине 1599 г. ситуация обратилась в первую очередь против валашского господаря Михаила Храброго. Одной из первых дипломатических акций нового трансильванского князя было посольство к Михаилу Храброму, от которого Андрей Батори потребовал покинуть Валахию, иначе он будет атакован и выдан османам20. Враждебно к Валахии относился и Иеремия Могила. Чтобы привлечь новые силы к антиосманской войне, валашский господарь в октябре 1599 г. занимает Трансильванию. После этого военное столкновение Валахии и Речи Посполитой становится практически неизбежным.

В конфликт между двумя странами втягивается и зависимая от Речи Посполитой Молдавия.

Польский король, не желая мириться с потерей Трансильвании, поручает Иеремии Могиле оказать военную помощь перешедшему под польское покровительство Сигизмунду Батори. Молдавский господарь приютил изгнанника у себя и стал готовиться к войне с Валахией.

Не желая упустить военную инициативу, Михаил Храбрый не скрывал своих планов, направленных против молдавского господаря и польского короля. Узнав о планах валашского господаря в отношении Молдавии, да и самой Польши, польский король и Ян Замойский продемонстрировали решимость защищать княжество. Обращаясь я шляхте пограничных с Молдавией районов Речи Посполитой, король в декабре 1599 г. заметил: «...Эта страна (Молдавия. — Авт.) всегда была под верховенством и защитой короны и сейчас вновь была принята под наше покровительство»21. Самого же Михаила Храброго король предупредил, что его акции против Молдавии будут рассматриваться как объявление им войны Речи Посполитой22.

Однако это не остановило валашского господаря. В мае 1600 г. он переходит границу Молдавии и занимает княжество. Это произошло, так как Иеремия Могила и его польские покровители были чрезвычайно непопулярны среди широких слоев молдавского населения. Господарь фактически утратил контроль над бесчинствовавшими в стране польскими наемниками. В результате большая часть молдавского войска перешла на сторону валашского господаря, а Иеремия Могила с небольшим отрядом поляков и несколькими верными боярами бежал в Хотин23. Михаил Храбрый объявил себя также и господарем Молдавии. Он намеревался затем совершить поход и в Польшу, чтобы расширить антиосманскую коалицию. Но его политика по оформлению крепостного права в Валахии сужала базу для антиосманской борьбы даже в собственном княжестве.

Итак, Речь Посполитая лишилась Трансильвании и Молдавии, теперь опасность угрожала и непосредственно ей самой. Ян Замойский решил сразиться с врагом на территории Молдавии. Пользуясь тем, что Михаил Храбрый после нескольких недель пребывания в Молдавии отправился подавлять инспирированные Габсбургами волнения в Трансильвании, гетман перешел Днестр, восстановил на престоле Иеремию и, довольно быстро освободив княжество от валашских и венгерских отрядов,-вторгся в Валахию. Эти акции Замойского всецело поддерживала Порта. Тяжелое положение Михаила Храброго, а затем его трагическая гибель позволили Замойскому при содействии татар оккупировать Валахию. Здесь в октябре 1600 г. на трон был посажен брат Иеремии Семен, который также признал себя польским вассалом и обязался платить королю ежегодную дань в размере 4 тыс. золотых24.

Семен немедленно признал себя и вассалом Порты, отправив султану в подарок 200 лошадей25. Таким образом, польское влияние распространилось и на Валахию, а султан, как свидетельствуют документы, благодарил короля и гетманов за помощь, оказанную в борьбе с Михаилом Храбрым26. Плодами военных побед Михаила Храброго над османами стремилась воспользоваться Габсбургская империя, на стороне которой он выступал. В ходе борьбы с османами Габсбурги надеялись включить Мол давию и Валахию в состав своих вассальных владений. Но их интересы в данном регионе входили в противоречие с интересами как османов, так и Речи Посполитой. Рас- простраяение польского влияния на Валахию явилось тем пределом, за которым неизбежно должно было наступить обострение отношений не только с Австрией, но и с Османской империей.

Итак, ослабевшая Османская империя была вынуждена временно примириться с польским вмешательством в Молдавское и Валашское княжества и Трансильванню, так как оно притушило там пожар восстания, а затем вывело их из антитурецкой войны. Но наиболее важным фактором, заставившим Порту временно примириться и даже поддержать военно-дипломатическую экспансию в этих странах, был расчет на то, чтобы удушить своего самого опасного врага — Михаила Храброго — с помощью или даже руками Речи Посполитой. Трудно сказать, когда выкристаллизовалась эта линия в турецкой политике, ведь обстановка, как военная, так и дипломатическая, менялась с поразительной для того времени быстротой и от планов уничтожения Михаила Храброго Порта не раз переходила к планам примирения с ним. Но так или иначе обстановка благоприятствовала реализации этого расчета. Отсюда и неравнозначность выгод, извлеченных Речью Посполитой и Османской империей из временного «сотрудничества».

Польша лишь на короткое время добилась частичного удовлетворения своих требований, в частности в отношении Молдавии. Порта же, временно уступив, в сущности, очень мало (например, признав за Речью Посполитой право покровительствовать Могилам), поддержала этим польскую экспансию, ставшую одним из важных факторов, позволивших устранить с политической арены Михаила Храброго.

Но как только угроза, исходившая от валашского господаря, исчезла, в польско-турецких отношениях начали появляться первые трещины. Прежде всего Порта осторожно (война с Австрией и Ираном продолжалась), но решительно постаралась нейтрализовать польское влияние в Валахии. Использовав в качестве предлога недовольство подавляющего большинства бояр Валахии властью Семена Могилы (июль 1601 г.), Порта сместила его. Причем султан написал Семену письмо с просьбой не сердиться, обнадеживая, что после смерти Иеремии он станет править в Молдавии27. Содержание указанного документа, само его наличие — беспрецедентный факт в истории взаимоотношений Порты с правителями княжеств. Наряду с другими факторами он объясняется стремлением в противовес полякам усилить свое влияние на династию Могил. Куда более резок тон султанского письма к польскому королю, в котором Семен Могила обвиняется в грабежах и насилиях, т. е. дается понять, что господари — ставленники Польши — люди недостойные.

Смещение Семена Могилы и назначение господарем Валахии Раду Михни (сентябрь 1601 г.) положили конец турецко-польскому «сотрудничеству». Началась борьба Польши за сохранение тех небольших уступок (в частно* сти, молдавского и валашского престолов за семьей Могил), которых ранее добилась от Порты.

Семен Могила при поддержке Иеремии (за спиной которого, разумеется, стояла Польша) отказался выполнить решение султана и начал борьбу за валашский престол. Дважды после своего смещения он занимал Валахию. В битвах гибли, с одной стороны, за Семена Могилу поляки и молдаване, с другой — османы и валахи, поддерживавшие назначенных султаном господарей (Раду Мих- ню, а затем Раду Шербана). Наконец, Семену Могиле пришлось уступить (в июле 1602 г.) и дожидаться смерти своего старшего брата Иеремии.

Военные акции своих вассалов Польша попыталась поддерживать дипломатическими акциями. Французский посол в Стамбуле де Бреве сообщал в апреле—августе 1602 г., что посол польского короля обвинил Порту в невыполнении своих обещаний. Польский дипломат настаивал на том, чтобы княжества уступили Речи Посполитой. Она обязывалась платить Порте ежегодный харач. 4 августа де Бреве писал, что видел ответ, который вез Сигиз- мунду III его посол: это был полный отказ не только по вопросу о Валахии, но и относительно Молдавского княжества28.

Польско-османские противоречия по вопросу о Молдавском княжестве постепенно нарастали. От прямого конфликта с Польшей Порту удерживали война с Австрией и неизменно лояльное поведение представителей старшего поколения Могил, в особенности Семена, ставшего в 1606 г. господарем Молдавии29. Поляки, начав губительную авантюру в России, также стремились сохранить мир с Портой.

Итак, польско-турецкое «сотрудничество» в вопросе о влиянии в Молдавском княжестве прекратилось уже к 1602 г. В этот период Молдавия практически не предпринимала никаких внешнеполитических акций, а лишь покорно выполняла «рекомендации» своего польского покро вителя. На фоне постепенного обострения польско-турецких отношений политика княжества оставалась, как пока- Посполитой. Но это была не государственная политика, а аывают документы, главным образом под влиянием Речи политика установления родственных связей с могущественными магнатскими родами, обеспечивающая личные интересы семьи Могил. Она содействовала сохранению (да и то не всеми представителями этой династии) мирных отношений с Портой. И, наконец, ее характеризует практически полное подчинение Речи Посполитой не только во внешней, но и в значительной мере во внутренней жизни.

В самом деле, уже Иеремия Могила фактически не мог справиться с наемниками, которые были посланы польским королем в Молдавию и Валахию охранять господарей. Могила неоднократно обращался к королю с просьбой защитить его и страну от этих военных банд, которые оплачивались из молдавской казны. В короткий срок княжество было фактически превращено польскими покровителями в бесправную польскую провинцию (хотя юридически она таковой не была). Так, Иеремия, а затем Семен платили Речи Посполитой дань, выделяли денежные субсидии для оплаты королевского войска, преподносили королю богатые подарки. За свою преданность и предоставление королю солидных денежных средств господари униженно молили о защите их от польских подданных или от османов.

Вслед за королем к грабежу Молдавии приступили многочисленные польские родственники Могил. Они фактически игнорировали господаря как суверенного властелина княжества, захватывали важные государственные должности, самовольно вершили суд не только над подданными господаря, но и над боярами, имевшими польское шляхетство.

Тон, заданный близкими родственниками Могил, был подхвачен находившимися в княжестве польскими военными и гражданскими лицами. Грабеж беззащитного населения княжества, нарушение таможенных законов, произвол польских купцов, рейды пограничной шляхты с целью грабежа и насилий3® почти два десятилетия царили в Молдавии.

Такое положение не способствовало укреплению в стране династии Могил, авторитету их покровителей. В княжестве создавались условия для свержения ставших ненавистными польских союзников. С внутренними факторами сочетались внешние. Политические силы в Европе перегруппировывались перед крупнейшим военным кон фликтом XVII в. — Тридцатилетней войной. В рамках этой перегруппировки сил наметилось сближение Речи Посполитой с Габсбургами, завершившееся в 1613 г. подписанием договора о союзе. Сближение Польши с заклятым врагом Османской империи еще больше обостряло польско-османские отношения. Завершив в 1606 г. войну с Австрией, Порта стала медленно, но решительно восстанавливать свои позиции к северу от Дуная. Князем Тран- сильвании стал непримиримый противник Габсбургов Габриэль Батори. В Валахии также правили ставленники султана. И только в Молдавии на престоле находился Константин Могила (1607—1612 гг.), занявший его с помощью польских войск.

Когда Константин Могила занял престол, султан, продолжавший изнурительную войну с Ираном, утвердил его господарем. Но внешнеполитическое (как, впрочем, и внутриполитическое) положение Могилы было очень непрочным, а проводимая им политика — попросту беспомощной. Так, Константин Могила не очень заботился о регулярной отправке в Порту харача, что наряду со сведениями о бесчинствах поляков в княжестве окончательно подорвало его авторитет в Стамбуле. Под влиянием польской дипломатии Константин Могила вмешался в борьбу за престол в Валахии, поддерживая господаря, угодного Речи Посполитой и Австрии. В борьбе с Могилами, а фактически с Польшей, Османская империя опиралась на Габриэля Батори, который вынудил Могилу признать себя вассалом и платить дань в 8 тыс. флоринов31.

Из разоренной и растерзанной Молдавии три дани (Турции, Речи Посполитой и Трансильвании) выкачивать было довольно сложно. К этому времени Речь Посполитая прочно увязла в московской авантюре и не смогла защитить Константина Могилу. Создалась благоприятная для Порты международная ситуация, которая в совокупности с внутриполитической обстановкой в Молдавии позволила ей положить конец военному вмешательству поляков в дела княжества. В конце 1611 г. султан принял решение сместить Константина Могилу и поставить на его место Стефака Томшу. При поддержке османов Томша в нескольких сражениях разбил отряды Константина, отступившего в Хотин. Произвол поляков в Молдавии обусловил поддержку, которую оказали Томше мелкие и средние феодалы и городские слои. Новый господарь пытался с помощью жесточайших мер стабилизировать положение в разоренной стране. Он преследовал всех сторонников Могил (преимущественно крупных бояр) и совершал на беги на территорию самой Польши. Таким образом, воспользовавшись тяжелым положением польской армии л России и непопулярностью польских ставленников в Молдавии, Порта решительно изменила соотношение сил в княжестве в свою пользу.

Польский король Сигизмунд III рассматривал действия османов как предательский удар в спину, как результат «злых против нас замыслов, которые давно питал злостный сосед»32. Однако война с Москвой не позволила ему дать действенный отпор Томше и османам. Сильная партия магнатов также настаивала на сохранении мира с Портой33. Польский король попытался изменить положение в Молдавии дипломатическим путем. В письме, направленном султану 1 июня 1612 г., Сигизмунд выражал мнение, что Константин Могила смещен без ведома Порты. Стефана Томшу король обвинял в грабежах и убийствах, заявляя, что, «пока он будет там во главе управления, мы не сможем надеяться на мир, которого мы желаем»34. Конфликты на границе продолжались, и польская дипломатия все настойчивее требовала смещения Томши35. Между тем Константин Могила при поддержке польских и татарских отрядов сделал новую попытку изгнать Томшу. Крымский хан по приказу султана выслал свои войска на помощь Томше. Во время боя татары-наемники, сражавшиеся на стороне Константина, предали его, ударив с тыла по польским отрядам. Константин погиб, ряд видных магнатов были взяты в плен, очень немногие спаслись, укрывшись за стенами Хотина36.

Татары, не встречая никакого сопротивления, грабили пограничные области Польши. Польскому послу в Стамбуле продемонстрировали 100 закованных в кандалы поляков и 50 отрубленных голов его соотечественников37. Посол, взятый под арест, твердил, что король не причастен к этой экспедиции и что ее самовольно предпринял Потоцкий, но его оправданий уже никто не слушал. Султан заявил, что в Молдавии будет господарем лишь тот, кого он назначит38. Успешное окончание воины с Ираном в 1612 г. и утверждение ставленника османов в княжестве изменили и тон турецкой дипломатии: она категорически отвергла право Речи Посполитой каким бы то ни было образом вмешиваться в молдавские дела.

Стефан Томша попытался извлечь определенную пользу из происшедших событий. Хотя военные силы Польши были ослаблены, все же в октябре 1612 г. гетман С. Жол- кевский готовился перейти Днестр. Тогда Томша отпра вил в польский лагерь послов. Гетман почел за лучшее заключить мир. Томша обязался способствовать установлению мира между Польшей, Турцией и Крымом, а также, подобно прежним господарям Молдавии, быть верным и покорным слугой короля39. Не чувствуя себя, однако, достаточно уверенно, Томша не стал требовать возвращения Хотнна. Договор означал лишь временную передышку во враждебных действиях обеих сторон. Томше она была нужна для стабилизации внутриполитического положения в княжестве. Польская сторона также готовилась собраться с силами.

Однако никто не принимал обещаний Томши всерьез. Уже в 1613 г. польские дипломаты пытались подкупить турецкого посла, чтобы он помог сместить Томшу40. Господарь, в свою очередь, атаковал в августе того же года Хетин, но был отброшен с большими потерями4'.

Положение Томши ухудшилось в связи с внутренними беспорядками, а также с войной Османской империи в Азии, отвлекшей значительные ее военные силы. Этим решила воспользоваться проживавшая в Польше вдова Иеремии Елизавета. Она не могла смириться с тем, что ее семья вынуждена была покинуть Молдавское княжество. Елизавета была организатором и вдохновителем ряда авантюристических экспедиций в княжество. Опираясь на военно-финансовые ресурсы своих зятьев, могущественных магнатов Вишневецкого и Корецкого, Елизавета в 1615 г. начала подготовку к новому вторжению в Молдавию. На этот раз престол предназначался ее сыну Александру, хотя ему было 10—11 лет. Гетман С. Жолкевский жаловался 7 сентября 1616 г. королю, что «недисциплинированные сторонники» Елизаветы грабят Подолию и все награбленное свозят в имение Устие, принадлежавшее Могилам, и призывал шляхту оказать им сопротивление42.

Разбив войска Томши (который бежал в Валахию, предварительно спалив Яссы), польские солдаты стали вывозить из княжества скот и награбленное имущество. Сторонники Александра Могилы отправились в Стамбул просить султана утвердить нового господаря, предлагая за это большие деньги43. Летом 1616 г. турецкие, татарские и валашские отряды пересекли границу Молдавии. Молдавский гетман Бучок с 2 тыс. кавалеристов перешел на сторону османов. Отряды Могил были разбиты. Елизавета и ее дочь княгиня Корецкая попали в турецкие гаремы, два малолетних сына были обращены в мусульманство, в плен попали многие польские воины44.

В Молдавию был назначен новый господарь Раду Ми- хня, который быстро завоевал расположение бояр и наладил отношения с Польшей, уже не имевшей сил для продолжения борьбы.

К концу второго десятилетия в расстановке политических сил на востоке и юго-востоке Европы произошли существенные изменения. Потерпела провал авантюра польских феодалов в России, политическое влияние которой в Европе заметно возросло. Важным фактором, обусловливавшим европейскую политику рассматриваемого времени, была Тридцатилетняя война. Внешней формой, за которой скрывались политические планы борьбы с Габсбургами, была идея объединения некатолических церквей для борьбы с католической реакцией45. К лагерю некатолических стран примкнула и Россия, чьей внешней политикой к рассматриваемому времени начинает руководить пат-, риарх Филарет Никитич (отец Михаила Романова). Главной внешнеполитической задачей России патриарх Филарет считал сокрушение Речи Посполитой (выступившей союзником Габсбургов) и поэтому пошел на сближение со Швецией и Османской империей.

Поначалу османская дипломатия очень осторожно относилась к проектам антипольских действий. Решающую роль в формировании позиции Порты играла Речь Посполитая, выступившая в Тридцатилетней войне союзницей Габсбургов. Эффективная помощь, оказанная Сигизмун- дом III Габсбургам во время осады Вены войсками трансильванского князя Г. Бетлена, была представлена последним Османской империи как действия против него, турецкого подданного. Итак, для польско-турецкой войны нужен был только повод, и такой повод вскоре появился.

В Молдавии с февраля 1619 г. правил господарь Гаспар Грациани. Господарь был ставленником Порты, однако конфликт с Г. Бетленом и отсутствие опоры внутри Молдавии обусловили его ориентацию на Речь Посполитую. Польский посол Отвиновский, прибывший в Стамбул, чтобы подтвердить прежде заключенные мирные соглашения, был принят очень холодно. Возвратившись, он сообщил Жолкевскому, что в 1620 г. султан Осман лично двинется с армией на Речь Посполитую46.

Если Грациани вынуждали искать союза с Польшей тяжелое внутриполитическое положение, угроза мести со стороны османов, а также его личные политические симпатии, то ответное доброжелательное отношение Речи Посполитой было обусловлено отнюдь не альтруистическими побуждениями великодушного сюзерена, как это изображают некоторые буржуазные авторы47. Понимая, что вой на неизбежна, и надеясь на поддержку Грациани, Речь Посполитая вновь попыталась вернуть Молдавское княжество в сферу своего влияния. С другой стороны, такую акцию можно рассматривать как составную часть действий Польши в рамках Тридцатилетней войны, ибо это была попытка нанести удар Османской империи, поддерживающей страны «протестантского» лагеря.

Как сообщал французский посол в Стамбуле, 18 августа 1620 г. султан принял решение о смещении Грациани48. 4

сентября поляки перешли Днестр, а в польский лагерь пришло известие о том, что Грациани приказал умертвить приехавших арестовать его турок и татар49. По свидетельству осведомленного очевидца событий Теофила Шемберга, господарь обещал гетману Жолкевскому 25-тысячное молдавское войско50. Однако в лагерь гетмана господарь прибыл с небольшим (600 человек) отрядом наемников-ино- странцев. Гетман принял его довольно торжественно, но Грациани, увидев малочисленность сил своих покровителей (у Жолкевского не было и 9 тыс. человек), вел себя очень сдержанно51. Состояние господаря можно понять, ведь он хорошо знал, каковы силы противника, хотя сознательно не говорил об этом с Жолкевским52. 9 сентября поляки двинулись к Цуцоре, а 18 сентября — встретились с армией Искандер-паши, состоявшей из отрядов никопольского и румелийского бейлербеев, отряда трансильванцев и 25 тыс. крымских и ногайских татар (всего свыше 30 тыс. человек)53.

После первых же сражений стало ясно, что польская армия обречена на гибель, поэтому Грациани и несколько магнатов бежали из лагеря со своими отрядами. Участь беглецов был страшной: Грациани был убит боярами, часть поляков утонула в Пруте или погибла от рук татар и лишь Корецкий со своими людьми вернулся в лагерь. После этих событий у Жолкевского осталось не более 5

тыс. человек54, которых едва удалось организовать и убедить отступать без паники. Все же армия была почти полностью уничтожена, а сам гетман погиб в бою55.

Татарские отряды начали разорять Подолию и Волынь, не знали покоя Краков, Львов и Варшава56. Султан Осман торжествовал победу, вновь поползли слухи о том, что княжество будет превращено в пашалык57. В следующем году османы готовились предпринять поход на Речь Посполитую.

Эпилогом длившейся четверть века польско-турецкой борьбы за Молдавию явилась Хотинская война. Хотин — последний пункт, который еще удерживала в своих руках Речь Посполитая на территории княжества. Здесь укрепился с армией, состоявшей в основном из казаков под командой Сагайдачного, гетман Ходкевич58. Более месяца османы во главе с султаном осаждали Хотин. Наконец 9

октября 1621 г. был заключен договор (а по сути соглашение), венчавший целую эпоху в истории польско-турецких отношений. По условиям договора, Порта обязывалась сохранять мир с Речью Посполитой, удерживать татар от набегов на Польшу, не превращать Молдавию в пашалык, а при назначении господаря стараться, чтобы он поддерживал дружественные отношения с Польшей. Поляки обещали прекратить военное вмешательство в молдавские дела, освободить Хотин, передав его молдавскому господарю, и препятствовать антиосманским казацким походам. После долгих колебаний польская сторона оказалась вынужденной согласиться на ежегодные подарки татарам, но от уплаты дани Порте категорически отказалась.

Хотинская война еще раз подтвердила, что молдавскому и украинскому народам предстоит длительная и упорная борьба с общим врагом — османскими поработителями.

<< | >>
Источник: Драгнев Д.М.. Очерки внеш.-пол. истории Молдавского княжества. 1987

Еще по теме § 2. Молдавия в польско-турецких отношениях конца XVI — первых десятилетий XVII в.:

  1. § 2. Молдавское княжество в русско-турецких и польско-турецких отношениях в 60-х гг.
  2. § 1. Молдавия в системе русско-турецких отношений в начале века. Совместная борьба Молдавии и России против Османской империи в 1711 г.
  3. Глава VIII ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВСКОГО КНЯЖЕСТВА В КОНЦЕ XVI —ПЕРВЫХ ДЕСЯТИЛЕТИЯХ XVII в.
  4. $ 2. Международное положение Молдавии после Прутского похода. Молдавско-австрийские и молдавско-польские отношения в 1711—1735 гг.
  5. § 3. Социально-политический кризис конца XVI — начала XVII в. в России. "Смутное время" и его последствия
  6. Глава X МОЛДАВИЯ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII — НАЧАЛЕ XVIII в.
  7. Глава XII МОЛДАВИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ВОСТОЧНОЙ и ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ В 40-х — СЕРЕДИНЕ 70-х rr. XVIII в. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1768—1774 гг.
  8. § 1. Турецкий поход на Молдавию в конце 30-х — начале 50-х гг.
  9. § 2. Внешнеполитическое положение Молдавии • конце 30-х — начале 50-х rr. XVI •.
  10. § 2. Появление османского фактора во внешней политике Молдавии и ее международное положение в середине второго—середине третьего десятилетий
  11. § 1. Участие Молдавии в антиосманской войне Священной лиги (до середины 90-х гг. XVI в.)
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -