<<
>>

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА (стр. 65—151)

Впервые — отд. изданием: «Основные проблемы изучения образования и развития древнерусского литературного языка» (Советский комитет славистов. «IV Международный съезд славистов. Доклады»). М, Изд-во АН СССР, 1958.
138 стр. Это издание было бесплатным ж раздавалось до съезда и во время съезда его участникам (тираж 1200 экз.). Печатается по тексту этого издания. В 1961 г. текст был полностью и без изменений переиздан в кн.: «Исследования по славянскому языкознанию» (Академия наук СССР. Советский комитет славистов), М., 1961, стр. 4—113. С этим докладом Виноградов выступил на пленарном заседании 1 сентября 1958 г. Он был обсужден на заседаниях лингвистической секции и на подсекции «Славянские литературные языки и лексикология». По докладу Виноградова выступили А. Исаченко, В. Д. Левин, Н. А. Мещерский и С. И. Ожегов (см. «IV Международный съезд славистов. Отчет», Изд-во АН СССР. М., 1960, стр. 121).

Текст выступления Виноградова по опубликованному докладу был записан на магнитофон и позже на его основании автором было составлено его резюме следующего содержания:

«Проблема образования и развития литературных языков является одной из актуальнейших проблем современного языкознания. На материале истории русского языка делается попытка показать изменения в объеме и содержании понятия „русский литературный язык"; во внимание принимаются не только культурно-общественные (в том числе и «ловесно-художественные) функции литературного языка, но и его специфические структурные качества, обусловленные его отношением к народно-разговорной речи, к фиксирующим и отражающим ее письменно-документальным памятникам и к народно-областным диалектам.

В связи с этим подвергаются детальному критическому рассмотрению существующие историко-лингвистические концепции по вопросу о возникновении и развитии древнерусского литературного языка. В докладе отмечается не-дифференцированность применения ряда терминов, необходимых для изучения истории литературного языка, и прежде всего — термина „литературный язык"; упорядочение и уточнение терминологии (отечественной и зарубежной) рассматривается как одна из важнейших предпосылок для понимания исторически меняющейся структуры древнерусского литературного языка, его функционально типовой дифференциации и для изучения процессов и закономерностей его развития. Далее указывается на неправомерность применения по отношению к древнерусскому литературному языку понятия „стиль языка и вводится новое понятие — „тип языка". В древнерусском литературном языке устанавливаются два типа языка: 1) книжно-славянский и 2) народно-литературный (или литературно обработанный народно-письменный), в которых уже в XI— XII вв. наблюдаются признаки стилистической дифференциации, связанной с различием сфер функционального и жанрового их применения; в процессе формирования и дальнейшего развития этих типов языка прослеживается взаимодействие как по линии сближения и взаимообогащения, так и по линии противопоставления.

Образование системы трех стилей русского языка (вторая половина XVI—начало XVII в.) рассматривается как результат органической связи и взаимодействия указанных двух типов древнерусского литературного языка, что было обусловлено не только внутренними законами их развития, но и социально-историческими причинами.

В заключение подвергаются критическому анализу как существующие схемы, так и самые критерии и основания периодизации истории русского литературного языка. В докладе намечаются две схемы периодизации, каждая из которых относится к одному из указанных типов литературного языка, но учитывает и взаимодействие между ними.

В связи с установленной на основе уточнения и разграничения разных лингвистические понятий историей развития обоих типов древнерусского литературного языка намечаются те проблемы, которые представляются наиболее актуальными и для историков русского языка, и для историков других славянских языков: изучение сложных процессов фонетической, грамматической и лексико-семантической ассимиляции старославянского (а позднее церковнославянского) языка у восточных славян и путей его дальнейшего творческого развития в качестве основы книжно-славянского типа древнерусского литературного языка; изучение взаимодействия книжно-славянского типа древнерусского литературного языка с литературными языками других славянских народов и прежде всего с народно-восточнославянским типом литературного языка и живой разговорной восточнославянской (а позднее — великорусской) речью; исследование основных этапов и закономерностей развития каждого из двух типов древнерусского литературного языка с их стилистическими вариантами на протяжении XI—XVI вв. вплоть до образования системы трех стилей: определение критериев и принципов периодизации истории литературных языков и др.» («IV Международный съезд славистов. Материалы дискуссии», т. II — «Проблемы славянского языкознания». М, 1962, стр. 12—13).

В дискуссии были затронуты вопросы принципиально терминологического и конкретно-исторического характера. Так, ставилась под сомнение целесообразность применения не только понятия (и подхода) двух «стилей» в древнерусский период, но, в какой-то мере и понятия (и термина) «двух типов». «Если считать, — рассуждал А. Исаченко, — что наличие или отсутствие аориста или имперфекта является чисто стилистическим фактом, что наличие или отсутствие дательного самостоятельного — только стилистический прием, что вся система парадигмы в церковнославянском и древнерусском языках представлена „двумя вариантами", то можно прийти к выводу, что все славянские языки являются лишь „вариантами"» (стр. 18). Отмечалась «исключительная роль старославянского (цер-ковнославянского) языка» и подчеркивалось, что" «говорить о структурно различающихся „типах" русского литературного языка можно только применительно к эпохе позднего средневековья — XIV—XVII вв., но не применительш к древнему периоду» (В. Д. Левин стр. 158—159). Развивая этот тезис, Н. А. Мещерский заявлял, что «трудно говорить для Киевской эпохи о двух типах древнерусского литературного языка, как предлагает в своем докладе В. В. Виноградов. По общественным функциям языковых памятников и по соотношению в их языке восточнославянских и старославянских элементов можно выделить три типа: язык деловой письменности, язык церковно-книж-ных памятников и промежуточный между ними тип языка собственно литературных памятников — как оригинальных (Повесть временных лет, „Слово о полку Игореве" и др.), так и переводных (Александрия, История Иосифа Флавия). Все эти типы языка взаимодействуют между собою и к московскому периоду превращаются в два типа: деловой и официально-церковный. Средний, промежуточный тип языка к этому времени как бы рассасывается между ними» (стр. 157).

На IV Международном съезде славистов в Москве В. В. Виноградов выступил также с докладом «Наука о языке художественной литературы и ее задачи (На материале русской литературы)» (Советский комитет славистов. «IV Международный съезд славистов. Доклады»). М., Изд-во АН СССР, 1958. 51 стр. (тираж 1200 экз.). Доклад этот был переиздан в кн.: «Исследования по славянскому литературоведению и стилистике» (Академия наук СССР. Советский комитет славистов). М, 1961, стр. 5—45.

Текст выступления В. В. Виноградова по второму докладу был резюмирован им следующим образом:

«В докладе обосновывается необходимость самостоятельного существования особой филологической дисциплины — науки о языке художественной литературы, обладающей своими специфическими задачами и методами, не отожествляющимися с задачами и методами лингвистики и литературоведения, и лишь отчасти соприкасающейся с кругом понятий и категорий этих двух смежпых наук.

Когда говорят о «языке художественной литературы», слово «язык» употребляется в двух различных значениях: 1) в смысле «речи» или «текста», отражающих систему того или иного национального языка (история литературного языка, историческая грамматика и лексикология черпают здесь материал, распределяющийся по сферам и категориям данных языковедческих дисциплин); 2) в смысле «языка искусства», т. е. системы средств художественного выражения. Изучение языка искусства, или системы символов, выражающих своеобразные смыслы, сообщаемые искусством, требуют для каждой области искусства своей методики, своего круга понятий и категорий. Язык словесного искусства — это система словесно-художественных форм, их значений и функций, возникающая на основе синтеза коммуникативной функции литературного и народно-разговорного языка с функцией выразительной и изобразительной.

Стиль писателя или литературного произведения представляет собой неразрывное единство компонентов, не адекватных элементам языковой системы. Он обусловлен индивидуальными принципами отбора и объединения свойственных данному периоду развития художественной литературы средств словесного выражения и связан с тенденциями развития художественной литературы или с эстетикой и поэтикой отдельных ее направлений и жанров. Проблема художественного произведения как целостного единства и принципы его композиции далеки от современной лингвистики и всех ее дисциплин, в том числе и от истории литературного языка.

В то же время исследование языка художественной литературы не может целиком исключить из своей сферы факты, находящиеся в ведении отдельных лингвистических дисциплин, — оно предполагает изучение сложных связей и взаимодействий этого языка с на-родноразговорным и литературным языком в их историческом движении. Формы отношений языка художественной литературы к другим разновидностям письменно-литературной и народно-разговорной речи в разные эпохи бывают различны по жанрам и по разным литературным направлениям. История общенародного языка с его диалектами и социально-речевыми стилями и история литературного языка являются базой для изучения языка художественной литературы. Поэтому изучение языка художественной литературы, как ни важно оно для литературоведения, не может слиться с ним вполне. Оно не может и исчерпать всех задач лите-ратуроведения. История литературы связана с широким кругом проблем, не соприкасающихся непосредственно с проблемами языка художественной литературы, и пользуется другими приемами и методами исследования, чем наука о языке художественной литературы.

В докладе подробно рассматривается один из важнейших вопросов науки о языке художественной литературы, нередко являющийся ключом к композиционной структуре художественного произведения, к его внутреннему стилистическому единству, — вопрос о речевой структуре „образа автора"» («IV Международный съезд славистов. Материалы дискуссии», т. I — «Проблемы славянского литературоведения, фольклористики и стилистики». М., 1962, стр. 539—540).

Ни по одному из своих докладов Виноградов из-за чрезвычайной занятости — он был председателем съезда — не выступил с заключительным словом.

В дискуссии по второму докладу выступили: И. А. Попова, А. И. Ефимов, И. К. Белодед, А. В. Чичерин. Дискуссия касалась проблем использования разных форм речи и синтаксических структур в языке художественной литературы (И. А. Попова), метода исто-рико-стилистического анализа художественных произведений (А. И. Ефимов), проблематичности особой науки о языке художественной литературы (А. В. Чичерин). По мнению А. В. Чичерина, восприятие языка писателя как материала для изучения того или другого национального языка и как языка искусства ведет к достаточно четкому противопоставлению и размежеванию лингвистической и литературоведческой сферы и заставляет сомневаться в целесообразности особой науки о языке художественной литературы.

В исследовании «Основные проблемы. ..» Виноградовым был выдвинут тезис о наличии двух «типов» литературного языка — книжно-славянского и народно-литературного. Предложенная автором периодизация их истории, каждого типа в отдельности, и характер взаимоотношений этих типов в древней Руси приближали трактовку и научный статут этих типов к статуту языка. Впоследствии, особенно в поздних работах (1967—1969 гг.), Виноградов не пользовался применительно к древнерусскому периоду понятием и термином «тип».

<< | >>
Источник: В.В.ВИНОГРАДОВ. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА. 1978

Еще по теме ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА (стр. 65—151):

  1. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
  2. ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА ДО XVIII В. (стр. 254—287)
  3. О СВЯЗЯХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА С ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТОЛОГИЕЙ (стр.206—215)
  4. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ. (стр. 152—177)
  5. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В. (стр. 202—205)
  6. ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА*
  7. ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА ДО XVIII в.
  8. Основные проблемы философии образования Проблема эффективности образования
  9. БИБЛИОГРАФИЯ ТРУДОВ В. В. ВИНОГРАДОВА ПО ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА 1.
  10. § 1. Обогащение словаря литературного языка