<<
>>

Подготовка и создание агрессивного Североатлантического союза

Основными этапами реализации военно-политических планов США в капиталистическом мире, в частности в Европе, являются осуществление «доктрины Трумэна», «плана Маршалла» и создание коалиций, подготовивших почву для организации главного империалистического блока — НАТО (английская аббревиатура Организации Североатлантического договора).

Еще с середины 1946 года между прави- «Доктрина Трумэна» тельствами США и Великобритании шли

оживленные консультации по вопросу о Греции и Турции, являвшихся традиционно английской сферой влияния. Американский империализм энергично наступал на позиции своего союзника, полагая, помимо всего прочего, что Великобритании просто не справиться с ситуацией, сложившейся в этом регионе, и что дальнейшее ее развитие может вылиться в серьезное политическое и моральное поражение для мирового капитализма.

Действительно, национально-освободительное движение в Греции одерживало верх над английскими интервентами и силами местной реакции, развязавшими в 1944 году гражданскую войну. Военное вмешательство Англии в греческие дела было крайне непопулярно среди широких слоев английского народа. Всемирно известный английский писатель Г. Уэллс говорил о нем: «Интервенция Черчилля в Греции опозорила нашу нацию». Издержки агрессии — экономические, политические и моральные — были столь высоки, что в феврале 1947 года правительство Англии решило с 31 марта вывести войска из Греции и одновременно прекратить финансовую помощь Турции. 21

февраля 1947 г. администрация США получила две ноты британского Форин оффиса, официально извещавшего о согласии Англии с тем, что «помощь» Греции и Турции будут впредь оказывать США. А уже 12 марта 1947 г. Трумэн обратился к конгрессу США с посланием, в котором выдвинул свою «доктрину».

Президент США заявил о непосредственной «коммунистической угрозе» Греции и Турции, которые могут стать жертвами «прямой или косвенной агрессии», и запросил у конгресса 400 млн. долл. в качестве «срочной помощи» правительствам этих стран. В послании Трумэна акцент был сделан на финансово-экономические меры для нужд экономики и населения. На деле из ассигнованных конгрессом средств 60% в Греции и 100% в Турции были направлены на чисто военные цели. В Греции после начала осуществления программы действительная помощь на экономическую реконструкцию была сокращена наполовину, и промышленное производство за год существенно сократилось. Зато увеличились возможности репрессивного аппарата антинародных реакционных режимов этих стран, которые не могли бы долго продержаться у власти без поддержки извне.

Важной составной частью «доктрины Трумэна» была посылка американского военного персонала в страны, получившие «помощь». Около тысячи членов военных миссий США прибыли в Грецию и Турцию, причем многие американские советники непосредственно придавались войсковым подразделениям* вплоть до батальона.

Внимание, проявленное США к странам этого региона, объяснялось их важным стратегическим положением у границ СССР и стран народной демократии. США стремились к созданию здесь своих военных баз. Одновременно Белый дом приоб- ретал практический опыт в деле навязывания европейским государствам антисоветской, милитаристской позиции «в обмен» на предоставление американской экономической помощи. Наконец, следует иметь в виду глобальный аспект «доктрины Трумэна». Объявляя вооруженную борьбу революционных и национально-освободительных движений «косвенной агрессией» со стороны СССР, Трумэн развязывал США руки для прямого вмешательства во внутренние дела других государств, организации интервенций и открытой поддержки диктаторских режимов во всем мире.

«Доктрина Трумэна» появилась на свет через два дня после открытия четвертой сессии СМИД, целью которой было рассмотрение вопроса о выработке мирного договора с Германией. Предполагалось, что политический эффект провозглашенной доктрины скажется и на подходе к германскому вопросу, и на любых других международных делах. Американский империализм впервые так откровенно прибегал к политическому шантажу.

Советский Союз решительно осудил агрессивную сущность «доктрины Трумэна». Военное вмешательство США в Греции вызвало также осуждение мировой общественности. Это вынудило руководство США изменить тактику осуществления своих дальнейших гегемонистских планов. 5

июня 1947 г. госсекретарь США «План Маршалла» Цж. Маршалл (бывший начальник шта

ба армии США) выступил с программной речью, посвященной проблемам послевоенного восстановления Европы. Обрисовав черной краской хозяйственное положение стран континента, глава американского внешнеполитического ведомства заявил, что под угрозой находится вся «современная система разделения труда». Без восстановления нормального экономического положения в мире, резюмировал Дж. Маршалл, невозможно обеспечить «политическую стабильность» и мир. Как расшифровал в выступлении сам госсекретарь, под «стабильностью» подразумевалось создание политических и общественных условий, в которых может существовать капиталистический строй.

Соединенные Штаты и до этого оказывали поддержку ослабленной войной экономике капиталистических стран. По официальным американским данным, объем помощи составил до «плана Маршалла» около 15,3 млрд. долл., в том числе 8,6 млрд. в виде долгосрочных кредитов. Соглашения о поставках и займах заключались на неравноправной основе и сопровождались вмешательством США во внутренние дела государств Западной Европы. Вашингтон, в частности, использовал вопрос о предоставлении кредитов для того, чтобы добиться удаления в мае 1947

года коммунистов из состава правительств Франции и Италии.

Выступление Дж. Маршалла 5 июня 1947 г. свидетельствовало о намерении руководства США расширить практику вмешательства в европейские дела, придать экономической помощи политическую, антисоветскую окраску. Одновременно это был акт «самозащиты» перед надвигавшимися экономическими потрясениями.

Превышение американского экспорта над импортом в 1946— 1947

годах составило около 24 млрд. долл. Золотовалютные ресурсы европейских стран, несмотря на ранее предоставленные займы, были истощены. Требовались новые долларовые инъекции хогя бы просто для того, чтобы продолжать нормальные торгово-экономические отношения.

Речь Дж. Маршалла обозначила важный рубеж: США переходили к утверждению своих позиций в Европе на долгосрочной, упорядоченной основе. Если ранее экономическое вмешательство США осуществлялось от случая к случаю в отдельных странах континента, то теперь вопрос ставился о крупномасштабной программе проникновения во все государства, нуждавшиеся в экономической помощи.

В выступлении госсекретаря содержался тезис о необходимости «какого-то соглашения между странами Европы о потребностях», вытекавших из их положения. Тем самым США подталкивали капиталистические государства континента к созданию под американской эгидой организации, могущей в дальнейшем послужить основой военно-политическиго блока.

Таким образом, «план Маршалла» был призван решить ряд взаимосвязанных задач: укрепления расшатанных устоев капитализма в Европе, обеспечения американскому империализму господствующих позиций в европейских делах и подготовки к созданию военного союза антисоветской направленности.

При этом главным союзником США в Европе и главным получателем помощи по «плану Маршалла» уже на данном этапе мыслилась Германия (точнее, ее западная часть). В секретном документе ОКНШ, составленном еще в апреле 1947 года, за два месяца до выступления Дж. Маршалла, указывалось: «В перспективе наиболее ценное в военном отношении государство в этом районе — Германия... Поэтому экономическое возрождение Германии имеет первостепенное значение с точки зрения безопасности Соединенных Штатов»... Через 20 дней после указанной речи заместитель госсекретаря Дин Ачесон подтвердил в выступлении в Гарвардском университете, что правительство

США рассматривает восстановление германской промышленности в качестве основы «плана Маршалла».

Что касается обращений к СССР, исходивших от США, с призывом включиться в процесс экономического восстановления Европы, то они с самого начала были сплошным лицемерием. «Важнейшим правилом при оказании помощи, — говорилось в уже названном документе ОКНШ, — должно быть строгое исключение СССР и любой страны, находящейся под его контролем, из программы помощи».

Задача «проталкивания» плана в Европе была перепоручена американским руководством дипломатии Англии и Франции. После совещания министров иностранных дел двух стран 17— 18

июня 1947 г. правительства Англии и Франции обратились к Советскому правительству с приглашением собраться в Париже на трехстороннее совещание министров иностранных дел для обсуждения «плана Маршалла». Расчет делался на отказ Советского Союза и, как следствие, на дальнейшую изоляцию СССР, на перекладывание на него вины за тяжелое экономическое положение в Европе и за ее раскол.

СССР, однако, согласился принять участие в трехстороннем совещании и тем самым сорвал расчеты империалистов. На парижском совещании (27 июня — 2 июля 1947 г.) министры иностранных дел Англии и Франции предложили создать комитет по выработке координированной экономической программы, которая затем была бы представлена на рассмотрение Вашингтона. Тем самым Соединенные Штаты получали бы право определять направления развития ключевых отраслей экономики и перспективы хозяйственной жизни Европы. Советское правительство исходило из того, что помощь должна предоставляться при полном уважении национальных прав и суверенитета стран, получающих ее, без вмешательства в их внутренние дела. Разоблачив гегемонистский характер американского проекта, Советский Союз выдвинул конструктивное предложение: создать комитет и поручить ему выявление не только потребностей каждой из европейских стран, но и возможных размеров помощи со стороны США. Первоочередное право на помощь предоставлялось бы тем государствам, которые подверглись гитлеровской оккупации и способствовали достижению победы.

Отклонив советскую инициативу, западные державы фактически признали империалистическую направленность «плана Маршалла». В результате от участия в нем отказались кроме Советского Союза также Албания, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Чехословакия, Югославия и Финляндия.

Правильность советской оценки «плана Маршалла» подтвердили дальнейшие события. 12—17 июля 1947 г. в Париже состоялась конференция 16 западноевропейских государств, согласившихся участвовать в американском проекте (позднее план был распространен на Западную Германию и Свободную терри торию Триест, а также гоминьдановский Китай). На конференции был учрежден Комитет европейского экономического сотрудничества (КЕЭС). К 11 сентября 1947 г. Комитет подготовил проект доклада, согласно которому потребность в американской помощи оценивалась в 29 млрд. долл.

Государственный департамент США подверг проект критическому рассмотрению, выдвинув к западноевропейским странам ряд требований, включая устранение таможенных барьеров и создание постоянной организации для осуществления программы.

КЕЭС был вынужден согласиться с требованиями Вашингтона. Под нажимом США размер помощи, испрашиваемой в докладе, сократился до 22 млрд. долл., которую уже само американское правительство сократило до 17 млрд. долл. 16 апреля 1948

г. для осуществления «плана Маршалла» была создана Организация европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), включавшая только западноевропейские государства. Раскол Европы становился фактом.

После выработки конкретных условий предоставления американской помощи, затянувшейся на полгода, «план Маршалла» был одобрен конгрессом 3 апреля 1948 г. и на следующий день утвержден президентом США в форме «закона о помощи иностранным государствам» 1948 года. Закон определял сумму ассигнований лишь на 15 месяцев, делая вопрос о дальнейшей «помощи» фактором давления на Западную Европу.

В соответствии с этим законом все страны-получатели должны были подписать подготовленные администрацией США двусторонние соглашения со сходным содержанием. В конце мая проекты этих документов были разосланы западноевропейским правительствам. На заключение соглашений отводилось 3 месяца.

Типовые условия предоставления «помощи» включали обязательства, ущемлявшие суверенитет государств-получателей и подчинявшие их курсу Вашингтона. Западноевропейские страны должны были передавать США «любую информацию»; открыть американским монополиям свои рынки; поставлять за океан стратегические материалы; гарантировать американским гражданам «равные права» в пределах своей территории, включая колонии. Более того, «по первому требованию» присылаемых из США администраторов по осуществлению закона государства- получатели обязывались передавать США планы своего промышленного и сельскохозяйственного развития. Немедленно прекращалась помощь тем странам, которые захотели бы торговать с Советским Союзом и государствами народной де*мо- кратии, невзирая на американские ограничения. Таким образом, каждая «маршаллизованная» страна в обязательном порядке становилась участницей экономической блокады, организуемой против СССР и стран народной демократии.

В 1949 году для контроля за этим курсом по инициативе США был создан Координационный комитет по политике в торговле между Востоком и Западом (КОКОМ). Развивая эту линию, в 1951 году сенат США принял «поправку Бэттла», запретившую предоставление американских кредитов и оказание помощи любым государствам, продающим «стратегические товары» Советскому Союзу и странам народной демократии.

Даже готовые к соглашению на условиях США буржуазные правительства были вынуждены отклонить некоторые из американских требований. Так, например, было снято условие консультироваться с Международным валютным фондом о курсах обмена национальных валют, «когда это представляется необходимым Соединенным Штатам», — слишком откровенно декларировали США свое господство в этой области. Взамен было зафиксировано обязательство западноевропейских стран «укрепить доверие» к своей денежной системе, способствовать «поддержанию нормального курса» национальных валют. В целом, однако, большинство американских требований было принято «маршаллизованными странами».

С 1 апреля 1948 г. по 30 июня 1952 г. (официальный срок действия «плана Маршалла») Соединенные Штаты израсходовали на его цели 13,3 млрд. долл. — в среднем по 3 млрд. долл. в год. По оценкам западноевропейских экономистов, «помошь» США составила лишь 3,5% национального дохода стран-полу- чательниц. Львиная доля поставок США пришлась на Западную Германию. Здесь американское руководство с первых послевоенных лет осуществляло линию на воссоздание тяжелой промышленности как основы для милитаризации. Примерно до середины 1950 года США сдерживали развитие ряда отраслей тяжелой промышленности многих других стран Западной Европы, поставляя туда в основном продовольствие и топливо. В дальнейшем был взят курс на всемерное развитие их военно- промышленного потенциала. Присоединение к военным планам США, форсированная милитаризация стали неотъемлемой частью и по существу главнейшим условием участия в «плане Маршалла». В целом за 1949—1952 годы военные расходы государств-получателей превысили 28 млрд. долл., более чем в 2 раза превзойдя объем американской «помощи».

Происки американского империализма получили точную оценку Советского Союза, разъяснявшего народам истинный смысл помощи по «плану Маршалла». В сентябре 1947 года советская делегация выступила в ООН с заявлением, в котором говорилось, что реализация данного плана будет означать подчинение западноевропейских государств экономическому и политическому контролю США. «Важной особенностью этого плана является стремление противопоставить странам Восточной Европы блок ряда западноевропейских стран, включая и Западную Германию», — подчеркивалось в заявлении. Профсоюзы СССР осудили «план Маршалла» в специальной Декларации (1948 г.), в которой отмечалось, что цель политики США — «превратить Западную Европу в плацдарм американских поджигателей войны».

Осуществление «плана Маршалла» не привело к полному «экономическому восстановлению» Западной Европы, как это провозгласили его творцы, и не смогло предотвратить кризисных явлений в экономике США. Но одной из своих главных целей — создания экономического и военно-промышленного фундамента для образования военно-политической группировки — США все же добились. Министр авиации, позднее представитель США в ООН Т. Финлеттер подчеркивал: «Блок НАТО никогда бы не появился на свет, если бы ему не предшествовал „план Маршалла“».

В дальнейшем руководители США уже не пытались скрывать милитаристской направленности своей деятельности в Европе. В 1951 году на смену «плану Маршалла» пришел закон «О взаимном обеспечении безопасности», в котором речь шла исключительно о военном оснащении Западной Европы. Одновременно конгресс потребовал от западноевропейских стран дальнейшего усиления их собственных военных приготовлений.

В закон «О взаимном обеспечении безопасности» была включена поправка, предложенная конгрессменом Керстэном, еше более раскрывающая подлинные цели США и НАТО. Согласно «поправке Керстэна», ежегодно США должны были выделять 100 млн. долл. на финансирование «любых отобранных лиц, проживающих в Советском Союзе, Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании.., или лиц, бежавших из этих стран», для участия их в шпионско-подрывной деятельности против социалистических стран, включая возможность «создания из них военных подразделений, входящих в систему НАТО». Американское государство таким образом в неприкрытой форме выступило с позиций терроризма — государственного терроризма!

«Принятие Соединенными Штатами такого закона является беспрецедентным актом в отношениях между государствами..,— говорилось в ноте протеста Советского правительства от 21 ноября 1951 г. — Вместе с тем оно является неслыханным нарушением норм международного права».

Инициативу в деле создания военного Западный союз блока в Европе взяли на себя английские

(Брюссельский пакт) правящие круги. Руководство Соединен

ных Штатов «уступило» им на время главную роль по тактическим соображениям: согласно укоре

нившейся традиции, завещанной еще первыми президентами США, эта страна не вступала в политические и военные союзы с другими державами в мирное время. Белый дом не мог сразу отказаться от этого принципа.

Английские империалисты давно носились с идеей антисоветского военного союза в Европе, включающего Германию. Эта мысль содержалась, например, в меморандуме У. Черчилля, написанном осенью 1942 года. Великобритания, согласно исходившим из Лондона проектам, становилась бы связующим звеном между англоговорящими народами Северной Америки и европейскими государствами. Лондон видел себя во главе этого союза, выступая как бы «от имени и по поручению» США. По существу эту идею и пытался провести У. Черчилль, выступая в Фултоне 5 марта 1946 г.

4 марта 1947 г. в Дюнкерке был подписан англо-французский договор о союзе и взаимной помощи. Заключенный сроком на 50 лет, он по форме «дополнял» соответствующие договоры 1942—1944 годов двух стран с Советским Союзом. В преамбуле даже содержалась ссылка на необходимость предотвращения «новой агрессии со стороны Германии». На деле закладывался фундамент антисоветского блока, включающего Германию, что фактически подтвердили заявления представителей Форин оф- фиса через год.

Великобритания затем призвала к созданию более широкой военной коалиции. 22 января 1948 г. министр иностранных дел Англии Э. Бевин, выступая в палате общин, предложил создать Западный союз европейских государств. Эта инициатива, о которой Лондон заблаговременно, по дипломатическим каналам уведомил Вашингтон, встретила там положительный отклик. Уже 23 января 1948 г. госдепартамент США официально одобрил предложение английского министра.

Ровно через год после заключения Дюнкеркского пакта в Брюсселе открылась конференция представителей Англии, Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга. 17 марта 1947 г. эти страны подписали «Договор об экономическом, социальном и культурном сотрудничестве и коллективной самообороне» (Брюссельский пакт) сроком на 50 лет. В тексте нового договора, как и в Дюнкеркском пакте, говорилось, что его цель — предотвращение «возобновления Германией агрессивной политики».

Следует учесть, что Брюссельский пакт был подписан в перерыве между заседаниями лондонского сепаратного совещания пяти держав по германскому вопросу, ставившего своей целью создание западногерманского государства и последующее включение его в военные приготовления Запада (см. гл. VI). Страны Бенилюкса, а также Франция высказали на совещании опасения в отношении возможности возрождения германской угрозы, и указанная формулировка призвана была нейтрализовать эти опасения.

Сами участники Брюссельского пакта и США прекрасно понимали его откровенную антисоветскую направленность. Секретный меморандум № 7 Совета национальной безопасности

США, принятый через две недели после создания Западного союза, предусматривал «активную поддержку его развития и расширения как антикоммунистического союза государств».

В соответствии с договором создавался консультативный совет из министров иностранных дел, военный комитет из министров обороны и военный штаб. В начале октября 1948 года военный комитет официально учредил военную организацию Западного союза. Во главе верховного объединенного командования вооруженными силами пяти стран со штаб-квартирой в Фонтенбло (Франция) был поставлен английский фельдмаршал Монтгомери.

Советский Союз решительно разоблачил планы создателей военных блоков в Европе. В идентичных нотах, направленных правительствам США, Англии и Франции 6 марта 1948 г., во время работы Брюссельской конференции, Советское правительство подчеркнуло, что и «план Маршалла», и план Западного союза противопоставляют Западную Европу Восточной, ведут к политическому расколу Европы и отнюдь не служат целям укрепления мира, экономического восстановления и прогресса.

Западный союз, как уже отмечалось, Создание НАТО мыслился Лондоном в качестве само

стоятельного военно-политического образования под его эгидой, которое дополнял бы другой — Североатлантический блок в составе США, Великобритании и Канады. Этот блок предоставил бы Великобритании «атомную гарантию» и возможность получения из-за океана военной помощи. В попытке реализовать этот план английское правительство пошло в апреле 1948 года на совершенно секретные (даже от Франции и других своих союзников по Брюссельскому пакту) переговоры с представителями США и Канады в Вашингтоне. Для большей секретности они проводились не в госдепартаменте, а в здании Пентагона.

11 июня 1948 г. сенат США принял резолюцию № 239, получившую по имени ее инициатора название «резолюция Ванден- берга». Она ознаменовала официальный разрыв Вашингтона с провозглашенным некогда принципом невступления в постоянные союзы военного и политического характера в мирный период за пределами Западного полушария. Таким образом, Белый дом развязал себе руки для организации антисоветских блоков с американским участием — прежде всего на европейском континенте.

Через неделю после принятия «резолюции Ванденберга» западные державы провели сепаратную денежную реформу в Западной Германии. Разразился «берлинский кризис», создавший необходимые «психологические предпосылки» для реализации американских планов. В обстановке антисоветской истерии, царившей в Западной Европе, США в июле 194Й года впервые разместили в Англии бомбардировщики с атомными бомбами.

Взвинтив донельзя напряженность на континенте, Вашингтон 6 июля 1948 г. начал новые секретные переговоры — на сей раз со всеми членами Западного союза и Канадой — «об обороне Атлантического региона».

В декабре 1948 года, одновременно с началом в Вашингтоне работы по формулированию текста будущего договора, США вступили в переговоры по дипломатическим каналам еще с семью государствами, рассчитывая включить их в блок. В то время как Ирландия и Швеция отказались, Италия, Португалия, Дания, Норвегия и Исландия ответили согласием. При этом норвежское правительство отклонило советское предложение, выдвинутое 5 февраля 1949 г., заключить между двумя странами пакт о ненападении. В перспективе США уже в 1948 году намеревались привлечь в блок Грецию, Турцию, Западную Германию. Американские представители называли в числе возможных его членов даже франкистскую Испанию и Иран.

Между тем английское правительство пыталось претворить в жизнь свои планы в Европе в надежде, что США примут это во внимание при создании организационной структуры НАТО. Однако надежды Лондона не оправдались, и в конце концов английскому правительству пришлось смириться, согласившись на подчинение планируемых вооруженных сил Западного союза новому блоку. Эти вооруженные силы, впрочем, так никогда и не были созданы, и НАТО создавало в дальнейшем свою военную инфраструктуру практически на голом месте. С этой точки зрения Западный союз оказался мертворожденным.

Еще до опубликования проекта Североатлантического договора госдепартамент США выступил 14 января 1949 г. с заявлением, в котором излагались американские доводы в поддержку создания нового блока. Голословные утверждения об угрозе Западной Европе со стороны «потенциального агрессора» и о неэффективности ООН из-за принципа единогласия постоянных членов Совета Безопасности не могли прикрыть главного: организация Североатлантического пакта означала нарушение Устава ООН. Для того чтобы оправдать этот шаг и представить новый блок региональной системой «коллективной безопасности», создатели НАТО изобрели «Североатлантический регион», в который искусственно включили государства Северной Америки, а также Скандинавии, Южной Европы и т. д.

18 марта 1949 г. был опубликован проект Североатлантического договора. В его тексте немало громких заявлений и приверженности Уставу ООН, международному миру и справедливости, коллективной безопасности, и даже содержится обязательство государств-участников воздерживаться от угрозы силой или ее применения (ст. 1). Однако эти фразы оказываются пустыми при внимательном анализе как самого договора, так и действий в его исполнение.

Статья 2 обязывает участвующие стороны сотрудничать с целью укрепления «свободных институтов» и «внутреннего положения» — то есть ради совместной охраны эксплуататорского строя. Статья 4 предусматривает консультации государств-участ- ников, если, «по мнению одного из них», под угрозой оказывается «политическая независимость или безопасность одной из сторон». Таким образом, по «полицейским» статьям договора страны-участницы даже без согласия какого-либо государства могут не только обсуждать его внутренние дела, но и вмешиваться в них.

Статья 3 устанавливает обязательство сторон взаимно содействовать поддержанию и усилению их военной мощи. На практике это означало дальнейшие поставки вооружений в Западную Европу, всемерное развитие военно-промышленного комплекса.

Статья 5 договора — главная — фиксирует обязательства стран-участниц на случай вооруженного нападения: «...Каждая из них... будет помогать... путем... такого действия, какое ей представляется необходимым, включая применение вооруженной силы...» Нарочито неопределенный характер этого обязательства позволял США держать в неуверенности партнеров по блоку в отношении своих действий в той или иной ситуации и в итоге стал дополнительным рычагом давления на них. Однако это отнюдь не означает, что США хотели бы «придержать» своих союзников, сузить сферу агрессивности блока. Статья 6 включала в число возможных предлогов для совместного вооруженного выступления любой инцидент с кораблем или самолетом государства— участника блока в Североатлантическом регионе. К этому региону были отнесены помимо национальных территорий и вод стран-участниц, обширные акватории Атлантики — к северу от тропика Рака, — а также (до 1962 г.) Алжир. Чрезмерно широкий и нечетко определенный круг военных обязательств облегчал империалистическим силам использование Североатлантического договора в агрессивных целях.

Статья 8 содержит лицемерное заявление, будто положения договора не противоречат международным обязательствам го- сударств-участников в отношении стран, не входящих в этот блок. В действительности пакт прямо противоречил англо-советскому (1942 г.) и франко-советскому (1944 г.) договорам, обязывавшим Англию и Францию не принимать участия в коалициях, направленных против Советского Союза.

Статья 9 предусматривала создание постоянных политических и военных органов блока. Высшим «политическим» органом является совет НАТО, состоящий из глав государств или правительств всех участников блока и собирающийся на сессии два-три раза в год. В перерывах между сессиями действует постоянный совет из специально выделенных ответственных лиц. Главным исполнительным органом совета НАТО и его постоянного совета является генеральный секретариат, возглавляемый генеральным секретарем НАТО. Высшим военным органом является Военный комитет, состоящий из начальников генеральных штабов, разрабатывающий военные планы блока, руководящий боевой подготовкой войск. Он собирается не реже двух раз в год. В промежутках между его заседаниями действует комитет военных представителей.

Статья 9 договора предусмотрела возможность учреждения различных дополнительных органов, заложив основу очень разветвленной в будущем военно-бюрократической машины Североатлантического блока.

Общий срок действия договора устанавливается в 20 лет (ст. 13), однако в связи с предусмотренным автоматическим продлением пакта по истечении этого периода госсекретарь США Д. Ачесон заявил, что договор не ограничен временем.

4 апреля 1949 г. Североатлантический пакт был подписан в Вашингтоне представителями 12 государств (США, Канады, Великобритании, Франции, Бельгии, Голландии, Люксембурга, Италии, Португалии, Дании, Норвегии, Исландии14). В августе того же года пакт вступил в силу.

Уже на следующий день после подписания пакта правительства восьми из десяти западноевропейских членов НАТО обратились к США за военной помощью. В октябре 1949 года в Вашингтоне утвердили закон «О взаимной военной помощи», а в январе 1950 года в порядке его практического осуществления были заключены восемь сходных между собой двусторонних соглашений, составивших по существу единый план военной подготовки НАТО. В 1951 году законом «О взаимном обеспечении безопасности» конгресс ассигновал 9,5 млрд. долл. на три года в качестве кредитов для поставок вооружений членам НАТО.

Предоставляемая военная «помощь» была совсем не бескорыстной. Взамен США добивались уступок от своих союзников в различных областях, прежде всего в вопросе о размещении американских баз и войск на чужих территориях. Это подтвердилось с подписанием 19 июня 1951 г. конвенции «О статусе вооруженных сил стран — участниц НАТО». Для вступления конвенции в силу понадобилось более двух лет, настолько сильным было нежелание западноевропейцев соглашаться с предусмотренным этим документом ущемлением их суверенных прав. Конвенция предоставила США право содержать базы в Европе; вооруженные силы членов НАТО могли размещаться в других государствах — участниках договора; практически во всех случаях иностранные военнослужащие пользовались судебным иммунитетом.

Военные планы руководства США по нападению на СССР и страны народной демократии в то время держались в глубоком секрете, и Соединенные Штаты лицемерно изображали развертывание армий в Западной Европе как проявление заботы о ее безопасности. Несмотря на это, даже известная тогда часть представлений стратегов США о роли континента в случае войны красноречиво свидетельствовала об отношении к западноевропейцам как к «пушечному мясу». Концепция «щита и меча», выдвинутая американскими деятелями уже в первые годы существования блока, отводила союзникам США «черную работу», в то время как за США закреплялась роль «атомного меченосца».

Пропагандистскому обеспечению политики США зо многом служила и доктрина «массированного возмездия», под оборонительной «оберткой» которой скрывались расчеты тотального атомного удара по социализму. После создания военной структуры НАТО руководство США заговорило не просто о «сдерживании», а об «отбрасывании коммунизма». Именно так охарактеризовал в 1954 году смысл и цели политики США новый госсекретарь в республиканской администрации Эйзенхауэра Джон Фостер Даллес. 3.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. История международных отношений и внешней политики СССР, 1917—1987 гг. В 3-х томах. Т. 2, 1945—1970 гг./Под ред. Г. В. Фокеева. — М.: Междунар. отношения.—456 с. — (Московский государственный Ордена Трудового Красного Знамени институт международных отношений МИД СССР). 1987

Еще по теме Подготовка и создание агрессивного Североатлантического союза:

  1. СОЗДАНИЕ СЕВЕРОГЕРМАНСКОГО СОЮЗА
  2. Г лава IV РАЗВЯЗЫВАНИЕ ЗАПАДНЫМИ ДЕРЖАВАМИ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ» ПРОТИВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН. СОЗДАНИЕ ПЕРВЫХ АГРЕССИВНЫХ ВОЕННЫХ БЛОКОВ
  3. Североатлантический договор как правовая основа политики НАТО
  4. Политические аспекты проблемы расширения Организации Североатлантического договора в начале 90-х гг. XX в.
  5. 11.3. Методические особенности экстремальной подготовки Методы подготовки
  6. 10.5. Педагогические особенности групповой и организационной подготовки Подготовка групп
  7. АГРЕССИВНЫЙ РЕБЕНОК
  8. Разоблачение Советским Союеом агрессивной политики США, выдвижение идеи конструктивного сотрудничества
  9. Как играть с агрессивным ребенком
  10. Оружие. Агрессивность.
  11. АГРЕССИВНАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА
  12. Задание 4. Изучение агрессивности личности в спорте
  13. 4.4. Природа детской агрессивности
  14. 3.9. ДИАГНОСТИКА АГРЕССИВНОСТИ ДЕТЕЙ (ОПРОСНИК БАССА-ДАРКИ)