Отношения СССР с западноевропейскими государствами во второй половине 70-х и в 80-е годы

Ухудшение отношений между СССР и США, начавшееся во второй половине 70-х годов, как указывалось, не прошло бесследно для отношений СССР с западноевропейскими странами. В этих отношениях возникали серьезные спады, но были в них и подъемы, определенные углублением понимания политиками западноевропейских стран существа основных проблем континента.

Особенно важной является позиция стран Западной Европы по вопросам ядерного разоружения и безопасности.

И именно в этих вопросах, как . отметил министр иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе, выступая в ноябре 1986 года в Вене на встрече участников СБСЕ, «позиция некоторых европейских лидеров... алогична. Когда, наконец, возникла реальная возможность очистить континент от ракет, они заговорили о необходимости сохранить в Европе американское ядерное оружие, принялись защищать свои мнимые привилегии на ядерный статус». Это — их ответ на серьезный и ответственный шаг Советского правительства.

В результате в Бонне, Лондоне и Париже началась дискредитация итогов встречи на высшем уровне между СССР и США в Рейкьявике в октябре 1986 года (см. гл. VII и XVI). Наиболее откровенно выступил против ядерного разоружения в Европе Бонн.

Неконструктивным оказалось и отношение многих западноевропейских политических деятелей к предложению государств — членов ОВД, сделанному на Будапештской сессии ПКК в 1986 году и обращенному к участникам НАТО, начать переговоры о программе сокращения обычных вооружений и вооруженных сил в Европе (см. гл. XVI). Вместо этого было подтверждено решение совета Западноевропейского союза (ЗЕС), принятое еще в 1984 году, о снятии последних ограничений на производство ФРГ наступательных обычных вооружений. На состоявшейся в декабре 1986 года в Париже очередной сессии ассамблеи ЗЕС генеральный секретарь НАТО лорд Каррингтон призвал ее участников к наращиванию военных расходов, к увеличению вклада Западной Европы в милитаристскую программу североатлантического альянса. Он предложил активнее использовать ЗЕС для организации совместного производства оружия.

К числу рассматриваемых в Западной Европе военных проектов относится и создание так называемой «европейской системы оборонных космических вооружений» («ЕвроСОИ»), которая дополнила бы американские планы милитаризации космоса.

Несмотря на более чем сдержанную реакцию в некоторых западноевропейских столицах, новые советские предложения по ракетам средней дальности, а затем и по оперативно-тактическим (см. гл. XVI) в целом были восприняты в политических кругах, а также общественностью стран Западной Европы весьма положительно. Это оказало воздействие на «скептиков». В частности, канцлер ФРГ Г. Коль выразил в сентябре 1987 года согласие в случае советско-американской договоренности содействовать ей посредством ликвидации западногерманских ракет «Першинг-1 А».

Западноевропейские страны выступили за соблюдение Соединенными Штатами Договора по ПРО и Договора ОСВ-2, а также против открытой агрессии США в Центральной Америке. Они выразили недовольство и беспокойство в связи є секретными поставками американского оружия Ирану в 1985—1986 годах. Особенно заметной была реакция на отказ США от Договора ОСВ-2 в конце 1986 года.

Беспокойство по этому поводу выразили министр иностранных дел ФРГ Г.-Д. Геншер, государственные деятели других стран — членов НАТО, представители широкой общественности, западноевропейская пресса.

По словам председателя СДПГ В. Брандта, ныне необходим «новый этап политики разрядки». В Советском Союзе согласны с этим. Как подчеркнул Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев в беседе с председателем Национального собра ния Франции J1. Мермазом, «возрождаются надежды на возможный поворот к лучшему в международных делах. Вновь начинает приходить в движение механизм, хорошо проявивший себя в 70-е годы, — диалог между Востоком и Западом».

На европейском континенте есть сейчас все условия преодолеть разобщенность Востока и Запада, особенно в вопросах безопасности и взаимовыгодного сотрудничества.

Несмотря на то что реакционные силы

~ . Запада усилили нападки на политику

Советско-французские * j „ J

отношения разрядки, общеевропеискии процесс не

утратил своей динамики. Важной составляющей частью развития этого процесса были двусторонние отношения СССР и других стран социализма со странами Западной Европы.

Во время советско-французской встречи на высшем уровне в Париже в 1977 году были подписаны принципиальные политические документы: Совместное заявление о разрядке международной напряженности, Декларация о нераспространении ядерного оружия, общая декларация (см. гл. III). Тем самым не только было продемонстрировано стремление двух стран к политическому сотрудничеству, но и сделан практический шаг в направлении разрядки. Очень важным было изменение подхода Франции к проблеме нераспространения ядерного оружия, намеченное еще в советско-французской декларации 1975 года. В июне 1977 года Жискар д’Эстэн поддержал предложение СССР о созыве Всемирной конференции по разоружению с участием всех ядерных держав. В 1978 году в период подготовки 1-й специальной сессии ГА ООН по разоружению Франция впервые выступила с собственными инициативами по разоружению, выдвинув идею созыва конференции для рассмотрения вопросов о расширении мер доверия, об ограничении и сокращении обычных вооружений. Представитель Франции принял участие в работе Женевского комитета по разоружению. В марте 1979 года Франция подписала договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке. Продолжались начавшиеся в первой половине 70-х годов советско- французские военные контакты. Военный министр Франции И. Бурж в 1977 году посетил СССР. Было подписано соглашение о взаимоотношениях между вооруженными силами СССР и Франции.

Большое положительное значение в борьбе СССР и Франции за разрядку международной напряженности имела принятая в Москве в апреле 1979 года во время визита президента Жискар д’Эстэна Программа дальнейшего развития сотрудничества между СССР и Францией в пользу разрядки и мира. Этот документ предусматривал совместные действия в целях углубления и расширения разрядки, борьбы за предотвращение войны, за прекращение гонки вооружений и разоружение, за снижение напряженности в горячих точках планеты. В нем предусматривалось также дальнейшее развитие сотрудничества двух стран в мирном использовании ядерной энергии и исследовании космоса. Тогда же в Москве была подписана Долгосрочная программа углубления экономического, промышленного и технического сотрудничества между СССР и Францией на 1980—1990 годы.

Бесспорные успехи за время развития советско-французских отношений были достигнуты в области экономического сотрудничества. Объем торговли между двумя странами, составлявший в 1970 году всего 413 млн. рублей, в начале 80-х годов уже достиг более 4 млрд. рублей. За время пребывания на посту президента Жискар д’Эстэна товарооборот между Францией и СССР утроился.

В эти же годы значительно укрепились связи по линии научно-технического сотрудничества. В частности, был подготовлен совместный полет в космос советских и французского космонавтов. Этот полет был осуществлен в 1982 году на советской орбитальной станции «Салют-7». Первым французом, шагнувшим в космос, был Жан-Jly Кретьен.

Однако в целом начало 80-х годов было отмечено определенным охлаждением франко-советских отношений, вызванным общим обострением отношений на линии Восток — Запад, некоторым усилением «атлантизмам во французской внешней политике, а во внутренней жизни Франции — активизацией деятельности антисоветски и антикоммунистически настроенных реакционных партий и группировок. Определенные круги капиталистических стран Западной Европы, включая и Францию, присоединились к развязанной американской администрацией антисоветской кампании в связи с введением советского ограниченного воинского контингента в Афганистан, а также в связи с событиями в ПНР.

Сложности, возникшие в отношениях СССР и Франции, не помешали, однако, очередной советско-французской встрече в верхах в мае 1980 года. Встреча состоялась в Варшаве. Это свидетельствовало о том, что советско-французское сотрудничество продолжается и в сложнейшей международной обстановке, и о том, что Франция не утратила воли к сохранению разрядки и традиционно сложившегося сотрудничества с Советским Союзом. Но эта же встреча дала повод реакционным силам во Франции обвинить президента в «молчаливом одобрении советской политики». К этим обвинениям присоединились и некоторые представители социалистической партии.

На очередных президентских выборах в мае 1981 года победу одержал лидер Французской социалистической партии Ф. Миттеран. Назначенное им новое правительство во главе с социалистом П. Моруа заявило о намерении следовать в русле основных внешнеполитических концепций Пятой республики. Это относит- лось и к развитию всесторонних отношений с Советским Союзом. Однако, придя к власти, Ф. Миттеран предпринял прежде всего ряд шагов по сближению с США, о чем свидетельствовали результаты его личных встреч с президентом Рейганом.

Интенсивнее начали развиваться отношения между Францией и ФРГ. Именно Франция в нарушение парижских соглашений 1954 года выступила инициатором отмены запрета для ФРГ производить тяжелое неядерное оружие, в том числе ракеты дальнего действия, бомбардировщики и подводные лодки крупного тоннажа. Это было связано с планами оживления деятельности ЗЕС, в котором Франция намеревалась играть одну из главных ролей. С этой целью Франция усиленно продолжала наращивать и модернизировать национальные ядерные силы. Явно наметившийся поворот к «атлантизму» не мог не отразиться на характере советско-французских отношений. Это особенно касалось поддержки французскими социалистами планов размещения новых американских ракет в Европе. Французское правительство продолжало ядерные подземные испытания на островах Полинезии, несмотря на решительные протесты многих стран мира и общественных организаций.

В первые годы президентства Ф. Миттерана был заторможен механизм . политических консультаций на высшем уровне с СССР. Ухудшились условия экономических связей двух стран, Франция повысила кредитные ставки на закупаемое Советским Союзом оборудование. В апреле 1983 года без всяких на то оснований французские власти потребовали выезда из страны большой группы сотрудников советских представительств и учреждений. Усилились антисоветские кампании, превратно освещалась политика СССР.

Однако, несмотря на возникшие трудности и давление со стороны США, торгово-экономические связи и научно-техническое сотрудничество в целом продолжали развиваться. Продолжалось участие Франции в сооружении газопровода Уренгой — Ужгород, которое США пытались сорвать. Это открывало возможности для восстановления и политических контактов.

История советско-французских отношений подтверждает, что интересы национальной безопасности обеих стран, интересы мира в Европе и во всем мире требуют их дружбы и сотрудничества. Давние и неумирающие традиции совместной борьбы против общего врага, близость взглядов по проблемам сохранения и упрочения мира на базе мирного сосуществования стран с различными социально-экономическими системами, осознание значения их совместных акций на международной арене как авторитетных действий великих держав — все это предопределило дальнейшее развитие отношений Франции и СССР.

В 1983 году состоялся обмен официальными визитами министра внешних сношений Франции К. Шейсона и министра иностранных дел СССР А. А. Громыко. В начале следующего года визит первого заместителя Председателя Совета Министров СССР И. В. Архипова завершился подписанием протокола к Долгосрочной программе углубления экономического, промышленного и технического сотрудничества на 1980—1990 годы.

Заметным явлением в советско-французских отношениях стал первый официальный визит Ф. Миттерана в СССР 20—24 июня 1984

г. Переговоры касались важнейших проблем современной международной жизни. В ходе переговоров было выражено общее мнение о необходимости предотвращения ядерной угрозы и милитаризации космоса, о необходимости дальнейшего развития общеевропейского сотрудничества в духе договоренностей в Хельсинки и урегулирования в очагах напряженности, особенно на Ближнем Востоке и в Центральной Америке. Советско- французские отношения в 1984—1985 годах заметно активизировались.

В октябре 1985 года состоялся официальный визит Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева во Францию, кбторый имел в мире большой резонанс. Во время переговоров были обсуждены не только вопросы двусторонних отношений, но и международные проблемы. Оба государства, как было заявлено, подтвердили насущную необходимость возврата к разрядке. С большим интересом были восприняты инициативы СССР по обузданию гонки ядерных вооружений, о которых было объявлено в Париже (см. гл. XVI). Беседы М. С. Горбачева с Ф. Миттераном, другими политическими и общественными деятелями Франции, достигнутые договоренности заложили хорошую основу для дальнейшего развития дружественных отношений между СССР и Францией, имеют важное значение для европейской безопасности, сотрудничества, улучшения международной обстановки в целом.

Механизм советско-французских консультаций вновь стал действовать регулярно, о чем говорит и второй официальный визит прёзидента Ф. Миттерана в Советский Союз в июле 1986 года. Выступая по советскому телевидению в завершающий день визита, Ф. Миттеран сказал: «Нас разделяют различные политические философии и концепции во многих областях. Мы не принадлежим к тем же союзам — это очевидно. Однако нас объединяет общая история, память страшных испытаний, пережитых вместе во время второй мировой войны. И у нас общее чувство огромной ответственности за сохранение мира... Велики сила взаимного тяготения, взаимное влияние наших культур. И поэтому мы хорошо знаем друг друга. И так надо продолжать...»

В вопросах отношений с Федеративной Отношения Советского Республикой Германии Советский Союз

Союза с ФРГ продолжал проводить политику, направ

ленную на поддержание мирного общеевропейского процесса и укрепление европейской безопасности.

СССР постоянно демонстрировал готовность приложить все усилия для дальнейшего расширения советско-западногерманских отношений. В январе 1976 года состоялся визит в Бонн делега ции парламентской группы СССР во главе с Председателем Совета Союза Верховного Совета СССР А. П. Шитиковым. Это был первый межпарламентский симпозиум по вопросу о роли парламентариев в дальнейшем укреплении европейской безопасности и развитии сотрудничества между СССР и ФРГ.

Последовательный курс Советского Союза в отношении ФРГ был подтвержден с трибуны XXV съезда КПСС: «На базе договора 1970 года произошел большой сдвиг в советско-западногерман- ских отношениях. Они вошли в нормальное русло, причем на единственно возможной основе — отказа от претензий взломать существующие европейские границы. Сегодня ФРГ — это один из наших крупных партнеров в деловом взаимовыгодном сотрудничестве с Западом».

Прошедшая в марте 1976 года в Москве сессия Комиссии СССР и ФРГ тю экономическому и научно-техническому сотрудничеству отметила значительные успехи в развитии советско- западногерманских деловых отношений. В 1975 году товарооборот между двумя странами возрос по сравнению с предыдущим годом более чем на 25%.

Большое внимание как в самой ФРГ, так и во всей Европе вызвало Заявление Советского правительства от 22 мая 1976 г. 0

дальнейшем развитии советско-западногерманских отношений, сделанное в ответ на попытки определенных кругов ФРГ извратить сущность советской внешней политики, ее цели и намерения. В Заявлении было вновь выражено стремление к продолжению и развитию практики политических консультаций, укреплению договорной основы взаимных отношений, поступательному развитию экономического и научно-технического сотрудничества, обмена и контактов в области культуры, туризма и спорта. Также выражалась добрая воля для сотрудничества в вопросах ограничения гонки вооружений и разоружения.

Реакция в ФРГ на советское Заявление была неоднозначна. При общем благоприятном отклике некоторые представители блока ХДС/ХСС оценили его как «политику ловких ходов» или даже считали его проявлением «вмешательства» в дела ФРГ.

Официальный ответ правительства ФРГ был опубликован 1

июля 1976 г. Западногерманское руководство дало высокую оценку отношениям между ФРГ и СССР за период после подписания Московского договора. Отмечалось, что необходимо и дальше развивать двустороннее сотрудничество в интересах взаимной выгоды, а сами отношения с Советским Союзом рассматривались в качестве стержня западногерманской политики разрядки.

Однако наряду с положительными моментами в заявлении правительства ФРГ имелись и негативные положения. Они касались таких вопросов, как отношения ФРГ с ГДР и Западным Берлином. Кроме того, в Заявлении со всей очевидностью прослеживалась тенденция недооценки серьезной опасности активизации реваншистских сил в Западной Германии.

В 1974—1975 годы ФРГ пережила самый глубокий за весь период своего существования кризис. В 1975 году объем промышленного производства снизился на 7,5% по сравнению с 1974 годом, валовой национальный продукт — на 3,6. Впервые в истории страны резко сократился экспорт (на 13%) по сравнению с предыдущим годом. Инфляция и безработица серьезно отразились на материальном положении трудящихся. Весной 1976 года в ФРГ было свыше 1 млн. безработных. В этих условиях в октябре 1976 года состоялись выборы в бундестаг.

Оппозиция в лице ХДС/ХСС постоянно подчеркивала эти проблемы и одновременно обостряла конфронтацию с правящими партиями по вопросу о «восточной политике». Высказывалось отрицательное отношение к подписанию ФРГ Заключительного акта общеевропейского совещания, подвергались постоянным нападкам соглашения ФРГ с ГДР, Польшей, Чехословакией, а также Четырехстороннее соглашение 1971 года по Западному Берлину. Условия для ведения правящей коалицией предвыборной кампании были весьма трудными.

СДПГ и СвДП во время кампании выступали за продолжение начатой политики разрядки, за дальнейшее развитие разностороннего сотрудничества с СССР и другими социалистическими странами, хотя и подчеркивали, что это неразрывно связано с необходимостью политической интеграции Западной Европы, укреплением союзнических отношений с США и усилением НАТО,»Правящие круги в Бонне не могли не считаться с тем, что разрядка в области международных отношений уже в то время дала вполне конкретные результаты. Как заявил Г. Шмидт на предвыборном митинге СДПГ в Дортмунде за день до выборов в бундестаг, торговля с социалистическими странами служит источником существования для 6 тыс. западногерманских фирм, на которых занято 400 тыс. человек.

Выборы закончились победой правительственной коалиции в составе СДПГ и СвДП, однако обе партии понесли чувствительные потери, лишившись 18 мест в бундестаге.

4—7 мая 1978 г. состоялся второй официальный визит Л. И. Брежнева в ФРГ. По итогам данного визита были подписаны совместная декларация, соглашение о развитии и углублении долгосрочного сотрудничества в области экономики и промышленности, рассчитанное на 25 лет (до 2003 года), и совместное коммюнике. Все эти документы явились выражением стремления обеих сторон к продолжению и развитию плодотворного, взаимовыгодного сотрудничества. В ходе переговоров было вновь подтверждено значение Московского договора как для отношений между СССР и ФРГ, так и для нормального развития отношений ФРГ с европейскими социалистическими странами.

Вместе с тем уже в этот период ФРГ активно участвовала в наращивании вооружений НАТО, поддерживала позицию Соединенных Штатов на переговорах в Вене о сокращении во- оружейных сил и вооружений в Центральной Европе и на советско-американских переговорах в Женеве об ограничении стратегических наступательных вооружений.

В вопросах военно-политической стратегии ФРГ поддерживала американскую доктрину ядерного «устрашения». Канцлер ФРГ Г. Шмидт, выступая в октябре 1977 года в Лондонском институте стратегических исследований, призвал к созданию и размещению в Европе новых американских ракет средней дальности для нейтрализации якобы имеющегося превосходства СССР в области тактического ядерного оружия и обычных вооружений. Тем самым канцлер ФРГ выступил с призывом к «довооружению» НАТО, к наращиванию военной мощи бундесвера и вооруженных сил других западноевропейских участников НАТО.

Между тем правительство ФРГ приветствовало подписание 18

июня 1979 г. в Вене советско-американского Договора ОСВ-2 (см. гл. VII). Однако 12 декабря 1979 г. ФРГ вместе с другими членами НАТО подписала так называемое «двойное решение» о производстве и размещении в пяти западноевропейских странах 108 ракет .«Першинг-2» и 464 крылатых ракет. Причем на территории самой ФРГ намечалась установка всех «першингов» и 96 крылатых ракет.

Советский Союз неоднократно призывал ФРГ и другие страны НАТО отказаться от планов размещения новых американских ракет средней дальности в Западной Европе, указывая на всю опасность такого шага для европейской безопасности. С советской стороны было высказано предостережение, что в случае реализации решения НАТО существенно изменится стратегическая стабильность в Европе, что, в свою очередь, вынудит СССР и его союзников к ответным мерам. Вместо принятия «двойного решения» Советский Союз призвал сесть за стол переговоров, чтобы договориться о снижении уровня военного противостояния в Европе на принципах равенства и одинаковой безопасности и тем самым содействовать укреплению мира в Европе. Но правительство ФРГ продолжало активно поддерживать реализацию решения о «довооружении» НАТО. Все это в конечном счете привело к ухудшению ее отношений с социалистическими странами и усилению международной напряженности.

Новым поводом для обострения отношений с Советским Союзом, странами Варшавского Договора на рубеже 70—80-х годов послужили события в Афганистане (см. гл. XIII). 4 января 1980

г. американский президент Картер объявил об экономической блокаде Советского Союза и отказался от внесения Договора ОСВ-2 на ратификацию в сенат. Затем американская администрация развернула кампанию по бойкоту Московской 0лимпиады-80. Официальный Бонн поддержал США и присоединился к целому ряду антисоветских мероприятий, хотя и проводил их без особого энтузиазма. В этот период особенно ясно стала прослеживаться двойственность политики руководства ФРГ. С одной стороны, оно стремилось сохранить хорошие отношения с Советским Союзом, прежде всего в экономической сфере, с другой — оказывать полную поддержку США и НАТО в их планах по размещению ядерных средств средней-дальности в Европе и т. д. Эта поддержка со всей очевидностью вела к дестабилизации существовавшего положения.

Определенные возможности для действительного улучшения советско-западногерманских отношений открывал состоявшийся 30

июня — 1 июля 1980 г. визит канцлера Г. Шмидта и министра иностранных .дел Г.-Д. Геншера в Москву. В ходе состоявшихся переговоров было вновь подтверждено значение Московского договора 1970 года и других соглашений между СССР и ФРГ. Стороны высказались за продолжение политики разрядки и необходимость проведения переговоров по сокращению вооружений, прежде всего ядерных.

В ноябре 1981 года Л. И. Брежнев вновь посетил Бонн с официальным визитом. В ходе переговоров с Г. Шмидтом, Г.-Д. Геншером и министром экономики О. Ламбсдорфом было выражено общее мнение о необходимости совместных усилий по расширению двусторонних отношений, упрочению мирной обстановки в Европе и предотвращению ядерной войны. Однако дальше этого дело не пошло. Правительство ФРГ не предприняло никаких усилий для содействия успеху советско-американских переговоров по ограничению ядерных вооружений средней дальности, которые также начались в ноябре 1981 года в Женеве.

Однако ФРГ в этот период продолжила сотрудничество с СССР по соглашению «газ — трубы», связанному со строительством газопровода Западная Сибирь — Западная Европа. Заинтересованность промышленных кругов ФРГ в продолжении взаимовыгодного экономического сотрудничества с Советским Союзом оказалась в этом случае сильнее «атлантизма». Позиции ФРГ и других западноевропейских стран вынудили администрацию США в ноябре 1982 года отменить ранее объявленный запрет на продажу технологии Советскому Союзу западноевропейскими фирмами, выпускающими свою продукцию по американским лицензиям.

К концу 1982 года в ФРГ произошло существенное изменение в расстановке политических сил. Между СДПГ и СвДП возникало все больше разногласий, особенно по экономическим и социальным вопросам. Это в конечном счете привело к распаду социал-либеральной коалиции. Пост канцлера в начале октября 1982 года занял председатель ХДС Г. Коль. СвДП стала союзником христианских демократов. Г.-Д. Геншер в новой коалиции сохранил пост министра иностранных дел. По итогам парламентских выборов, состоявшихся 6 марта 1983 г., власть сохранилась в руках коалиции ХДС/ХСС и СвДП.

В правительственном заявлении нового канцлера от 13 октября 1982 г. говорилось о преемственности внешнеполитического курса ФРГ, в том числе и в вопросах «восточной политики». Г. Коль высказался за продолжение отношений между Востоком и Западом, подтвердил значение договоров ФРГ с социалистическими странами. Наряду с этим было заявлено об «особых» отношениях между двумя немецкими государствами и твердом намерении претворять в жизнь «двойное ?решение» НАТО. Внешняя политика ФРГ все более послушно следовала американскому курсу в международных делах, возрастала солидарность правительства Г. Коля с администрацией Р. Рейгана в США, в частности в вопросах, касающихся советско-американских переговоров по ограничению ядерных вооружений в Европе и отношений с социалистическими странами.

В июле 1983 года состоялся визит Г. Коля и Г.-Д. Геншера в Москву, где советское руководство еще раз предприняло попытку убедить ФРГ в том, что реализация натовских планов нарушает существующее равновесие сил и неизбежно повлечет за собой увеличение угрозы европейской безопасности. Однако, несмотря на всю убедительность советской аргументации, не считаясь с волей большинства населения своей страны, бундестаг ФРГ 22 ноября 1983 г. принял решение о начале размещения на западно- германской территории ядерных ракет «Першинг-2» и крылатых ракет. Этот шаг явился логическим завершением курса ФРГ на. безоговорочную «атлантическую солидарность».

К концу 1985 года было объяблено о том, что все 108 ракет «Першинг-2» установлены на территории ФРГ, а размещение крылатых ракет продолжается. Наряду с наращиванием военных приготовлений НАТО ФРГ предприняла ряд мер по усилению боевой мощи бундесвера. В декабре 1985 года руководство ФРГ приняло решение о начале переговоров с США об участии западногерманских фирм в осуществлении «стратегической оборонной инициативы» президента Рейгана. 27 декабря 1985 г. Советский Союз выступил с заявлением о том, что данное решение может привести только к ухудшению как советско-западногерманских отношений, так и общего политического климата. Несмотря на это, 27 марта 1986 г. между США и ФРГ были подписаны секретные соглашения об участии западногерманских фирм и учреждений в «научно-исследовательской» фазе СОИ.

Следует отметить, также, что в последнее время в ФРГ происходит заметная активизация реваншистских сил. Причем этот процесс находит поддержку и понимание не только со стороны ультраправых, но и со стороны официальных кругов, в том числе и канцлера Г. Коля. Реваншисты в ФРГ и их покровители стремятся вновь оспаривать итоги второй мировой войны, что несовместимо с интересами европейской и международной безопасности.

Советский Союз даже в такой сложной ситуации продолжал искать пути сближения позиций двух стран. В феврале 1984 и марте 1985 года состоялись краткие визиты канцлера Г. Коля в Москву. Во время его бесед с Генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачевым были обсуждены проблемы европейской и международной безопасности. Эти же проблемы являлись предметом обсуждения и во время визитов в СССР председателя СДПГ В. Брандта в мае 1985 года и премьер-министра земли Северный Рейн — Вестфалия социал-демократа Й. Рау в сентябре 1985 и в июне 1986 года. Вопросы безопасности стояли также в центре внимания во время встречи Э. А. Шеварднадзе с Г. Колем в Нью-Йорке в сентябре 1985 года и других встреч.

20—22 июля 1986 г. в Москве с официальным визитом находился министр иностранных дел ФРГ Г.-Д. Геншер. Состоялись его встречи с М. С. Горбачевым и Э. А. Шеварднадзе. По итогам визита были подписаны соглашение о научно-техническом сотрудничестве между СССР и ФРГ и совместный протокол об учреждении генеральных консульств в Киеве и Мюнхене в дополнение к уже существовавшим (в Ленинграде и Гамбурге).

Этот визит показал, что наиболее успешной и устойчивой областью связей между СССР и ФРГ продолжает оставаться торгово-экономическая. Последовавшее после подписания Московского договора 1970 года укрепление договорно-правовой базы торговых и экономических отношений выразилось в создании целой системы соответствующих соглашений, которые выдержали испытание трудностями, вызванными осложнением международной обстановки конца 70-х и 80-х годов. В апреле 1986 года в Москве состоялась XIV сессия межправительственной комиссии СССР и ФРГ по экономическому и научно-техническому сотрудничеству, на которой было отмечено, что действующие между двумя странами экономические соглашения и договоренности в целом выполняются.

ФРГ продолжает занимать первое место среди развитых капиталистических стран — торговых партнеров СССР. За последние 10 лет объем советско-западногерманского товарооборота вырос в восемь раз. В 1984 году он достиг наивысшей точки — 7,5 млрд. руб., в 1985 году — 7,1 млрд. руб. (экспорт СССР — 4 млрд. руб., импорт — 3,1 млрд. руб.). Некоторое сокращение советско-западногерманского товарооборота в 1985—1986 годах вызвано падением мировых цен на нефть, нефтепродукты и природный газ, а также уменьшением импорта из ФРГ машин и оборудования.

Если в начале 70-х годов экономические связи между двумя странами ограничивались в основном торговлей, то в настоящее время развиваются новые формы сотрудничества. К ним относятся, например, кооперационные соглашения, совместное участие в сооружении промышленных объектов в третьих странах. Предприняты шаги по развитию промышленной кооперации с фирмами ФРГ. В настоящее время в СССР имеются предста вительства 35 западногерманских фирм и банков. В ФРГ зарегистрированы 14 смешанных советско-западногерманских обществ, действуют советский банк «Ост-Вест-Хандельсбанк», советское страховое общество «Софаг».

Вместе с тем, несмотря на заявления правительства ФРГ о его стремлении и заинтересованности в улучшении торгово- экономических отношений с Советским Союзом, в последние годы в них возникли и негативные тенденции. Со стороны ФРГ были расширены количественные ограничения на ряд советских товаров, введены дополнительные ограничения на экспорт в социалистические страны новейшей технологии и оборудования. Это — естественное следствие стремления правительства Г. Коля следовать в русле американской политики.

В ноябре 1986 года перед поездкой в США Г. Коль дал интервью американскому журналу «Ньюсуик», в котором позволил себе грубейшие выпады в адрес Советского Союза. Безответственные высказывания Г. Коля, недопустимые в отношениях между любыми государствами, вызвали глубокое возмущение во всем мире, в том числе и в ФРГ.

В конце 1986 года в ФРГ началась очередная кампания по выборам в бундестаг. В принятую блоком ХДС/ХСС предвыборную программу были открыто включены реваншистские положения, утверждалось, что «теперь нет никаких оснований говорить об обязывающей силе восточных договоров». Самими авторами программы она определялась как свидетельство отхода от принципа преемственности, от курса предшествующих правительств, проложивших путь новой политике в отношениях с социалистическими странами. Это вызвало смущение и тревогу в* стане союзников ХДС/ХСС по правительственной коалиции — СвДП.

В отличие от сил, стремящихся возродить дух идеологической и политической конфронтации в международных отношениях, характерный для эры Аденауэра, оппозиционная СДПГ, а также набирающая в ФРГ политический вес партия «зеленых» в своих программных документах стояли на позициях сохранения созданной в 70-е годы международно-правовой базы для развития равноправного, взаимовыгодного сотрудничества с восточными соседями.

Выборы, прошедшие в январе 1987 года, показали, что внешнеполитическая программа, предложенная ХДС/ХСС, не имеет широкой поддержки в ФРГ. Почти два миллиона избирателей потерял этот блок по сравнению с предыдущими выборами. Даже генеральный секретарь ХДС X. Гайслер вынужден был признать: одна из главных причин неудачи заключается в том, что «некоторые правительственные политйки поставили под вопрос продолжение политики разрядки». Власть в Бонне, однако, по-прежнему осталась в руках либерально-консервативной коалиции.

Советский Союз неоднократно подчеркивал, что он придает отношениям с ФРГ важное значение как отношениям с крупным европейским государством и готов развивать их и дальше на равноправной и взаимовыгодной основе. Но это предполагает в первую очередь соответствие политики ФРГ интересам мира и безопасности.

Приход к власти в 1979 году правитель-

Отношения между СССР ?тва консерваторов во главе с Маргарет

И Великобританией 1этчер заметно изменил внешнюю поли

тику Великобритании и ее подход к международным проблемам. Правительство консерваторов осенью 1979

года активно поддержало курс американской администрации на усиление гонки вооружений под предлогом «советской военной угрозы» и вскоре начало размещение на территории страны американских крылатых ракет. Одновременно оно приступило к программе модернизации британских ядерных сил. Все это вызвало серьезное ухудшение советско-английских отношений.

Использовав в качестве повода для раздувания антикоммунистической и антисоветской кампании помощь Советского Союза народу Афганистана, правительство М. Тэтчер заявило о пересмотре всего комплекса отношений с СССР и с января 1980

года стало в одностороннем порядке вводить меры, направленные на свертывание англо-советских отношений по различным направлениям. Были почти полностью прерваны контакты в политической области, заморожены парламентские,, культурные связи, включая связи по линии общественных организаций и породненных городов, прекращено научно-техническое сотрудничество. Санкции коснулись также намечавшихся контактов в военной области. Английское правительство заявило об отмене действия соглашения 1975 года о кредите. Была развернута шумная кампания бойкота Олимпийских игр в Москве.

В качестве ответной меры Советский Союз сократил размещение советских заказов в Великобритании, переориентировав их более дружественным державам. Поскольку антисоветский курс правительства Тэтчер не встретил понимания и поддержки со стороны его партнеров по ЕЭС, прежде всего Франции и ФРГ, Лондон довольно скоро пошел на улучшение отношений с Советским Союзом. Свою роль сыграло и опасение британских деловых кругов лишиться своих позиций на советском рынке. В 1981 году по инициативе Лондона состоялись политические консультации сотрудников министерств иностранных дел, было заключено очередное соглашение о связях в области науки, образования и культуры, проведена 9-я сессия Объединенной торгово-экономической комиссии. С кратким рабочим визитом в июле 1981 года в Москве побывал министр иностранных дел лорд Каррингтон. Однако эти шаги не свидетельствовали о существенном изменении курса правительства консерваторов.

Подтверждением этого явились меры кабинета М. Тэтчер, предпринятые в отношении СССР как ответ на введение правительством Польши военного положения в своей стране в конце 1981

года. Эти меры приостановили наметившуюся было нормализацию англо-советских отношений. Были вновь заморожены политические, научно-технические и культурные связи, ужесточено предоставление кредитов, в результате чего вновь осложнилось деловое сотрудничество.

Английское правительство, однако, не поддержало администрацию Рейгана, выступившую летом 1982 года с требованием ввести эмбарго на поставки в СССР оборудования для газопровода Сибирь — Западная Европа. Выполнив свои обязательства по соответствующим контрактам, Великобритания во второй половине 1982 года предприняла дальнейшие шаги по активизации торгово-экономических связей с Советским Союзом. Так, по инициативе британской стороны в сентябре 1982 года состоялась 10-я сессия Объединенной торгово-экономической комиссии, в ходе которой был подписан протокол о дополнении Долгосрочной программы развития экономического и промышленного сотрудничества от 1975 года новыми объектами сотрудничества. В марте 1983 года в Москве состоялось собрание Британо-советской торговой палаты, в котором приняло участие около 200 представителей британских фирм и организаций; в апреле 1984 года в СССР побывала делегация Конфедерации британской промышленности во главе с ее президентом, высказавшимся в пользу развития делового сотрудничества с Советским Союзом на долгосрочной и взаимовыгодной основе.

Военно-политическая конфронтация последних лет не только не принесла никаких преимуществ Великобритании, но, напротив, обернулась для нее крупными экономическими потерями. В 1982 году она отошла на девятое место среди западных стран — торговых партнеров СССР. Осознав бесплодность такой конфронтации, а также учитывая нарастание тревожных настроений внутри партии консерваторов в связи с чрезмерной жесткостью политики М. Тэтчер в отношении Советского Союза, правительство начало вносить определенные коррективы во внешнеполитический курс. В июле 1984 года состоялся визит министра иностранных дел Великобритании Дж. Хау в СССР, в ходе которого он, в частности, заявил о заинтересованности в улучшении англо-советских отношений. Его заявление являлось подтверждением высказанной ранее, в 1983 году, английским премьер-министром готовности Великобритании к проведению «разумного диалога» с Советским Союзом.

СССР продолжал в 80-е годы вести неустанную борьбу за развитие долговременного, плодотворного и взаимовыгодного сотрудничества с Великобританией, наметившегося в 70-е годы. В декабре 1984 года состоялся официальный визит в Великобританию советской парламентской делегации во главе с членом Политбюро, секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачевым. Во время беседы М. С. Горбачева с М. Тэтчер произошел обмен мнениями по узловым международным проблемам. Обе стороны высказались в пользу налаживания плодотворного диалога между Востоком и Западом, стабильных, деловых взаимоотношений между СССР и Великобританией.

С большим интересом отнеслись к визиту советской парламентской делегации представители британских деловых кругов, выразившие надежду на то, что он приведет к активизации торгово-экономических отношений между двумя странами. В этом плане с энтузиазмом были восприняты слова М. С. Горбачева о возможности увеличения англо-советского товарооборота на 40—50%.

Переговоры в Лондоне способствовали более глубокому уяснению позиций сторон, создав предпосылки для улучшения англо-советских отношений. Однако существенного сдвига в них все же не произошло. Более того, в сентябре 1985 года правительство консерваторов предприняло в отношении СССР крупнейшую с 1971 года провокационную акцию — высылку из страны более 30 советских представителей. Их обвинили в деятельности, несовместимой с их официальным статусом. Эта акция сопровождалась шумной антисоветской кампанией, развернутой средствами массовой информации. В этой связи послу Великобритании в Москве был заявлен решительный протест. С советской стороны были приняты ответные меры в отношении такого же количества английских представителей в СССР, что явилось неожиданностью для Лондона. Оппозиция расценила акцию правительства М. Тэтчер как дипломатическое фиаско, пример тяжеловесного подхода к дипломатии, нанесшего вред долгосрочным интересам страны. В Лондоне постарались поспешно подвести черту под этим инцидентом, и уже на встрече с министром иностранных дел Э. А. Шеварднадзе в конце сентября в Нью-Йорке Дж. Хау заявил о готовности к продолжению диалога.

В июле 1986 года состоялся визит члена Политбюро ЦК КПСС, министра иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе в Великобританию. На переговорах с английскими руководителями главное внимание было уделено разъяснению советской Концепции создания всеобъемлющей системы международной безопасности. Министр иностранных дел СССР отметил, что советское руководство выступает за налаживание диалога между СССР и Великобританией по вопросу о ядерных силах этой страны в общем комплексе ядерных проблем и что при условии сокращения советских и американских ракет средней дальности в Европе оно считает закономерной постановку вопроса о количественном замораживании британского ядерного арсенала. Было подчеркнуто также, что СССР видит в Англии «равноправного партнера, без сотрудничества с которым трудно решать радикальным образом проблемы ограничения и сокращения вооружений».

Переговоры, отличавшиеся стремлением к предельной откровенности, желанием уяснить позицию партнера, выявили расхождения в подходах и оценках. Вместе с тем британская сторона высказалась за соблюдение советско-американских договоренностей по ОСВ и ПРО. Обнаружилась также возможность для совместной проработки таких вопросов, как запрещение химического оружия, сокращение вооруженных сил и вооружений в Европе.

Впервые за последние 10 лет были подписаны сразу три важных соглашения, причем одно из них в военной области —

о предотвращении инцидентов на море, программа экономического и промышленного сотрудничества на 1986—1990 годы, соглашение об урегулировании взаимных финансовых и имущественных претензий, возникших до 1939 года. В ходе переговоров был поставлен вопрос о налаживании сотрудничества, в том числе с Англией, в деле мирного использования космического пространства. Переговоры в Лондоне создали хорошие предпосылки для продолжения продуктивного диалога между СССР и Великобританией.

Для целей реализации программы экономического и промышленного сотрудничества на 1986 — 1990 годы вскоре было подписано советско-британское межправительственное соглашение о кредитах. В Брокет-Холле, близ Лондона, в феврале — марте 1987 года состоялась конференция «круглого стола» представителей советских и британских торгово-экономических кругов. Как было подчеркнуто в принятом коммюнике, нужны совместные динамичные усилия, чтобы увеличить объем двусторонней торговли на 40 — 50% в предстоящие годы, как было предложено во время визита в Великобританию делегации Верховного Совета СССР во главе с М. С. Горбачевым.

С приветствием к участникам конференции обратилась премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер. Она приветствовала ее «как прекрасную возможность для британских бизнесменов, желающих развивать торговлю с Советским Союзом, больше узнать о перспективах сотрудничества». Глава британского правительства выразила надежду, что ее предстоящий в марте 1987 года визит в СССР позволит ей лично ознакомиться с теми крупными переменами, которые происходят сейчас в Советском Союзе.

Этот визит состоялся в конце марта 1987 года, он прошел в деловой, конструктивной обстановке. Были подписаны советско- британские соглашения о сотрудничестве в области изучения, исследования и использования космического пространства, об усовершенствовании прямой связи между резиденциями правительств обеих стран и некоторые другие. «Мы сможем вести откровенный диалог», — резюмировала М. Тэтчер свои впечат ления о ходе переговоров и ознакомлении с советской действительностью.

Советский Союз поддерживал контакты и с лейбористской партией, развивая их в рамках межпартийного и межпарламентского сотрудничества. В 80-е годы в ходе встреч руководителей британских лейбористов и КПСС шел оживленный обмен мнениями по основным проблемам международной политики, подчеркивалась важность контактов между лейбористской партией и КПСС в интересах развития отношений между двумя странами.

Развитие международных отношений в

Европе после успешного завершения СГГГТаЛЬЯНСКИе СБСЕ положительно повлияло и на со-

ОТ К10111С її и я _ _

ветско-итальянские связи. Между двумя странами развивались отношения в экономической и культурной областях, интенсифицировались межпарламентские контакты. Был взят курс на дальнейшее повышение эффективности политического диалога двух стран. Италия проявляла, необходимый реализм в отношении сложных или деликатных международных вопросов. Это нашло свое отражение в ходе советско-итальян- ских консультаций накануне встречи участников СБСЕ в Белграде. Итальянские представители выступили с заверениями, что их страна против превращения Белградского форума в место для политической и идеологической полемики и готова внести конструктивный вклад в его работу. Итальянское правительство отказалось поддержать те западные круги, которые призывали использовать встречу в Белграде для коренного пересмотра Заключительного акта, что объективно облегчало дипломатии Советского Союза и других социалистических стран задачу защиты Заключительного акта от нападок со стороны наиболее яростных противников разрядки. В целом, однако, позиция итальянской делегации в Белграде характеризовалась пассивностью, и она, по существу, оставила без ответа большинство предложений Советского Союза и других социалистических стран.

Продолжали благоприятно развиваться советско-итальянские экономические отношения. За период 1975—1980 годов товарооборот между Советским Союзом и Италией возрос почти в два раза и она вышла на четвертое место среди торгово-экономичес- ких партнеров СССР, уступая лишь ФРГ, Финляндии и Франции. Советский Союз и Италия продолжали активно развивать практику заключения долгосрочных крупномасштабных деловых контрактов, в том числе и на компенсационной основе, отвечающей интересам обеих стран.

Но на рубеже 70—80-х годов развитие советско-итальянских отношений столкнулось с серьезными препятствиями. Это определялось, с одной стороны, общим обострением международной обстановки, вызванным авантюристическим курсом политики США, а с другой стороны — активизацией деятельности противников разрядки в самой Италии. Одиозными выглядели на ита льянской политической сцене начала 80-х годов разоблачение подрывной деятельности антигосударственной масонской ложи «П-2», объединявшей многих высших лиц государства, а также провокационный процесс, затеянный итальянскими секретными службами вкупе с американскими по обвинению гражданина Болгарии Сергея Антонова в покушении на папу римского Иоан- на-Павла II 13 мая 1981 г. Это лживое обвинение, направленное также и в адрес Советского Союза, почти пять лет отравляло отношения между Италией и социалистическими странами, пока наконец в 1986 году итальянский суд не признал его несостоятельным.

Во внешнеполитическом курсе Италии в начале 80-х годов ощущался известный недостаток гибкости и реализма. Италия солидаризировалась с США практически по всем наиболее важным проблемам международной политики. Итальянские правящие круги активно поддерживали решения Совета НАТО от декабря 1979 года о размещении в Западной Европе новых видов американских ракет, а также вмешательство империалистических сил и реакции во внутренние дела Афганистана. В августе 1981

года Совет министров Италии окончательно одобрил решение относительно дислокации 112 американских крылатых ракет «Томагавк» на территории Сицилии, будучи одним из первых в принятии этого решения. В октябре 1981 года Италия первой из стран НАТО объявила о выделении своего воинского контингента в состав так называемых «многонациональных сил по поддержанию мира на Синайском полуострове», создававшихся под эгидой США. Политика согласия с заокеанским партнером проявилась в беспрекословной поддержке Италией американской делегации на Мадридской встрече и т.д.

В то же время объективная заинтересованность в сохранении отношений со странами социализма и позиция широких слоев населения способствовали тому, что Италия, как и большинство других стран Западной Европы, поддерживая курс администрации Рейгана на словах, не стремилась немедленно перенести все это в плоскость практической политики. Правительство Италии отрицательно отнеслось к запрету США на поставки оборудования для строительства газопровода Сибирь — Западная Европа и во многом способствовало отмене этого запрета в ноябре 1982 года. Участие Италии в экономических санкциях против СССР и других социалистических стран в основном было чисто номинальным.

Важным шагом на пути сохранения и развития двусторонних отношений явился визит в СССР министра иностранных дел Италии Дж. Андреотти в апреле 1984 года, за которым последовал ответный визит министра иностранных дел СССР А. А. Громыко в Италию в феврале 1985 года. В ходе переговоров выявилось определенное сближение позиций сторон по вопросу о недопущении милитаризации космоса. Обе стороны высказались за вы работку конвенции, которая способствовала бы полной ликвидации химического оружия, за эффективность и универсальность политики нераспространения ядерного оружия, за укрепление доверия и необходимость для всех государств — участников СБСЕ воздерживаться от применения силы или угрозы ею. Стороны высказались за необходимость возобновления процесса разрядки и ликвидации существующих очагов напряженности.

В мае 1985 года состоялся визит в СССР председателя Совета министров Италии Б. Кракси, который продолжил процесс улучшения отношений двух стран. В ходе советско-итальянских переговоров на высшем уровне стороны признали, что уменьшение военной опасности в значительной мере зависит от того, удастся или нет достичь конкретных договоренностей о недопущении гонки вооружений в космосе и прекращении ее на Земле. Другими словами, Италия вновь начала демонстрировать определенную самостоятельность своей внешней политики и нежелание безоговорочно следовать курсом США.

В начале 1987 года вновь состоялся визит в СССР министра иностранных дел Италии Дж. Андреоттй, являющегося видным представителем христианско-демократической партии. В подписанном по итогам переговоров советско-итальянском коммюнике было подтверждено ранее достигнутое взаимопонимание.

Одна из особенностей политической обстановки в Италии в середине 80-х годов — подъем антивоенного движения и активизация деятельности левых сил, возглавляемых Итальянской коммунистической партией, которые выступали с идеей демократической альтернативы, то есть создания широкого и представительного правительства на основе общей программы глубоких реформ. Эти особенности не могут не находить отражения во внешнеполитическом курсе итальянского правительства.

Подписание Заключительного акта СБСЕ Отношения СССР явилось дополнительным импульсом для

с другими западноевро- дальнейшего развития и углубления свя-

пеискими государствами зе« и с0трудничества между Советским

Союзом и другими капиталистическими государствами европейского континента. Поступательное развитие этих отношений не смогло остановить даже серьезное ухудшение международного климата на рубеже 70 — 80-х годов. Советское правительство придает важное значение развитию связей с малыми и средними странами Европы, рассматривая их как неотъемлемую составную часть европейского направления своей внешней политики. В свою очередь, правительства этих западноевропейских государств, как нейтральных, так и участвующих в Североатлантическом блоке, исходя из собственных национальных интересов, в целом сумели противостоять нажиму со стороны администрации Рейгана, добивавшейся ограничения и свертывания контактов со странами социалистического содружества.

В последнее десятилетие, как и прежде, в советской внешней политике большое внимание уделялось развитию и углублению отношений со странами Северной Европы, которые являются близкими соседями Советского Союза. Чуждый каких-либо геге- монистских устремлений, СССР стремится развивать сврзи с ними, как и с другими государствами, на основе принципов Устава Организации Объединенных Наций и Заключительного акта общеевропейского совещания.

В этот период важное место в переговорах между руководителями Советского Союза и государств данного региона занимала проблема создания безъядерной зоны на Севере Европы. К настоящему времени под обращением в поддержку реализации этой идеи поставили свои подписи более 2,5 млн. датчан, норвежцев, финнов и шведов. Летом 1986 года на встрече премьер- министров пяти стран региона была учреждена межправительственная комиссия экспертов с целью изучения возможности претворения в жизнь «плана Кекконена».

Стремясь оказать содействие ликвидации препятствий, стоящих на пути созданию подобной зоны, Советский Союз выступил с рядрм инициатив, связанных с ограничением своей военной деятельности на собственной территории — на Кольском полуострове, в Ленинградском и Прибалтийском военных округах (см. гл. XVI). «Смелым шагом, направленным на достижение разрядки международной напряженности», назвал эти меры СССР премьер-министр Финляндии К. Сорса.

В наибольшей степени во второй половине 70-х и в 80-е годы по-прежнему развивалось сотрудничество Советского Союза с Финляндской Республикой, последовательно придерживающейся миролюбивого внешнеполитического курса — «линии Пааси- киви — Кекконена», фундаментом которой служит Договор между двумя государствами о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1948 года. Как отметил в ноябре 1986 года член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС Е. К. Лигачев, советско- финляндские отношения служат примером того, насколько успешными и плодотворными могут быть отношения между государствами с различным общественным строем и разной идеологией. В 1983 году договор 1948 года был в третий раз досрочно продлен еще на 20 лет, вплоть до начала следующего тысячелетия.

Отсутствие политических проблем в советско-финляндских отношениях и дружественный, доверительный характер последних создают уникальную возможность для постоянного расширения и углубления сотрудничества между двумя соседними государствами во всех областях, в том числе и в совместной борьбе за мир, безопасность и разоружение как на европейском континенте, так и в мире в целом. Так, Советское правительство активно поддержало выдвинутое в конце 1986 года предложение президента Финляндии М. Койвисто о мерах по укреплению дове рия в военной области применительно к Северной Европе и акватории прилегающих к ней морей.

Экономическая сфера сотрудничества определена подписанной в 1977 году долгосрочной советско-финляндской программой до 1990 года, которая была затем вновь продлена. Товарооборот между СССР и Финляндией достиг в 1985 году почти 5 млрд. рублей. Выступая в декабре 1986 года на церемонии сдачи в эксплуатацию Новоталлинского морского порта, в сооружении которого приняли участие финские фирмы, Председатель Совета Министров СССР Н. И. Рыжков сказал: «В экономике, как и в политике, сегодня требуется новое мышление. В настойчивом поиске новых, более эффективных форм сотрудничества, учитывающих требования нынешнего этапа научно-технической революции, мы видим путь, который может вывести советско- финляндское экономическое сотрудничество на еще более высокие рубежи. Основные ориентиры здесь определились. Это — развитие производственной и научно-технической кооперации. Это — создание совместных предприятий, к которому мы приступаем. Есть, конечно, и другие возможности». Заинтересованность своей страны в новых формах сотрудничества, новых перспективах для экономических связей подтвердил в ответной речи премьер-ми- нистр Финляндии К. Сорса.

Диалог о новых формах экономического взаимодействия был продолжен во время официального визита Н. И. Рыжкова в Финляндию 6 — 9 января 1987 г. Был подписан ряд соглашений в этой области.

«Похолодание» международного климата не смогло подорвать и ставшие стабильными советско-шведские отношения. Несмотря на развернутую в 80-е годы внутренней и внешней реакцией антисоветскую кампанию по поводу вторжения мифических подводных лодок в территориальные воды Швеции, правительство этой нейтральной страны не пошло на «замораживание» связей со своим соседом на Балтике. Давая отпор противникам добрососедства с СССР, шведский премьер-минйстр И. Карлссон подчеркнул весной 1986 года, что «как небольшая неприсоединив- шаяся страна, принимающая активное участие в международных делах, Швеция питает большой интерес к поддержанию хороших отношений со всеми странами, особенно со своими соседями, в том числе и с Советским Союзом».

В свою очередь, Советское правительство не раз выражало свое уважение к этой скандинавской стране, указывая, что «проводимая Швецией политика нейтралитета является важным позитивным вкладом в дело поддержания мира в Европе». Швеция на протяжении четверти века принимает активное участие в работе Конференции по разоружению в Женеве. Ее правительство выступило с инициативой создания в Центральной Европе коридора, свободного от ядерного оружия поля боя. Покойный премьер-министр этой страны У. Пальме явился одним из иници аторов создания «делийской шестерки», деятельность которой активно продолжается и после его злодейского убийства.

Термин «делийская шестерка» появился в международной терминологии после того, как главы государств и правительств шести стран — Аргентины (Р. Альфонсин), Мексики (М. де ла Мадрид), Швеции (У. Пальме), Индии (Р. Ганди), Танзании (Д. Ньерере) и Греции (А. Папандреу) —на встрече в Дели в январе 1985 года приняли декларацию, в которой обратились к Генеральному секретарю ЦК КПСС М. С. Горбачеву и президенту США Р. Рейгану с призывом о полном прекращении испытаний, производства и размещения ядерного оружия и средств доставки, а также космических вооружений, за которым должны немедленно последовать значительные сокращения ядерных сил. По мнению авторов декларации, это облегчило бы задачу предотвращения гонки вооружений в космосе и прекращения ее на Земле, а в конечном итоге привело бы к ликвидации ядерного оружия повсюду.

В посланиях лидерам «делийской шестерки» М.С. Горбачев высоко оценил их инициативу и подчеркнул готовность СССР к самым смелым шагам в направлении претворения в жизнь концепции безъядерного мира при условии соблюдения Соединенными Штатами принципа равной безопасности. США, однако, игнорировали обращение лидеров шести стран.

Деятельность «делийской шестерки» позволяет говорить о качественно новом уровне и диапазоне деятельности таких стран Европы, как Швеция, в борьбе за мир и международную безопасность.

Во второй половине 70-х и в 80-х годах расширился круг политических проблем, по которым выявилась близость позиций СССР, с одной стороны, и Скандинавских стран — участниц НАТО — с другой. Дания, Исландия, Норвегия выступили против планов США по производству и размещению нейтронного оружия на европейской земле. Датское и норвежское правительства заявили также о нежелании участвовать в американских проектах создания СОИ. Датский фолькетинг (парламент), где в 1982 году образовалось «альтернативное большинство по проблемам политики безопасности», принял решение об изъятии вклада Дании в сумме 48 млн. крон из общих ассигнований НАТО на размещение американских ракет средней дальности в Европе. Кроме того, датские парламентарии утвердили еще целый ряд вызвавших раздражение в руководстве США и НАТО резолюций, в том числе и о замораживанигі Данией уровня военных расходов, о запрещении ввоза на территорию страны ядерного оружия как в мирное время, так и в условиях военной и кризисной ситуации и т. д.

Вместе с тем по целому ряду вопросов Дания, Норвегия и Исландия по-прежнему идут в русле агрессивной политики Североатлантического блока. Существуют тенденции к постепенному сужению и выхолащиванию датской и норвежской «небазовой» и «неядерной» политики. Осуществляется активизация военных приготовлений США и НАТО в Скандинавии. Например, в январе 1981 года США и Норвегия подписали соглашение о заблаговременном размещении на территории последней тяжелого вооружения для американской морской пехоты в рамках новой американской концепции «складирования».

Столкновение позитивных и негативных тенденций во внешней политике Скандинавских стран — членов НАТО наложило на нее отпечаток противоречивости, однако в целом не создало непреодолимых препятствий для дальнейшего развития и углубления отношений с Советским Союзом. Это наглядно показали переговоры и обмен мнениями, которые состоялись во время визитов в СССР министров иностранных дел Дании и Норвегии в 1978, 1980 и 1983 годах, главы датского правительства П. Шлютера, посещения Москвы премьер-министром Норвегии Г. X. Брундт- ланд в 1986 году.

Дополнительный импульс для развития советско-исландских отношений дала встреча М.С. Горбачева с руководителями Исландии в Рейкьявике в октябре 1986 года, в дни советско-американских переговоров в верхах. Спустя полгода премьер-министр Исландии С. Херманнссон посетил СССР с официальным визитом. На встрече с ним М.С. Горбачев просил исландского премьера передать сердечные приветствия народу Исландии, которая внесла крупный вклад в дело углубления взаимопонимания между народами. М.С. Горбачев выразил удовлетворение ходом обмена мнениями между руководителями Советского Союза и Исландии.

За истекшее десятилетие значительно окрепли взаимовыгодные связи СССР со странами Северной Европы в экономической сфере. Торговля все более дополняется другими формами экономических связей. Со всеми Скандинавскими странами в конце 70 — начале 80-х годов были подписаны долгосрочные программы развития и углубления торгово-экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества.

Вопреки нажиму со стороны администрации Рейгана в целом удовлетворительно продолжали развиваться связи и деловое сотрудничество Советского Союза и с другими западноевропейскими странами — членами НАТО, такими как Бельгия, Люксембург и Нидерланды. Этому содействовали визиты в Советский Союз в 1981 году министра иностранных дел Бельгии Ш.-Ф. Но- томба, его нидерландского коллеги X. ван ден Брука в 1985 году и премьер-министра Нидерландов Р. Любберса в сопровождении вышеназванного министра иностранных дел в 1986 году. В ходе состоявшихся переговоров обсуждались многие интересующие стороны международные проблемы, в том числе вопрос о размещении на бельгийской и нидерландской территориях американских крылатых ракет. Советское правительство не раз выража ло свою озабоченность по поводу этого ракетного решения НАТО и призывало к результативному, взвешенному подходу со стороны Бельгии и Нидерландов при определении своей позиции. Однако, несмотря на неоднократные советские предупреждения и широкое движение протеста общественности в самих этих странах, правительства Бельгии в марте и Нидерландов в ноябре 1985 года подчинились американскому диктату, разрешив размещение «томагавков» на территориях своих стран.

В то же время по ряду важных вопросов международной безопасности и разоружения правительства Бельгии, Люксембурга и Нидерландов занимали реалистическую позицию. В частности, они выразили серьезную озабоченность по поводу превышении в 1986 году администрацией Рейгана установленных Договором ОСВ-2 лимитов стратегических вооружений.

В экономическом плане отношения между СССР и странами Бенилюкса, как и в целом с западноевропейскими государствами, в эти годы успешно развивались. В 1977 и 1986 годах с ними были также подписаны долгосрочные программы развития экономического, промышленного, научного и технического сотрудничества.

Отношения с Португалией и Испанией, начавшие успешно развиваться в середине 70-х годов, замедлились в дальнейшем по причинам, общим для всех стран Западной Европы. В Португалии после прихода к власти коалиции правых партий был взят курс на одностороннюю проатлантическую ориентацию, активизировалась деятельность Португалии в рамках НАТО, последовательно осуществлялся процесс втягивания страны в ЕЭС (см. гл.II). США расширили военное присутствие на территории Португалии, обычным стал заход в португальские порты американских атомных подводных лодок с ядерными боеприпасами на борту. Хотя после прихода к власти правительства во главе с лидером Социалистической партии М. Соарешем в 1984 году наметилась тенденция к дальнейшей нормализации отношений с социалистическими странами, им уже не хватало той близости, какая была после свержения фашистского правительства Каэтану.

В Испании правые силы, черпавшие мощную поддержку за рубежом, прежде всего в США, стремящихся сохранить свои военные базы на территории страны, также приняли меры к тому, чтобы затормозить процесс позитивных изменений. Испания начала склоняться к односторонней ориентации на политику стран — участниц НАТО и «Общего рынка».

Осенью 1981 года консервативное большинство в кортесах (парламенте) одобрило решение о присоединении Испании к НАТО. 30 мая 1982 г. Испания стала 16-м членом Североатлантического блока. Еще ранее, в 1977 году, центристское правительство Испании обратилось с официальной просьбой о приеме Испании в Европейское сообщество. Длительный процесс завер шился официальным вступлением Испании, а также Португалии в Европейское экономическое сообщество («Общий рынок») с 1

января 1986 г.

Пришедшее к власти в октябре 1982 года правительство социалистов во главе с Ф. Гонсалесом, несмотря на предвыборные лозунги, призывавшие к отказу от членства в НАТО, на деле продолжило внешнеполитический курс центристских правительств. В феврале 1983 года был подписан протокол к испано-американскому соглашению «о дружбе, обороне и сотрудничестве», подтвердивший продолжение военного сотрудничества между Испанией и США.

Хотя правительство Гонсалеса несколько улучшило отношения Испании с СССР (в 1984 г. было, например, подписано долгосрочное соглашение об экономическом и промышленном сотрудничестве между двумя странами), оно, с другой стороны, фактически добилось на референдуме в марте 1986 года сохранения членства Испании в НАТО.

В Греции в 1981 году на парламентских выборах победила социалистическая партия (ПАСОК), лидер которой А. Папандреу возглавил правительство. Греческое правительство социалистов достаточно резко выступило с позиций укрепления самостоятельности страны. Оно заявило о намерении ликвидировать иностранные базы на территории Греции и добилось по крайней мере ограничения и регламентации их деятельности. Было ограничено участие страны в военной организации НАТО. Греция выразила намерение добиваться совместно с другими заинтересованными странами создания безьядерной зоны на Балканах, заявила о своем негативном отношении к развертыванию американских ракет в Западной Европе, отказалась участвовать в ряде военных учений НАТО. В 1984 году правительство Греции официально заявило об изменении своей военной доктрины. Если прежняя доктрина исходила из того, что потенциальный противник расположен к северу от греческих границ, то современная доктрина строится на том, что угрозы с севера, то есть со стороны государств Варшавского Договора, не существует, и она может прийти скорее с другой стороны.

В ходе состоявшегося в феврале 1985 года визита А. Папандреу в Советский Союз обе стороны высказались за проведение комплекса мероприятий, связанных с ограничением гонки вооружений и разоружением, включая предотвращение милитаризации космического пространства, за развитие всестороннего сотрудничества между СССР и Грецией.

Греция, будучи членом НАТО, фактически выступила против блоковой политики и подчинения «младших» партнеров по блоку Соединенным Штатам. В канун 1987 года Греция вместе с остальными членами «делийской шестерки» поставила свою подпись под документом, в котором содержался призыв к США пересмотреть свою политику в отношении ядерных испытаний и призыв к лидерам Советского Союза и Соединенных Штатов возобновить как можно скорее всеобъемлющие переговоры с целью предотвратить гонку вооружений в космосе, прекратить ее на Земле и в конечном счете ликвидировать ядерное оружие повсеместно.

В последнее десятилетие значительной степени развития достигли также связи Советского Союза с нейтральными центральноевропейскими государствами — Австрийской Республикой и Швейцарской Конфедерацией. Наиболее высокого уровня достигло советско-австрийское сотрудничество, чему способствовала хорошо налаженная система политических контактов руководителей двух стран. Важным событием явились официальный визит в Австрийскую Республику Председателя Совета Министров СССР Н.А. Тихонова в апреле 1981 года, поездка министра иностранных дел СССР А.А. Громыко в мае 1980 года. В свою очередь, Советский Союз посетили федеральный президент Р. Кирхшлегер, федеральные канцлеры Б. Крайский и Ф. Зи- новац.

Широкий обмен мнениями способствовал занятию СССР и Австрией тождественных позиций и совместным акциям в пользу мира и разоружения. Австрийское правительство неоднократно высказывалось за прекращение гонки вооружений во всех областях, против ее распространения на космическое пространство. Благодаря конструктивной позиции нейтральной Австрии ее столица была избрана местом проведения третьей* встречи государств — участников СБСЕ.

Существенно активизировались в этот период связи и контакты со Швейцарской Конфедерацией. В ноябре 1985 года полезный обмен мнениями состоялся во время беседы Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева с президентом Швейцарии К. Фуглером в Женеве. В сентябре 1986 года состоялся первый в истории советско-швейцарских отношений официальный визит в Советский Союз заместителя председателя Федерального совета, начальника федерального департамента иностранных дел П. Обера. Во время этого визита министр иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе подчеркнул, что «традиционная политика нейтралитета, проводимая Швейцарией, рассматривается советской стороной как позитивный элемент поддержания мира в Европе».

Поступательное развитие было присуще и торгово-экономическим связям Советского Союза с этими двумя центральноевропейскими государствами. Обе страны являются крупными торговыми партнерами СССР, особенно Австрия. В 1985 году объем советской торговли с ней составил 1663 млн. руб., увеличившись за пятнадцать лет почти в 15 раз. Товарооборот со Швейцарией также вырос за эти годы в 10 раз, составив в 1985 году 951 млн. руб. В целях углубления экономического сотрудничества с Австрией в 1981 году была подписана Программа развития и углубления экономического, научно-технического и промышленного сотрудничества до 1990 года, продленная затем еще на пять лет. Советско-швейцарские отношения в сфере экономики регулируются заключенным в 1978 году двусторонним соглашением о развитии экономического, промышленного и научно-техниче- ского сотрудничества. Для практической реализации соглашения в следующем году была подписана долгосрочная программа сотрудничества, аналогичная советско-австрийской.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / том ТРЕТИЙ 1970-1987. 1987

Еще по теме Отношения СССР с западноевропейскими государствами во второй половине 70-х и в 80-е годы:

  1. ОТНОШЕНИЯ СССР С ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИМИ ГОСУДАРСТВАМИ
  2. Сущность и противоречия российского реформаторства второй половины 80-х - 90-е годы
  3. Глава VIII ОБЩЕЕВРОПЕЙСКИЙ ПРОЦЕСС ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 70-х И В 80-е ГОДЫ.
  4. Тема 7 °СССР во второй половине 1940-х - начале 1950-х гг
  5. § 1. Международные отношения во второй половине ХХ в.
  6. Отношения СССР с Турцией, Ираном и Афганистаном в 60-е годы
  7. Отношения СССР с капиталистическими ^странами Европы в 60-е годы
  8. СССР В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В 30-Е ГОДЫ
  9. Глава 25 РИМСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО В СЕРЕДИНЕИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ IV
  10. 6.8. Международные отношения и мировая политика во второй половине XX века
  11. Военно-политическая трансформация НАТО и ее влияние на отношения с Россией во второй половине XX века
  12. РУСЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIV-XV ВЕКЕ. ФОРМИРОВАНИЕ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА
  13. ТЕМА 12 ТУРЦИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIII ? НАЧАЛА XVI ВВ.