<<
>>

Отношения СССР с капиталистическими ^странами Европы в 60-е годы

Советско-французские Советский Союз, стремясь к упрочению

отношения европейской безопасности, всемерно раз

вивал двусторонние отношения со странами континента. При этом особое внимание СССР уделял улучшению и углублению связей с Францией.

Контакты между двумя странами заметно расширились и охватывали сферы экономики, политики, науки и культуры. Советское правительство учло новые тенденции, проявившиеся во внешней политике Франции в 60-е годы. Усиление экономических и военных позиций ФРГ в Европе, возрастание ее роли в НАТО вызывали серьезное беспокойство у французских руководителей, углубили противоречия между Францией и ее партнерами по блоку. Решительный протест вызывали также претензии США на мировое господство, на гегемонию в Европе и других районах мира, в чем президент де Голль видел попытку ущемления интересов Франции.

Отдавая себе отчет в усилении мощи СССР, всего социалистического содружества, де Голль был убежден, что Советский Союз не имеет агрессивных целей и искренне стремится к разрядке международной напряженности. Вместе с тем де Голль опасался потенциальной возможности ядерного уничтожения многих европейских стран, в том числе Франции, в случае обострения противоборства двух систем. Особый источник опасности, как уже отмечалось, он видел в стремлении США к мировой гегемонии и в авантюризме американской внешней политики. Стремясь к проведению независимой политики, президент де Голль вывел в 1966—1967 годах Францию из военной организации НАТО (см. гл. X).

Внешнеполитический курс де Голля не означал его отхода от западного лагеря. Он был сторонником сильной, независимой капиталистической Западной Европы, в которой Франция занимала бы место, подобающее ее статусу великой державы, и притом державы ядерной. Европа должна была бы стать «третьей силой», на равных выступающей по отношению как к США, так и СССР. Участие Франции в политической организации НАТО показывало, что де Голль не намерен полностью рвать связи, объединяющие капиталистические страны в единый союз. Однако де Голль был реалистом в политике и правильно оценил, что достижение многих поставленных им для Франции целей возможно только при отказе от навязанной Соединенными Штатами «холодной войны», на путях развития сотрудничества с социалистическими странами, в условиях разрядки международной напряженности.

Позитивным фактором, действовавшим в этом же направлении, было сходство позиций СССР и Франции по ряду важных международных проблем: по проблемам мира и безопасности в Европе (в частности, по проблеме нерушимости границ); по проблемам безопасности в Азии (осуждение американской агрессии в Индокитае и израильской — на Ближнем Востоке); по проблемам деятельности ООН и др. Немалую роль играло и стремление де Голля укрепить взаимовыгодные экономические связи Франции с СССР и другими социалистическими странами.

Со своей стороны, Советский Союз активно поддерживал реалистическое направление внешней политики Пятой республики.

Весной 1960 года состоялся официальный визит во Францию Председателя Совета Министров СССР Н. С. Хрущева. Во время переговоров обе стороны констатировали, «что развитие отношений между СССР и Францией в духе дружбы и сотрудничества и установление лучшего взаимопонимания между ними будут содействовать дальнейшему смягчению напряженности и укреплению мира в Европе и во всем мире». Переговоры каса лись также торговых и экономических связей. Были заключены важные соглашения о сотрудничестве в области науки и культуры. Впервые между социалистической и капиталистической странами было подписано соглашение по ядерным вопросам — об условиях научного сотрудничества по мирному использованию ядерной энергии в 1960—1961 годы.

Политике де Голля не были чужды противоречия и колебания. Советскому правительству далеко не все нравилось в его деятельности (например, война в Алжире; неожиданный «флирт» с ФРГ в 1963 году, фактически ставший поощрением западногерманского реваншизма; отказ участвовать в переговорах о запрещении ядерных испытаний). Поэтому развитие советско-французских отношений вскоре несколько замедлилось.

Однако дальнейший рост противоречий между Францией и ее союзниками по НАТО, а также прекращение колониальной войны и завоевание Алжиром национальной независимости изменили ситуацию. С конца 1963 — начала 1964 года наблюдается значительное улучшение советско-французских отношений. Между обеими странами расширяются контакты по линии политического, экономического и культурного сотрудничества. Были заключены торговое соглашение на пятилетний срок и соглашение о сотрудничестве в области цветного телевидения. В 1965 году состоялся обмен официальными визитами министров иностранных дел СССР и Франции.

Новую страницу в советско-французских отношениях открывают визит в 1966 году президента де Голля в СССР и ответный визит Председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина во Францию.

Шарль де Голль находился в СССР с визитом с 20 июня по 1

июля 1966 г. Результаты переговоров были закреплены в Советско-французской декларации от 30 июня 1966 г. Оба правительства констатировали, что разрядка напряженности является первым и необходимым этапом желательного развития в отношениях между европейскими странами независимо от их политического строя, что проблемы Европы должны рассматриваться прежде всего европейскими странами. Большое значение имело решение регулярно проводить консультации в целях укрепления доверия и расширения сотрудничества. Развитию экономического и культурного сотрудничества обеих стран должны были содействовать подписанные 30 июня министрами СССР и Франции Соглашение о сотрудничестве в области изучения и освоения космического пространства в мирных целях и Соглашение о научно-техническом и экономическом сотрудничестве. Была достигнута договоренность о создании смешанной комиссии для контроля за выполнением существующих торговых, экономических и технических соглашений.

В ходе ответного визита А. Н. Косыгина во Францию в декабре 1966 года была вновь подтверждена общность позиций

СССР и Франции по основным проблемам рязрядки напряженности, был обсужден вопрос о созыве в будущем общеевропейского совещания по проблемам безопасности и сотрудничества.

В последующие годы регулярные политические консультации между СССР и Францией продолжались как по дипломатическим каналам, так и во время взаимных визитов руководящих политических деятелей. Сменивший в 1969 году генерала де Голля на посту президента Жорж Помпиду и правительство Франции неоднократно подтверждали на словах и на деле желание продолжать в области внешней политики курс основателя Пятой республики.

Значение развития советско-французских отношений в 60-е годы вышло за рамки двустороннего сотрудничества и оказало существенное воздействие на преодоление инерции «холодной войны» в международных отношениях.

Непризнание послевоенных политических Отношения СССР и ФРГ реальностей в Европе, реваншистские

во второй половине притязания правящих кругов ФРГ во

60-х ГОДОВ И проблемы г СП

безопасности и сотруд- второй половине 60-х годов стали вызы-

ничества в Европе вать недовольство и критику как внутри

ФРГ, так и вне ее. Союзники ФРГ уже не выражали желания безоговорочно поддерживать требования Бонна о пересмотре границ с восточными соседями. ФРГ реально угрожала изоляция даже среди ее союзников. Указанные моменты, а также тупик, создавшийся для ФРГ в отношениях с СССР и другими социалистическими странами, вызвал кризис политического курса правительства, формировавшегося до сих пор лишь из представителей блока партий крупного монополистического капитала — ХДС/ХСС.

Социалистические страны в Бухарестской декларации 6 июля 1966 года высказались за нормализацию отношений с ФРГ, призвали западногерманское правительство к реализму. Социалистические государства потребовали, чтобы ФРГ отказалась от политики реваншизма и милитаризма, подчеркнув, что «при нынешнем соотношении сил на мировой арене и в Европе она не только не принесет ФРГ никаких преимуществ и пользы, но сопряжена с непоправимыми последствиями для Федеративной Республики Германии».

В декабре 1966 года ХДС/ХСС в ФРГ впервые была вынуждена разделить власть с представителями другой партии. Было сформировано правительство так называемой «большой коалиции» — из представителей ХДС/ХСС и Социал-демократической партии Германии (СДПГ), обладавших наибольшим числом мест в бундестаге. Небольшая либерально-буржуазная Свободная демократическая партия (СвДП) оказалась в оппозиции. Канцлером ФРГ стал Курт Кизингер (ХДС), вице-канцлером и министром иностранных дел — Вилли Брандт (СДПГ).

В. Брандт еще до участия в правительстве высказывал мне- ниє о необходимости налаживать сотрудничество с СССР, изменить подход к отношениям с Востоком, показать заинтересованность в разрядке. Став министром иностранных дел, Брандт попытался воплотить свои взгляды в жизнь. Им была провозглашена «новая восточная политика». Правительство ФРГ приступило к обмену мнениями с правительством СССР относительно путей улучшения отношений, в частности выработки соглашения

об отказе от применения силы.

Однако ключевой фигурой в правительстве был не Брандт, а Кизингер, основные посты занимали не социал-демократы, а представители ХДС/ХСС. Последние не желали подлинного сдвига в отношениях. Новые шаги в духе реалистической политики лишь декларировались, но не предпринимались. Предложенные Советскому правительству в феврале 1967 года проекты документов, разработанные правительством ФРГ, не могли стать основой соглашения об отказе от применения силы, поскольку в них трактовались как «спорные» положения о незыблемости сложившихся в послевоенной Европе границ, существовании суверенного государства ГДР, недействительности мюнхенского соглашения, отказа ФРГ от ядерного оружия. «Новая восточная политика» рассматривалась канцлером Кизингером и его соратниками скорее как способ подорвать, «размыть» социалистическое содружество. В итоге отношения СССР и подавляющего большинства других социалистических стран с ФРГ в этот период оставались в неудовлетворительном состоянии.

В среде «большой коалиции» зрели серьезные разногласия по вопросу об отношениях с Востоком. Особенно четко это выявилось в марте 1968 года, когда в Нюрнберге проходил съезд СДПГ. В докладе на съезде председатель партии Брандт заявил: многочисленные реальные факты приводят к выводу, что «существующие в Европе границы не должны изменяться с помощью силы» и ФРГ должна быть готова к заключению соответствующих соглашений. Он высказался также за присоединение к Договору о нераспространении ядерного оружия. Съезд поддержал Брандта.

Во второй половине 60-х годов имели место перемены и во внешнеполитических концепциях СвДП. В 1968 году председателем партии стал Вальтер Шеель, сменивший на этом посту Эриха Менде, откровенного сторонника политики «холодной войны». В своем выступлении в бундестаге Шеель заявил о невозможности оспорить факт, что «наряду с Федеративной Республикой на немецкой земле возникло второе государство со всеми теми государственными признаками, какие оно вообще может иметь».

Партийные съезды СДПГ и СвДП в 1969 году подтвердили сближение их позиций по международным вопросам, что предопределило возможность создания между ними коалиционного правительства после выборов в бундестаг в сентябре 1969 года.

Она получила название «малой коалиции», поскольку парламентская фракция СвДП была относительно небольшой. В новом правительстве В. Брандт стал канцлером, В. Шеель — министром иностранных дел. Сам исход выборов 1969 года явился отражением существенных изменений, происшедших во взглядах значительной части западногерманской общественности, отражением требования реалистической внешней политики

и, в частности, урегулирования отношений с социалистическими странами.

В правительственном заявлении, с которым канцлер Брандт выступил в бундестаге 28 октября 1969 г., была подчеркнута преемственность политики нового правительства. Вместе с тем Брандт заявил о готовности добиваться большего взаимопонимания и развития сотрудничества с СССР, ГДР, ПНР и ЧССР. Впервые было официально признано существование двух германских государств.

Через месяц, 28 ноября 1969 г., представители ФРГ в Москве подписали Договор о нераспространении ядерного оружия. А в декабре между Советским Союзом и ФРГ начался новый этап обмена мнениями по вопросу об урегулировании и улучшении отношений. Он привел к выработке текста договора, который был подписан 12 августа 1970 г. в Москве во время официального визита в СССР федерального канцлера В. Брандта и министра иностранных дел В. Шееля.

С конца 50-х годов интерес к улучшению Советско-английские отношений с СССР стала проявлять Ве-

отношения ликобритания. В целом английское пра

вительство оказалось перед лицом тех же факторов, что и Франция, а позднее — ФРГ. Спецификой английского подхода являлось стремление Лондона еще раз напомнить о былом имперском величии и попытаться сыграть роль если не арбитра, то посредника в отношениях Восток — Запад. Однако при этом правительство Великобритании большое внимание уделяло своим «особым отношениям» с США, и объем его политических акций по отношению к социалистическим странам определялся именно этим.

В феврале — марте 1959 года в соответствии с достигнутой договоренностью состоялся официальный визит премьер-министра Великобритании Г. Макмиллана в Советский Союз. Предпринимая этот шаг, правительство консерваторов намеревалось, между прочим, улучшить свои шансы на предстоявших осенью парламентских выборах. Чтобы не осложнять отношений с союзниками, Макмиллан заявил, что визит будет иметь «характер разведки» и что он едет в Москву не договариваться, а посмотреть, как идут дела в СССР.

В ходе переговоров в Москве Советское правительство предложило подписать договор о ненападении. Макмиллан отклонил это предложение, мотивировав тем, что государства — члены

ООН, соблюдающие Устав этой организации, якобы не нуждаются в каком-либо специальном договоре. На переговорах обсуждались также вопросы прекращения испытаний ядерного оружия, урегулирования положения в Западном Берлине, мирного урегулирования с Германией, однако конкретных результатов не было достигнуто.

Визит Макмиллана в СССР, несмотря на скромные результаты, стимулировал развитие англо-советских отношений в экономической и культурной областях, активизировал контакты между различными организациями. Однако перелома в англосоветских отношениях не произошло.

В октябре 1964 года в Великобритании состоялись парламентские выборы, на которых победу одержала лейбористская партия. Хотя в своих главных направлениях ее политика не слишком отличалась от курса консерваторов, все же приход к власти лейбористов благоприятствовал стабилизации англо-со- ветских отношений. В период пребывания у власти лейбористов (1964—1970 гг.) в Советском Союзе трижды побывал премьер- министр Великобритании Гарольд Вильсон (в феврале и июле 1966

г., январе 1968 г.), состоялись четыре визита английского министра иностранных дел в СССР. В свою очередь, в 1965 году в Великобритании с визитом побывал министр иностранных дел СССР А. А. Громыко, а в 1967 году—Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин. В ходе переговоров обсуждались как международные проблемы, так и вопросы двусторонних отношений.

Положительные результаты советско-английских контактов были налицо. Были заключены соглашения о научно-техническом сотрудничестве, об урегулировании взаимных финансовых и имущественных претензий, о торговом судоходстве, о расширении воздушного сообщения, долгосрочное торговое соглашение. Была достигнута договоренность об установлении прямой линии связи между Кремлем и резиденцией английского премьер-министра.

Коренному улучшению советско-английских отношений препятствовала позиция, занятая лейбористским правительством в отношении ряда важных международных проблем, близкая к позиции тори. Такова была, например, позиция правительства Вильсона в отношении агрессии США в Индокитае. Исходя из общих стереотипов империалистической политики, равно как и из собственных военно-стратегических и экономических интересов в этом регионе, в частности в Малайзии, оно оказывало действиям США политическую и дипломатическую поддержку.

Правительство Вильсона не проявляло также какой-либо позитивной инициативы в решении проблемы европейской безопасности. Великобритания отнеслась «без энтузиазма» к инициативе СССР относительно созыва общеевропейского совещания по вопросам безопасности и сотрудничества. Не выступив в принципе против этой идеи, английские представители на деле выдвигали на англо-советских переговорах предварительные условия, явно направленные на то, чтобы затормозить его созыв. Великобритания с готовностью ухватилась за возможность дискредитации совещания в связи с событиями в Чехословакии в августе 1968 года, резко ужесточив свою позицию.

Министр обороны Великобритании Д. Хили после опубликования весной 1970 года «Белой книги по вопросам обороны», в своих публичных выступлениях всячески восхвалял «ядерную стратегию НАТО», заявляя о готовности блока «в случае не* обходимости» первым использовать ядерное оружие.

Итог развития советско-английских отношений в 60-е годы нельзя оценивать как негативный. Правительство Вильсона проявило определенный интерес к переговорам с СССР об ограничении гонки вооружений и подписало (совместно с СССР и США) 1 июля 1968 г. Договор о нераспространении ядерного оружия. Великобритания первой его ратифицировала и оказала воздействие на ФРГ с целью побудить ее присоединиться к договору. В ходе визита А. Н. Косыгина в Великобританию в феврале 1967 года оба правительства подтвердили в совместном заявлении свое желание «и в дальнейшем проводить периодические встречи и беседы, имея в виду дальнейшее улучшение отношений между СССР и Великобританией». Эта практика взаимных консультаций оказала позитивное воздействие на со- ветско-английские отношения.

Англо-советские торгово-экономические и научно-технические связи в 60-е годы развивались довольно быстрыми темпами и не были подвержены колебаниям в зависимости от изменения обстановки, как это произошло с англо-советскими политическими отношениями после чехословацких событий.

В 1963 году Великобритания первой из капиталистических стран предоставила Советскому Союзу долгосрочные (до 15лет) кредиты на значительную сумму (200 млн. ф. ст.), причем на более выгодных условиях, чем когда-либо ранее. Неуклонно рос товарооборот. Он увеличился с 307,6 млн. рублей в 1964 году до 641,4 млн. в 1970 году. В 1966, 1968 и 1969 годах Великобритания занимала первое место среди капиталистических стран — внешнеторговых партнеров СССР. Широкую практику получили поездки в СССР английских официальных лиц и представителей деловых кругов для изучения возможностей дальнейшего расширения торговли.

На рубеже 60-х годов во внешней полиотношения между СССР тике Италии также наметились новые и Италией тенденции. Первым важным шагом в раз

витии отношений с Советским Союзом и социалистическими странами стал визит в Москву с 6 по 11 февраля 1960 г. президента Итальянской Республики Дж. Гронки, положивший начало практике советско-итальянских политиче ских контактов на высшем уровне. В августе 1961 года в Москву прибыл глава итальянского правительства А. Фанфани. Однако тот факт, что эти визиты состоялись, еще не означал коренного поворота в итальянской внешней политике в направлении постоянного и стабильного развития всего комплекса отношений с Советским Союзом. Лишь во второй половине 60-х годов — в самом начале процесса разрядки на международной арене, дальнейшего роста влияния левых сил Италии на формирование внешнеполитического курса страны, а также успешного развития советско-итальянских экономических связей — был заложен необходимый фундамент для качественного сдвига в отношениях между СССР и Италией.

Большое значение для развития советско-итальянских отношений имел первый официальный визит в Италию министра иностранных дел СССР А. А. Громыко в апреле 1966 года. Этот визит не только принес конкретные результаты в области двусторонних отношений, но и привел к определенному сближению позиций по ряду вопросов международной и европейской политики. Выдвинутая социалистическими странами инициатива созыва общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству встретила у итальянских руководителей определенное понимание. Одним из важных результатов визита явилась договоренность о проведении в дальнейшем консультаций по представляющим взаимный интерес проблемам международного положения и двусторонних отношений.

В мае 1967 года Советский Союз с официальным визитом посетил министр иностранных дел Италии А. Фанфани. Это была пятая за семь лет встреча советских и итальянских руководителей на высоком уровне, что свидетельствовало об утверждении практики межправительственных контактов обеих стран.

В 60-е годы в комплексе отношений Советского Союза и Италии наиболее успешно продолжали развиваться экономические отношения. По объему торговли Италия вышла на четвертое место среди западноевропейских торговых партнеров Советского Союза. Италия стала также первой страной «Общего рынка», которая пошла на заключение с Советским Союзом долгосрочного торгового соглашения (1964 г.). Весомым доказательством растущей заинтересованности Италии в расширении экономических отношений с СССР стал ее отказ от дискриминации Советского Союза в области кредитования внешней торговли. В 1962 году Италия одной из первых среди капиталистических стран предоставила СССР долгосрочный кредит. Крупномасштабные и долгосрочные контракты, заключенные с внешнеторговыми организациями СССР, их поддержка итальянским правительством выводили эти соглашения за рамки чисто экономических контактов, подготавливая более заметные перемены и в сфере политических отношений между двумя странами.

Большой импульс углублению всего комплекса советско- итальянских отношений придало подписанное 15 августа 1966 г. соглашение между МВТ СССР и итальянским концерном ФИАТ о сотрудничестве в строительстве Волжского автомобильного завода, явившееся в то время самой крупной сделкой, которую Советский Союз когда-либо заключал с фирмами капиталистических стран.

Во второй половине 60-х годов, в условиях развернувшейся в стране в 1967—1969 годах кампании за выход Италии из НАТО, итальянское правительство было вынуждено сделать больший, чем ранее, акцент на невоенных сторонах деятельности НАТО, в определенной мере отстранившись в рамках блока от диктаторских режимов Португалии и Греции, от попыток протащить в НАТО франкистскую Испанию. Показательными в этом отношении были также расхождения между Италией и США по проблеме Индокитая. Хотя под давлением Вашингтона итальянское правительство и выразило «понимание» действий США во Вьетнаме, однако оно уже в начале американской агрессии разъяснило, что, по мнению Италии, конфликт во Вьетнаме не входит в сферу действий НАТО и Италия не имеет каких-либо обязательств в этом регионе.

Во внешней политике малых капитали-

Внешняя политика малых стических государств Западной Европы

стран Западной Европы t±r\ *

и их отношения с СССР в Г°ДЫ обнаружились новые тенден

ции, хотя степень их проявления и не была одинаковой для нейтральных государств и тех, что входили в НАТО. Остро ощущая необходимость что-то противопоставить силовому диктату крупных империалистических держав, демонстрируя заинтересованность в сохранении мира, они стали показывать определенную самостоятельность и последовательность в защите своих национальных интересов, в том числе и права развивать сотрудничество со странами социализма.

Наиболее ярким примером позитивных сдвигов, имевших место во внешней политике западноевропейских государств, явилась активизация внешнеполитического курса Финляндской Республики — «линии Паасикиви — Кекконена», основой которого является советско-финляндский Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанный 6 апреля 1948 г. и пролонгированный в 1955 и 1970 годах. Этот договор надежно обеспечил независимость и безопасность Финляндии, так же как и безопасность северо-западных границ Советского Союза. Как подчеркнул президент У. К. Кекконен, «обязательство о военном сотрудничестве для отражения агрессии или угрозы агрессии, которое включено в Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, является для Финляндии как бы гарантией на случай возникновения опасности войны, гарантией против войны и за сохранение мира».

Стабильное внешнеполитическое положение позволило Фин ляндии выступить с рядом инициатив, направленных на упрочение мира и безопасности как в скандинавском субрегионе, так и на европейском континенте в целом. В частности, в 1963 году президент У. К. Кекконен выступил с предложением о создании безъядерной зоны на Севере Европы. В июне 1966 года Финляндия первой из западноевропейских стран поддержала предложение социалистических государств о созыве Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Еще через три года правительство этой страны выразило согласие стать его организатором.

Отношения между СССР и Финляндией стали образцом воплощения в жизнь политики мирного сосуществования государств с различным общественным строем.

Существенную активизацию в этот период претерпела и внешнеполитическая деятельность соседней с Финляндией Швеции. Шведская политика традиционного нейтралитета вносит позитивный вклад в упрочение мира и стабильности на европейском Севере. Давая оценку внешнеполитическому курсу своей страны, шведский министр иностранных дел Т. Нильссон отметил, что «политика нейтралитета, проводимая Швецией, никогда не означала — тем более не будет означать в дальнейшем — пассивности». Исходя из этого Швеция поддержала предложение о созыве общеевропейского совещания. Она внесла посильный вклад в ограничение гонки вооружений, активно участвуя с 1962

года в работе Комитета по разоружению в Женеве. Шведское правительство неоднократно и решительно осуждало агрессию американского империализма в Индокитае и в 1969 году первым из правительств капиталистических стран установило дипломатические отношения с Демократической Республикой Вьетнам.

Дальнейшее развитие получили и советско-шведские отношения, особенно в торгово-экономической области. Указывая на позитивное отношение своей страны к расширению и углублению связей с СССР, премьер-министр Швеции У. Пальме подчеркивал, что «хорошие, добрососедские отношения с Советским Союзом для Швеции жизненно важны».

Определенные позитивные сдвиги имели место в это десятилетие во внешней политике тех из Скандинавских стран, которые входили в НАТО. Дания и Норвегия отказались разместить на своей территории иностранные военные базы и ядерное оружие своих «атлантических» партнеров. В первой половине 60-х годов датское, исландское и норвежское правительства отказались от участия в многосторонних ядерных силах НАТО. В 1966 году Дания и Норвегия первыми среди стран Североатлантического союза высказались в поддержку созыва общеевропейского совещания.

В то же время по ряду важных вопросов Дания, Исландия и Норвегия продолжали идти в фарватере агрессивной политики

Североатлантического блока. Так, в 1961 году между Данией и ФРГ было заключено соглашение о создании объединенного датско-западногерманского командования в зоне Балтийских проливов. На территории Исландии и Гренландии были размещены базы американских ВВС. В эти годы участилось проведение на датской и норвежской территориях военных учений и маневров частей и подразделений из многих государств НАТО. Это, естественно, осложняло обстановку на европейском Севере.

В 50—60-е годы имело место упрочение позитивных тенденций во внешней политике малых центральноевропейских государств — Австрии и Швейцарии. Подписание Государственного договора и принятие закона о постоянном нейтралитете в 1955 году содействовали стабилизации международного положения Австрии. Свыше 60 государств мира заявили о признании ими ее постоянного нейтралитета. В знак уважения к внешнеполитическому курсу Австрии в ее столице Вене были размещены штаб-квартиры таких специализированных учреждений ООН, как МАГАТЭ и ЮНИДО. Австрийские контингенты принимали участие в операциях войск ООН по поддержанию мира в различных районах земли. Большим уважением у мирового сообщества пользуется и политика постоянного нейтралитета Швейцарии. Хотя эта страна не стала членом Организации Объединенных Наций, в 60-е годы возросло значение Женевы как одного из двух (наряду с Нью-Йорком) важнейших центров ООН, как места проведения важных международных конференций.

Активизировалась внешнеполитическая деятельность этих центральноевропейских государств. И Австрия, и Швейцария в числе первых поставили свои подписи под Московским договором о запрещении ядерных испытаний в трех средах и Договором о нераспространении ядерного оружия (см. гл. XIX). Правительства обеих стран поддержали идею созыва общеевропейского совещания. Получили существенное развитие связи и контакты обоих центральноевропейских государств, особенно Австрии, с СССР и другими социалистическими государствами. Как Советский Союз, так и Австрия не раз давали высокую оценку советско-австрийским отношениям, их роли в разрядке международной напряженности и укреплении мира в Европе.

Противоборством позитивных и негативных тенденций характеризовалась в эти годы внешняя политика Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, хотя в целом эти страны продолжали оставаться в числе наиболее «дисциплинированных» участниц НАТО. На территории этих стран были размещены базы и другие военные объекты США и ФРГ. Голландское правительство разрешило даже хранение на территории своей страны американского ядерного оружия. В середине 60-х годов после выхода Франции из военной организации НАТО на территорию Бельгии были переведены штаб-квартира постоянного совета НАТО и штаб верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами этого блока, а на территорию Нидерландов — командование объединенных вооруженных сил НАТО в Центральной Европе. По большинству международных вопросов Бельгия, Люксембург и Нидерланды активно поддерживали позицию США и других ведущих держав НАТО.

Вместе с тем в это десятилетие, особенно во второй его половине, во внешней политике и этих западноевропейских стран стали более отчетливыми и некоторые позитивные тенденции. Они нашли отражение в подписании правительствами Бельгии, Нидерландов и Люксембурга разработанных в рамках Комитета по разоружению договоров и соглашений, направленных на ограничение гонки ядерных вооружений. Все эти страны высказались в пользу достижения на европейском континенте разрядки напряженности. В конце 60-х годов наметилось улучшение торговых отношений между странами Бенилюкса и социалистическими государствами.

Сложно развивались отношения Советского Союза с Грецией. На выборах 1963 года реакция в Греции потерпела поражение. Новое правительство «Союза центра» провело ряд прогрессивных мероприятий, в том числе нормализовало отношения с социалистическими странами, заявило о проведении нового более независимого курса в рамках общей политики стран НАТО. Озабоченные таким развитием событий реакционные силы перешли в контрнаступление. В 1967 году в Греции был осуществлен военный переворот. Пришедшая к власти хунта «черных полковников» возобновила враждебную политику по отношению к СССР и взяла курс на дальнейшее превращение страны в плацдарм НАТО и США на Балканах и в Восточном Средиземноморье. В мае 1968 года на острове Крит был открыт новый ракетный полигон НАТО. В том же месяце хунта обратилась к НАТО с просьбой предоставить Греции ядерные фугасы для создания «оборонительного пояса» на границе с Болгарией.

Только с падением в 70-е годы военно-диктаторского режима открылись перспективы улучшения отношений Греции с СССР и другими социалистическими странами.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. История международных отношений и внешней политики СССР, 1917—1987 гг. В 3-х томах. Т. 2, 1945—1970 гг./Под ред. Г. В. Фокеева. — М.: Междунар. отношения.—456 с. — (Московский государственный Ордена Трудового Красного Знамени институт международных отношений МИД СССР). 1987

Еще по теме Отношения СССР с капиталистическими ^странами Европы в 60-е годы:

  1. Отношения СССР с другими капиталистическими государствами Европы
  2. Глава II МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ РАЗВИТЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН В 70—80-е ГОДЫ
  3. ГлаваХ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ РАЗВИТЫХ СТРАН КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ В КОНЦЕ 50-х — 60-е ГОДЫ
  4. Нормализация отношений Советского государства с капиталистическими странами
  5. Борьба социалистических стран в 60-е годы за созыв Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе
  6. § 5. Антифашистская борьба на оккупированных территориях СССР и в странах Европы
  7. Отношения СССР с западноевропейскими государствами во второй половине 70-х и в 80-е годы
  8. Отношения СССР с Турцией, Ираном и Афганистаном в 60-е годы
  9. 1. Борьба СССР, стран социалистического содружества за мир и безопасность в Европе в 50-е — начале 60-х годов
  10. Отношения со странами центральной и Восточной Европы
  11. 3. Отношения СССР со странами Ближнего и Среднего Востока
  12. СССР В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В 30-Е ГОДЫ
  13. Глава 12. СССР И СТРАНЫ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  14. 3. Развитие отношений СССР со странами Латинской Америки
  15. 5.3. ОТНОШЕНИЯ РОССИИ С ВЕДУЩИМИ СТРАНАМИ ЕВРОПЫ
  16. СТРАНЫ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ