<<
>>

Глава III О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, И О ЧЕТЫРЕХ ВИДАХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

Помыслив вещи посредством идей, мы сопоставляем эти идеи; обнаруживая, что одни из них соответствуют ДРУГ другу, а другие — нет, мы связываем их либо разделяем. Это называется утверждать ИЛИ отрицать, а в общем — выносить суждение 29.

Суждение называется также предложением, и нетрудно увидеть, что в нем должно быть два термина: тот, относительно которого что-либо утверждают или отрицают,—его называют субъектом, и тот, который утверждают ИЛИ отрицают,— он называется атрибут или praedicatum.

Но мыслить эти два термина еще недостаточно — надо, чтобы ум связывал их либо разделял. Такое действие нашего ума выражается в речи глаголом есть, или самим по себе — когда мы утверждаем, или с отрицательной частицей — когда мы отрицаем. Например, когда я говорю: Бог есїь справедливый, слово Бог — субъект предложения, справедливый — атрибут, а слово есть выражает действие моего ума, который утверждает, т. е. связывает идеи Бога и справедливого, как соответствующие одна другой. Если же я говорю: Бог не есть несправедливый, то есть в соединении с частицей не обозначает действие, противоположное утверждению, а именно действие отрицания, ибо я рассматриваю эти идеи как несовместимые, поскольку в идее несправедливого содержится нечто противоположное тому, что заключено в идее Бога.

Но хотя всякое предложение необходимо заключает в себе эти трп вещи, тем не менее, как уже было сказано в предыдущей главе, в нем может быть и два слова, и даже одно.

Ибо, желая сделать свою речь более краткой, люди образовали множество слов, которые обозначают вместе и утверждение, т. е. то, что обозначается субстантивным глаголом, и утверждаемый атрибут. Таковы все глаголы, за исключением того, который называют субстантивным; например, Бог существует, т. е. есть существующий; Бог любит людей, т. е. Бог есть любящий людей. Да и субстантивный глагол, когда он стоит один, как, например, когда я говорю: Я мыслю, следовательно, я есмь, уже не является чисто субстантивным, потому что при этом с ним соединяют самый общий из атрибутов — сущее. Ибо я есмь означает я есмь некое сущее, я есмь нечто.

Бывают и такие случаи, когда в одном и том же слове заключены субъект и утверждение, например, в первом и втором лице глаголов, особенно в латинском языке; так, когда я говорю: sum Christianus30, субъект этого предложения — ego, заключенное в sum.

Отсюда явствует, что в латинском языке одно слово образует предложение в первом и втором лице тех глаголов, которые по природе своей уже включают утверждение вместе с атрибутом; например, veni, vidi, vici31 — это три предложения.

Из сказанного нами ясно, что всякое предложение является утвердительным либо отрицательным и что это выражено глаголом, который утверждается либо отрицается.

Между предложениями существует и другое различие, обусловленное их субъектом: они бывают общими, частными или единичными.

Ибо термины, как мы уже сказали в первой части, бывают либо единичными, либо общими и всеобщими.

А общие термины могут быть взяты либо во всем своем объеме — когда их соединяют с общими знаками, выраженными или же подразумеваемыми, такими, как omnis, всякий, для утверждения, nullus, ни один, для отрицания: всякий человек, ни один человек;

либо в неопределенной части своего объема, а именно когда к ним присоединяют слово aliquis, некоторый, например: некоторый человек, некоторые люди, пли же другие слова, в зависимости от того, что принято в данном языке.

Отсюда проистекает существенное различие между предложениями. Когда субъект предложения — общий термин, взятый во всем своем объеме, предложение называется общим независимо от того, является ли оно утвердительным, как, например, Всякий нечестивец безумен, или отрицательным, как, например, Ни один порочный человек не счастлив.

Когда общий термин берется лишь в неопределенной части своего объема, по той причине что он ограничен неопределенным словом некоторый, предложение называется частным независимо от того, содержит ли оно утверждение — например: Некоторый жестокий человек труслив, или же отрицание — например: Некоторый бедный не есть несчастный.

Если же субъект предложения является единичным, как, например, когда я говорю: Людовик XIII взял Ла- Рошель, оно называется единичным.

Но хотя единичное предложение отлично от общего, поскольку его субъект не является общим, оно должно быть отйесено скорее к общим, нежели к частным предложениям; ведь его субъект, именно потому что он единичный, необходимо берется во всем своем объеме, что составляет сущность общего предложения, отличая его от частного.

Ибо для общности предложения неважно, сколь велик объем его субъекта, лишь бы только этот объем, каким бы он ни был, брали весь целиком. Поэ* тому единичные предложения и заменяют в доказательствах общие. Таким образом, все предложения можно свести к четырем видам; для облегчения памяти их обозначили четырьмя гласными: А, Е, I, О.

А. Общеутвердительное — например: Всякий порочный человек есть раб.

Е. Общеотрицательное — Ни один порочный человек не счастлив.

I. Частноутвердительное — Некоторый порочный человек богат.

О. Частноотрицательное — Некоторый порочный человек не богат.

Чтобы их легче было запомнить, придумали два стиха:

Asserit A, negat Е, verum generaliter ambo;

Asserit I, negat 0, sed particulariter ambo32.

Общность или частность предложений принято также называть количеством. Качеством же называют утверждение или отрицание, зависящее от глагола, каковой рассматривается как форма предложения.

Таким образом, А и Е одинаковы по количеству и различны по качеству, и так же I и О.

А и I одинаковы по качеству и различны по количеству; так же Е и О.

Кроме того, предложения в зависимости от своей материи делятся на истинные и ложные. И ясно, что не может быть предложений, не являющихся ни истинными, ни ложными; ибо всякое предложение, поскольку оно выражает составленное нами суждение о вещах, истинно, когда это суждение соответствует действительности, и ложно, когда оно не соответствует действительности.

Но так как нам часто недостает света [разума], чтобы отличить истинное от ложного, то помимо предложений, представляющихся нам несомненно истинными или несомненно ложными, есть и другие — такие, истинность которых для нас не настолько очевидна, чтобы у нас не было опасения, что они ложны, хотя они и кажутся нам истинными, и такие, в ложности которых мы не уверены, хотя они и кажутся нам ложными. Это предложения, называемые вероятными; из них первые являются более, а вторые — менее вероятными. В четвертой части мы рассмотрим, на основании чего мы можем с уверенностью заключить, что предложение истинно.

<< | >>
Источник: А. АРНО, П. НИКОЛЬ. Логика, или Искусство мыслить / М.: Наука. – 417 с. – (Памятники философской мысли).. 1991 {original}

Еще по теме Глава III О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, И О ЧЕТЫРЕХ ВИДАХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ:

  1. Глава V О ПРОСТЫХ И СЛОЖНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ. О ТОМ, ЧТО ЕСТЬ ПРОСТЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ, КОТОРЫЕ КАЖУТСЯ СЛОЖНЫМИ, НО НЕ ОТНОСЯТСЯ К ТАКОВЫМ И МОГУТ БЫТЬ НАЗВАНЫ СОСТАВНЫМИ. О ПРЕДЛОЖЕНИЯХ, СОСТАВНЫХ ПО СВОЕМУ СУБЪЕКТУ ИЛИ АТРИБУТУ
  2. Глава VII! О ПРЕДЛОЖЕНИЯХ, СОСТАВНЫХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ УТВЕРЖДЕНИЯ ИЛИ ОТРИЦАНИЯ, И ОБ ОДНОМ ВИДЕ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ТАКОГО РОДА, НАЗЫВАЕМОМ У ФИЛОСОФОВ МОДАЛЬНЫМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ
  3. Глава IX О РАЗЛИЧНЫХ ВИДАХ СЛОЖНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИИ
  4. Глава VI О ПРИРОДЕ ПРИДАТОЧНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ВХОДЯЩИХ В СОСТАВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  5. Глава XV О ДВУХ ВИДАХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ПОЛУЧИВШИХ БОЛЬШОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ В НАУКАХ,— ДЕЛЕНИИ И ОПРЕДЕЛЕНИИ, И В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ О ДЕЛЕНИИ
  6. 40. * Составить тезис на предложенную тему, обосновать его (до 6-7 предложений).
  7. Глава III О ТОМ, ЧТО СЛЕДУЕТ ВНИМАТЬ СЛОВАМ БОЖИИМ СО СМИРЕНИЕМ, И О ТОМ, ЧТО ЛИШЬ НЕМНОГИЕ ЗАДУМЫВАЮТСЯ НАД НИМИ, КАК ДОЛЖНО
  8. Глава III О ТОМ, ЧТО ИСПОРЧЕННАЯ ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА НЕ ПРОИЗВОДИТ НИЧЕГО, ЧТО НЕ ПОДЛЕЖАЛО БЫ ОСУЖДЕНИЮ
  9. Глава X О ПРЕДЛОЖЕНИЯХ, СЛОЖНЫХ ПО СМЫСЛУ
  10. Глава III О ТОМ, ЧТО ЗНАНИЕ О БОГЕ ОТ ПРИРОДЫ УКОРЕНЕНО В СОЗНАНИИ ЛЮДЕЙ16
  11. Глава XIX О ПРИРОДЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ