<<
>>

ХУЙ-ЮАНЬ

 
Хуй-юань, мирская фамилия Цзя. 334, Лоуфань (совр. уезд Дайсянь пров. Шэньси), — 416. Буд. монах, мыслитель. Одна из гл.
фигур в ранней истории амидаизма, на кит. почве представленного школой цзинту (си. Цзинту-цзун). Известен как «старший Хуй-юань» в отличие от «младшего Хуй-юаня» — буд. мыслителя эпохи Суй (581-618). Сведения о жизни и творчестве содержатся в «Гао сэн чжуань» («Жизнеописания достойных монахов», цз. 6) и позднейших кит. буд. сочинениях. 14 произведений Хуй-юаня полностью или частично вошли в кит. буд. свод «Да цзан цзин» (Трипитака).
Хуй-юань получил традиц. конф. (см. Конфуцианство) образование, увлекался даос. (см. Даосизм) лит-рой. В 20-летнем возрасте встретился с Дао-анем, стал его любимым учеником, знатоком «Праджняпарамита-сутры». По преданию, в буд. проповеди удачно применял цитаты из даос, трактатов, что вызвало одобрение Дао-аня. В 384 (по другой версии, в 381) обосновался в горах Лушань, в монастыре Дуньлинь-сы, вскоре стал влиятельным патриархом буддизма на юге, а его монастырь — крупным центром буд. культуры, известным своими учеными, философами, художниками, поэтами и притягательным и для монахов, и для мирян.

Хуй-юань трансформировал даос, императив «долголетия» (чан шоу) в идею возрождения в «Чистой земле» (цзин ту) будды Амитабхи. В 402 Хуй-юань со своими учениками Лю И-минем, Чжоу Сюй-чжи, Би Инь-чжи, Цзун Бином и др. в храме дал обет перед образом будды Амитабхи всем вместе возродиться в «чистой земле». Всего одновременно с ним обет дали 123 ученика, 18 из них вместе с Хуй-юанем составили организованное им «Об-во белого лотоса» (байлянь-шэ). Среди них были два инд. монаха — Буддхаяшас и Буддхабхадра. Хотя «Об-во белого лотоса» первоначально было представлено монахами-отшельниками, не ведшими проповеди среди мирян, Хуй-юань считается 1-м патриархом вышедшей из об-ва «школы чистой земли» {цзинту-цзун), ставшей одной из самых массовых религ. орг-ций в странах Дальнего Востока; к школе же Хуй-юаня восходит обобщающее наименование крупнейшей средневековой сектантской традиции баилянь-цзяо. Хуй-юань обосновывал необходимость подчинения традиц. морали и социальным нормам, в т.ч. власти отца и государя, для тех, кто живет в миру; но утверждал, что после вступления на буд. путь освобождения от оков бытия законы мира утрачивают свое значение по сравнению с новыми жизненными критериями («Шамэнь бу цзин ванчжэ лунь» — «Суждения/шастра о том, что шрамана не чтут царей»), В переписке с Кум а раджи вой акцентировал проблему истинной «сущности будды» как «тела закона» (дхармакая, кит. фа шэнь); доказывал тождество нирваны и дхармакаи как неизменной «сущности» — лакшана, кит. син [1] («Фа мин лунь» — «Суждения/шастра о сущности дхарм»); отстаивал тезис «о неуничтожимое™ души» (шэнь бу ме) при исчерпании «телесной формы» (син [2]).
Обосновывал буд. учение о воздаянии («Сань бао лунь» — «Суждения/шастра о трояком воздаянии», «Мин бао ин лунь» — «Суждения/шастра об уяснении [идеи] воздаяния»), подчеркивал необходимость практики созерцания (дхья- на, кит. чань\ см. Чань-сюэ), связывая ее с проблемой познания. В поэтич. произведениях — славословиях Будде — широко использовал даос, терминологию и образность, вызвав восхищение у своего современника — знаменитого поэта Се Лин-юня.

* Хуэй-цзяо. Жизнеописания достойных монахов (Гао сэн чжуань) / Пер. М.Е. Ермакова. Т. II. СПб., 2005, с. 69-85, указ. (Хуэй-юань);
Ермаков М.Е. Мир китайского буддизма. СПб., 1994; Поршнева Е.Б. Религиозные движения позднесредневекового Китая: Проблемы идеологии. М., 1991; Щуцкий Ю.К. Даос в буддизме // Восточные записки. Т. 1. Л., 1927; Фан Яи-тянь. Хуй-юань юй ци фосюэ (Хуй-юань и его учение о буддизме). Пекин, 1983; Чжунго фо-цзяо (Китайский буддизм). Т. 2. Пекин, 1989, с. 32-36; Ch'en K.K.S. Buddhism in China: A Historical Survey. Princ., 1964; Chou Hsiang- Kuang. A History of Chinese Buddhism. Allahabad, 1956; Zurcher E. The Buddhist Conquest of China. Vol. 1. Leiden, 1959.
Е.И. Хантаева, AS. Юркевыч

ХУН ЖЭНЬ-ГАНЬ Хун Жэнь-гань, Хун И-цянь (Цянь-и), Хун Цзи-фу. 1822, уезд Хунсянь пров.
gt;* і-
Гуандун, — 1864, Нанкин. Один из ведущих руководителей и идеологов движения тайпинов, двоюродный брат его вождя Хун Сю-цюаня. Подобно последнему, пять раз безуспешно пытался сдать экзамен на низшую ученую степень сю цай. Был учителем в родном уезде Хунсянь. Под влиянием Хун Сю-цюаня крестился и одним из первых примкнул к организованному в 1843 «Об-ву поклонения Богу» (ібайшанди-хуй), к-рое проповедовало китаизированное христианство в противовес офиц. религ. формам конфуцианства, даосизма ^г^Г              и буддизма. После начала Тайпинского восстания (1850-1864), скрываясь от
властей, Хун Жэнь-гань в 1852 бежал в Гонконг, где нашел приют у миссионе- У              ра Т. Хамберга (Т. Hamberg, 1885; см. Хун Сю-цюань).

В апр. 1859 сумел пробраться в Нанкин, ставший столицей тайпинского Небесного гос-ва Великого равновесия (тай пин тянь го) под именем Небесной столицы (Тяньцзин), где получил титул Ганьского князя (Гань-ван) и назначение на пост гл. министра. Летом 1859 подал главе Небесного гос-ва пространную записку с проектом преобразования Китая, к-рая была одобрена Хун Сю- цюанем и как программный документ тайпинов издана под назв. «Цзы чжи синь пянь» («Новое сочинение в помощь правлению»), В том же, 1859 Хун Жэнь-гань произвел реформу календаря и экзамен, системы в тайпинском гос-ве. В 1861 он опубликовал брошюру «Ин цзе гуй чжэнь» («Герои возвращаются к истине»), в к-рой преимущества тайпинской идеологии и практики обосновывались в форме бесед с чиновником — перебежчиком из лагеря правительств, сил. Объектом предлагавшихся Хун Жэнь-ганем реформ стал и лит. яз., к-рый планировалось приблизить к разговорному. Шагом в этом направлении явился подготовленный Хун Жэнь-ганем вместе с др. лидером тайпинов Мэн Ши-юном «Указ о запрешении пустых и вычурных слов» (1861). После самоубийства Хун Сю-цюаня 1 июня 1864 и падения Небесной столицы 19 июля 1864 Хун Жэнь-гань вместе с новым Небесным князем, старшим 16-летним сыном Хун Сю-цюаня отступил на юг, но в октябре был схвачен правительств, войсками и в нояб. 1864 казнен в Наньчане.

В целом мировоззрение Хун Жэнь-ганя носило связанный с христианской догматикой теологии, характер, исходивший из идеи всеведущего, всемогущего и вездесущего Бога. Однако конкретизация образа Бога как Верховного господина (шан ды) обнаруживала в нем черты традиц., прежде всего даос., натурализма. Этот «самоналичествующий» (цзы ю; см. Ю-у) Бог «естественно таков, каков есть» (цзы жань эр жань) и «содержит в себе тьму символов (сян [ /])», подобно дао в «Дао дэ цзине» (§ 11). Соответственно подчиненный ему «путь Неба естествен» (тянь дао чжи цзы жань), и «делам (ши [3]) присуща постоянная изменчивость (бянь [2]). а принципам (ли [1]) присуща исчерпывающая проницаемость (тун [2])».
В своем осн. труде «Новое сочинение в помощь правлению» Хун Жэнь-гань утверждал, что для об-ва «главным является создание [правильных] законов (фа [1]) и подбор [способных] людей. Использование бездарных людей наносит ушерб законам. Неправильные же законы приносят вред людям. Разве можно при этом быть неосторожным? Для того чтобы упомянутые два фактора (выработка законов и использование людей) могли содействовать, а не мешать друг другу, надлежит их уравновесить соответствующим образом в гос. законодательстве. Если попытаться выделить осн. средства достижения этого, их будет примерно три: 1) изменение старых обычаев при помощи новых; 2) изменение старых законов при помощи новых; 3) воспитание людей при помощи наказаний. Помимо всего этого, необходимо также, чтобы тот, в чьих руках находится осуществление перечисленных трех положений, лично заботился об их распространении путем личного примера, искренне стремился внедрить их в жизнь. Тогда низы окажутся столь же послушны тем, кто стоит наверху, как трава послушна ветру, и будут подражать им во всем. В противном же случае новые законы породят новые пороки, к-рые впоследствии будут умножены путем подражания и будут распространяться до тех пор, пока не приведут к открытой смуте».
Раскрывая свой тезис об «изменении старых законов при помощи новых» (и фа фа чжи), Хун Жэнь-гань исходил из убеждения, что «необходимо проведение в жизнь законов сочетать с просвещением и воспитанием», ибо «когда дело воспитания поставлено хорошо, законы ясны всем; когда законы ясны всем, [народу] известно милосердие правителя, и тогда люди вдохновляют друг друга, день ото дня расцветают таланты и добродетели, день ото дня оздоравлива- ются нравы и обычаи».

Будучи одним из наиболее просвещенных вождей тайпинов, Хун Жэнь-гань настаивал на том, что «для гос-ва первично законодательство» (гоцзя и фачжи вэй сянь), к-рое, в свою очередь, должно иметь теснейшую связь с «путем мира и сердцем человека» (ши дао жэнь синь): «Любой закон является одновременно неопределенным и определенным, подвижным, как вода, и твердым, как железо. Он подобен человеч. сердцу (синь [1]), к-рому также свойственны и твердость, и гибкость, подобен делам и событиям, также имеющим свойство быть одновременно определенными и неопределенными. Это лежит в основе трудностей для законодателей, является причиной легкости возникновения пороков. Спрашивается, что следует знать, прежде чем приступить к выработке законов? Прежде всего следует усвоить, что дух закона воплощается в его обшей основе. Эта общая основа должна быть твердой и неизменной. [Конкретное) же содержание закона заключается в его мелких статьях, каждая из к-рых [с течением времени] подлежит уточнениям и изменениям». Из своих знаний о положении дел в Англии, Франции, России и др. странах Запада Хун Жэнь-гань заключил, что хорошее законодательство не только защищает гос-во от правонарушений, преступлений и смуты, но и способствует его усилению и общему процветанию. Призывая перенимать позитивный зап. опыт, кит. мыслитель придавал первостепенное значение социально- политич. функции системы массовых коммуникаций. В связи с этим он выступал за развитие прессы, сети почтовых станций, сухопутного и водного транспорта, дорожного строительства и т.п. О той выдающейся роли, к-рую Хун Жэнь-гань отводил передаче информации в системе властных отношений,
свидетельствует первый же пункт предлагавшихся им конкретных мероприятий: «Вся власть в отношении великого и малого, сверху донизу должна быть единой. И двор, и народ должны одинаково уважать ее, и она должна доходить до народа. Мнение народных низов должно доходить до людей, стоящих наверху, чтобы между верхами и низами установилось взаимное понимание и были устранены те, кто ставит этому преграды и занимается злоупотреблениями. Самым лучшим средством для достижения этого является орг-ция продажи газет и установление яшиков для тайной подачи прошений». Более того, эту стихийную информ. службу тайпинский законотворец решил укрепить введением особого надзорного института: «Следует в каждой провинции назначить чиновника-корреспондента, к-рый будет исполнять свои обязанности, не пользуясь администр. властью. Такой чиновник должен быть человеком честным и справедливым- Он не будет подчинен местным властям, так же как не будет иметь никакой власти в отношении местных должностных лиц. Местные власти не будут иметь права ни взыскивать с него [за служебные упущения], ни награждать [за те или иные заслуги]. Обязанность чиновника- корреспондента будет заключаться в собирании сведений из газет как внутр., так и внеш., имеющих издательский штамп, и доведении всех интересных сообщений до высочайшего сведения. Когда это осуществится, все предатели будут пребывать в постоянном страхе, в то время как чистые помыслы людей станут известны всем. Тогда и мысли добродетельные, равно как и мысли преступные, не смогут укрыться от обществ, суда. Разве не приведет это к торжеству добродетели и всеобщего спокойствия в Поднебесной?» Для достижения последней цели Хун Жэнь-гань предлагал провести ряд репрессивных мер: запретить употребление опиума, вина и табака; закрыть буд. и даос, монастыри, вернуть к мирской жизни монахов, а их книги сжечь; упразднить уличные зрелища, буд. посты и даос, церемонии; положить конец деятельности гадалыциков-геомантов; искоренить «вредные», т.е. нерегла- ментированные властью, учения.
Эффективность администр. контроля на низовом уровне в этом военно- крестьянском гос-ве Хун Жэнь-гань полагал обеспечить учреждением должности сельского старосты, выполняющего функцию судьи и распоряжающегося солдатами сельской стражи.
Наряду с другими гуманными предложениями, вроде запрета родителям топить своих детей и продавать их в рабство, он подверг ревизии кит. правовую традицию коллективной, в частности семейной, ответственности предписанием «строго различать отношение к преступнику и к его семье». Признавая, что из-за своей ксенофобии Китай «уподобился тяжелобольному, у к-рого произошла закупорка кровеносных сосудов и в организме прекратилось кровообращение», Хун Жэнь-гань верил в спасительную силу христианства и считал, что для оздоровления страны «вначале нужно осуществлять воспитание людей при помощи десяти заповедей и лишь потом прибегать к помощи гос. законов». Однако традиц. этатизм ярко проявился в его стремлении доказать, что такая высшая мера наказания, как публичная смертная казнь через повешение, совместима с выполнением священной заповеди «не убий»: «Тянь-ван является наместником Небесного отца; он получил приказ на управление людьми на земле. Когда подданные нарушают закон, тот, кто стоит наверху, не может не наказывать их. Ясно, т.о., что тех, кто приговорен к смертной казни, лишают жизни не люди, а они сами связывают свои руки веревкой и требуют, чтобы Небесный отец наказал их». Основное историч. значение творчества Хун Жэнь-ганя в том, что он одним из первых в Китае разработал относительно целостную программу перевода страны на принципиально иной вестернизированный (капиталистический) путь развития.

* Избранные произведения прогрессивных китайских мыслителей нового времени (1840-1898). М., 1961; ** Белелюбский Ф.Б. Замысел преобразования Китая в программе Хун Жэньганя // Страны Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. М., 1969, с. 5-14; он же. Произведе- ниє вождя тайпинов Хун Жэнъганя «Новое сочинение в помошъ управлению». М., 1976; он же. Табуированные иероглифы тайпинов: к датировке текста произведения Хун Жэньганя «Новое сочинение в помощь управлению» // Востоковедение и мировая культура. М.. 1998, с. 178-184; Илюшечкин В.П. Крестьянская война тайпинов. М., 1967, с. 237-248 и сл.; Кобзев A.M. Философия китайского неоконфуцианства. М., 2002, с. 451-455; Новая история Китая. М., 1972; Тайнинское восстание. М., 1960.

A.M. Кобзев
<< | >>
Источник: М.Л. Титаренко, А.И. Кобзев, А.Е. Лукьянов. Духовная культура Китая КИТАЯ. 2006

Еще по теме ХУЙ-ЮАНЬ:

  1. ХУЙ-НЭН
  2. кан сэн-хуй
  3. ЯНЬ ЮАНЬ
  4. ЛЮ ЦЗУН-ЮАНЬ
  5. ЛУ ЦЗЮ-ЮАНЬ
  6. ДИНАСТИЯ ЮАНЬ И ЕЕ УПАДОК
  7. Тибет во времена правления в Китае династии Юань
  8. САНЬ ДИ ЮАНЬ ЖУН
  9. ЦЗЯН вэй-цяо »
  10. ХЭ СИНЬ-ИНЬ
  11. САНЬ ЦЗЯО
  12. ТЯНЬТАЙ-ЦЗУН
  13. Конференция в Симле 1913-1914 гг.
  14. ЛЮ сян
  15. КИТАЙ
  16. ПРОФИЛОСОФИЯ
  17. ВА] СЮАНЬ
  18. СУНЬ ЯТ-СЕН